Анализ хозяйственных и общественных отношений древних франков во времена «Салической правды»

Введение

Актуальность темы.

Исследование общественного ихозяйственного строя древних франков по данным «Салической правды» очень важно.Источник отражает обычаи народа, недавно переселившегося в сравнительно слабороманизированные части Галлии, и поэтому сохранившего в более чистом виде нормысвоей жизни. Римское влияние сказалось здесь гораздо меньше, чем в другихварварских Правдах. Это позволяет более точно проследить изменения,произошедшие в обществе древних германцев со времен Цезаря и Тацита дообразования государства у древних франков. Вместе с тем, более поздние кодексы«Салической правды» отличаются от более ранних, т.к. отражают новый этап вразвитии общества. Сравнивая кодексы, составленные в разное время, мы можемсудить о том, как изменялись материальные условия жизни франков, изучитьпереходной период от первообщинного строя к феодальному.

Цель исследования.

Анализ хозяйственных и общественныхотношений древних франков во времена «Салической правды».

Задачи исследования.

Задачами нашего исследованияявляется: 1) рассмотреть основные отрасли хозяйства и общественное развитиедревних франков по данным «Салической правды»; 2) выявить, какие измененияпроизошли в экономическом и общественном строе германцев со времен Цезаря иТацита до времен «Салической правды»; 3) проследить разложение родового строя,эволюцию общины и формы собственности у салических франков.

Хронологические рамки исследования.

Хронологические рамки нашегоисследования охватывают период с начала VI по IXвека – время создания, редактирования и действия «Салической правды».

Территориальные рамки исследования.

Объединенное Франкское королевствосалических (приморских) франков на территории северной Галлии.

Объект исследования.

Общественный и хозяйственный стройдревних франков по данным «Салической правды».

Предмет исследования.

Основные виды хозяйственнойдеятельности, община, виды и формы собственности, категории населения и ихправовое положение во Франкском королевстве по данным «Салической правды».

Методы исследования.

Анализ исторических источников иимеющейся отечественной литературы.

Степень научной разработанности.

К настоящему времени тема данногоисследования тщательно разработана. Особенно активно она обсуждалась всоветское время и была предметом острых научных дискуссий. Большое вниманиеизучению «Салической правды» как источника, характеризующего хозяйственный иобщественный строй древних франков, уделяли Н.П. Грацианский, А.И. Неусыхин,А.Я. Гуревич, Ф.Я. Полянский, которые являются ведущими специалистами поданному вопросу. Также много работ посвятила этой теме Г.М. Данилова, хотя еемнение не во всем совпадает с мнением вышеназванных специалистов (в частности,дискуссия о раннефеодальном государстве).

Н.П. Грацианский в сборнике статей«Из социально-экономической истории западноевропейского средневековья» подробнорассматривает «Салическую правду» как источник, толкование в судебнике термина villa, виды материальных взысканий. А.Я.Гуревич в работе «Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе» помогаетпроследить разложение родового строя у варваров, развитии индивидуальности угерманцев. Ф.Я. Полянский в своей работе «Экономическая история зарубежныхстран» дает характеристику социально-экономического и общественного строягерманцев эпохи Цезаря и Тацита и франков времен «Салической правды». А.И.Неусыхин в книге «Проблемы европейского феодализма» подробно характеризуетпонятия «свобода» и «собственность» в варварском обществе по «Салическойправде», дает детальные характеристики категориям свободного и зависимогонаселения франкского общества. Данилова Г.М. в своей работе «Проблемы генезисафеодализма у славян и германцев» дает сравнительный анализ франкских,древнерусских, хорватских, сербских и польских источников (свободное население,рабы и др.). Много интересной информации по теме содержится в книге «Историякрестьянства в Европе. Эпоха феодализма» в 3-х томах: аграрный строй варваров,эволюция общины, формирование крепостной зависимости крестьян и т.д. Висследовании также была использована энциклопедия «Всемирная история» А.Н. Бадак,И.Е. Войнич 2001 года выпуска, Т 7, в которой дана общая характеристикафранкского общества во времена «Салической правды».

Источники.

«Салическая правда» («Lex Salica») принадлежит к числу варварских Правд – сборников,фиксирующих старинное обычное право варварских народов (вестготов, бургундов,саксов, баваров и других германских племен). Как частичная запись обычаевсалических франков, она была редактирована по почину верховной власти, посоображениям государственной выгоды, причем редактирована со слов старейшихпредставителей племени. Место возникновения Правды – объединенное Франкскоекоролевство, распространившееся за Луару.[1]

По мнению некоторых исследователей,древнейший, не дошедший до нас текст «Салической правды» был написан нагерманском языке, а дошедший до нас латинский текст – простой перевод текстагерманского. Но Грацианский считает, что Правда уже первоначально быларедактирована письменно именно на латыни.[2]

«Салическая правда», как известно изтрадиции памятника, «жила» около 400 лет (т.е. с начала VI века по IX век). Много раз за это время она переписывалась,дополнялась, видоизменялась. «Салическая правда» представлена в 358 списках,которые научная традиция памятника разбила на 5 групп, или «семей».

Наиболее ранней из дошедших до нас«семей» рукописей «Lex Salica» является I «семья», от которой сохранились четыре рукописи. Самаяранняя из ранних рукописей этой «семьи», дошедшая до нас, — рукопись «Paris 4404» — служит в научной традицииисходным моментом исследования. С ней сравниваются тексты других рукописей издругих «семей» (II, III, IV, V). Сравниваяболее поздние тексты с рукописью «Paris 4404», можно проследить изменения, происходившие в обществе иотразившиеся в тексте.[3]

«Салическая правда» записана пораспоряжению государственной власти, которая еще была не в состоянии уничтожитьобычаи, возникшие в период родового строя, но она вносит в судебник и новыеправовые постановления, отражающие интересы все более усилившейся франкскойзнати. Поэтому «Салическая правда» является важным источником, который даетвозможность изучить переходный период от первобытнообщинного строя кфеодальному.

Наиболее полно в ней отраженыархаические отношения, существовавшие у франков в период, предшествовавший завоеваниюГаллии (родоплеменной строй в последней стадии его разложения, т.е. этапразвития, следующий за тем, который переживали древние германцы эпохи Тацита) ислабо отражена жизнь и правовое положение галло-римского населения.

При изучении судебника возникаютбольшие трудности, т.к. этот источник юридического характера, многие стороныжизни франков в нем не освещены. Формулировки лаконичны и подчас неясны.Структура «Правды» хаотична, перечисление серьезных и незначительныхпреступлений, полагающихся за них штрафов и вергельдов, лишенопоследовательности. В ряде случаев один и тот же термин имеет разное содержание:например, термин «вилла» где означает деревню, а где – дом общинника.[4]«Однако такая казуистичность правды, при отсутствии в ней общих законодательныхнорм, иногда способна обрисовать даже мелкие черты быта франкского общества».[5]

Т.о., Правда имеет исключительнуюценность, как источник по истории франкского общества.

1. Хозяйство древних франков поданным «Салической правды»

Социально-экономическое развитиегерманских племен в ближайшие столетия(II-V вв.) после Тацитапочти не оставило следа в документах; только археологические раскопки свидетельствуюто том, что в эту пору их материальная культура стала богаче и были достигнутызначительные успехи в обработке железа, гончарном искусстве (освоениегончарного круга) и т.д. Но когда в процессе падения Западной Римской империивозникли варварские королевства, то началась кодификация обычного правагерманских племен, ускоренная их столкновениями с прежним населением римскихпровинций и обострением социальных противоречий среди самих завоевателей. Врезультате этого возникли так называемые «правды» (вестготская, бургундская,салическая, рипуарская, баварская, саксонская), являвшиеся сборниками обычногоправа. Составлены они были весьма примитивно и представляли собой простойперечень штрафов за всякого рода преступления. Тем не менее, они очень яркорисуют социально-экономические отношения эпохи.

Франки селились на заброшеннойгалло-римской территории, среди больших лесных массивов, где очень редкопопадалось местное население. Уже одно то обстоятельство, что франки не брали впротивоположность другим освоившимся на римской территории варваров, землю уместного населения, говорит о земных просторах между нижним Рейном и Соммою.[6]Обилие пустых земель и лесов налагало печать на все хозяйство, приливавших отРейна франкских поселенцев, сообщая своеобразный характер и их скотоводству иих земледелию (например, скот часто ходил по воле без пастуха, садовые деревьясажались в открытом поле).

«После расселения в завоеванныхпровинциях Римской империи рядовые свободные германские соплеменники сталипревращаться в крестьян. Несмотря на то, что и на старых местах жительства онис давних времен занимались оседлым земледелием и скотоводством,непосредственными производителями, поглощенными хозяйством, они еще неявлялись. Ибо наряду с хозяйственной деятельностью они вели жизнь воинов,принимали участие в управлении и суде».[7]Сколь разителен контраст, по сравнению с тем, что выступает на первый план вдревнейших записях обычного права германцев – варварских Правдах. Главноесодержание Судебников – охрана имущества и личной неприкосновенности хозяев, ихусадеб, домов, скота и др.

Что касается форм поселения франкскихпришельцев, то наши сведения об этом недостаточны. А.Р. Корсунский в своейработе так описывает единственную известную меровингскую деревню во Франции:«Она состоит из 30 раскопанных землянок, из которых лишь четыре относятся ковремени до середины VI века. Примернооколо 700 г. поселение было покинуто. Рядом с некоторыми землянками былинайдены ямы для отбросов. Не все строения были жилыми, некоторые служилиремесленными мастерскими… Деревня соприкасалась с развалинами строениягалло-римского времени. При одной землянке обнаружен водосток; глубина уходящейв землю части жилища доходит до 65 см. Среди найденной керамики есть остатки,изготовленной на гончарном круге, и ручные изделия. Самая большая землянказанимала 17,4 кв. м., средняя величина землянок составляет около 7,45 кв. м.Средняя глубина пола достигала 21 см. Все землянки построены в направлении свостока на запад. Поскольку менее чем в четырех километрах находилсямеровингский королевский пфальц Витри-ан-Артуа, археолог, производившийраскопки, предполагает, что жителей Бребьера связывали с этой королевскойрезиденцией тесные хозяйственные и социальные отношения. Исследования костей,найденных в землянках и ямах для отбросов, показали наличие 96,1% костейдомашних животных и 3,9% костей диких животных. Преобладают свиньи (39,26%),затем следуют крупный рогатый скот, овцы, куры, лошади и козы. Остатки зерна ненайдены».[8]Судя по тому, что главное содержание «Салической правды» — охрана имущества иличной неприкосновенности домохозяйств, их усадеб, домов, скота, можно сделатьвывод, что средоточием хозяйственной и социальной жизни франков являласьусадьба и дом.

После завоевания франками территорииГаллии в жизни франкского общества большую роль стали играть римские порядки.Это следует из анализа «Салической правды» и хроник. Попав в новые, болееблагоприятные климатические и почвенные условия Галлии, германцы нашли тамлучшие сельскохозяйственные орудия и методы обработки земли, новые сорта злакови овощей, фруктов. Они нашли в Галлии водяные мельницы, римские дороги иводопроводы, разнообразные приспособления для работы на виноградниках, прессыдля вина и масла. Они усвоили прогрессивные методы обработки земли:многократную пахоту, прополку хлебов, обмолот цепами. Они улучшили качествосвоего скота, получили вьючных животных – мулов и ослов. Животноводствоподнялось на более высокий уровень.[9]

И вместе с тем «…вторжения варварскихнародов на территорию Римской империи открыли качественно новую эпоху всоциально-экономической истории Европы…Новые формы поселений, новые типы полейи системы обработки почвы, главное же — иной характер социальных отношенийрешительно отделяют древнегерманских скотоводов, земледельцев и воинов, членовварварского общества, от формирующегося крестьянства раннего средневековья».[10]

Подробно экономический стройфранкского королевства на рубеже V-VI вв. прекрасно показывает «Салическаяправда», которая имеет значение необычайно ценного исторического документа,показывающего хозяйственную жизнь эпохи.

Она свидетельствует, что франки в товремя были земледельцами и их агрикультура, как отмечает Полянский Ф.Я., стоялана довольно высоком уровне.[11]Правда франки занимались и охотой, причем у них имелись охотничьи собаки, закражу которых платился штраф в 15 солидов.[12]Так же у них процветало экстенсивное скотоводство, особенно свиноводство. Стадасвиней оставались круглый год в лесах на подножном корму. Часто дичали, и запоросятами приходилось охотиться как за обыкновенными кабанами. Их частоворовали, и потому уже начальные статьи «Салической правды» даваликлассификацию поросят всех возрастов и категорий, определяя штрафы за иххищения.[13]Охрана таких стад была делом первостепенной важности, и для этого пастухииспользовали особых собак. Существовало и стойловое содержание свиней, причемза похищение поросенка из хлева взимался в три раза более значительный штраф(45 солидов), чем за похищение из стада. Если же кто-либо поджигал хлев снаходящимися в нем поросятами, то штраф увеличивался до 63 солидов.

«Салическая правда» охраняет крупныйрогатый скот, угрожая за хищение теленка-сосунка штрафом в 3 солида, упряжнойлошади – в 45 солидов, жеребой кобылы – 30 солидов.[14]«Даже в тех статьях, которые говорят о потравах, прежде всего защищаютсяинтересы скотоводства, именно запрещается «бить до изувечения» животных,зашедших на чужие нивы. Разрешается лишь загнать этих животных и взять штраф запотраву»[15].Франки держали также в большом количестве и мелкий рогатый скот (овец, коз) иразные виды домашней птицы (куриц, журавлей, домашних лебедей, гусей, голубей).Пастбищное хозяйство основывалось на использовании лесных пастбищ. В рядекоролевских доменов, например в Трире, Туре, в области Леман и Бордо занималиськоневодством.

Судебник охраняет луга от потравы(штраф 15 солидов) и таким же штрафом наказывает хищение чужого урожая. Этосвидетельствует о том, что обычное земледельческое хозяйство в эту пору имелодля франков важное значение. Население было оседлым и земледельческим, какотмечает Полянский Ф.Я., существовала двухпольная, переложная и огневая системыиспользования земли.[16]Трехполье зафиксировано в документах VIII и IX вв., но и тогда оно еще не получиловсеобщего распространения. Корсунский в своей работе пишет: «В областисалических франков в VIвеке была распространена еще простая соха, употреблялся также плуг с особымлемехом, который не переворачивал пласты земли. Однако с распространениемкультуры ржи входит в обиход плуг, переворачивающий пласты земли».[17]В сельском хозяйстве использовались различные виды рабочего скота: быки, мулы,ослы. Обычными стали двух- ил трехкратная вспашка, бороньба, прополка посевов,вместо ручных начали применятся водяные мельницы. Во времена «Салическойправды» сеялись обычные для Западной Европы злаки (полба, пшеница, ячмень) итакие ценные растения, как бобы, горох, лен. Урожаи хлеба были богатыми. Его сполей франки увозили на телегах, в которых впрягали лошадей. При доме каждогофранкского крестьянина имелись хозяйственные постройки. Существовалиспециальные амбары для хранения хлеба, и их поджог карался крупным штрафом в 63солида.[18]Закражу хлеба с мельницы также был установлен штраф в 15 солидов.[19]

Предписания «Салической правды»,карающие порчу яблонь, свидетельствуют о развитии садоводства; при этом порчаяблони в саду наказывалась в три раза более значительным штрафом, чемуничтожение плодового дерева во дворе или вне его. Следовательно, иной разяблони высаживались даже в открытом поле, и в таком случае садоводствооказывалось крайне примитивным. Выращивали также груши. Помимо этого, у франковимелись виноградники, охраняемые предписаниями «Салической правды».[20]Из нее мы также узнаем о существовании пчеловодства.[21]Активно возделывались огороды.

Достойно внимания, что «Салическаяправда» засвидетельствовала полное господство аграрных форм хозяйственнойжизни. Она ничего не говорит о городах и торговле. В ее предписаниях все времяречь идет о деревне и сельском хозяйстве. Она свидетельствует о том, чторемесленники в ту пору были большой редкостью и высоко ценились. Так, согласно10 статье, за похищение рабыни взимался штраф в 35 солидов, но штраф достигал85 солидов, если кто-либо похищал кузнеца, плотника. Следовательно,рабы-ремесленники, равно как и специалисты-виноградари, считались более ценнымимуществом. Чем обыкновенные рабы, и охранялись законом более строго.[22]В деревне господствовало натуральное хозяйство, ремесло не отделилось отсельского хозяйства. В Меровингском королевстве, особенно при Хильперике иХлодвиге, обращение денег было очень невелико. В торговле и для составлениякладов пользовались восточноримскими монетами (солидами, семиссами итремиссами).[23]

Т.о., со времен Цезаря и Тацита германскиеплемена достигли значительных успехов в области агрикультуры. Если Цезарь, а заним и Тацит утверждают о крайней примитивности агрикультуры древних германцев,то «Салическая правда» сообщает нам, что агрикультура франков стояла надовольно высоком уровне. Появляются такие отрасли хозяйства, как садоводство иогородничество, виноградничество и пчеловодство. Животноводство также поднялосьна более высокий уровень. При обработке земли начинают использоваться такиесельскохозяйственные орудия как плуг с железным лемехом, различные видырабочего скота. Тем самым были сделаны материальные предпосылки для дальнейшегосоциально-экономического развития франкского общества. Франки унаследовалинекоторые достижения римской агрикультуры.

2. Общественное развитие франкскогообщества по данным «Салической правды»

 

2.1 Общинный строй, формысобственности

«Салическая правда» дает вполнеопределенные показания и об общинном строе франкского королевства. Онасвидетельствует о том, что у франков на рубеже V-VI века ещесохранились пережитки родового строя. В случае убийства свободного франка егосородичи делили между собою половину вергельда (штраф за убийство). Сородичивыступали соприсяжниками, когда нужно было давать очистительную клятву воправдание кого-либо из рода. Более того, франкам приходилось расплачиваться запреступления своих сородичей, и если преступник не мог сам уплатить вергельда,то выставлял 12 соприсяжников в подтверждение своей бедности, а затем созывалсвоих родственников (трех по матери и трех по отцу). Проделав позорнуюпроцедуру бросания горсти земли через свое плечо и перепрыгивания черезизгородь (босым, в одной рубашке, сколом в руке), он тем самым обязывалсобравшихся сородичей внести по крайней мере половину подлежащего уплатевергельда. Поэтому обязанности сородича иногда оказывались весьмаобременительными, и многие стремились от них освободиться. Процедура выхода изрода состояла в том, что франк должен был в суде перед лицом тунгина (старосты)сломать над головой три палки и разбросать их обломки в четыре стороны. Послеэтого его считали отрекшимся от своих сородичей. Он уже не участвовал внаследовании их имущества и в получении вергельда за убийство кого-либо из них,а его собственное имущество после его смерти поступало в казну.[24]

Эти пережитки родового строя весьмахарактерны для тех социально-экономических отношений, в которых находилосьобщество «Салической правды» на рубеже V-VI веков.

Особенно важными являются прямыесвидетельства о существовании у франков той поры общинного землевладения,причем свободный человек являлся членом формирующейся общины-марки и эта общинабыла еще свободная. Знаменитый 45 параграф ее гласит: «Если кто-нибудь захочетпереселиться в виллу к другому, и если один или несколько из жителей виллызахотят принять его, но найдется хотя бы один, который воспротивитсяпереселению, он не будет иметь права там поселиться».[25]При нежелании покинуть занятую землю поселенец теряет результаты своего труда исверх того присуждается к уплате штрафа. Даже за простое приглашениепереселенцев в деревню, без предварительного согласия ее жителей, грозилкрупный штраф. Но также прямо сказано, что если хоть один член общины будетпротив, то чужак не сможет в общине поселиться, что говорит о наличии свободнойобщины. Только получив специальную грамоту от короля и предъявив эту грамоту впубличном собрании, переселенец мог поселиться на общинной земле вопреки требованиямобщинников об его удалении.

Значит верховное право на землю«Салическая правда» признавала за общиной, и лишь вмешательство королевскойвласти могло нарушить это право. В этот период у франков существует вполнеразвитая частная собственность на движимое имущество. Но такой собственности наземлю, за исключением приусадебных участков, «Салическая правда» еще не знает.Дома и приусадебные участки находились в индивидуальной собственности отдельныхбольших или малых семей. Индивидуально-семейная собственность на землю уфранков в конце V и в VI веке только зарождалась. «Салическаяправда» устанавливала ограничения в наследовании земельных наделов.

В статье 59 указывалось, что«земельное наследство ни в коем случае женщине не должно доставаться, но всяземля пусть поступает мужскому полу», т.е. братьям.[26]Ведь женщина могла выйти замуж за человека, живущего в другой деревне, и тогдапотребовалась бы продажа земельного надела или передача его кому-либопостороннему, чужаку, с точки зрения общины. Община претендовала на то, чтобыземля не выпала из сферы ее влияния. При отсутствии сыновей у крестьянина егонадел поступал, видимо, в распоряжение общины, так как позднее, во второйполовине VI века, понадобился специальный эдикт(закон) короля Хильпериха для отмены наследственных прав общинников на землюкрестьянина, не оставившего сыновей после своей смерти. В таком случае, заявлялэдикт Хильперха, земля должна была поступать в распоряжение дочерейкрестьянина, но «не соседей» (non vicini).[27]

Не случайно поэтому, согласнопредписаниям 46 статьи «Салической правды» передача имущества должна былапроизводиться публичным порядком, в судебном собрании, в присутствиипредставителя местной власти (тунгина), при участии трех свидетелей и свыполнением специальных процедур.

Т.о., согласно титулу Правды «Обаллодах», земельное наследство в отличие от движимого имущества (оно моглосвободно переходить по наследству или передаваться в дар) наследовалось толькопо мужской линии. Общинные леса находились в нераздельном пользовании крестьян,и простая пометка на дереве давала крестьянину право на его использование. Толькочерез год такая пометка теряла значение, и «если кто-нибудь осмелится взятьдерево, помеченное более года тому назад, в этом нет никакой вины».[28]

О существовании общинных пастбищ«Салическая правда» также говорит вполне определенно, угрожая штрафом в 45солидов за кражу быка, являющегося вожаком стада, причем, если «бык этотодновременно обслуживал коров двух деревень, вор уплачивал трижды 45 солидов».Значит, нераздельные пастбища могли оставаться в пользовании несколькихдеревень, что исключало, конечно, частную собственность на них. «Салическаяправда» допускает выпас скота большими стадами, до 40 голов (овец) и даже 60голов (свиней). Характерно, что за кражу всего стада из 25 свиней она угрожалатаким же штрафом в 63 солида, как и за похищение части более крупного стада,если при этом в руках владельцев еще останутся некоторые животные.[29]Значит, все стадо как целое защищалось энергичнее, чем его часть, даже если этачасть была больше похищенного стада.

В конце VI века под воздействием процесса имущественного расслоения иослабления родовых связей наследственный надел свободных франков превращается виндивидуальную, отчуждаемую земельную собственность отдельных малых семей –аллод. Раннее, в «Салической правде», этим термином обозначалось всякоенаследство: применительно к движимости аллод понимался как собственность, ноприменительно к земле – только как наследственный надел. Но в эдикте короляХильперика во изменение главы «Салической правды» «Об аллодах», как уже былосказано выше, было установлено, что в случае отсутствия сына землю могутнаследовать дочь, брат или сестра умершего, но не «соседи» (община).

Т.е., все, что дает в своих титулах«Салическая правда» о древних франках, является типичным для переходного этапаот «земледельческой» общины к германской общине-марке. Положение свободногофранка – как бы исходное положение свободного германского общинника. Егосвобода и независимость еще ничем и никем не ущемлены, хотя наметки этихущемлений в будущем «Салическая правда» показывает (поддержка составителямизакона мигранса, введение в текст титула «О желающих отказаться от родства»,вселение в общину «по приказу короля» и т.д.).

С течением времени и с развитиемфеодализации положение общинников стало несколько меняться. Сначала этопроисходило почти незаметно. Например, «Рипуарская правда», очень близкая повремени составления к «Салической правде», показала в своих титулах, что правособственности на лес у общины уже оспаривается королем и другими лицами. Вдругих «Правдах» германцев это ущемление свободной общины и общинников будетощущаться еще сильнее (чем позднее составлена «Правда», тем сильнее).[30]

Народные Правды возникают в тотпериод развития «традиционного» общества германцев, когда оно переживалосостояние дезинтеграции, перестраивалось на новой основе и когда разрушалисьорганические коллективы, посредством которых в него «включался» каждый индивид.Окончательное разрушение рода, распад большой семьи, перестройка общины изземледельческой в соседскую, переход от племенного устройства ктерриториальному – все это показатели далеко зашедшего процесса ослабления техячеек, которыми прежде поглощался отдельный человек.[31]Титул «Салической правды» «О желающем отказаться от родства» говорит о процессевыделения индивида в группе. Вряд ли здесь имеется в виду только разрывиндивида со всеми и всякими родственниками, как говорилось выше: скорее нужнопредположить выделение индивидуальной семьи из большой семьи, обусловленноекакими-то материальными причинами (например, нежеланием богатого человекаподдерживать бессмысленную для него и обременительную связь с беднымиродственниками), а может быть и распрей. Но и разрыв традиционных связейпроизводился в традиционной ритуальной форме (разламывание над головой ольховыхпалок мерою в локоть и разбрасывание их в четыре стороны), причем опять-таки впубличном собрании и в присутствии тунгина.

Обилие в Правде многочисленныхпредписаний, устанавливающие кары за различные преступления не может не удивлять,- перед нами судебник, которым пользовались при разборе дел о правонарушениях.Конечно, правомерно видеть в некоторых из этих постановлений отражение ростанеравенства в обществе, обнищание части ее членов и стремление возвысившейся ибогатевшей другой ее части поставить свою собственность под защиту закона. Нонекоторые проступки, упоминаемые в судебнике, можно истолковать как проявлениепротиворечия между индивидуальным поведением и нормами права. Тем самым здесьмогло выразится сопротивление всепоглощающему конформизму «традиционного»общества, объективный, может быть не во всех случаях осознанный протест,который сам по себе свидетельствовал об ослаблении скреплявших это обществосвязей.[32]

Речь идет о переходе от однойобщественной системы к другой, следовательно, и от одного способа «сочленения»индивидов в общество, характерного для родового строя с его органическими,естественно сложившимися коллективами, к иному способу подчинения человекасоциальному целому, который станет специфичным для феодального общества. Иболюди, выходившие из разрушавшихся родовых групп, включались в новые социальныеячейки – общины, соседства.

Основными микроструктурамиварварского общества были семья и другие родственные группы. Семья в этомобществе имела свои особенности. То была большая семья (домовая община),состоявшая из ближайших сородичей трех поколений, совместно живших и ведшиходно хозяйство. В ее оболочке, а отчасти уже и вне ее, существовала малаясемья, постепенно выделявшаяся из домовой общины, но далеко еще необособившаяся от нее полностью. Структура семьи-домохозяйства отличаласьсложностью и разнородностью состава. В нее входили не одни только ближайшиеродственники, происходившие от одного отца; наряду с ними мы найдем в ней и иныхсородичей и свойственников, нахлебников и зависимых людей, рабов. Естественно,что среди домочадцев не было равенства и роль их в хозяйстве была весьманеодинаковой. Элементы отношений эксплуатации можно обнаружить в пределахбольшой семьи не только в связи с наличием в ней рабов, но и внутри кругародственников. В частности, немалую роль в крупных домохозяйствах игралинезаконные дети, рожденные от наложниц и рабынь: не имея почти никаких прав,они использовались в качестве рабочей силы.

Семья в любой форме, большая илималая, представляла важнейшую реальную социальную группу, в которую входилиндивид. Но наряду с семьей сохранялись и иные группы, строившиеся народственной основе, в которых протекала жизнедеятельность членов общества.Наряду с родственными коллективами существовали коллективы, имевшиетерриториальную основу. К их числу следует причислить общину. «Земледельческая»община, опиравшаяся на коллективное землевладение, трансформировалась в общинусоседскую – марку, представлявшую собой совокупность отдельных самостоятельныхдомохозяйств. Германская община была внутренне противоречивым коллективом сярко выраженными центробежными тенденциями и антогонизмами. Мелкоепроизводство, цементировавшее семьи, обособляло их друг от друга. Тем не менероль общины в социальной структуре была очень значительна. Помимо пользованияугодьями соседей-общинников объединяли общие интересы самозащиты и поддержанияправопорядка, отправление культа и празднества. К территориальным группамотносились также округа управления и суда – сотни, области и т.п.[33]

Т.о., община в доклассовом обществепрошла три стадии развития: 1) родовая или кровнородственная община, основаннаяна совместном ведении хозяйства и совместном пользовании и владении землейкровными родственниками; 2) земледельческая, в которой собственность общины натерриторию сочеталась с разделом пахотных участков между большими семьями; 3)соседская, или община-марка, в которой господствовала индивидуальнаясобственность малых семей на наделы пахотной земли при сохранении коллективнойсобственности общины на другие угодья. Община «Салической правды» представляласобой в V-VI вв. переходной этап от большесемейной «земледельческой»общины (где сохранялась коллективная собственность рода на всю землю, включая ипахотные наделы больших семей) к соседской общине-марке, в которой ужегосподствует индивидуальная собственность малых семей на надельную пахотнуюземлю, при сохранении общинной собственности на основной фонд лесов, лугов, пустошей,пастбищ и пр. Одной из важнейших предпосылок для развития феодальных отношенийявился дуализм франкской общины, которая уже стала к V-VI векупоземельной, территориальной, соседской. Это явилось причиной глубокоговнутреннего противоречия, обрекавшего общину на распад, подготовлявшеготоржество крепостничества.

 

2.2 Социальная структура общества иправовое положение основных групп населения

Среди варварских Правд Lex Salica в древнейшем ее тексте отражает самую раннюю стадиюэволюции собственности и свободы в их взаимной связи.

Понятие свободы в «Салическойправде», в отличие от всех прочих Правд, еще однозначно: внутри широкой массысвободных франков, защищенных единым вергельдом из 200 солидов, нельзя уловитьникаких градаций свободы. Это было серьезное наказание, т.к. в те временакорова стоила 2 солида, вол – 3 солида, и потому убийце приходилось отдавать70-80 коров или волов, чтобы расплатиться за свое преступление.[34]Главный субъект действующего обычного права, носитель правовых норм,обозначается как quis ingenuus. Само собой разумеющимся состояниемтакого quis является «свобода», без различенияее оттенков и без разграничения «полной» или «неполной», «большей» и «меньшей»свободы в пределах самого этого понятия. Все свободные франки свободны водинаковой мере, т.е. все они в равной степени полноправны: среди них нет болееили менее полноправных свободных.[35]

«Салическая правда» показывает, чтосреди франков того времени не существовало привилегированной аристократии,которая противостояла бы народу. Судебник не признавал особых привилегийродовой аристократии, существовавшей у древних германцев времен Цезаря и Тацита.Однако, это не значит, что общество этого времени стало однородным в социальномотношении; в дальнейшем эта неоднородность сыграла важную роль в процессефеодализации. Многочисленные статьи «Салической правды» отчетливосвидетельствуют об этом, противопоставляя свободным франкам различные группынеполноправного населения, а именно рабов, литов, колонов и так называемых«римлян». Обычное право франков рассматривало рабов как имущество, как вещь.Поэтому за кражу раба устанавливался такой же штраф (30 солидов), как запохищение коня или вола. Если раб убивал другого раба, то сам он передавался враспоряжение потерпевшего ущерб господина. За похищение рабыни, а такжемальчика или девочки из господской челяди виновный, помимо штрафа в 35 солидов,обязан был столько же уплатить хозяину рабыни в возмещение ущерба.[36]

«Салическая правда» устанавливалачеткую грань между свободными и рабами, запрещала брачные связи рабов исвободных. Если свободная девушка по своему желанию выходила замуж за раба, онатеряла свободу, сама становилась рабыней. Такое же наказание ожидало свободногофранка. Если бы он осмелился жениться на чужой рабыне. Сожительство с чужойрабыней каралось штрафом в 15 солидов, причем штраф поступал в распоряжение еегосподина. Избиение чужого раба почти не наказывалось: за это взимался штрафвсего лишь в размере 11/3 солида, хотя речь шла о таких случаях, когда раб врезультате побоев должен был слечь на 40 дней. Если раб убивал свободногофранка, то штраф (половину вергельда) уплачивал господин раба, а сам убийцапредавался родичам убитого в возмещение второй половины вергельда.[37]

Весьма показательно, что «Салическаяправда» устанавливала за одни и те же преступления для рабов более тяжелыенаказания, чем для свободных франков. В ряде случаев, за одно и то жепреступление свободный присуждался к денежному штрафу, тогда как рабподвергался телесным наказаниям и даже смертной казни. Так, за кражу вне домана сумму в 2 денария свободный франк платил штраф в 15 солидов, а раб получал120 ударов плетью. Если стоимость краденного достигала 40 денариев, то вор –свободный франк платил 35 солидов штрафа, а рабу грозила кастрация или штраф(при этом его господин обязан был возместить ущерб потерпевшему). Когда же засовершенное преступление свободному угрожал штраф в 45 солидов, то раба ждалаказнь. Рабы подвергались пытке во время расследования дела и, если господин невыдавал своего раба для пытки по истечении двухнедельного срока, то он самдолжен был нести ответственность за совершенное рабом преступление.

Эти нормы о рабах, к которымотносятся: разница в сумме штрафа за раба, бесправие рабов, лишение ихимущества, приравнивание к животному и мертвому инвентарю, запрещение браковмежду рабами и свободными, битье плетьми рабов в растяжку и другие и тяжелыенаказания – по римской традиции закреплялись в законах, именуемых«варварскими». Суровость и жестокость пунктов салического закона, где речь идето рабах, объясняется влиянием римской рабовладельческой традиции, котораявместе с латинским языком и монетной системой проникла в «варварские» законы.[38]

Судя по тем пунктам законов«Салической правды», которые касаются рабов, в корне меняется принциписпользования рабской силы в обществе. Пункты о рабах констатируют ихиспользование главным образом в большом землевладельческом хозяйстве уотдельных землевладельцев, что характерно было для римского мира, а не для«варварского». Тацит же, говоря о рабах у «варваров», отмечал совсем другое. Онподчеркивал, что они не используются в домашнем хозяйстве, а посажены на землю,т.е. платят хозяину ренту продуктами.

В «Салической правде» упоминаютсятакие специальности рабов: виноградарь, кузнец, тележник, конюх (I «семья» списков); свиной пастух,мельник, охотник и уже указанные специальности (II «семья»). Отметим, что среди специальностей, которыеперечисляет Правда, ничего не сказано о рабе-пахаре, косце, жнеце и т.д. Рабзанят в сельском хозяйстве, но роль его в этом хозяйстве не основная. Кореннымиземледельцами являются те, кого «Салическая правда» называет свободными.[39]

Рабы не были основной производящейсилой, т.к. основная производящая сила в этом новом, феодализирующемся обществе– непосредственные производители материальных благ – былиземледельцы-общинники. Рабы, обслуживающие растущее хозяйствоземледельца-собственника, не представляли собой класса – ни по месту своему впроизводстве, ни по численности.[40]

В дальнейшем, по мере укрепленияфеодальных отношений во франкском обществе, рабы наделялись землей и, врезультате этого, все более сближались с закрепощаемыми крестьянами

Все это говорит о том, что общество«Салической правды» знало рабство, которое частично было унаследовано от Римскойимперии, частично же выросло из тех форм рабовладения, которые имелись уже удревних германцев в эпоху Тацита. В дальнейшем эта формы несвободы являласьважной предпосылкой феодализации франкского королевства, содействовалазакрепощению свободных крестьян.

Кроме рабов «Салическая правда»противопоставляет свободному населению (франкам) также зависимых крестьян –литов, крепостных, занимавших промежуточное положение между свободными ирабами. Полусвобода франкского лита, в том ее виде, в каком она выступает вдокументе, — с трудом поддается конкретному определению. Единственным способомприближения к таковому является по возможности точное разграничение признаковнесвободы и свободы в социальном статусе лита.

Перед нами два ряда свидетельств: содной стороны, «Салическая правда» прямо приравнивает лита к рабу, устанавливаяза убийство свободного человека, совершенное чужим рабом или литом, одинаковуюкару: передачу убийцы родственникам убитого вместо половины виры и уплату егогосподином другой половины виры.[41]

Лит может быть отпущен на волю, чтоуказывает на его несвободу, – тем более, что при этом указывается господинлита. Однако для установления характера несвободы лита до его отпуска на волювесьма существенно то обстоятельство, что имущество лита, освобожденного черезденарий посторонним лицом, поступает господину бывшего лита, хотя последний, помнению исследователей, и остается совершенно свободным, т.к. данная процедураотпуска на волю (перед лицом короля) необратима. Ибо это обстоятельствоуказывает на материальную зависимость лита от его господина.[42]

Однако, дальнейшее исследованиеисточника позволяет предположить, что весьма возможно, в одних случаях (т.е. понекоторым имущественным сделкам) лит должен был испрашивать у господинаразрешение, а в других нет, т.е. он обладал частичным правом самостоятельногораспоряжения своим имуществом. Однако «Салическая правда» не содержит никакихконкретных указаний на характер и пределы этой частичной имущественнойправоспособности франкского лита.

Изучая документ, мы можем наметитьтакие данные о социальном статусе лита, признаки его несвободы и свободы.

А. Признаки несвободы.

1. лит находился в личной и(частично) материальной зависимости от свободного, который обозначается как егогосподин (dominus), причем к литу прилагается эпитет«чужой».

2. Лит может быть отпущен на волю.

3. В некоторых случаях (в случаеубийства литом свободного) лит подвергается той же каре, что и раб, при этомхарактер кары – передача преступного лита в распоряжение родственников убитого– подчеркивает материальную и личную зависимость лита.

4. Браки между свободными и литамикараются штрафом в 30 солидов, а похищение литом свободной женщине караетсясмертной казнью.

Б. Признаки свободы.

1. Наличие у лита известнойправоспособности, в силу которой он выступает в качестве юридического лица икоторая выражается: а) в наличии у него вергельда и б) в присущем ему правевыступать в mallus’e, давать обязательства и предъявлять иски.

2. Участие лита в походе, которое,впрочем, может быть истолковано двояко.[43]

Однако перечисление и сопоставлениеэтих признаков само по себе не дает целостной характеристики положения лита вофранкском обществе эпохи «Салической правды» и только еще рельефнееобнаруживает его двойственность и противоречивость. Разгадку этойдвойственности следует искать, по-видимому, в материальной зависимости лита отгосподина, наличие которой позволяет рассматривать лита как лицо, сидящее начужом участке, но не на положении зависимого держателя феодальной эпохи, аскорее на положении тацитовского серва, платящего натуральные взносы и ведущегособственное хозяйство. От держателя феодальной эпохи лита резко отличают теприсущие ему элементы общеплеменной свободы, которые были отмечены выше, неговоря еже о совершенно ином характере самой зависимости и связанных с нею повинностейлита, которые вряд ли могли заключаться в чем-либо кроме натуральных взносов.Ибо франкские литы времен «Салической правды» жили в обществе, большинствочленов которого состояло из «трудящихся субъектов», обрабатывающих свои участкив основном собственным трудом, лишь при очень небольшом участии подсобнойрабочей силы рабов (а, может быть, иногда частично и литов, причем приложениепоследней выражалось не в барщине, а в натуральных платежах). Но эти«трудящиеся субъекты» и составляли основную массу свободных членов племени,самостоятельных домохозяев в вилле. Литы не играли значительной роли в процессепроизводства; они не входили в состав этих домохозяйств и не были полноправнымиобитателями виллы, ибо сидели на участках последних. Это и нашло свое выражениев их полусвободе, которая лишь подчеркивает равноправие свободных.

Т.о., являясь полусвободными людьми,литы по существу были предшественниками крепостных крестьян последующих веков;наличие этой формы зависимости во франкском обществе V-VI вв., равно икак существование рабства, облегчило в дальнейшем процесс закрепощениясвободных франков.[44]

О равноправии всех свободных франков,т.е. однородности и однозначности их свободы, свидетельствует один любопытныйфакт, давно отмеченный всеми исследователями – отсутствие упоминания родоплеменнойзнати в «Салической правде». Гипотеза истребления знатных родов во время войн иусобиц явно несостоятельна. Гораздо естественнее предположить, что тотнобилитет, который играл такую роль в жизни древнегерманских племен, согласноизвестиям Тацита и Аммиана Марцеллина, и который приобрел особое положение какраз у народов, продолжавших тацитовскую линию развития (например, у саксов), усалических франков частично слился с какими-то новыми слоями. Отсутствиеупоминания о нем в памятнике может объясняться как этим слиянием, так иследующем, весьма существенным обстоятельством.

«Салическая правда» отражаетсовмещение и взаимодействие в пределах одного общества двух укладов –архаического родоплеменного и как бы накладывающихся на него начатковварварской государственности в лице королевской власти и ее окружения, поэтомувсе то, что входит в сферу особого, специфического интереса последней, как быизымается (полностью или частично) из сферы действия старого обычного права ивовлекается в сферу воздействия королевской власти. Из этого может проистекатьи изменение классификации тех или иных явлений и институтов с соответствующимизменением самой терминологии источника, приводящим к тому, что некоторыесоциальные группы могут фигурировать под необычными для них (с точки зрения родоплеменногоуклада) терминами, могут быть отнесены к не совсем подходящей для них рубрике.

По свидетельству «Салической правды»,у франков интересующего нас периода существовала сильная королевская власть,которая опиралась на служилую аристократию. Королевская власть династииМеровингов была достаточно сильной, чтобы распоряжаться общинными землями,держать в своих руках администрацию общин (через графов) и вести завоевательныевойны, опираясь на дружину. Перед лицом короля можно было отпускать на волюрабов и литов. Король был высшей судебной инстанцией.[45]

С точки зрения королевской властизнатным являлся тот, кто был тесными узами связан с ее ростом и с обусловившийэтот рост военной экспансией, приведший к созданию Франкского государстваХлодвига, по инициативе которого и была произведена запись «Салической правды».Эта запись сохранила в неприкосновенности весьма архаические черты обычногоправа, отражающие родоплеменной уклад, но в тех пунктах, которые входили всферу королевской власти, она внесла в него немало нового. Не покушаясь наосвященное обычаем представление о свободном соплеменнике, редакция «Салическойправды» заменила прежнее понятие знатности как родовитости новой ее концепцией,исходящей из принадлежности к королевской сфере, к королевским людям, вчастности – к королевским дружинникам. Такая замена оказалась тем болееестественной, что в древнегерманском обществе уже издавна, со времен Тацита,начался процесс частичного слияния старой родовой знати с новой – дружиной.[46]

Все говорит о том, что знать усалических франков отделяется от широкой массы свободных уже в эпохуредактирования самого древнего текста Lex Salica, при этомона частично сливается со слоем королевских дружинников.

Однако, имущественная дифференциацияв среде свободных уже налицо. Памятник дает на это и прямые, и косвенныеуказания. Так, изображая процедуру уплаты виры родичами убийцы, правда прямоуказывает на наличие в их среде более и менее зажиточных людей.[47]С этими данными гармонизируют и последствия выхода из рода, такой сородич,очевидно, принадлежал к более зажиточным свободным.

Итак, если все свободные франкисвободны в одинаковой мере, то они не в одинаковой форме зажиточны; если срединих нет более или менее полноправных, то есть более или менее имущие. Но,по-видимому, эта имущественная дифференциация в среде свободных франков незашла еще так далеко, чтобы вызвать к жизни неполноправие части свободных.

«Салическая правда» свидетельствует отом, что весьма приниженное положение в обществе того времени занимали такназываемые римляне, т.е. потомки галло-римского населения, завоеваннымифранками в конце V века. Так, заубийство обязанного уплатой податей римлянина (трибутария) штраф взималсятолько в размере 63 солидов, что превышает вергельд раба примерно в 2 раза. Этитрибутарии, вероятно, были потомками римских крепостных (колонов); об этомсвидетельствует тот факт, что «Салическая правда» противопоставляла ихземельным собственникам (посессорам) римского происхождения, штраф за убийствокоторых достигал 100 солидов. Вместе с тем они противопоставлялисьпривилегированной галло-римской знати, так называемым королевскимсотрапезникам, убийство которых каралось штрафом в 300 солидов.[48]франкдревний салический правда

Т.о., изучение общественного строядревних германцев эпохи Цезаря и Тацита и франков на рубеже V-VI столетий позволяет нам представить основные тенденцииобщественного развития того времени. Родовой строй разлагался, и местообъединений по родовому принципу заняла сельская община с присущим ейдуализмом, с социальным и правовым неравенством. У франков замечалось ужерасслоение: на одной стороне стояли свободные, из которых выделялась верхушка влице королевских антрустионов (дружинников), живших за счет эксплуатации низшихслоев населения и за счет военной добычи, а на другой стороне – рабы и литы;большая часть свободного франкского населения еще не превратилась вэксплуататоров и эксплуатируемых, но уже подвергалась в своей массеэксплуатации со стороны государства и стоявшей за ним служилой знати. В недрахфранкского общества эпохи «Салической правды» зарождались и зрели тегруппировки, из которых в дальнейшем выросли основные классы феодальногообщества.

Заключение

По итогам нашей курсовой работы мыпришли к следующим выводам.

Экономическое развитие франкскогообщества по данным «Салической правды» стояло на более высоком уровне, чем удревних германцев при Цезаре и Таците. Об этом свидетельствуют изменения,произошедшие в хозяйственной жизни франков. По Судебнику можно проследитьпрогресс в сфере агрикультуры: расширился ассортимент выращиваемых культур,стали более совершенными сельскохозяйственные орудия и приемы обработки земли,используются различные виды рабочего скота. Появляются новые отрасли хозяйства:садоводство, культура овощей, виноградарство. Очевидно, земледельческаякультура сделала большие успехи. Большую роль в этом прогрессе, видимо, сыгралосоприкосновение франков с римлянами в Северной Галлии.

По данным «Салической правды» можносделать вывод, что значительно развилось и скотоводство. Многочисленные статьи,защищающие животных, рисуют любопытные картины животноводства. По ним можносудить, что франки держали в большом количестве крупный рогатый и мелкий скот,а также разные виды домашней птицы, занимались охотой, рыболовством,пчеловодством.

Вместе с тем Судебник даетопределенные данные об общинном строе, эволюции форм собственности и социальнойструктуре франкского королевства того времени, которые также отражают измененияв жизни древних германцев, сделавших большой шаг вперед со времен Цезаря и Тацита.На их основании можно сделать вывод, что у франков на рубеже V-VI веков еще сохранились пережитки родового строя, но ковремени редактирования «Салической правды» уже разлагались. Община представляласобой переходной этап от большесемейной «земледельческой», где сохраняласьколлективная собственность рода на всю землю, включая и пахотные наделы большихсемей, к соседской общине-марке, в которой уже господствует индивидуальнаясобственность малых семей на надельную пахотную землю при сохранении общиннойсобственности на основной фонд лесов, лугов, пустошей, пастбищ и пр. Дуализмсельской общины, проявлявшийся в сочетании общинного землевладения с частнымхозяйством отдельных крестьян, являлся одной из важнейших предпосылок дляразвития феодальных отношений.

Анализируя источник, можно сделатьвывод, что в недрах общины уже исчезло и былое некогда неравенство у германцев,появились бедняки и зажиточные люди. Положение различных прослоек франкскогообщества (король и военно-должностная знать, рядовые свободные общинники,полусвободные – литы и рабы), а также статус различных слоев покоренногогалло-романского населения, довольно точно отражает шкала вергельдов (выкуповза убийство). В дальнейшем эта неоднородность сыграла важную роль в процессефеодализации.

Т.о., все вышеописанноесвидетельствует о дофеодальном периоде в жизни франков. Постепенно вызревализародыши будущих классов, формировался экономический базис феодальнойсобственности, создавались все необходимые предпосылки для развития феодализма.Этот сборник законов отражает социальную ситуацию, в которой родоплеменнойстрой уже отсутствует, а процесс феодализации только начинается. Обществосалических франков сделало большой шаг вперед в своем развитии со времен Цезаряи Тацита.

Список использованных источников илитература

Практикум по истории средних веков.Выпуск I. М., 1981.

«Салическая правда» / Перевод Н.П.Грацианского (документ и вступительная статья). М., 1950.

Всемирная история: Раннее средневековье/ А.Н. Бадак, И.Е. Войнич. Москва Минск, 2001.

Грацианский, Н.П. Введение к изданиюперевода «Салической правды» // Н.П. Грацианский Из социально-экономическойистории западноевропейского средневековья: сборник статей. М., 1960.

Грацианский, Н.П. К толкованиютермина Villa в «Салической правде» // Н.П.Грацианский Из социально-экономической истории западноевропейскогосредневековья: Сборник статей. М., 1960.

Грацианский, Н.П. Средние века. Курслекций, читанных в московском государственном педагогическом институте. Часть 1/ Н.П. Грацианский. М., 1948.

Гуревич, А.Я. Проблемы генезисафеодализма в Западной Европе / А.Я. Гуревич. М., 1970.

Данилова, Г.М. Проблемы генезиса феодализмау славян и германцев / Г.М. Данилова. Петрозаводск, 1974.

История крестьянства в Европе. Эпохафеодализма. В 3-х тт. Т. 1. М., 1985.

Корсунский, А.Р., Гюнтер, Р. Упадок игибель Западной римской империи и возникновение германских королевств / А.Р.Корсунский, Р. Гюнтер. М., 1984.

Неусыхин, А.И. Проблемы европейскогофеодализма / А.И. Неусыхин. М., 1974.

Полянский, Ф.Я. Экономическая историязарубежных стран. Эпоха феодализма / Ф.Я. Полянский. М., 1954.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.