Древнекитайская письменность

Введение.

Китайская иероглифическаяписьменность самая исключительная среди современных. Это единственнаяиероглифическая письменность мира, которая была изобретена за полторатысячелетия до н.э. и продолжает существовать в наши дни. Иероглифические письмена,которые были изобретены практически во всех очагах древних цивилизаций — наБлижнем Востоке, в Южной Азии, Центральной Америке, исчезли, оставив после себянемногие памятники. И только китайская на протяжении всей своей истории смоглаприспособиться к меняющимся условиям развития цивилизации и оставаться сложным, но приемлемым для Китая средствомписьма. 

Знак китайского письмапредставляет собой сложную графическую фигуру. Его китайское название – цзы — «письменный знак» в европейских языках он называется character — «знак», по-русски он поаналогии со знаками других иероглифических письменностей называется иероглиф.Соответственно по-русски китайская письменность традиционно носит названиеиероглифической.

Необычность китайскогописьма всегда вызывала любопытство как ученых специалистов, так имногочисленных любителей. О ней существует множество литературы, однако научноеизучение её истории началось с конца прошлого века после открытия древнейшихпамятников китайского письма.

Возникновениекитайской письменности.

Истокизарождения иероглифического письма теряются в недрах доисторической эпохи, исоприкоснуться с событиями тех «дописьменных» времен возможно толькочерез множество дошедших до нас мифов и преданий.

Традиция приписывает идею созданияиероглифов одному из мифических «Трех Владык» китайской древности — Фу Си, по преданию, правившему Поднебесной с 2852 г. по 2737 г. до н.э.Так, согласно мифу, прогуливаясь по берегу реки Хуанхэ, Владыка Фу Си увиделВеликого Дракона (по другим версиям мифа: Великую Черепаху, Лошадь), на спине(панцире) которого красовались загадочные знаки. Любознательный Фу Си тут жеперерисовал их и вдруг заметил, что формы знаков очень схожи со следами птичьихлап на песчаном берегу. В таком замечательном совпадении Владыка узрел глубокиепринципы единства окружающего бытия и зафиксировал их в первых начертательныхзнаках китайского письма – триграммы (багуа). Эта система состояла из двухэлементарных знаков, один из которых представлялсобой целую, а второй — прерванную пря­мую линию. Таких триграмм было восемь.Каждая из них име­ла некоторое значение, которое могло меняться в зависи­мостиот той цели, с которой эти триграммы использова­лись. Триграммы моглисочетаться между собой попарно. Результатом такого сочетания в неповторяющиесяпары были 64 гексаграммы, которые представляли собой знаки не предмета, аситуации, изложенной в прилагаемом дву­стишии, смысл которого истолковывалпрорицатель. Эта простейшая знаковая система, естественно, не могла бытьиспользована для записи сообщения на китайском языке, однако она имелапринципиальное значение, потому что с ее помощью была усвоено представление отом, что всякое сообщение может быть закодировано с помощью письмен­ных знаков.Задача состояла только в том, чтобы вместо знаков, имеющих множествоситуативных значений, соз­дать такие знаки, которые имели бы одно постоянноезна­чение. Отсюда оставался лишь один шаг до создания зна­ков для отдельныхслов китайского языка. Связь триграмм с китайской иероглифической письменностьюбыла хоро­шо понятна ранним филологам. В предисловии к словарю Шовэнь ЦзецзыСюй Шэнь писал: «Когда Фу Си стал правителем Вселенной, он первым создалвосемь триграмм, а Шэнь Нун для нужд правления и передачи приказанийпользовался узелками на шнурах». Аналогичные выска­зывания имеются также вИцзине, у Лао Цзы и у Чжуан Цзы[1].Расхождений по смыслу между ними нет, поэтому можно полагать, что все этисведения восходят к одной и той же культурной традиции.

Создание же иероглифов каксистемы письма китайские мифы связывают с именем другого легендарного правителяПоднебесной, отца-основателя Китайской империи в XXV веке до н.э., великогоЖелтого Императора — Хуан Ди, по преданию, правившего 100 лет с 2591 г. по 2491г. до н.э… Именно император Хуан Ди отдает распоряжение своему придворномуисториографу Цан Цзе создать первую систему китайского письма. Цан Цзе, гласитпредание, создал знаки письма, наблюдая «очертания гор и морей, следы драконови змей, птиц и зверей», а так же тени, отбрасываемые предметами. Эти иероглифыбыли достаточно условными изображениями предметов и потому назывались вэнь«изображение, орнамент». В дальнейшем стали создаваться более сложныезнаки, состоящие из нескольких таких рисунков. Эти сложные знаки получили названиецзы. В предисловии к словарю «Шовэнь цзецзы» говорится, что«придворный историограф императора Хуан Ди по имени Цан Цзе первым создалписьмо на дощечках».[2]

Таким образом,письменность, в глазах древних китайцев, была отражением не предметов, но итеней и следов, то есть превращенных, изменённых образов, в конечном счете –самого акта преображения бытия, которое обнажает предел всех вещей. Этообстоятельство позволяло китайским ученым рассматривать письменность как плодизвестной умственной работы, творческого усилия, требовавшего знаний, ивоображения. В результате китайская письменность, будучи в своём исходном видеидеографической, получала статус самостоятельной, отвлечённой от своихпрототипов реальности. Так письменность оказывалась могущественным фактором согласованияприроды и культуры, естества человека и человеческого творчества.

Однако по данным археологии ранняяистория китайской письменности начинается с насечек на керамических сосудах,обнаруженных на раскопках всех неолитических культур Китая. Обычным местом нанеолитической керамике, где находятся насечки, является венчик или днищесосуда.

Насечки на керамикенеолитических культур были элементарны по форме. По технике исполнения онипредставляли собой черты сложной формы, нанесенные заостренным предметом нанеобожженные керамические изделия. Однако иногда встречаются насечки, сделанныепо обожженным изделиям. Их форма варьирует от одной неолитической культуры кдругой, и только небольшое число простых знаков оказались общими для несколькихкультур одновременно.

Историки китайского письмасклонны рассматривать эти насечки как его древнейшие знаки. Еслидело обстоит действительно так, то с наибольшей вероятностью можно подозревать,что они представляют собой древнейшие формы знаков для числительных. Различияграфической формы и их состава в наборах знаков каждойнеолитической культуры в отдельности означает, что все они обладали собственнойписьменностью. Ограниченность числа знаков позволила некоторымисследователям предполагать, что неолитическая письменность была алфавитной.

Порезультатам анализа, период стоянки этой культуры датируются третьим и дажепятым тысячелетием до н. э. Знаки на керамике культуры Давэнькоу отличаютсябольшей сложностью по сравнению со знаками других как синхронных, так и болеепоздних неолитических культур. По своим графическим признакам они представляютсобой рисунки вполне сходные с изображаемым предметом. Такое сходство позволяетпредполагать, что именно они были наиболее ранними пиктограммами китайскогописьма. Отсюда же был сделан вывод, что китайская письменность имеет истоки,относящиеся не к середине второго, а к середине пятого тысячелетия до н.э.

Самыеранние иероглифические формы относятся к периоду выделения из Иньскогоплеменного союза раннего государственного образования Шан во второй половине IIтысячелетия до н.э. (в китайской историографии период династии Шан определяетсяс 1751 по 1112 гг. до н.э.). Первые надписи представляли собой собственнорисунки, выполненные на костях животных и панцирях черепах. Основнымназначением данных текстов было выполнение религиозных обрядов. Посредствомписьма человек обращался за помощью к различным божествам, духам предков, атакже вопрошал оракул о своем будущем. Отсюда и название первых письменныхзнаков — письмена на костях и панцирях (цзягувэнь), а также, согласноопределению исторической эпохи, — шан-иньские письмена.

Вбольшинстве своём они носят характер пиктограмм, то есть более или менеестилизованных изображений определённых предметов. К настоящему времени выявленооколо пяти тысяч письменных знаков шанской эпохи, из них около полутора тысячидентифицированы с позднейшими иероглифами. Тогда же, в эпоху Шан, был найденспособ обозначения абстрактных понятий или действий посредством диаграмм илипридания нормативного значения отдельному предмету или даже ситуации. Например,числа один, два и три обозначаются соответствующим количеством горизонтальныхчерт, понятие середины выражается с помощью вертикали, проходящей через центркруга, и т.д. Понятие «хорошо» передавалось при помощи сочетания знаков«женщина» и «ребенок», иероглиф «слушать» представлял собой сочетание знаков«ухо» и «дверь», знак «ритуал» являл картину человека, преклоненного передстоящим на алтаре жертвенным сосудом, и т.д.

Насечкина керамике продолжали существовать также и после изобретения письменности. Ониостаются одним из характерных признаков керамики более поздних Историческихпериодов Чуньцю (722 — 481 гг. до н.э.) и Чжаньго (481 — 250 гг. до н.э.).Технические различия ме­жду насечками и иероглифами особенно хорошо заметны накерамике из Байцзячжуана и Чжэнчжоу. Здесь на керамике из культурного слояэпохи Чжаньго были обнаружены как насечки, так и надписи, сделанныеиероглифами. При этом существенно, что насечки были выполнены вручную, а иероглифическиенадписи выполнены штампом. Различие в технике вполне объяснимо: гончары вряд либыли достаточно грамотны для того, чтобы делать надпись на каждом сосуде вотдельности, поэтому для орнаментальных надписей они пользовались готовымштампом, а для своих технологических целей — насечками, смысл которых былпонятен им, но не был существенен для пользователей керамикой. Возможно,какая-то часть пользователей керамикой могла их прочесть.

Изложенные здесь описаниянасечек, найденных на керамике и рисунков на костях животных свидетельствуюто длительной эволюции китайского письма от простейших графических изображений,не связанных непосредственно с языком, к знакам, передающим лингвистическиеединицы. Как известно, потребность в письменности возникает на том уровнеразвития цивилизации, когда требуется устойчивая коммуникация в обществе, какво времени, так и в пространстве. Для обеспечения устойчивой коммуникации впространстве требовалось изобретение способа передачи, а для обеспечения ее вовремени изобретение способа хранения информации. В обоих случаях это моглосделать только письмо.

Однако для созданияписьменности требуются не только графические, но и технические условия.Материал, на который наносились знаки разного назначения, должен был обладатьтакой поверхностью, которая соответствовала бы возможностям избранного орудияписьма. Как и во всех остальных центрах цивилизации, первым орудием письма вКитае был заостренный предмет, пригодный для нанесения тонких линий.Соответственно, материал для письма должен был обладать мягкой поверхностью.Как известно, гончарное производство в Китае достигло высокой степенисовершенства. Китайские гончары располагали разными способами нанесенияорнамента и, вообще, любого  изображенияна сырые и обожженные изделия. Поэтому сырая или обожженная глина была вполнедоступным материалом для письма. Еще одним древним материалом являютсялопаточные кости крупных млекопитающих и панцири черепах. Для приданияпроцарапанным линиям большей контрастности использовался черный краситель,который заполнял процарапанную бороздку. Существующие надписи на гадательныхкостях по большей частинацарапаны на поверхности костяного панциря, и лишь часть из них нанесена тушьюили иным подобным образом, все основные элементы техники письма — предмет,служащий поверхностью для письма, орудия для нанесения письменных знаков,краситель для более четкого их выделения на поверхности — уже присутствовали втехнике иньского письма.

Археологи,занимающиеся китайской керамикой эпохи неолита и бронзы, а также исследователиистории китайского письма с полным основанием усматривают связи насечек накерамике со знаками иньской иероглифической письменности. Уже к настоящемувремени опубликовано много статей, где тот или иной знак на керамике иденти­фицируетсясо знаком иньского письма. Не приходится также сомневаться, что графика этихзнаков генетически связана с орнаментом и рисуночным декором на керамике тоговремени. Иначе говоря, насечки, орнамент, рисуночный декор на неолитическойкерамике создавали ту графическую среду, в которой формировалось иньскоеиероглифическое письмо. С изобретением иньского иероглифического письма насечкина керамике продолжали существовать как техническое средство гончарногопроизводства. Таким образом, знаки – насечки на неолитической керамикевместе с орнаментом и декором представляют собой предписьменность, туграфическую среду, где могут возникнуть знаки письма. Все эти компонентыграфической среды являются необходимой ступенью для создания настоящейписьменности, которая передает лингвистические единицы регулярными письменнымизнаками.

Эволюция китайской письменности.

Иньское письмо.

Первымисточником сведений о древнейшем периоде развития китайской письменностиявляются надписи на гадательных костях, обнаруженных в большом количестве прираскопках последней столицы династии Шан, которая находилась на местесовременной деревни Сяотунь уезда Аньян провинции Хэнань. По современномуадминистративному делению уезд Аньян входит в провинцию Хэбэй. Из«Бамбуковых анналов» известно, что шанский царь Пань Гэн в 14 годсвоего правления, т. е. в 1387 г. до н.э. перенес столицу из Янь на север в Мэн иназвал ее Инь.

Этотгород оставался столицей династии Шан до конца существования в 1122 г. до н.э. Столица Иньне была городом в современном смысле этого слова, она была размещена на внескольких селениях по обеим сторонам реки Хуанхэ. Поэтому к иньскому городищуотносятся раскопки не только в Сяотуне, но также и в окрестных селениях.

Открытиюиньской письменности предшествовала интересная история. В некоторых пекинских аптеках в прошлом векепродавались так называемые кости дракона, которые представляли собой фрагментыпанцирей черепа, лопаточных костей крупных млекопитающих с нанесенными на нихнепонятными знаками. Кости дракона продавались как лекарственные вещества и вистолченном виде, использовались некоторыми врачами китайской медицины длялечения ран. В конце прошлого века этими костями и особенно надписями на нихзаинтересовался военный министр цинского правительства Ван Ижун, который далраспоряжение выяснить их происхождение. Проведенное его подчиненнымирасследование показало, что панцири и кости с непонятными знаками доставляютсяв Пекин из города Аньяна соседней провинции Хэнань. Местное население,разумеется, давно знало о них: эти кости часто находили при земляных работах.Ввиду того, что они принадлежали крупным млекопитающим и черепахам, которых ужедавно не было в этой местности, суеверное население считало их; драконовымикостями. Зловещие предметы, попадавшиеся при земляных работах, собирали ивыбрасывали в колодцы, которые считались местом обитания драконов. Часть этихкостей попадала в руки бродячих торговцев, которые сбывали их в пекинскиеаптеки. Ван Ижун оценил важность этих надписей как ранних образцов китайского письмаи приступил к составлению коллекции. Одновременно с ним к сбору коллекцийприступили некоторые китайские любители древности и христианские миссионеры,работавшие в Аньяне. Когда материалов накопилось достаточно для ихисследования, этими коллекциями занялся выдаю­щийся китайский историк ипалеограф Ван Говэй, которому удалось прочитать надписи на нескольких десяткахпредметов. В результате его трудов удалось определить, что эти надписиотносятся к последнему периоду истории династии Шан.

Посодержанию они представляют собой запись вопросов духам предков при гадании,запись ответов на них, указание на то, сбылось ли предсказание. Гадание накостях происходило следующим образом: жрец-гадатель нагревал участок костираскаленным металлическим стержнем. От нагревания на ней образовывалисьтрещины, форма и направление которых толковались как положительный илиотрицательный ответ на вопрос. Один и тот же вопрос мог задаваться несколькораз в разной форме, все они записывались там же. При каждом   гадании указывались дата и имя гадателя,такая структура надписей на гадательных костях давала возможность определить ихдатировку и последовательность во времени, установить имена и хронологиюправителей последних столетий династии Шан, а также основных событий в государствеи семье правителя, по поводу которых эти гадания совершались.

Наэтом этапе существования китайской письменности, из-за отсутствия устойчивойписьменной традиции и примитивной техники письма (знаки писались на костизаостренной палочкой), существовали большие расхождения в способе начертаниязнаков. Однако это обстоятельство не могло доставлять большого беспокойстваокружению иньского царя, где число грамотных едва ли превышало несколькихдесятков.

Стехнической точки зрения задачу, которую решал Ван Говэй, можно определить какдешифровку иньской иероглифической письменности. Обычно дешифровкаписьменностей проводится с помощью билингвы — параллельной надписи, сделаннойизвестной письменностью. При дешифровке иньского письма исследователь не располагаетбилингвой, на основании которой можно реконструировать знаки иньского письма спомощью какого-либо другого известного письма или с помощью китайского письмасовременного вида. Свойствами билингвы максимальной степени обладает словарьШовэнь цзецзы, составленный в I в. н.э. гдесодержатся древние начертания знаков китайского письма. Однако задачаисследователей иньского письма была усложнена тем, что те древние начертания,которые приведены в этом словаре, относятся к значительно более позднему времени,примерно V-III вв до н. э. Эти начертания по своему графическомуоблику были ближе к знакам иньского письма, но никоимобразом несовпадали с ним. Другим важным источником реконструкции иньского письма явилисьначертания знаков в подлинных надписях на бронзовых сосудах и колоколах эпохиЧжоу, которые помогали   идентификациизнаков иньского письма со знаками современного вида.

Внастоящее время издан опус надписей на иньских гадательных костях, которыйпополняется по мере появления новых находок. Стоит специально отметить, что внастоящее время  реконструкцияограничивается значениями иероглифов иньского письма. Их чтение по настоящеевремя остается неизвестным из-за отсутствия транскрипций.

Вотличие от современных иероглифов внутри знаков иньского письма стандартныеграфические единицы-графемы не выделялись. Число черт в составе знака зависелоот желания пишущего передать в своем изображении большее или меньшее числодеталей. Исследователи иньского письма указывают на сходство графического стиляиероглифов, изображающих животных, со стилем зооморфного орнамента, которыйвстречается на различных предметах материальной культуры эпох Инь и дажепредшествующих исторических эпох. Это означает, что в своих истоках китайскаяиероглифическая письменность связана с изобразительным искусством и сорнаментом. Это делает понятным причину, по которой знаки китайского письмабыли названы словом вэнь «узор».

Чжоуское письмо.

Чжоусцыпереняли письменный язык иньцев, но при чжоуской династии значительноизменилась форма написания иероглифов; одновременно усложнился и расширилсясловарный состав языка. Всё это вызвало потребность в кодификации графикиписьма. И первым известным опытом кодификации графического китайского письмаявляется список иероглифов Ши Чжоу пянь «Книга историографа Чжоу»,составленный при правлении Сюань Вана еще в эпоху западной династии Чжоу. Попреданию этот список состоял из 15 глав, где иероглифы были расположены внекотором осмысленном порядке. Возможно, что уже в этом списке иероглифы былирасположены по предметным категориям, какие наблюдаются в более позднихсписках.

Графическая форма знаков китайскойиероглифической письменности называется да чжуань «Великая печать».Как выглядели знаки из списка Ши Чжоу, можно судить по весьма ограниченномучислу таких знаков, засвидетельствованных в словаре Шовэнь Цзецзы. Один из вариантов этого письма можно увидеть нанескольких надписях, относящихся к VIII в. до н.э., т. е. немного позднее того времени, когда был составлен Ши Чжоу пянь.Графическая форма знаков китайского письма, засвидетельствованная на каменныхбарабанах, называется шигу вэнь «письмо на каменных барабанах».  Десять таких барабанов были обнаружены натерритории бывшего государства Цинь еще эпоху династии Тан (618-782 гг.), когдав Китае впервые пробудился интерес к письменным памятникам прошлого. Письмотого же типа встречается на знаменитой пинъянской стеле, которая была найденатоже на землях бывшего царства Цинь.

Распадчжоуского государства сопровождался формированием нескольких региональныхвариантов письменности, порою значительно отличающихся друг от друга. Можноговорить о трех письменных традициях: письменности царства Цинь, где был принятраннечжоуский вариант стиля да чжуань, письменности остальных шести крупныхцарств, основанной на соединении иньского и чжоуского письма (ее принятоназывать гувэнь – «древние письмена»), и письменности южного царства Чу.Письменная традиция Чу в лексическом отношении заметно отличается отсеверокитайских вариантов письменности.

Циньское письмо.

Объединительдревнего Китая Цинь Шихуанди в числе первых, важнейших реформ предпринялунификацию письменности. Его первый министр, Ли Сы издал новый официальныйиероглиыический списьк под названием «Сань Цань» («Три кладовые») дляобязательного использования государственным аппаратом. Иероглифические формыполучили название сяо чжуань – «малая печать». Список насчитывал 3300иероглифов. Принимались меры по унификации их произношения.

Стильсяо чжуань пользовался официальным признанием на протяжении последующих четырехвеков китайской истории, чему не мало способствовало уничтожение при ЦиньШихуанди многих книг, написанных старым письмом. Одновременно существовали идругие стили, имевшие более ограниченное применение, например: кэ фу – «письмодля резных бирок», чун шу – «письмена-насекомые», шушу – «канцелярское письмо»,муин – «знаки на печатях», лишу – «писцовое письмо», и др. Стиль лишу,использовавшийся в деловых документах ханьской эпохи примерно с середины I в. до н. э., лег в основу современного письма.Графически он знаменует переход от закругленных линий стиля чжуань к острымуглам, а композиционно – от вертикально-прямоугольного расположения графическихэлементов иероглифа к квадратному или горизонтально-прямоугольному.

Вскорепосле издания списка «Сань Цан» началась новая эра развитияиероглифического письма. Новый этап характеризуется, прежде всего, двумяявлениями: избыточным увеличением количества иероглифов и постепеннымвидоизменением их форм.

Первоеявление объясняется следующими причинами. Во-первых, несмотря на принятыйгосударством нормативный список иероглифов, безграмотные писцы продолжалииспользовать ложные формы. Более того, границы образования расширялись иохватывали все большие слои общества. Письменность вырвалась из застенокгосударственного аппарата и стала широко использоваться для повседневных нужд,и в процесс иероглифического производства включались все более широкие массыобразованного населения. Построение фоноидеограмм, как самый простой методпроизводства новых иероглифов, привел к тому, что число иероглифов росло вгеометрической прогрессии, наряду с общеупотребимыми нормативными знакамипоявлялись тысячи фактически бесполезных дубликатов, одно и то же понятие в разныхрайонах страны могло записываться разными иероглифами.

Во-вторых,процесс увеличения количества иероглифов имел под собой также и объективныепричины. Границы империи беспрестанно расширялись, в обиход входили все новые иновые понятия, для которых необходимо было присваивать новые имена. Такимобразом, необходимость расширения словарного состава просто диктовалась самимходом развития государства и общества.

Неимея ни малейшей возможности контролировать хаос, царивший в китайскойписьменности, государство пыталось хотя бы отслеживать появление новыхписьменных знаков. Так в течение 200 лет список «Сань Цан»переиздавался 7 раз. Седьмое издание списка, появившееся на рубеже нашей эры,содержало 7380 иероглифов. А еще двумя веками позже это число возросло до10000.

Главнойпричиной второго явления – постепенного  видоизменения иероглифических форм – является планомерноеразвитие и усовершенствование письменного инструмента.

Вдревности при письме использовались маленькие дощечки из бамбука или мягких породдерева, а в качестве пишущего инструмента — полый стебель бамбука с прикрепленнымсверху резервуаром для чернил, если так можно выразиться,«прадедушка» современной авторучки. Внутрь стебля вставлялся тонкийфитиль для равномерного стока чернил. Данное приспособление позволяло проводитькак прямые, так и дугообразные линии в любом направлении. В то же время этилинии обладали одной общей особенностью – они были одинаковой толщины. Эточетко прослеживается в формах иероглифов как большой, так и малой печатей.

IIIв. до н.э. стал веком коренных перемен в области инструментов письма. Так,сначала тюремщик Чэн Мяо изобретает новый пишущий инструмент — стержень измягкого дерева с волокнистым наконечником. Необходимость в резервуаре отпала,т.к. теперь можно было просто обмокнуть наконечник в чернильницу, и он впитывалв себя достаточное количество чернил. Новый инструмент стал использоваться приписьме на шелке. С применением столь грубого писала на мягком материалеокружности превращались в квадраты, а дугообразные линии — в острые углы.Однако новое изобретение оказалось практичнее своего предшественника, процесснаписания становился быстрее, и вскоре новый метод письма стал повсеместным.Новые иероглифические формы, получившие название клерикального письма (лишу),стали восприниматься как современное письмо, в то время как иероглифам малойпечати было отведено место классического стиля.

Вконце III в. до н.э., во время военной кампании против хуннов, самыйпрославленный из генералов Цинь Шихуана — Мэн Тянь, также увековечивший своеимя в истории как «строитель» Великой китайской стены, изобретаеткисть.

Ханьское письмо.

Ханьскаяэпоха ознаменовалась появлением ряда трудов по теории письменности. В начале Iв. Ученый Ян Сюн создал словарь диалектальной лексики– «Фанъян». Спустя столетие ученый Сюй Шэнь составил классический толковыйсловарь китайского языка «Шовэнь цзецзы» («Толкование слов, разъяснениеписьмен»), в который включено 9353 знака. Следуя традиции, Сюй Шэнь различаетшесть категорий иероглифов: изобразительные (пиктограммы), указательные(диаграммы), фонетические, указывающие на соотношения предметов (например,иероглиф «доверие» состоит из знаков «человек» и «говорить»), заимствованные позвучанию, измененные, то есть употребляемые вместо другого, близкого по смыслузнака. К толкованию иероглифа Сюй Шэнь прилагает его этимологию и в некоторыхслучаях указывает произношение.

СюйШэнь впервые распределил иероглифы по содержательным категориям, которых в егословаре насчитывается 540. Существует и определенный порядок в расположениииероглифов внутри разделов. Так, класс «дерево» начинается с корневого знака«дерево», далее помещены слова, обозначающие части дерева, за ним следуютпредметы, относящиеся к дереву (например, плоды), и, наконец, изделия издерева. Есть своя символика и в расположении отдельных разделов словаря: первыйраздел начинается со знака «один», а завершается же словарь циклическим знаком«хай», что выражает идею единства и полноты бытия. Еще одной особенностьюсловаря Сюй Шэня является стремление автора приписать каждому иероглифу толькоодно значение, то есть выделить один нормативный смысл знака подобно тому, какв китайских энциклопедиях цитата выступает в качестве резюме всего сочинения.

СловарьСюй Шэня послужил образцом для позднейших толковых словарей. Известно, что в IV в. был создан словарь «Цзылинь» («Лес письмен»),насчитывающий почти 13 тысяч иероглифов, а словарь «Юйпянь» («Яшмовая книга»),составленный в 543 г.,включал в себя уже почти 17 тысяч знаков. А современные словари китайскогоязыка содержат уже около 50 тысяч иероглифов.

Вэпоху Хань были созданы и некоторые другие классические памятникифилологической науки – например, толковый словарь классических текстов –«Эрья». Этот словарь состоит из 19 тематических разделов, в которыхразъясняется значения древних терминов. Тогда же получил своё окончательноеоформление и сам свод канонов. Усилиями Чжэн Сюаня и других учёных былвыработан унифицированный текст канонических книг конфуцианства, который в 176 г. выгравировали накаменных плитах, установленных в императорском дворце. Это новшествоспособствовало дальнейшей унификации письменности.

В105 году, через триста лет после изобретения кистиЦай Лунь изобретает бумагу, чтостановится предвестием Золотого Века нового письменного инструмента и, конечно,не может не отразиться на дальнейшей судьбе иероглифических форм.

Кистьи бумага совершили настоящую революцию в иероглифических формах. Посколькуписать кистью против ворса просто невозможно, то это накладывало некоторыеограничения на порядок написания иероглифических черт. Во многих иероглифахстало затруднительно выводить полную форму, и они были заменены на усеченныеварианты.

Бумагакак материал является хорошим адсорбентом, а мягкий и эластичный кончик кистиспособен покрывать большую поверхность при нажатии на кисть, изгибаться приповоротах, оставлять трассирующий след при отрыве от бумаги. Так виероглифических формах появились черты разной толщины, плавные переходы кутолщению или утоньшению в пределах одной черты, разнообразные крючки и шлейфы.Новая форма, названная эталонным письмом (кайшу), представляла из себяначертание классических иероглифов малой печати, трансформированное врезультате применения кисти и бумаги.

Болеетого, благодаря своей эластичности кисть обладает способностью соединятьотдельные элементы знака в единое целое. Тем самым она подарила человекувозможность писать иероглифы и даже целые предложения, не отрывая руки отбумаги, что значительно ускорило процесс написания. Такова уж естественнаятенденция человеческого языка — язык стремится к упрощению. Первые попыткинаписания связных элементов в иероглифах можно наблюдать уже в текстах I в. дон.э. Но только с изобретением кисти этот процесс получил свое истинноеразвитие. Так, сначала появляется форма связного письма (синшу), когдаотдельные черты внутри иероглифа плавно переходят друг в друга.

Сразвитием скорости движения руки иероглифы все больше и больше начинаютпринимать вид эскизов, отдельные элементы которых прорисовываются не стольтщательно, а зачастую и просто опускаются. Такая техника породила различныеварианты иероглифической скорописи (цаошу). Скоропись максимально упростилапроцесс написания, а потому получила самое широкое распространение в массах.Появилась даже своеобразная мода на неразборчивый почерк. Каждый придумывалсвои способы скорописи и порой излишняя изощренность в сокращениях делала текстпросто нечитабельным.

Вскорописных стилях синшу и цаошу письмо становится едва ли не самым простым иобщепринятым средством выражения творческой индивидуальности, в своем родезеркалом душевного состояния пишущего. Впервые об этом заявил на рубеже н. э.ученый Ян Сюн, утверждавший, что «письмена – это картины сердца». Искреннеепреклонение перед искусством каллиграфа, столь характерное для китайцев еще и внаши дни, объясняется тем, что это искусство предоставляет прекрасныевозможности для творческого самовыражения, и при том не тольк

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.