Этногенез и этнические процессы на территории Казахстана

ЭТНОГЕНЕЗИ ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА

 

§ 1. Антропологическиеаспекты происхождения казахского народа

Поиск истоковэтнообразования казахского народа чрезвычайно сложен, и теснейшим образомсвязан с изучением седой древности Казахстана, а также сопредельных территорий,насельники которых участвовали в обширных этногенетических процессах Евразии.

Среди множества аспектов происхожденияказахского народа можно выделить два стержневых: лингвистический иантропологический. Есть все основания полагать, что оба процесса на рассматри­ваемойтерритории развивались параллельно, главным образом по исторической вертикали.Такой подход позволяет проследить пре­емственность и сохранившиеся «предковые»черты. Правда, в отдель­ные исторические эпохи определенную роль сыграло иразвитие по горизонтальной линии. Примечательно, что в древности коренныенасельники региона имели общую лингвистическую и антропологи­ческую основу, и усовременных потомков генетическая кластериза­ция в основном соответствуетлингвистической. Древнюю историю Казахстана можно разделить на два большихпериода: индоевропей­ский и тюркский.               *

Первый период, несмотря на своюзначительную временную отдаленность, пред стает перед нами как реальносформировавшаяся фаза не только с выраженными хозяйственно-культурнымитрадициями, но и рядом известных этнических объединений и расовых образований.В лингвистическом отношении на этом этапе насельники не только Казахстана, но иобширного региона Евразии входили в  древнеиранскую ветвь индоевропейскойсемьи’. Хронологически рассматриваемый период в Казахстане охватывает III—I тысячелетия до н. э.

Имеющиеся археологические артефактыКазахстана, связанные с этим периодом, свидетельствуют, что на его большейчасти была распространена так называемая андроновская культура эпохи брон­зы. Вего западной части наибольшее распространение получила срубная культура. Вцелом эти культуры обладали выраженными региональными чертами, которые, в своюочередь, послужили осно­вой для нового уклада жизни потомков в виде номадизма впоследу­ющую эпоху раннего железного века. На этом этапе преемственностькультурно-исторической общности местных насельников раннего железного века спериодом эпохи бронзы Казахстана, о чем свиде­тельствуют многочисленныеархеологические источники, не вызыва­ет сомнения2.

В рассматриваемый период территорияКазахстана по существу становится центром распространения так называемой«кочевничес­кой триады», характерной для всех евразийских степей, т. е. ареаломповсеместного бытования классических предметов вооружения, кон­ского снаряженияи «звериного стиля» в оформлении изделий. Исто­ки этой триады, как полагаютнекоторые исследователи, восходят к древним казахстанским племенам андроновскойкультуры середины П тыс. до н. э.3 Однако с открытием аржанской фазыразвития номадических культур в последнее время региональные особенностиевразийских племен от Хуанхэ до Дуная стали рассматриваться на фоне общеговзаимодействия всего кочевого мира в целом4. Однако этот обширныйкочевой мир имел своебразные локальные хозяй- Жтвенно культурные варианты.Одним из них являлись кочевые пле-Кена Казахстана эпохи раннего железноговека.В этот период в евразийских степях в виде отдельных этнических Общностейзафиксированы индоевропейские племена под названием «скифы» («саки»). Этитермины в сущности отражают одну и ту же Общность кочевых племен.Современниками сако-скифского племенного союза были савроматы, обитавшие вЗападном Казахстане и за его пределами. Вместе с тем в древних источникахупоминаются их многочисленные подразделения с довольно туманной локализацией вевропейских степях. Да и современная литература пестрит противо­речиями об ихместонахождении. Наиболее широкую освещенность в литературе получили племенамассагетов, исседонов, аримаспеев и др. Некоторые исследователи последнихлетнастойчиво подчеркива­ют, что эти и другие этнонимы евразийских племен отражаютне целостное этническое образование, а скорее обобщенное наименова­ниенескольких определенных хозяйственно-культурных общнос-тей5. Поэтомуэтническое определение в древних письменных источ­никах и современныхархеологических исследованиях относительно локализации различных кочевыхобъединений в евразийских степях эпохи раннего железа и античности становитсяслишком гипотетич­ным и нуждается в серьезном критическом изучении, возможно, ив пересмотре. Несмотря на это, сако-скифский племенной союз в Казахстанесохранил индоевропейскую общность в своем этнокуль­турном развитии до рубежановой эры.

Такова в общих чертах этнокультурнаяситуация, которая лежала в основе этнообразовательного процесса местныхнасельников в эпоху бронзы и раннего железа. На этом этапе вся совокупностьважнейших компонентов хозяйственно-культурных традиций, этни­ческого развития илингвистической близости, в конечном счете, образовала предковую основупоследующего процесса формирова­ния культурно-исторической общности союзовплемен Казахстана, включая и казахскую народность в целом. В пользу этогоговорят основные результаты исследований по этнической археологии, этно­логии,исторической этнографии и топонимике Казахстана. Это концептуальное положениенаходит наиболее важное обоснование в палеантропологических материалах Казахстана.

Как известно, объективным носителем,творцом и проводником ценностных ориентации всего этнокультурного наследия вразлич­ные исторические эпохи был сам человек. Но существует и биологи­ческаясторона его природы, когда одновременно он составляет часть естественноисторическойобщности людей, генетически связанных между собой разной степенью родства. Вгеноме человека заложены его внутренние и внешние особенности, а родственнаягруппа людей обладает своим определенным комплексом этих особенностей.

Замечено, что в силу географических иисторических причин в отдельных этнических группахчастота проявлениянаследуемых при­знаков варьирует по-разному. Именно характер распределения техили иных генов среди представителей определенной общности людей может многое рассказатьоб этнической истории народа, его мигра­циях, контактах, смешениях илиобособлениях в разные периоды. В основе данного антропологического исследованиялежат принципы этноисторического развития и географического распределения гене­тическихособенностей насельников Казахстана на протяжении ряда тысячелетий.

Обратимся к палеоантропологическимданным Казахстана эпохи бронзы, так как находки останков человека более раннихпериодов очень фрагментарны. Согласно палеоантропологическим и археоло­гическимданным, древнее население Казахстана в этот период сосрс-

|| доточивалось в центре большойэтнокультурной области — Евразии ?; — и было одним из представителей обширногоантропологического i пласта; степного типапротоевропейского расового ствола. Основная ;. часть этого большого региона,включая Казахстан и Среднюю Азию, была самой ранней областью обитания ирасселения племен индо­иранской культурно-исторической и лингвистическойобщности. На протяжении ряда тысячелетий носители этойдревнейшей цивилиза­цииоставались важнейшим ядром в формировании более поздних региональныхантропологических образований.

Палеоантропологические исследованияпозволили охарактери­зовать внешний облик древних популяций Казахстана эпохибронзы. В этот период на всей его обширной территории были распростране-, ныразличные варианты древних европеоидов, но преобладающим .; антропологическимтипом был степной, называемый также андро-новским по названию археологическойкультуры; Он имел мезокран-ный череп, низкое, широкое и хорошо профилированноев горизон­тальной плоскости лицо, сильно выступающие носовые кости и низкиеглазницы. Вместе с тем в некоторых частях Юго-Восточного (Семиречье) иЗападного Казахстана обитали племена, сходные по фенооблику с локальнымвариантом восточносредиземноморской расы. В целом эти и другие местныеевропеоидные расовые типы являлись тем мощным антропологическим пластом, набазе которого происходила дальнейшая трансформация генома древнего населе­нияКазахстана’. Таким образом, у истоков древнего антропологичес­кого пластаКазахстана находились хорошо отличимые, ярко выра­женные варианты европеоиднойрасы без следов притока генов восточного (азиатского) расового ствола.Следовательно, европеоид­ный облик древних популяций Казахстана был изначальноявлением исключительно автохтонным, и важнейшие фены-признаки обликапередавались из поколения в поколение.

Изучениепалеоантропологии Казахстана эпохи раннего желез­ного века показало, чтонаселение всего региона по-прежнему харак­теризовалось выраженными чертамиевропеоидной расы, известны­ми и в эпоху бронзы. Другими словами,прослеживается четкая генетическая преемственность между населением двухрассматрива­емых периодов Казахстана. Однако при скрупулезном анализе крани­ологическихсерий раннего железного века все же нельзя не отметить тенденцию, которая,несомненно, развивалась под воздействием фенов-признаков, привнесенныхпопуляциями восточного проис­хождения (Центральная Азия). Но удельный весмонголоидных эле­ментов был еще незначительным в фенооблике древних популяцийКазахстана. В целом у местных племен скифо-сакского времени 1/6 частьфизических черт уже принадлежала «восточному» комплексу, представители котороговпервые с данного периода фиксируются на данной территории. На этом основанииможно говорить, что середи­на I тыс. до н. э. стала началом инфильтрациивосточных популяций и метисационного процесса у древних насельников Казахстана,когда ^элементы «восточного» расового ствола на рассматриваемой территориистали постепенно нарастать по мере приближения к позднему «I; Этапусредневековья. „“   В раннежелезном веке несколько инаяэтнокультурная картина наблюдается в западной части Казахстана, где обиталокочевое объ­единение скифо-савроматских племен. Культурные очаги этой об­щностинайдены в современных Актюбинской, Западно-Казахстан­ской, Атырауской иМангистауской областях. Однако большая часть памятников скифо-савроматскоговремени обнаружена за предела­ми Западного Казахстана, а именно, в Среднем иНижнем Поволжье и Южном Урале. Историю развития этой культурной общностинекоторые исследователи связывают с указанными регионами. Вмес­те с темсавроматы Западного Казахстана обнаруживают ощутимую антропологическую связь сандроновцами степной зоны. Таким обра­зом, в эпоху раннего железа на территорииКазахстана мы сталкива­емся сдвумя культурными центрами: скифо-сакским искифо-сармат-ским. Творцами первого были потомки местных популяцийандро-новской культуры, второго — потомки древних популяций срубной культуры. Вобщем по археологическим данным между казахстански­ми саками и савроматамипрослеживается историческая близость в материальной культуре и укладе жизни6.

В антропологическомотношении черепа савромато-сарматского времени из Западного Казахстанахарактеризуются выраженным фенообликом южной ветви европеоидной расы. Вмасштабе этой расы по ряду морфологических признаков они сближаются с локаль­нымвариантом восточносредиземноморского антропологического типа7.

В целомскифо-сарматские племена рассматриваемого региона по основным краниометрическимпризнакам все же оказываются близ­кими по фенооблику к сако-усуньскому мируЮго-Восточного Казах­стана, представляя собой огромный сармато-усуньскийконтинуум. Палеоантропологические материалы собственно усуньского време­нипредставляются довольно информативными. Как известно, в конце I тысячелетия дон. э. в юго-восточной части Казахстана на смену этническому объединению племенсакского времени приходит новый племенной союз с этнонимом «усуни», который,как полагают исследователи, в сущности является последней фазой развитиясак-ской культуры. Поэтому подразделение племен на саков и усуней являетсяусловным, отражающим лишь разные этапы эволюции единой этнической общности8.В пользу этого говорят и данные палеоантропологии.

Рассмотрениекраниологических серий усуньского времени де­монстрирует непрерывнуюгенетическую преемственность с пред­шествующим периодом, т. е.антропологическая основа местных популяций античйого времени по-прежнемуостается древнеевро-пеоидной. Что касается генетической примеси восточныхплемен, то ее удельный вес несколько возрастает по сравнению с предшествую­щейскифо-сакской эпохой. В целом доля этого компонента среди местных популяций ужесоставляла 1/4 часть от общей массы.

Основная причинаобнаруженной тенденции в расовой морфоло­гии местных насельников несомненносвязана с проникновением и оседанием хуннских племен из Центральной Азии.Однако на данном этапе наших исследований конкретный вклад в генофонд местныхпопуляций пока остается не раскрытым из-за фрагментарности па-леоантропологическихматериалов по сармато-гуннским племенам,

|хотя их этнокультурноеразвитие оставило глубокий след в древней | истории Казахстана. К тому жепроблемы тохарской (юэчжийской)? цивилизации, оказавшей огромное влияние наэтнокультурное раз­витие местных племен, еще слабо разработаны. ,1   ^аостове приведенных и других данных можно заключить, что на | протяжении болеедвух тысячелетий до н. э. насельники Казахстана? в антропологическом отношенииобладали единой основой морфо-? физиологических особенностей. Она оказаласьдовольно устойчивой и, несмотря на многие эпохальные исторические события,происхо­дившие в евразийских степях в I и II тысячелетиях н. э., в дальнейшемсохранилась в генетическом портрете современных казахов в виде предковых компонентов,характерных для населения бронзового и раннего железного веков Казахстана.Основанием для такого сужде­ния служит весь обширный антропологический материалпо совре­менным казахам.

Начало I тысячелетия н.э. для большей части Евразии, включая Казахстан и Среднюю Азию, ознаменовалосьновым этапом взаи­модействия внутренних и внешних факторов в этно-ирасогенетичес-ком развитии, вследствие чего наступила кардинальная трансформа­циядревнего культурно-исторического уклада жизни местных пле­мен и совершилсяпереход к прототюркской этно-культурной и язы­ковой общности.

Как известно, во второмпериоде происходили многочисленные локальные миграции кочевых племен на Запад иобразование разных кочевых объединений с тюркоязычными наречиями на территорииКазахстана. Огромная площадь последнего с относительно стабиль­нымихозяйственно-культурными традициями в силу своего истори­ческого развития игеографического положения надолгие тысячеле­тия стала естественным мостом междуВостоком и Западом, а ее коренные насельники были в самом центре миграционныхпутей Евразии. Что касается генофонда местных популяций этих периодов, топосредством ряда миграций и последующего смешения населения его состав,несомненно, подвергался неоднократным генетическим

/>

«добавкам» со стороныкочевых племен восточного происхождения. Палеоантропология Казахстана этоговремени свидетельствует об этом (рис. 1.). Масштаб притока этих генов былразным и, естествен­но, оказал определенный эффект на фенооблик местныхпопуляций. Это особенно заметно при сопоставлении краниологических серийусуньского и тюркского периодов. Тем не менее основная масса местных этническихобразований тюркского времени оставалась ев­ропеоидной, сохраняя генетическиеособенности предшествующих им древних племен. Если обратиться к общемусоотношению двух ведущих расовых компонентов в физическом облике местных насель­никоврассматриваемого времени, то условная доля монголоидных элементов в целомсоставила 1/3 часть генофонда популяций. В ряде локальных групп уровень примесидостигал 1/2 части от общего генофонда. В некоторых краниологических сериях, вчастности в притобольской серии VIII—Х вв. н. э. из Северного Казахстана,условная доля монголоидности достигла 2/3 части от общей массы9.Аналогичное явление наблюдается в пограничных зонах (Поволжье и Приуралье),близких к западной части Казахстана, где у локальной популяции XI и XII—XIV вв.монголоидная примесь составляла столько же, сколько у нынешних представителейказахстанского варианта тураноидной (южносибирской) расы10. Все этоуказывает на то, что степень смешения физических черт на древней европеоиднойоснове с пришлыми монголоидами, характерная для современных казахов, имеламесто в отдельных частях Казахстана уже в тюркское время.

Для большинствапопуляций казахстанско-среднеазиатского ре­гиона конец I и начало IIтысячелетия н. э. ознаменовались успешным социально-экономическим и культурнымразвитием. В ряде оседлых и полуоседлых районов Казахстана усилился процессконсолидации между близкими и далекими племенными объединениями. Для насе­ленияКазахстана этой эпохи в целом характерна выраженная тен­денция к сложениюопределенной единой общеэтнической основы, обусловленной как географическими,так и культурно-исторически­ми факторами. Таковыми являются расселенность восновном на территории с однообразным ландшафтом и схожим климатом, одно­типностьхозяйственно-культурных традиций, единство языка и об­щность происхождения.Однако нашествие монголов в начале XIII в. и создание на территории Казахстанамонгольских улусов приостано­вили на долгие годы процесс завершенияэтнокультурного образова­ния единой казахской народности.

При сопоставлениикраниологических серий казахов с сериями черепов «монгольского» и тюркскоговремени обнаруживается, с одной стороны, непрерывная генетическаяпреемственность между населением указанных периодов, с другой — дальнейшееусиление притоков генов «восточной» ориентации (см. рис. 1). В целом, за времямонгольского господства условная доля восточного компонен­та у местныхнасельников увеличилась примерно на столько же, насколько и в тюркское время(около 20%). На этом основании можно утверждать, что монгольская экспансия несопровождалась массовым переселением центральноазиатских племен или полнымвытеснением местных племен в другой регион и в целом не могла

вызвать резкой сменыгенетической структуры местных популяций. Антропологически ее основная рольсвелась к очередному усилению метисационного процесса среди древних потомковкрая. Вместе с тем следует указать, что этот не столь уж большой приток генов в«мон­гольское» время в масштабе всего Казахстана оказался достаточноэффективным, чтобы в фенооблике популяций формально стал пре­валироватьвосточный компонент над западным, т. е. за все время истории контактов доляпривнесенного компонента достигла 2/3 части от общего генофонда. Такоесоотношение главных составных компонентов в антропологическом составе населенияКазахстана остается относительно устойчивым от позднего средневековья досегодняшнего дня (рис. 2).

/>

Рис. 2 Условная доля монголоидныхэлементов у населения Казахстана в различные культурно-исторические эпохи поданным краниологии.

Такимобразом, палеоантропологические материалы Казахстана позволяют заключить, чтосвойственный современным казахам фе­нооблик окончательно сформировался непозднее XIV—XV вв. на основе сложного взаимодействия двух больших рас —автохтонной европеоидной и привнесенной монголоидной. Все это теперь состав­ляетединый монолитный сплав антропологического состава казах­ского народа.

В рассматриваемом аспекте не менееважная информация содер­жится в обширных и уникальных материалах поантропологии совре­менных казахов. Среди них особое место занимаюткраниологичес­кие серии казахов, которые’по существу являются самым надежным,и, зачастую, единственным источником для сравнительного анализа расогенезаказахов, а также в определении преемственности генети­ческих связей междусовременными и древними насельниками Казахстана. Так, детальное изучениелокального разнообразия казахских краниологических серий в определенной меревысвечивает особенности внугрипопуляционного полиморфизма, постепенно на­копленногона различных этапах становления тотальной совокупнос­ти казахов, как единойэтнической общности. Имеется ряд краниоло­гических серий из различных районовреспублики, обладающих ха­рактерными чертами тураноидной расы и относящихся кединому локальному ее варианту. Однако среди них прослеживается опреде­леннаявариабельность в соотношении европеоидности и монголоид-ности, несмотря надлительность и многократность метисационных процессов у местных популяцийКазахстана, начиная с древности.

Определение условной доли монголоидныхэлементов по крани­ологическим сериям показало, что у современных казахов онасоста­вила около 70%. Следовательно, в антропо-морфологической харак­теристикекраниологических серий казахов в ощутимой мере прояв­ляется древний местныйсубстрат, на который накладывался в тече­ние ряда тысячелетий субстратныйкомпонент монголоидного про­исхождения, ставший постепенно преобладающим (см.рис. 2). В целом такое проявление относительно равномерных коррелятивных связеймежду различными биологическими показателями подтвер­ждает некоторую самостоятельностьрасогенетического процесса, в котором ведущая роль древнего предковогоевропеоидного компо­нента была исторически обусловлена. Этот компонент реальнопред­ставлен в физическом облике современных казахов.

Такая же антропологическая картина в целомпрослеживается и по другим системам фенов-маркеров, в частности по данным антро­пометрии,изосерологии, дерматоглифики и одонтологии. Основные полученные результаты порасовой соматологии свидетельствуют,. что на всей территории расселения казахихарактеризуются выра­женной гомогенностью и имеют единый антропологическийфенооб-лик. В соответствии с четкой региональной локализацией в пределахсовременной территории Казахстана их антропологический тип мож­но назватьказахстанским вариантом смешанной тураноидной расы». В составе этой расы,кроме указанного выше варианта, специалис­тами выделяются еще два локальных:притяныианьский и алтае-

/>

Рис. 3. Взаиморасположение казаховсреди некоторых народов Евразии по сумме измерительных (а) и описательных (б)признаков головы и лицевого отдела.

126

хаянский, типичными представителямикоторых признаны киргизы [и хакасы. Согласно морфологическим показателяммежгрупповых сопоставлений оба эти варианта тураноидной расы отличаются отказахстанского усилением элементов восточного расового ствола (рис. 3).

В антропологии Казахстана также нашлоотражение и изучение этнического образования казахов в серологическом аспекте.Подан­ным системы АВО для казахов, в целом можно считать установлен­нымпреобладанием аллеля 0. Процентное содержание аллелей А и В равномерно, аконцентрация генных частот р (А) и q (В) достаточноблизки между собой (А >В). Этот факт говорит о том, что в генети-i ческой структуре казахов почти равномерно сочетаютсяисходные составные компоненты на основе серологических факторов — евро­пеоидныхи монголоидных. Основным вариантом в этой системе групп крови для казахскойпопуляции в целом является следующий:

О > А > В > АВ.Антропологическое значение такого распределения раскрывается при сопоставлениис общим распространением генных частот по локусу АВО у народов Евразии. Так,казахская популяция тяготеет к относительно средней величине колебаний частотфено­типов системы АВО населения Центральной и Средней Азии, а в ряде случаевсовпадает с таковыми вариантами у народов Восточной Европы и Передней Азии. Пораспределению фенотипа А казахи, находясь в пределах интервала частот, присущихнаселению Цен­тральной Азии, приближаются к его верхней границе, а по отноше­ниюк народам Восточной Европы — к нижней границе свойственных им частот. Фенотип Ву казахов имеет частоты, соответствующие средним цифрам частот у жителейЦентральной Азии, несколько превышающие показатели, характерные для популяцийВосточной Европы и близко подходящие к верхней границе интервала частот,свойственных населению Передней и Средней Азии. Соответственно этому частотыгенов р (А) и q (В) у казахов в основном лежат в области пограничных значений,характерных для популяций Центральной Азии и Восточной Европы.

Рассмотрение распределения системы группкрови MN среди казахских популяций показало, что дляних характерно преоблада­ние аллеля М над N. Процент лиц с наличием обоихаллелей MN среди местных популяций значительно больше, чем с одним. По степениконцентрации генных частот по данному локусу казахи обнаруживают относительновысокий процент m (M) иумеренно низкий п (Ы). Установление по локусу MN частоты фенотипов и генотипову казахов наиболее близко подходят к этим показателям у народов Средней Азии.По отношению к европеоидным группам выявленные частоты у казахов находятся награнице таковых у наро­дов Восточной Европы. В целом казахи вполне определенноявляют­ся носителями смешанных особенностей по локусу MN12.

Поданным системырезус-фактора среди казахов исключительно преобладают лица срезус-положительной реакцией над резус-отри­цательной. Для них характерноотносительно высокое содержание аллеля D. На всейизученной территории показателя встречаемости резус отрицательности стабильны,так как изменчивость генных час­тот по данному локусу у казахов невелика, и онипредставляют собой однородную естественноисторическую общность. В масштабеобщей казахской популяции уровень концентрации гена dне достигает распространенности этого аллеля у населения Восточной Европы, ноона несколько больше, чем у жителей Центральной Азии. В общем по данномугенетическому маркеру результаты определенно свидетель­ствуют о смешанномпроисхождении казахов между европеоидами и монголоидами. Здесь в качествекраткой иллюстрации можно при­вести процентное содержание резус-отрицательногофактора у наро­дов Евразии. Правда, при этом проценты предварительно переводят­сяв баллы. С учетом полярности генетической структуры сравнитель­ных популяцийказахи стоят на четыре балла дальше от современных монголов, на пять баллов —от коренных народов Средней Азии и на десять баллов от восточных славян.Обобщенные генетические величины по изученным локусам позволяют заключить, чтона попу-ляционном уровне у казахов вполне реально существует свой гено­фонд.Его специфическая особенность наиболее ярко проявляется при межэтническихсопоставлениях, где в серологическом отноше­нии наиболее типичные представителикак европеоидного, так и монголоидного расовых типов существенно отличаются отобобщен­ного генетического показателя у казахов (рис. 4). Таким обоазом-

/>

Рис. 4. Суммарные генетическиерасстояния казахов от некоторых народов Евразии.

проведенныйсерологический анализ отражает один из путей микро­эволюционного развитиясовременных казахов и одновременно де­монстрирует, в каком соотношении у нихсохранились исходные генетические особенности, а также показывает их условноерасстоя­ние в этноантропологическом развитии от популяций сопредельныхтерриторий.

Как известно,специфическое сочетание полиморфных призна­ков кожного рельефа пальцев и ладониобладают высокой таксоно­мической ценностью. Эти дерматоглифические данные посовремен­ным этническим группам сейчас широко используются в антрополо­гическойнауке. В полученных материалах весь комплекс признаков дерматоглификисвидетельствует об однородности локальных групп казахов и ее гомогенности какпопуляций в целом. По основным свойствам кожных узоров казахи находятся настыке монголоидно-европеоидных групп», т. е. относятся к популяциямметисного проис­хождения (рис.5).

/>

Рис. 5. Обобщенные дерматоглифическиерасстояния казахов (К) от некоторых народов Евразии.

Всовременной антропологии наряду с данными по расовой сома­тологии, серологии,дерматоглифике также изучаются особенности зубной морфологии человека вэтногенетических аспектах. Как из-вестно, морфологическое строение зубнойсистемы является одним из важнейших источников биологической иисторической информа-v ции, так как рядважных черт зубного рельефа указывает на присут-, ствие древних особенностей.Одонтологический анализ позволяет

• заключить, что поосновным фенам-маркерам зубного рельефа казах-«, екая популяцияобнаруживает реальное внутриэтническое единство и укладывается в пределывариации переходных расовых типов Евра­зии.14

В целом, одонтологические особенности указахов выявляют в

• основном те жезакономерности, что и по другим системам антропо-,’ логических признаков, т. е.по расовой соматологии, серологии,, особенно дерматоглифике (рис. 6). Об этомсвидетельствует, прежде ‘ всего то, что в зубной морфологии казахов черты«восточной» ориентации превалируют над особенностями «западной». Вместе с темпоказатели некоторых фенов зубного рельефа «западного» ствола в известной мереубывают по мере продвижения с западной в восточ­ную часть республики.Выявленный «западный» стабильный компонент у современных казахов генетически уходитсвоими корнями к древнему местному субстрату.

Таким образом,масштабные комплексные антропологические исследования современных казаховсодержат достаточно познава­тельную информацию, которая в полной мересоотносится сданными междисциплинарных изысканий при разработке проблемэтногене­за, и, все это, вместе взятое, неопровержимо демонстрирует общностьгенетического процесса и пути формирования этнокультурной осно­вы у древнего исовременного населения Казахстана. Имея древние истоки становления, казахскийнарод обретает свое реальное сущес­твование как самостоятельное этническоеобразование с середины II тыс. н. э., что признается большинствомисследователей. Именно с этого времени, о чем свидетельствует весь комплексисточников,

/>

местные популяцииобразовали единый этнический массив со всеми специфическими особенностямигенетического фонда и фенотипи-ческого облика, с самобытными культурнымичертами и основами современного языка на всей территории Казахстана.

В этомантропологическом, этническом и лингвистическом ка­честве казахский народпредстает перед новым историческим разви­тием в кругу современного разнообразиякультурных контактов в единой системе человеческих цивилизаций.

§ 2. Этническиепроцессы на территории Казахстана

Этническаяистория Казахстана, как и всего региона Централь­ной Азии, крайне сложна. Напротяжении веков здесь перекрещива­лись судьбы множества племен и народов.Сведения о них разбросаны

130

Itвбольшом количестве источников на многих языках, восточных и ||. европейских.Исследователями нескольких поколений востоковедов |? осуществлена большаяработа по их изучению.

г|   В научнойлитературе утвердилось понимание этноса (т. е. народа Ц — племени, народности,нации), как исторически сложившейся, Г устойчивой совокупности людей,обладающей не только общими у внешнимифизическими чертами, но и относительно стабильными •;, особенностями культуры(включая язык) и психики, а также сознани-1 ем своего единства и ‘обособленностиот других этнических групп (т. е. самосознанием), закрепленным в самоназвании(этнониме). Для формирования этноса и дальнейшего сохранения его целостнос-тиважнейшее значение имеет единство территории его расселения. v Чтобы у людей появились общие черты, выделяющие их изчисла

•других этносов, онидолжны непрерывно, длительно общаться друг с другом, а это возможно лишь приусловии их расселения, по крайней мере в период формирования, консолидацииэтноса, в пределах единой, постоянной территории15.

В XV—XVI вв. восновном завершился многовековой процесс формирования казахской народности и ееэтнической территории, фактически в тех же пределах, в которых размещалиськазахи и в последующие, века.

Этническую основуказахской народности, как и ряда других тюр-

•кских народностейрегиона Центральной Азии, также сложившихся к XV—XVI вв., составилимногочисленные разноязыкие в прошлом племена и народы, от саков, усуней,кангюев, гуннов, тюрков, тюрге-шей, карлуков, огузов, кимаков, кыпчаков донайманов, аргынов, киреев, конгратов, джалаиров, дулатов и многих других,обитавших в разное время на территории Казахстана’6. Некоторые изних в разные. эпохи имели свои государства. Многие древние тюркские родовые иплеменные названия сохраняются у казахов и в позднее время.

Истоки этногенетическихпроцессов, обусловивших образование казахской народности, восходят к глубокойдревности — эпохе разло­жения первобытнообщинного строя. В начальной стадии этипро­цессы были связаны с автохтонным населением. Но в последующем развитии онивсе более зависели от этнических процессов на обшир­ных пространствахЦентральной Азии. Движение этнической исто­рии на территории Казахстана,сложение в разные периоды крупных этнических и этнополитических общностей и вконечном итоге — казахской народности органически обусловлены эволюцией и взаи­мосвязьюхозяйственных форм кочевого скотоводства и оседлого земледелия, а такжегородской культуры, прогрессивными изменени­ями в общественных отношениях. Вомногом этнические процессы определялись важнейшими политическими событиямидревности и средневековья, происходившими в целом вказахстанско-среднеази-атском регионе и за его пределами.

В развитииэтногенетических процессов на территории Казахста­на выделяются несколькоэтапов. По антропологическим данным, в процессе этнического развития устойчивосохранялся на протяже­нии длительного времени европеоидный тип населения,подверг­шийся со временем более или менее сильному (в разных зонах) изменению всторону монголоидности. Не оставалась неизменной и языковая ситуация,ираноязычность древних племен постепенно уступала место тюркоязычности болеепоздних обитателей данной территории. Андроновским племенам индоиранцев,европеоидного облика, занимавшимся скотоводством и земледелием в эпоху бронзы,наследовали в период раннего железа родственные скифам кочевые скотоводческиеплемена саков в южных и восточных областях, савро-матов — в северных и западных17.

Решающий этап вэтнических процессах в Казахстане и в целом в регионе степныхтерриторий Евразиисвязан с массовым расселением тюрков в западном направлении с середины I тыс.н. э. Все более определенной, моноэтничной, а именно — тюркской, становиласьэтнодсмографи ческая обстановка в степной части территории Казах­стана исопредельных стран. На огромной территории в южном, юго-западном направлении,от Северной Монголии до Амударьи, вклю­чая Семиречье, также постепеннорасселяются тюркские племена. На землях Казахстана тюрки, среди которыхисточники называют племена бугу, байырку, бекли, кыбыр, тюргеш, булак, карлук идр., смешивались с потомками древних его обитателей саков, сарматов, усуней,кангюев.

Формирование новыхсоциальных (раннсфеодальных) отноше­ний и образование древнетюркскойгосударственности в VI в.—Тюр­кского каганата, затем Западно-Тюркского каганата—содействова­ли интенсивномупритокутюркоязычныхплемен назаладные земли,тюркизации местного населения Казахстана, постепенной монголи-зацииантропологического типа, закреплению тюркских племен на определенныхтерриториях»‘.

В эпоху возникновенияцелого ряда тюркских государств интегра­ционные тенденции в этническихпроцессах на территории Казахста­на усилились. Эти государства обеспечиливозможность политичес­кой консолидации местного и пришлого населения, егоэтнокультур­ного обособления в отдельных регионах, стабилизацию условий дляхозяйственного освоения территорий.

На юго-востокеКазахстана Тюргешский каганат (VII—VIiIвв.) объединил племена большой территории Чу-Илийского междуречья, с центрамина Таласе и в Суябе. Тюрки приобщались к оседлоземле-дельческой и городскойжизни (до того носителями этой культуры были в основном согдийцы).

В Карлукскую федерациюплемен (VIII—Х вв.), переместившихся на территорию Семиречья из области междуЗападным Алтаем и Тарбагатаем, кроме собственно карлуков, входили кочевые иполуко­чевые тюркоязычные племена, объединявшиеся единым термином «карлук»:тухси, чигили, азкиши, дулу, халаджи, чаруки, аргу, барсха-ны и другие (часть изних ранее входили в Тюргешский племенной союз). В нее вошли также группыогузов, уйгуров, ссмиреченских согдийцев. Основная часть огузов ушла вПриаралье. В карлукской этнополитической общности преобладал европеоидныйрасовый тип с незначительной примесью монголоидности19. Значительнаямасса карлуков мигрировала в Мавераннахр, составив существенную частьформировавшейся узбекской народности.

/>Натерритории Южного Казахстана государство огузов (IX—XI вв.) объединилокангюйские (канглы) и кангаро-печенежские племена и этнические группыдолиныСырдарьи, асов и аланов из арало-каспий-ских областей, а также тюркские кочевыеплемена, продвинувшиеся на запад из Семиречья, в их числе — этническиегруппы карлуков, халаджей, чагра, чаруков. В антропологическом облике огузовпреоб­ладали монголоидные черты20. Впоследствии большая часть огузовпередвинулась в Среднюю Азию, другая вошла в состав нового этно-политическогообъединения на территории Казахстана в государство кыпчаков.

В северных, восточных ицентральных районах Казахстана в VIII—XI вв. обитали кимакские и кыпчакскиеплемена, также создав­шие свою раннефеодальную государственность. В составкимакского политического объединения входили кочевые и полукочевые тюрк­скиеплемена кыпчак, эймур, имак, татар, байандур и др.21 Преемни­камикимакской государственности стали кыпчаки, одно из наиболее крупных племенкимакского объединения.

Становление иукрепление раннефеодальных общественных от­ношений, общие формы хозяйственнойжизни, материальной культу­ры, утверждение тюркского языка как основного средиобитателей обширных пространств Казахстана, хозяйственные и политическиевзаимосвязи населения упомянутых выше государственных образо­ванийсодействовали объединительным тенденциям в этнических процессах. Однакоудревнихи раннесредневековых племен Казахста­на в силу естественногеографических,хозяйственных условий их обитания, исторически складывавшихся обстоятельств ихполити­ческой обособленности, а именно вхождения их в разные племенные союзы ираннефеодальные государства, все отчетливее выявлялись тенденции формированияих в несколько этнокультурных групп с территориальными центрами: в Семиречье иТуркестане (район Ка-ратау и долина Сырдарьи), в Центральном, Северном иВосточном Казахстане, а также в Западном, конкретнее в Прикаспии и При-аралье,в междуречье Урала и Волги. Дальнейшие исторические судьбы населениясредневекового Казахстана постепенно закрепля­ли такое разделение, хотя в целомобщение отдельных его частей не прекращалось. Все более сильное воздействие наэтнические процес­сы оказывал политический фактор.

Усилились хозяйственноеи культурное взаимодействие и этнопо-литическая консолидация племен и народовюга и юго-востока Ка­захстана между собой, а также политическая ориентация техи других на взаимосвязи с населением Средней Азии, чему во многом способ­ствовалодлительное вхождение их в состав Караханидского феодаль­ного государства (X—XII вв.), занимавшего огромнуютерриторию Средней Азии, Восточного Туркестана, часть Южного и Юго-Восточ­ногоКазахстана22. В образовании государства Караханидов, объеди­нившегооседлых земледельцев и кочевых скотоводов, большую роль играли обитавшие вСемиречье племена карлуков, чигилей и ягма. Консолидация этих племен вместе сместным населением в Средней Азии явилась существенным этапом на путиформирования узбек­ской народности, в Восточном Туркестане — уйгурской.Формирова­нию их в условиях сравнительно развитых общественных отношений в этомгосударстве в более прочный этносоциальный ооганилм —

К народность мешалиполитические судьбы Караханидов, постспсн-«I ный распад его на Восточный иЗападный каганаты. ;   Государственное объединение кыпчакских племен (XI—XIIвв.) ) содействовало этнополитическим и хозяйственно-культурным кон-. тактаммассы тюркских племен обширных территорий»от Иртыша до Урала и Волги идалее на запад. В составе племен кыпчакской конфедерации были кимаки (йемаки),байандуры, баяуты, канглы, уран, югуры, токсоба, олбурлик (ильбари), йета,буржоглы, анджоглы. дурут и многие другие. Восточно-кыпчакские племенавзаимодей­ствовали на территории Восточного Дешт- и Кыпчака («Кыпчакская’степь»), т. е. степной территории Казахстана с другими тюркоязыч-нымиплеменами соседних государственных образований, они вобра­ли в себя частьогузских родов и племен. Многие племена и этничес-‘ кие группы региона (включаяи Южный Казахстан), объединенные: хозяйственно-территориальными иполитическими связями, прини­мали этноним «кыпчак» и именовали себя кыпчаками23.В XII— начале XIII вв. кыпчаки, как и карлуки, также были на пути сложениянародности раннефеодального типа. Но события последующих столе­тий раздробили иэту крупную этнополитическую общность, сделали восточных кыпчаков участникамисложения казахской, а также кир­гизской, узбекской, каракалпакской, ногайской ицелого ряда других народностей.

В начале XIII в. в Восточныйи Юго-Восточный Казахстан пере­местились из Монголии и Алтая под давлениеммонголов Чингисха­на тюркоязычные (по другим сведениям монголоязычные) найманыи киреиты, имевшие свои государственно-политические объедине­ния и достигшиеуровня раннеклассовых этнических общностей. Вовлеченные в орбиту монгольскихзавоеваний, они расселились в разных областях Монгольской империи и принялиучастие в форми­ровании многих тюркских народов.

К началу XIII в. вусловиях тесного экономического взаимодейст­вия населения обширных зонмногоукладного хозяйства, кочевого и полукочевого скотоводства и оседлогоземледелия и городской куль­туры, в ходе упрочения самостоятельныхобщественно-политических структур, упомянутых выше государственных образованийс большей или меньшей степенью стабильности, в процессе сложения языковой икультурно-бытовой общности определились основные узлы этноге­неза, этническойконсолидации населения. Складывались условия для формирования по меньшей мередвух народностей: на кыпчакс-ко-огузской этнической основе — на обширнойтерритории Восточ­ного Дешт- и Кыпчака и карлукской основе — в Семиречье.Дальней­шее общение между ними, продвижение кыпчаков (и входивших в ихполитический союз родов и племен) на юг и юго-восток, а семиречен-ских племен(карлуков, киреитов и др.) на запад формировало исто­рические предпосылки длясложения более крупной тюркоязычной народности. Однако дальнейшеепоступательное развитие этничес­кой консолидации населения было задержаномонгольским нашес­твием.

Отрицательных воздействийна этническую ситуацию в регионе было слишком много. Была истреблена, уведена врабство, втянута в завоевательные походы Чингизидов и перемещена за пределыКазах стана значительная часть населения. Оставшаяся часть тюркских племенКазахстана оказалась разъединенной между новыми полити­ческими образованиями —улусами Джучи, Чагатая, Угэдэя, хотя при разграничении территорий между ними вопределенной степени учитывались сложившиеся в прошлом этнические границы. УлусДжучи (затем Золотая Орда) занимал кыпчакские земли от Иртыша и Алтая до Дуная.В Казахстане он охватывал обширные территории центральных, северных исеверо-восточных, западных его земель. Улус Чагатая занимал Южный иЮго-Восточный Казахстан, т. е. земли кыпчаков, караханидских тюрков, карлуков.В улус Угэдэя из территорий Казахстана отошла северо-восточная часть Семиречья,куда перед тем передвинулись с востока разбитые монголами найма-ны и киреиты(киреи).

Добавился новыйэтнический компонент— монгольские роды и племена, передвинувшиеся на территориюКазахстана — жалаиры, конграты, мангыты, барласы, байрины и др. Захватмонгольскими феодалами пастбищ вел к вытеснению, перемещению местного насе­ления.Феодальные войны и междоусобицы, политическое дробление улусов усилили процессизмельчания, разъединения, перемещения тюркских родов и племен. Монгольскоезавоевание территории Ка­захстана привело к усилению монголоидных черт вантропологичес­ком типе местного тюркского населения, но сами монгольские этни­ческиегруппы в виду их относительной немногочисленности и распы­ленности на огромныхтерриториях были постепенно поглощены, ассимилированы преобладающей тюркскойсредой.

§ 3. Завершениеформирования казахской народности

Монгольскоезавоевание оказало в целом большое влияние на ход этнических процессов натерритории Казахстана. Оно явилось важ­нейшим политическим фактором,качественно изменившим ход раз­вития этносов в регионе, открыло пути к сложениюновых этносоци-альных общностей. Прежний эволюционный путь сложения упомя­нутыхвыше крупных раннефеодальных народностей на территории Казахстана был прерван.Изменились в этническом плане многие стороны жизнедеятельности местногонаселения, в частности, пре­терпели изменения этнический состав населения,формы его этносо-циальной организации, социально-экономические условия его жиз­нии т. д.

Выше были упомянутыновые этнические группы, тюркские и монгольские племена, появившиеся натерритории Казахстана в эпоху монгольских завоеваний. Численность монголов былаотноси­тельно невелика по сравнению с покоренными народами, но они составлялиправящий слой и ядро военных сил в каждом из образо­ванных ими улусов —государств. В Золотой Орде монголы составляли лишь четверть войска, от 40 тыс.в первые годы до 100 тыс. к рубежу XIV в. Войско Бату-хана названо в источникахкыпчакским, так как на 3/4 оно состояло из кыпчаков и других тюркских племен.На территории степной зоны Казахстана, где получил улус Орда-Ичен, былопримерно столько же монгольского войска: «Из войск Джучи-хана,— сообщил Рашидад-Дин,— половиной ведал он, а другой поло-

136

виной — Бату»24.До 200 тыс. кочевников из монголов и тюркских племен с Алтая и Южной Сибири(кунгратов, барласов, бааринов. джалаиров и др.) переселилось в Семиречье иПритяньшанье до середины ХШ в.2′

Но постепенно монголырастворились среди подавляющего числа тюркского населения, приняли их язык иобычаи. На огромной территории Золотой Орды кроме кылчаков, составлявшихподавля­ющую часть населения, проживали канглы, найманы, ксрситы,уйсу-ны, кенсгесы, аргыныимногиедругие. Арабский географ и путешест­венникАл-Омари весьма образно отразил в XIV веке процесс асси­миляции в Золотой Орде:«В древности это государство было страной кыпчаков, но, когда им завладелитатары, то кыпчаки сделались их подданными. Потом они смешались и породнились сними и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их, и все онистали точно кыпчаки, как будто они одного |с ними] рода, от того, что монголыпоселились на земле кыпчаков, вступили в брак с ними и остались жить на землеих (кыпчаков)»211. Это наблюдение относится и к восточной частиЗолотой Орды — территории Казахстана.

Вовлеченные взавоевательные походы, кочевники из восточной части Дешт-и Кыпчака не всегдавозвращались на прежние места обитания, они оставались в новых завоеванныхкраях (Поволжье, Булгария, Южная Русь). Часть кыпчаков под давлением монголовпереместилась в другие районы, в пределы Северного Казахстана, Западной Сибири.Туда же ушли найманы, ксреиты. Это вело к уменьшению численности населения в ихкоренных.землях, ослабле­нию хозяйственного потенциала. Особенно сильномонгольское за­воевание нарушило сложившуюся этнополитичсскую структуру вСемиречье. Бывшее городское и сельское население частью рассея­лось, ушло вдругие места, частью изменило тип хозяйства. Захват монголами лучших пастбищ,особенно в Восточном Казахстане и Семиречье, неизбежно вел к вытеснению с нихкоренного населения, а раздел монгольской знатью захваченной ими территории наулусы разобщал этнически родственные группы. Выше были отмечены аналогичныеизменения в Южном Казахстане.

С образованиемМонгольской империи и формированием улусов ускорился процесс интеграции племени народов, как ранее обитав­ших на этой территории, так и мигрировавших свостока. Новые общественные структуры, феодальныедержания, улусы такжесушест-венно изменили этническую карту региона. Распределив местное населениепо «тысячам» и «туменам», раздробив кочевые племена между уделами и улусами,монголы смешали население, переместили крупные его массивы на новые места обитания.Замена близкород­ственных связей территориальными содействовала ускорению про­цессаконсолидации кочевого населения в народность. В западной части Золотой Ордыэтот процесс протекал быстрее, чем в восточной, на территории Казахстана, всвязи с более благоприятными экономи­ческими условиями — в части соотношенияоседлых и кочевых зон, сохранения старых и строительства новых городов — иболее интен­сивным социальным развитием золотоордынского общества27.

С установлениеммонгольского господства на территории Казах­стана сложились особо трудныеусловия для этнополитического развития местного населения, из-за исключительнонеблагоприят­ных социально-экономических его последствий. Сокращение ареалагородской и земледельческой культуры в монгольскую эпоху в силу сложившихсяэкономичсскихусловии, неспособствовавшихсе выжи­ванию, усиление удельного весакочевого скотоводческого сектора хозяйства, замедление социального развития,одним из основных проявлений которого было закрепление пережиточныхформ общест­веннойорганизации,— все это сильно повлияло на ход этнических процессов. Разрушениеэкономики привело к разрыву хозяйственных связей, что тормозило этническоесплочение.

Но постепенновосстанавливалась хозяйственная жизнь. Стали возрождаться города на юге Казахстана,очаги земледелия в былых зонах оседлой культуры, расширялся товарообмен,восстанавлива­лись хозяйственные контакты населения различных областей, чтообеспечивало взаимообщение племен, племенных объединений, дру­гихэтнополитических групп. Эти процессы связаны с историей обра­зования иукрепления государств Ак-Орды, ханства Абулхайр-хана, Ногайской Орды иМогулистана. В рамках этих государств появились более благоприятные, чем тобыло в монгольских улусах, условия для политического, хозяйственного и социальногоразвития населения Восточного Дешт- и Кыпчака и Семиречья, взаимообщения и взаи­модействияего во всех формах общественной жизни. Политически объединив этническиетерритории племен, небольшие улусы и владе­ния, возникавшие в результате усобици войн в Золотой Орде и Чагатаидском государстве, упомянутые государства явилисобой бо­лее прочную, этнически обособленную государственную организа­цию,обеспечившую входившим в него племенам и племенным объ­единениямтерриториальное и политическое единство, возможность развития экономики,культуры, мирных контактов населения раз­личных районов Казахстана.

Известно, что важнымусловием слияния племен в народность является само развитие хозяйства,хозяйственных связей. Именно при кочевом и полукочевом скотоводстве с особойнеобходимостью устанавливались хозяйственные связи со смежными территориямиоседло-земледельческой и городской культуры в силу самой природыразноотраслевой экономики этих территорий. Создавался единый экономическийрегион с устойчивыми связями населения как в хозяйственном плане, так и вэтнокультурном, этнополитическом, устанавливались бытовые контакты не толькомежду представителя­ми близкородственных этносов, но и других этнических групп.

В XIV— первой половинеXV вв., в период Ак-Орды, государства кочевых узбеков, стабилизируетсяэтнический состав племен на тер­ритории Казахстана, сглаживаются различиямножества местных и Переместившихся тюркских, монгольских племен,устанавливается общность этнических черт разных племенных объединений. Этигосударства были по существу полиэтничными по составу населения. Этническийсостав населения Ак-Орды, Ханства Абулхайра (Госу­дарства кочевых узбеков^,Ногайской Орды был в основном идентич­ным. Их населяли тюркоязычные племена,известные в письменных источниках того времени под собирательнымэтнополитическим термином (этнополитонимом) «узбек»: кыпчаки, уйсуны, конграты,

киреиты, мангыты,аргыны, карлуки, канглы, найманы. Кроме них источники называют племена и родыбуркутов, кыятов, утарчи, джа-тов, чимбасв, кенегссов, дурманов, карлаутов,таймасов,. шадбаклы, маджаров, уйратов и др.» Многие из этих племенизвестны в составе казахских Среднего и Младшего жузов. Другая часть на рубеже XV—XVIвв. ушла в Среднюю Азию и унесла туда имя «узбек». В Ногайской Орде племенакыпчаков, канглы, найманов, уйшун и кунгратов вошли в состав ногайскойнародности, наряду с мангытами, алшинами, ктай, тама, ас и другими-1′.Все это были тюркские и тюркизированные племена и роды, общие для целого рядатюркских народов Средней Азии и Казахстана, разбросанные и перемешанные наогромной территории региона бурными событиями XIII—XIV столетий. Эти народыформировались в эпоху развитого средневе­ковья практически одновременно.Формирование это происходило не изолировано, а в тесных контактах этническихгрупп, в политичес­ких связях государственных объединений, хозяйственном икультур­ном взаимообщении населения. В рамках упомянутых государств процессыэтнополитического развития были в определенной степе­ни общими для узбеков,ногайцев, каракалпаков, сибирских татар, казахов.

Семиречье, входившее всостав Могулистана, населяли племена, известные в средневековых источниках подсобирательным этнопо­литическим термином «могулы»: дуглаты (дулаты), киреиты(киреи), канглы (бекчики), карлуки, курлауты, барласы, чорасы, джалаиры,уйсуни, кушчи, кончи, калучи, булгачи и другие, числом более 30 наименований.Основная часть этих родов и племен вошла в состав другой ветви казахов —Старшего жуза. Другая часть могулов ушла в Восточный Туркестан, где сталасоставной частью уйгуров, а третья часть — в Прйтяньшанье, войдя в составкиргизов30.

Возникнув на территориидревних историк о-этнографических об­ластей — в районе расселения племенКыпчакского и Усуньского союзов, и Ак-Орда, и Могулистан в XIV—XV вв. сохранялипреем­ственность основного этнического ядра местных племен древнего Казахстана.Этнической основой этих государств и казахских Средне­го и Старшего жузов былисоответственно одни и те же местные тюркские племена — ядра, занимавшиеопределенную этническую территорию, вокруг которых в течение многовекового ходаэтничес­кого становления народности сгруппировались местные и пришлые,родственные и неродственные, целые и осколочные, тюркские и тюркизированные(ассимилированные) племена, роды и их подраз­деления. Это подчеркиваетнеслучайность возникновения Ак-Орды и Могулистана имен но на отмеченн ых вышетерритори ях Казахстана, подчеркивает, что этнической основой этих государствбыло местное население.

Пребывание названныхплемен в государствах Ак-Орда, Ногай­ский Улус (Орда), Ханство Абулхайра,Могулистан, их общие истори­ческие судьбы, как, например, общая борьба противвласти золотоор-дынских ханов, необходимость сплочения для отпоразавоевательной политики правителей соседних феодальных государств (в частности,Тимуридов Мавераннахра, ойратов), способствовали этнической кон­солидациинаселения. Сплачивающим фактором является также общность культуры в самомшироком смысле, включая духовную и материальную культуру. Входя в разныегосударственные образова­ния, население Казахстана в XIV- XV вв. пользовалосьодним язы­ком; в то же время исследователями отмечается преемственность языка убольшинства племенных групп и племен в до- и послемон-гольских государствах наэтой территории. Характерные особеннос­ти языка закрепились на протяжении этоговремени и вполне соот­носятся исследователями с языком памятников кыпчакскоилитера­туры XIV—XV вв. Историческая память народа концентрировалась в фольклоре— эпосе, песнях, легендах. Продолжали развиваться осо­бенности хозяйственного иобщественного быта, материальной и духовной культуры складывавшейся народности.Антропологи­ческий материал, относящийся к этому времени, говорит о единстве восновном антропологического типа населения, идентичного каза­хам последующеговремени»

Длительное вхождениенаселения в систему отдельных государств в XIV—XV вв., как и прежде вмонгольские улусы, усилило воздейст­вие отмеченных выше факторов, в силукоторых на территории Казахстана возникло несколько узлов этнической консолидациив форме трех жузов. Племена каждого из казахских жузов были связа­ны общимимаршрутами кочевания, имели общую этническую терри­торию, совпадавшую сосновной частью территорий упомянутых государств. Старший жуз занималтерриторию от Сырдарьи до Семи­речья включительно; в его состав входили уйсуны,канглы, дулаты (дуглаты), албаны, суаны, сргели, ысты, ошакты, шапрашты,жалаиры и др. Средний жуз занимал районы Центрального и часть Северо-ВосточногоКазахстана; в его составе — кыпчаки, аргыны, найманы, конграты, киреиты,карлукские роды и др. Младший жуз занимал низовья Сырдарьи, берега Аральскогоморя, северную часть Прикас­пийской низменности. В его составе племенноеобъединение алшын и такие племена, как адай, алаш, байбакты, жаппас, тазлар,кара-сакал, каракесек и др.»2 Время н механизм образования жузовоста­ются неисследованными. Отведения источников относятся к поздне­му времени,однако появление составных частей жузов, т. е. наиболее крупных из упомянутыхплемен, на территории Казахстана было зафиксировано выше при изложении многихисторических событий в древности и средневековье.

Основное содержаниеэтнической истории Казахстана того вре­мени заключается в завершенииформирования народности, вычле­нении состава племен казахских жузов,продвижении племен и родов, дополнивших древние автохтонные этнические ядра, наих поздней-шиетерритории, зафиксированные источниками XVII—Х1Хвв. Мож­носказать, что к рубежу XV—XVI вв. жузы пришли уже сложившими­ся, но ихформирование и перераспределение, поляризация племен происходили впредшествующие столетия вместе с длительным про­цессом сложения народности,через этнополитические общности кыпчаков, узбеков, ногайцев, могулов иодновременно с вхождением отдельных родов и племен в другие формировавшиесятюркские народности. Окончательное завершение процесса этнической консо­лидацииказахской народности замедлялось разобщенностью от­дельных, историческискладывавшихся ее частей, входивших в состав

несколькихгосударственных образований. Следует отметить, что в XIV—XV вв. продолжалисьмногочисленные миграции. Так, во время войн Тимура переместились могульскиегруппы из Семиречья в Среднюю Азию’ При Абулхайр-ханс откочевали к нему изМогули-стана племена калучи ибулгачи, на каком-то этапе переместились изСемиречья киреи в Средний жуз, мангыты-ногайцы переместились с запада наСырдарью; на исходе XV в. ушли в Среднюю Азию с Мухаммедом Шайбани-ханом многиероды и племена из восточного Дешт-и Кыпчака. Все это дестабилизировалополитическое положе­ние и затрудняло этническую консолидацию.населенияобширной территории Казахстана.

Государственноеобъединение во второй половине XV—XVI вв. основных этнических групп казахскойнародности и ее этнической территории ускорило процесс завершения формированиянароднос­ти. В отличие от ханства Абулхайра и Ак-Орды, а также Могулистана,Казахское ханство имело более широкую и прочную этническую основу — ужесложившуюся казахскую народность. Впервые после монгольского завоевания былиобъединены в одно государство почти все тюркские роды и племена восточногоДешт-и Кыпчака, Турке­стана и Семиречья.

Следует особоостановиться на проблеме этнической общности населения юга Казахстана иостальной территории расселения казах­ского этноса. Письменные иархеологические материалы подтвер­ждают связь населения этого района собитателями восточного Дешт-и Кыпчака и Семиречья не только традициямихозяйственно-политического и культурного развития, но и этногенетическим род­ством,общими этнополитическими судьбами. На территории Южно­го Казахстана и Юго-ЗападногоСемиречья издавна был стык двух главных этнических узлов формирования казахскойнародности, двух крупных этнополитичсских общностей древнего Казахстана — Кип­чакскогосоюза племен в Центральном, Северном и Южном Казах-‘ стане и Усуньского союзаплемен в Юго-Восточном Казахстане, ставших основой Среднего и Старшего жузовказахов. Их этнические территории простирались к северу и северо-востоку отбассейна средней Сырдарьи и Каратау. От низовий Сырдарьи на северо-запад и насевер простирались земли казахского Младшего жуза. Факти­чески все три жузавыходили на территорию средневекового Туркес­тана, т. е. на значительную частьсовременной Шымкентской облас­ти33. В Туркестане (областиприсырдарьинских городов и ареала Каратау) в XIV—XV вв. жили кыпчаки, канглы,конграты, аргыны, дуглаты, мангыты, джалаиры, представители других казахских иуз­бекских родов и племен. Одни из них (кыпчаки, канглы) жили на этойтерритории с древних времен; другие (конграты, джалаиры) пересе­лились примонгольском завоевании, хотя и включили в себя массу местных родов и осколковплемен, передав им свое имя; третьи (дуглаты, аргыны, мангыты и др.) попалисюда в период войн и миграций при Тимуре и Бараке, Абулхайрс и Джаныбске,могульском хане Юнусе и Мухаммаде Шайбани. Источники фиксируют и совмест­ноепроживание казахов, узбеков, каракалпаков на территории Тур­кестана в этовремя. В вакфной грамоте конца XVI в. в составе жителей Сыгнака и его округиназваны казахи, тюрки (узбеки), арабы (потомки древних завоевателей),каракалпаки34. Длительное пребы­вание на территории Туркестанаразличных родов и племен, входив­ших в состав казахов и узбеков, мангытов имогулов, приводили к этнической пестроте местного населения, появлению особогоэтни­ческого компонента в составе казахской народности, характерного только дляЮжного Казахстана. Вместе с укреплением Казахского ханства и ускорениемпроцесса консолидации народности в ее состав вошли казахские роды и племена,находившиеся в подчинении пра­вителей Могулистана, Сибирского ханства, НогайскойОрды. Распад Ногайской Орды, территориальная и этническая близость ногайцев кказахам послужили предпосылками присоединения восточной груп-пы ногайскихулусов к Казахскому ханству и вхождения этой части ногайцев в казахский этнос всоставе Младшего жуза.

Сложившаяся народностьсо второй половины XV в. известна среди соседей и в письменных источниках,отражавших современные события, под именем «казахи» (казак). Происхождениеэтнонима казах долгое время являлось предметом дискуссий исследователей,отражено в многочисленных легендах народа, сложенных им относи­тельно своегопроисхождения». В источниках этот термин употреб­лялся сначала асоциальномсмысле и означал «человека, отделивше­гося от своего госудаства, племени, родаи вынужденного вести жизнь искателя приключений» (В. В. Бартольд). По «Та’ рих-и Рашиди» и другим источникам термин «казахи» применялся для обозначенияполитической группировки во главе с Джаныбеком и Гиреем, отко­чевавшей вСемиречье, сначала в форме «узбек-казахи» (узбек-ка­зак), затем «казахи»(казак). В XV в. термины «узбеки» и «казахи» не имели четкого этническогозначения. Так, Ибн Рузбихан в начале XVI в. писал: «Три племени относят кузбекам, кои суть славнейшие во владениях Чингиз-хана. Ныне одно [из них] —шибаниты и его ханское величество после ряда предков был и есть их повелитель.Второе племя — казахи, которые славны во всем мире силою и неустрашимостью; итретье племя — мангыты, а [из] них цари астра­ханские»16. Сукреплением ханства Джаныбека и Гирея казахами стало называться все подвластноеим население. Постепенно термин «казахи» приобрел этнический смысл и сталупотребляться как этно­ним для обозначения уже сложившейся тюркской народностиВос­точного Дешт- и Кыпчака, Семиречья и Южного Казахстана. Одна из последних инаиболее полных сводок сведений из письменных восточных источников о терминеказах и его социальной и этнической интерпретации представлена в книге С. Г.Кляштор-ного и Т. И. Султанова37.

Реальным историческимследствием жизнедеятельности Казах­ского ханства, длительного развитияказахской государственности в его политических рамках явилась единая казахскаянародность. Со­знание своего этнического единства народ отразил в эпических про­изведениях;в упорной борьбе с Шайбанидами и Аштарханидами Мавераннахра, сибирскими ирусскими властями в Прииртышье и на Алтае, джунгарскими тайшами в Семиречье ина землях Восточного Казахстана отстаивал казахский народ свои коренныеэтнические территории, еще вXVI в. названные в письменных источникахтерми­ном «Казахстан»38.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.