Феодальное поместье каролингской эпохи

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО “Самарский государственный университет”

Феодальное поместье Каролингской эпохи

Курсовая работа

2008

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение… 3

Глава 1. Завершение переворота в поземельных отношениях… 5

Глава 2. Установление феодальной поземельной и личной зависимостикрестьянства… 6

Глава 3. Иммунитет. Зарождение феодальной иерархии… 9

Глава 4. Организация крупного землевладения. Феодальная вотчина 14

Глава 5. Положение зависимого крестьянства… 17

Глава 6. Натуральный характер хозяйства… 20

Глава 7. Борьба народных масс против феодализации… 22

Заключение… 25

Список источников и литературы… 26

Введение

Главным содержанием средневековой эпохи, которое определилоее особенности, было возникновение и развитие нового общественного строя — феодального. Но для оценки исторического значения этого периода не менеесущественно и другое: именно тогда были заложены основы социально-культурнойобщности Европы.

Средневековье как эпоха и феодализм, как общественнаяформация, совпадали не полностью, лишь в общих чертах. Прежде всего, этообъясняется неравномерностью исторического развития, его асинхронностью нетолько в разных регионах и странах, но даже нередко в разных районах однойстраны.

У истоков средних веков и феодализма в Европе действительностояли две социальные системы, два разных мира.

Первый — античный, рабовладельческий, уже христианский и длясвоего времени высокоразвитый; в него были втянуты, помимо греков и римлян,также кельты Галлии, жители Пиренейского полуострова, в той или иной мереплемена Северных Балкан и Британии.

Другим, более обширным, был мир варваров: родоплеменной,языческий, со своим неповторимым обликом, еще не знавший классового строя.Культурный разрыв между ними был огромным, казалось бы, непреодолимым. Но всредние века, когда складывание и развитие феодализма охватило весь континент,когда устанавливались и укреплялись связи, ширилось взаимное влияние различныхэтносов, событий, явлений и институтов, эти различия постепенно сгладились.

Именно в средние века населявшие наш континент народы вышлина общеевропейскую арену как самостоятельные политические силы. ПространствоЕвропы все более «насыщалось» по сравнению с древностью: рослачисленность населения, появились новые государственные образования,многограннее становилось общение между ними. И Европа превращалась вкачественно новую цивилизацию.

Несомненно, европейские феодальные общества были динамичнеене только обществ древности, но и современных им в других частях света. Однакопо сравнению с последующими эпохами общественное развитие средневековья вЕвропе было замедленным. Ручное производство, прямая передача производственныхи бытовых навыков, неразвитость торговли ограничивали продуктивность труда.Примитивность средств сообщения затрудняла связи, обмен опытом. Низкий уровеньтехники и знаний ставили человека в зависимость от естественных условий бытия:природной среды и ее капризов, демографических катастроф. Болезни людей искота, гибель урожаев, частые голодовки и войны резко сокращали материальныйдостаток и саму жизнь людей. Поборы землевладельцев, государства и церквиусугубляли трудности для большинства народа. Сила традиций, догматическаяскованность мышления затрудняли нововведения во всех сферах жизни.

Целью данной контрольной работы является рассмотрениефеодального поместья Каролингской эпохи. В процессе рассмотрения данноговопроса выделяется несколько задач: организация крупного землевладения,положение зависимого крестьянства, натуральный характер хозяйства и борьбанародных масс против феодализма.

Актуальность данной темы не ставится под сомнение, посколькускладывание феодальных отношений в Европе подразумевает под собой этапыдальнейшего исторического развития Европы.

Историки-медиевисты часто в своих работах обращаются кформированию феодального поместья Каролингской эпохи. Это отражено в работахроссийских ученых В.Ф. Семенова[1], В.П.Будановой[2],а также зарубежных, например, Альфонса Допша и других крупных историков.

Глава 1. Завершение переворота в поземельныхотношениях

К концу VIII и началу IX в. переворот в поземельныхотношениях во Франкском государстве привел к господству феодальной земельнойсобственности — основы феодального строя. Захват крестьянских земель светскимии церковными крупными землевладельцами сопровождался усилением различных формвнеэкономического принуждения. Это было неизбежным следствием утвержденияфеодальной земельной собственности, так как при условии наделения непосредственныхпроизводителей (крестьян) землей и средствами производства прибавочный труд впользу собственника земли “можно выжать из них только внеэкономическимпринуждением, какую бы форму ни принимало последнее”[3].

Захваты крупными феодалами крестьянских наделов принимаютособенно массовый характер к началу IX в. Это вынуждены были констатироватьдаже королевские капитулярии того времени. Так, в капитулярии Карла Великого811 г. говорится, что “бедняки жалуются на лишение их собственности; одинаковожалуются на епископов, и на аббатов, и на попечителей, на графов и на ихсотников”[4].Крупные землевладельцы, в частности те из них, которые в качестве графов илидругих должностных лиц располагали средствами принуждения по отношению кместному крестьянскому населению, силой превращали его в зависимых людей.

Разорению крестьянства способствовали, как уже отмечалось,активная завоевательная политика Каролингов, особенно Карла Великого, требованияот еще сохранявшихся, в основном в германских областях, свободных крестьянпродолжительной военной службы, надолго отрывавшей их от хозяйства, а такжецерковная десятина, тяжелые государственные налоги, высокие судебные штрафы.

Большую роль в обезземелении и втягивании в зависимостькрестьянства играла церковь. Для расширения своих земельных владений наряду спрямым насилием она использовала религиозные чувства крестьянских масс, внушаяверущим, что дарения в пользу церкви обеспечат им отпущение грехов и вечноеблаженство в загробном мире. Церковные учреждения, отдельные прелаты и преждевсего сами папы широко практиковали подделку документов, чтобы утвердить своиправа на те или иные земельные владения[5].

Глава 2. Установление феодальнойпоземельной и личной зависимости крестьянства

Среди “вечных” категорий исторической науки особое местозанимает собственность. Познавательное значение этой категории огромно. Непоставив проблемы собственности, историк не в состоянии ничего понять визучаемом им обществе. Отношения собственности выражают сущностьпроизводственных отношений, поэтому-то вопрос о характере собственности,господствующей в обществе, встает перед историком одним из первых. Но всегда лимы пользуемся понятием собственности с должной осмотрительностью? Какоеисторически конкретное содержание в него вкладывается? Отвечает ли содержаниеэтого понятия реальности изучаемой эпохи?

Понятие собственности может быть расчленено на две основныекатегории: частная собственность и коллективная собственность. В рамках каждойиз них возможны дальнейшие подразделения. Первый тип предполагает различиемежду полной и неполной частной собственностью (а также личной собственностью).Второй тип дифференцируется сообразно субъекту коллективной собственности:родовая, племенная, общинная и т.п. Но самое содержание понятия “собственность”обычно не внушает сомнений, оно представляется достаточно ясным и само собоюразумеющимся. В юридическом смысле под собственностью понимают право владениянекоторым объектом, распоряжения им, свободного отчуждения. Иначе говоря,собственность выступает в виде категории вещного права, которая в определенныхобществах распространяется не только на вещи, но также и на людей, трактуемыхкак вещи[6].

Проблемы земельной собственности имеют огромное значение приисследовании процесса зарождения и развития феодализма. Согласно широкораспространенному в нашей историографии мнению, рост имущественного неравенстваи сопровождавшее его развитие частной собственности, приобретение общинникамиправа частной собственности на их наделы послужили главнейшей причинойпревращения этих общинников из свободных и самостоятельных хозяев вфеодально-зависимых крестьян — держателей земли от крупных землевладельцев. Вцентре исследования социальной истории этого периода оказывается вопрос обаллоде. Если на раннем этапе своего существования аллод представлял собойнераздельное и неотчуждаемое владение большой семьи, то затем, по мере еераспада, аллод превращается в индивидуальное владение и мыслится какнеограниченная частная собственность, как свободно отчуждаемый “товар”. Свозникновением аллода-товара и связан процесс становления крупногоземлевладения, ибо, согласно упомянутой точке зрения, именно отчуждениеаллодов, утрата их мелкими собственниками и переход земель в руки собственниковкрупных и привели к торжеству феодального строя землевладения. Таким образом,вторжение стихии товарных отношений в сферу земельной собственности (наряду снасилием и другими факторами) породило аграрный переворот во Франкскомгосударстве: как и во всяком обществе, строящемся на частной собственности игосподстве товарных ценностей, и здесь мелкое землевладение было вытесненокрупным[7].Такова в самых общих чертах схема, лежащая в основе представлений о процессестановления феодализма. Необходимо отметить, что не все историки безоговорочноразделяют эту схему. А.И. Неусыхин, считая “основной причиной превращениясвободных аллодистов в держателей вотчинных наделов” лишение их собственностина их наделы, вместе с тем предполагает, что крестьяне могли терять аллодыполностью или частично и что аллодисты “в ходе этого процесса лишаются земликак собственности, но не как необходимого условия хозяйствования”, нередкосохраняя в своем владении бывший аллод. Таким образом, происходит “неполноеотделение” крестьянина от земли, утрата им собственности на нее с одновременнымего прикреплением к ней в качестве держателя[8].Эти уточнения чрезвычайно важны, поскольку свидетельствуют о специфичностипроцессов, ведших к генезису феодального землевладения. Тем не менее, и А.И.Неусыхин считает необходимым подчеркивать свободу распоряжения аллодами и утерюих общинниками как предпосылки феодального развития.

Среди различных форм превращения мелких землевладельцев взависимых крестьян наиболее характерной и распространенной во Франкскомгосударстве был “прекарий возвращенный”. Согласно буквальному тексту грамоты, воснове этого вида прекария лежало отчуждение права собственности на землюмелким владельцем в пользу духовного или светского магната; в результате этогоакта мелкий землевладелец превращался в держателя участка. Важно было бы,однако, подчеркнуть, что фактически никакого отчуждения, строго говоря, несовершалось, то была лишь юридическая форма, в которую облекался акт, имевшийсущественно иное содержание. Формуляр грамоты был дан римским правом. На самомже деле происходило подчинение мелкого землевладельца магнату, превращение егоиз свободного и независимого субъекта в зависимого человека, подзащитногомагната, вследствие чего и земля крестьянина оказывалась под властью егосеньоpa, включалась в сферу его господства. Таким образом, не происходилоотрыва земледельца от его участка, он по-прежнему самостоятельно вел своехозяйство, но в силу складывавшихся в раннефеодальный период общественныхусловий имел возможность сохранить в своих руках эту землю, лишь вступив подпокровительство сеньора[9].

Зависимый крестьянин — непосредственный владелец земли, накоторой он ведет свое хозяйство, и его права на надел должен был признавать егогосподин. Маркс неоднократно отмечал, что феодальным правом на землю в средниевека обладали не одни феодалы, но и крестьяне[10].Отсюда следует, что необходимо в полной мере учитывать всю специфику феодальнойсобственности на землю. Источником и необходимого, и прибавочного продуктаслужил труд крестьянина, и феодалы, присваивая прибавочный продукт-ренту,должны были считаться с тем, что крестьяне владели участками земли, в их рукахнаходилось ведение хозяйства, они были собственниками необходимого продукта иорудий производства. Поэтому сгон крестьян с земли, предпринимавшийсягосподствующим классом в позднее средневековье в Англии и отчасти в некоторыхдругих странах, воспринимался как прямое насилие и нарушение крестьянских прав.На протяжении всего предшествующего периода существования феодальной системыэти права крестьян на землю всерьез под сомнение не ставились.

Глава 3. Иммунитет. Зарождение феодальной иерархии

Разорившиеся или стоявшие на грани разорения свободныекрестьяне легко попадали в зависимость от крупных землевладельцев. При этом,однако, феодалы не были заинтересованы в сгоне крестьян с земли, ибо прифеодальном строе “не освобождение народа от земли, а напротив, прикрепление егок земле было источником феодальной эксплуатации”[11].Земля была в условиях господства натурального хозяйства единственным средствомсуществования. Поэтому, даже теряя аллоды, свободные общинники брали у феодаловземлю в пользование на условии выполнения определенных повинностей.

Одним из самых распространенных способов втягиваниясвободного крестьянства в зависимость еще при Меровингах являлась практикапередачи земли в прекарий (precaria). В VIII — IX вв. эта практика получилаособенно широкое распространение как одно из важнейших средств феодализации.Прекарий, что дословно означает “переданное по просьбе”[12],- это условное земельное держание, которое крупный собственник передавал вовременное пользование (иногда на несколько лет, иногда пожизненно) какому-либочеловеку, чаще всего безземельному или малоземельному. За пользование этимнаделом его получатель обычно должен был платить оброк или в отдельных случаяхвыполнять барщину в пользу собственника земли.

Существовали прекарии нескольких видов; иногда такоеусловное держание передавалось человеку, у которого было недостаточно или вовсене было земли (precaria data), но иногда мелкий собственник сам передавал поддавлением нужды и насилий соседних крупных землевладельцев право собственностина свою землю одному из них, чаще всего церкви, и получал эту же землю обратнов качестве прекария пожизненно или наследственно — в пределах одного-двухпоколений (precaria oblata) — на условиях несения определенных повинностей.Иногда прекарист получал в пользование не только отданную землю, но еще идополнительный участок. Такой прекарии назывался “прекарии с вознаграждением”[13](precaria remuneratoria). Прекарии последнего типа были особенно распространенына землях церкви, которая стремилась таким образом привлечь побольшекрестьян-дарителей, чтобы округлить свои владения. Прибавки к дарениям давалисьобычно из необработанных земель, освоение которых требовало приложениякрестьянского труда.

Прекарист, отказываясь от права собственности на землю,превращался из собственника ее в держателя. Хотя первоначально он и сохранялличную свободу, но попадал в поземельную зависимость от собственника земли.Таким образом, хотя прекарные отношения имели форму “добровольного договора”[14],в действительности они являлись результатом тяжелого экономического положениякрестьян, вынуждавшего их отдавать землю крупным землевладельцам, а иногда иследствием прямого насилия.

Наряду с крестьянами в VIII-IX вв. в качестве прекаристовчасто выступали мелкие вотчинники, сами эксплуатировавшие труд зависимых людей,обычно вышедшие из среды более зажиточных аллодистов-общинников. В этих случаяхпрекарии служил для оформления поземельных отношений внутри складывающегосякласса феодалов, так как такой мелкий вотчинник был уже, по существу,феодальным землевладельцем, вступившим в определенные отношения с более крупнымфеодальным земельным собственником, предоставившим ему землю в прекарии.

Если в VI-VII вв. решающую роль в складывании крупнойфеодальной собственности и установлении крестьянской зависимости играликоролевские пожалования, то в VIII-IX вв. более важным фактором этих процессовстановится разорение массы крестьянства и втягивание его в поземельнуюзависимость от крупных феодалов даже без активной роли государства. Теряя землю,крестьянин часто вскоре терял и свою личную свободу. Но могло быть и иначе.Так, бедняк, будучи не в состоянии уплатить долг, попадал в кабалу к кредитору,а затем и в положение лично зависимого человека, мало чем отличавшегося отраба.

Такая же участь часто ожидала бедняка, которого нуждатолкнула на кражу или другие преступления и который, не имея возможностивозместить ущерб потерпевшему, становился его кабальным рабом. К личнойзависимости часто вел акт коммендации мелкого свободного крестьянина светскомумагнату или церкви (см. выше). На практике установление личной зависимостикрестьянина от феодала могло иногда предшествовать утере им аллода. Однакоширокое распространение таких личных отношений между ними имело своей общейпредпосылкой быстрый рост крупного землевладения за счет мелкой крестьянской иобщинной собственности, выражавший главную тенденцию социального развитияФранкского государства той эпохи.

Разорению и втягиванию крестьянства в зависимостьспособствовала в немалой степени и дальнейшая концентрация в руках отдельныхкрупных землевладельцев политической власти, служившей им орудиемвнеэкономического принуждения. Короли, будучи не в силах препятствовать этомупроцессу, вынуждены были санкционировать его путем специальных пожалований.Такие пожалования появились еще при Меровингах, но широкое их распространениеотносится к каролингскому периоду. Сущность их заключается в том, что особымикоролевскими грамотами должностным лицам — графам, сотникам и их помощникам — запрещалось вступать на территорию, принадлежащую тому или иному магнату, длявыполнения на ней каких-либо судебных, административных, полицейских илифискальных функций. Все эти функции передавались магнатам и их должностнымлицам. Такое пожалование называлось иммунитетом (от латинского immunitas — неприкосновенность, освобождение от чего-либо) [15].

Обычно иммунитетные права крупного землевладельца сводилиськ следующему: он пользовался на своей земле судебной властью; имел правовзимать на территории иммунитета все поступления, которые до этого шли в пользукороля (налоги, судебные штрафы и иные поборы); наконец, он являлсяпредводителем военного ополчения, созываемого на территории иммунитетногоокруга. Юрисдикции иммуниста обычно подлежали иски о земле и другом имуществе идела о мелких правонарушениях не только лично зависимых, но и лично свободныхжителей его владений. Высший уголовный суд обычно оставался в руках графов,хотя некоторые иммунисты присваивают себе также и права высшей юрисдикции[16].

Иммунитетное пожалование чаще всего лишь оформляло тесредства внеэкономического принуждения, которые феодал в качестве крупногоземлевладельца присваивал себе обычно задолго до получения пожалования.Располагая судебно-административными и фискальными полномочиями, иммунистиспользовал их для приобретения все новых земельных владений, усиленияэксплуатации и укрепления зависимости своих крестьян, в том числе и еще личносвободных. В каролингский период иммунитетное пожалование часто распространяловласть иммуниста на землю и людей, до этого не находившихся под чьей-либочастной властью. Вместе с тем иммунитет способствовал усилению независимостифеодалов от центральной власти, подготовляя тем самым последующий политическийраспад Каролингской империи.

Росту политической самостоятельности феодалов немалоспособствовало и развитие вассальных отношений. Вассалами первоначальноназывались свободные люди, вступившие в личные договорные отношения с крупнымземлевладельцем, большей частью в качестве его военных слуг — дружинников. Вкаролингский период вступление в вассальную зависимость часто сопровождалосьпожалованием вассалу бенефиция, что придавало ей характер не только личной, нои поземельной связи. Вассал обязывался верно служить своему господину(сеньору), становясь его “человеком” (homo), а сеньор обязывался защищатьвассала. Располагая большим количеством вассалов, крупный землевладелецприобретал политическое влияние и военную силу, укреплял свою независимость откоролевской администрации.

В 847 г. внук Карла Великого Карл Лысый в своем Мерсенскомкапитулярии предписывал, чтобы “каждый свободный человек выбрал себе сеньора”[17].Таким образом, вассалитет признавался главной законной формой общественнойсвязи. Развитие вассалитета вело к формированию иерархической структурыгосподствующего класса феодалов, ослабляло центральную власть и способствовалоусилению частной власти феодалов.

Глава 4. Организация крупного землевладения.Феодальная вотчина

С утверждением и оформлением к началу IX в. крупнойфеодальной собственности на землю происходят существенные изменения вхозяйственной и социальной организации франкского общества. В VIII — начале IXв. основой ее становится феодальная вотчина — сеньория, поглотившая каксвободные франкские общины, так и крупные земельные комплексы галло-римскоготипа.

Структура крупного феодального землевладения, сложившегося вкаролингский период, не была однородной. Крупные землевладельцы, как светские,так и духовные, располагали землями самого различного размера и качества. Средиих владений имелись крупные вотчины, которые занимали сплошные территории,совпадавшие с целой деревней или состоявшие из ряда деревень. Вотчины такоготипа были наиболее широко распространены в северных областях Франкскогогосударства — между Рейном и Луарой. Но и там иногда владения даже крупных землевладельцевскладывались из небольших вотчин, включавших часть большой деревни или лежавшихв разных деревнях, либо даже из отдельных дворов, расположенных вперемежку свладениями других собственников, иногда еще свободных крестьян. Такой тип былособенно характерен для южных областей государства.

Разнообразие в структуре крупного землевладения объяснялосьтем, что как на севере, так и на юге страны далеко не всегда крупныйземлевладелец становился сразу собственником всей деревни. Иногда он приобреталсначала несколько мелких крестьянских участков, а затем постепенно округлялсвои владения путем обмена, покупки или прямого захвата, пока вся деревня непревращалась в его вотчину или ее часть.

Источники по истории крупной феодальной вотчиныкаролингского периода [полиптики, картулярии, “Капитулярий о поместьях”(Capitulare de villis) Карла Великого] более полно рисуют нам феодальнуювотчину Франкского государства. Они показывают, что уже в эту эпоху онаявлялась организацией для эксплуатации зависимого крестьянства, для присвоениякрупными землевладельцами феодальной ренты — прибавочного труда крестьян вформе оброков и барщины. Земля в феодальной вотчине обычно делилась на двечасти: на господскую землю, или домен (от латинского dominus — господин) [18],на которой велось хозяйство феодала, и на землю, находившуюся в пользованиизависимых крестьян и состоявшую из наделов. На севере домен в таких вотчинахбыл довольно велик, составляя не менее ‘/э всех входивших в них земель.

В состав господской, или домениальной, земли входили барскаяусадьба — дом и двор с хозяйственными постройками, иногда с мастерскимивотчинных ремесленников, сад, огород, виноградник, скотный двор и птичниксеньора. С барской усадьбой обычно были связаны мельницы и церковь, котораясчиталась собственностью феодала. Пахотные земли, луга и виноградникивотчинника, разделенные на мелкие участки, в северных областях королевствалежали вперемежку (чересполосно) с участками зависимых крестьян. Часть лесныхмассивов и тех пастбищ, лугов и пустошей, которые прежде принадлежали свободнойобщине, теперь также превратилась в собственность феодала. Вследствиечересполосицы в вотчине господствовали принудительный севооборот с выпасом скотапо пару и по жнивью после снятия урожая. Обработка господской земли велась восновном зависимыми крестьянами, трудившимися на барщине со своим скотом иинвентарем, а также, хотя и в гораздо меньшей степени, дворовыми рабами,использовавшими инвентарь и скот вотчинника.

Земли, находившиеся в пользовании крестьян, делились нанаделы, называвшиеся в западной части Франкского государства мансами, ввосточной — гуфами, а на юге — колониками. В каждый надел входили: крестьянскийдвор с домом и дворовыми постройками, иногда сад и виноградник, примыкавшие кодвору, и полевой пахотный надел, состоявший из отдельных полос пашни,разбросанных чересполосно с земельными участками других крестьян и самоговотчинника. Кроме того, крестьяне пользовались выпасами, оставшимися враспоряжении общины, а иногда и в руках феодала (за плату). Таким образом,общинная организация с принудительным севооборотом и коллективным пользованиемне поделенными угодьями не исчезла с возникновением вотчины. Однако изсвободной она превратилась теперь в зависимую, а сельский сход свободныхобщинников — в сход зависимых крестьян. Он проходил под председательствомназначенного сеньором старосты, проводившего в жизнь требования сеньора, новместе с тем отстаивавшего перед ним интересы крестьян[19].

Наделы, на которых сидели зависимые крестьяне, были тяглыминаделами, так как на них лежали определенные повинности (оброк, барщина). Наземлях вотчины обычно имелись и свободные держания — прекарии и бенефициидолжностных лиц вотчинной администрации, которыми они пользовались как платойза свою службу, а также бенефиции мелких вассалов сеньора.

 

Глава 5. Положение зависимого крестьянства

Крестьянское население вотчины не было единым по своемупроисхождению и правовому положению. Оно делилось на три основные группы — колонов (coloni, ingenui), литов и рабов-сервов (servi, mancipia). Большинствозависимого крестьянства в каролингской феодальной вотчине составляли колоны. Онине утратили полностью личной свободы, но уже находились в поземельнойзависимости от вотчинника, не могли уйти со своего надела, находившегося у нихв наследственном пользовании, и были ограничены в распоряжении этим наделом.Основную массу колонов этой эпохи составляли потомки ранее свободных крестьян — как франкского, так и галло-римского происхождения.

С течением времени они все больше теряли личную свободу исливались с литами и посаженными на землю рабами в одну массу лично зависимыхкрестьян[20].

Рабы (сервы), жившие в вотчине, разделялись на двекатегории: дворовые рабы, не имевшие надела (mancipia non casata), и рабы,сидевшие на земле (servi casati). Первые жили и работали на барском дворе; ихможно было продать и купить, и все то, что они имели или приобретали,рассматривалось как собственность господина. Рабы (сервы), наделенные землей иприкрепленные к ней, обычно не отчуждались без земли и по своему фактическомуположению были уже не рабами, а лично зависимыми крестьянами. В отличие отколонов они находились не только в поземельной, но и в полной личнойзависимости от феодала. В большинстве своем сервы были потомками зависимыхлюдей позднеримского и меровингского времени — рабов, колонов и др[21].

Промежуточное положение между колонами и сервами занималилиты, обычно находившиеся под патронатом какого-либо светского или духовногокрупного землевладельца и державшие свой земельный надел в наследственномпользовании.

В зависимости от того, кому первоначально принадлежаликрестьянские наделы (мансы) — колону, литу или серву, — они называлисьсвободными, литскими или рабскими (mansi ingenuiles, mansi lidiles, mansiserviles). Однако в IX в. рабские или литские мансы часто попадали в руки колонов,и наоборот. При этом повинности, которые крестьяне должны были выполнять впользу феодала, определялись не стоько правовым положением самого держателя,сколько характером манса (свободного, литского или рабского).

Грани в правовом положении отдельных категорий крестьянпостепенно стирались и они все больше сливались в единую массу зависимых.Зависимые крестьяне всех категорий обязаны были нести повинности в пользусеньора — выполнять барщину и платить оброк.

Тяжелее всех была барщина сервов, составлявшая обычно неменее трех дней в неделю. Сервы выполняли при этом особенно трудные работы.Колоны также работали на барщине, но основной ее формой у них была ненедельная, а поурочная барщина, при которой они обязывались обработать в пользупомещика определенный участок земли и собрать с него урожай, выполнять извознуюповинность, рубить лес и т.п.

С начала IX в. наблюдается тенденция к росту размеровбарщины и у колонов. Все зависимые крестьяне обязаны были платить сеньору,кроме того, и оброк, большей частью в натуральной форме — зерном, мукой, вином,пивом, домашней птицей, яйцами, ремесленными изделиями. Иногда оброк взимался вденежной форме (например, поголовный сбор — capaticum) с лично зависимыхкрестьян. Однако денежная рента не имела большого распространения[22].

В южных областях преобладали вотчины, более мелкие поразмеру. Домен занимал в них меньше места, с чем связана была и относительнонебольшая барщина, зато дольше сохранял значение рабский труд на домене. Приотносительно значительной прослойке свободных крестьян-аллодистов положениезависимых — колонов, манципиев, вольноотпущенников — сохраняло большепоздне-античных черт, присущих рабскому состоянию, чем на Севере. В силуприродных условий: горного ландшафта, теплого климата, допускавшегоразнообразие возделываемых культур, — система открытых полей с чересполосицей ипринудительным севооборотом на Юге не была распространена. Здесь господствоваликомпактные домен и крестьянские наделы, на которых велось поликультурноеземледельческое хозяйство (возделывались одновременно зерновые, виноград,оливки и др.), а также было развито скотоводство.

Большая часть французского крестьянства подвергалась тяжелойфеодальной эксплуатации. Крепостной (серв) находился в личной, поземельной исудебной зависимости от сеньора, т.е. собственника сеньории (так обычноназывалось во Франции феодальное поместье), в которой он жил. Как личнозависимый человек серв платил поголовное обложение (capaticum), так называемыйбрачный побор (forismaritagium), если он вступал в брак со свободным лицом илис сервом других сеньоров, посмертный побор, т.е. побор с наследства (manusnaortuus, inortuarium), чаще всего в виде лучшей головы скота. Наконец, с сервасеньор мог требовать неограниченных повинностей и платежей (произвольнаяталья).

Как наследственный держатель земельного участка крестьянинобязан, был работать на сеньора: отбывать (как правило, не менее трех дней внеделю) полевую барщину, выполнять строительные, транспортные и другиеповинности, уплачивать натуральный и денежный оброки, в ту пору сравнительнонебольшие. Как зависимый в судебном отношении крестьянин должен был вести своитяжбы и судиться в курии (поместном суде) сеньора, за что с него взимались судебныепоборы и штрафы. Затем он уплачивал сеньору рыночные, мостовые, паромные,дорожные и другие пошлины и поборы. Так как

сеньор имел монопольное право на мельницу, печь ивиноградный пресс (так называемые баналитеты), то крестьяне обязаны были молотьзерно на его мельнице, печь хлеб в его печи и давить виноград на его прессе,уплачивая за пользование натурой или деньгами.

Часть крестьян сохраняла личную свободу (вилланы), но приэтом находилась в поземельной, а иногда и в судебной зависимости от феодала.

Окончательное оформление феодальных отношений сопровождалосьростом эксплуатации. К старым повинностям в пользу сеньора прибавлялись всеновые и новые. Дополнительную плату крестьяне вносили помещику за пользованиелесами, водами и лугами, раньше принадлежавшими крестьянской общине, а в Х-XIвв. захваченными феодалами. Поборы феодалов и разорявшие хозяйство постоянныефеодальные войны делали жизнь крестьян крайне необеспеченной[23].

Голодовки представляли собой обычное явление, и смертностьот голода была очень велика. В случае неурожая или других стихийных бедствий,неизбежных при низкой сельскохозяйственной технике того времени, населениюнеоткуда было ждать помощи.

Глава 6. Натуральный характер хозяйства

В феодальной деревне каролингского периода господствовалонатуральное хозяйство. Преобладание натурально-хозяйственных отношенийобъясняется низким уровнем развития производительных сил, в частностиотсутствием общественного разделения труда между ремеслом и сельскимхозяйством.

В феодальной вотчине каролингского периода ремесленный трудбыл соединен с сельским хозяйством, что обеспечивало феодала также основнымиизделиями ремесла. Производством одежды, обуви и необходимого инвентарязанимались сами зависимые крестьяне или дворовые ремесленники, обслуживавшиетакже население деревни. Все что производилось в вотчине, шло главным образомна снабжение всем необходимым барского двора и за редким исключениемпотреблялось внутри вотчины.

Это, конечно, не значит, что в каролингский период вовсе небыло торговли. Существовали рынки и даже ярмарки, денежное обращение. Ноторговые связи не играли существенной роли в хозяйственной жизни вотчины ивообще деревни. Продавались излишки, в том числе иногда зерна или шерсти, апокупалось то, что нельзя было произвести в вотчине: соль, вино, металл, иногдаоружие, а также предметы роскоши, пряности, привозимые иностранными купцами иззаморских стран. Постоянных торговых связей между отдельными частямиКаролингской империи не было. Внешняя торговля была развита слабо,удовлетворяла только потребность верхушки общества в предметах роскоши и неоказывала серьезного влияния на общий уровень экономической жизни.

Из исторических источников видно, что сеньор, владеющийпоместьем, заботился о поддержании натурального хозяйства в своем поместье:“при житницах наших в главных поместьях содержать не менее 100 кур и не менее30 гусей”[24],“при господских дворах наши рыбные садки”[25],“в каждом поместье нашем управляющие пусть содержат как можно больше хлевов длякоров, свиней, овец, коз и козлов, и никак без этого нельзя обходиться”[26].Последняя фраза подчеркивает, что без такого устройства существование поместьяпросто невозможно себе представить.

Данные источников VIII-IX вв. убедительно доказываютнесостоятельность утверждений австрийского историка А. Допша и егопоследователей о том, что во времена Каролингов господствовало якобы“капиталистическое хозяйство” в форме “вотчинного капитализма”[27],всецело руководствовавшееся торговыми интересами.

Натуральное хозяйство непосредственных производителей — крестьян — постепенно втягивалось в товарные отношения, создавались условия дляразвития внутреннего рынка на основе дальнейшего общественного разделения трудаи специализации отдельных районов и отраслей хозяйства (земледелие,скотоводство, горное дело, разные виды ремесла).

Глава 7. Борьба народных масс противфеодализации

Лишение крестьян собственности на землю и втягивание их взависимость вызывали ожесточенное сопротивление как еще свободного, так и ужезависимого крестьянства. Оно принимало различные формы. Одной из них былимассовые побеги крестьян. Нередко происходили и открытые крестьянскиевыступления.

Об упорном сопротивлении крестьянства феодализациисвидетельствует капитулярий 821 г. короля Людовика Благочестивого, сообщающий осуществовании во Фландрии “незаконных” заговоров и союзов зависимых крестьян.Крестьянские восстания происходили в 848 и 866 гг. во владениях майнцскогоепископа. Наиболее крупное восстание имело место в Саксонии в 841 — 842 гг.Лозунгом крестьян, поднявшихся против угнетателей — саксонских и франкскихфеодалов и поддерживавшей их королевской администрации, — был возврат к старым,дофеодальным порядкам: крестьяне изгнали господ и “стали жить по старине”.Отсюда и название движения — восстание “Стеллинга”, что можно перевести: “Детидревнего закона”[28].Восстание это лишь с большим трудом было подавлено феодалами.

Крестьяне всячески сопротивлялись феодальной эксплуатации. В997 г. восстание охватило Нормандию. Крестьяне требовали восстановления своихпрежних прав на свободное и безвозмездное пользование общинными угодьями. В1024 г. вспыхнуло крестьянское восстание в Бретани. Как говорит хроника,крестьяне восстали “без вождей и оружия”, но сумели оказать героическоесопротивление рыцарским отрядам. Отстаивая свои права, крестьяне действовалиобычно целыми общинами. Община давала им, “даже в условиях жесточайшихкрепостнических порядков средневековья, локальную сплоченность и средствосопротивления… “[29]

Крестьянские восстания жестоко подавлялись, но упорноесопротивление крестьян заставляло феодалов несколько умерять свои аппетиты. Врезультате классовой борьбы возникли обычаи, которые до известной степенирегулировали отношения в сеньории и устанавливали более или менее определенныйуровень феодальной ренты.

Они предоставляли крестьянину больше времени и возможностейдля работы в своем личном хозяйстве, укрепляли его права на наследственныйучасток и в какой-то мере ограничивали эксплуатацию. Таким образом, борьбакрестьянских масс против их угнетателей содействовала расширению и закреплениюправа крестьянина на его личное хозяйство и тем самым создавала условия дляболее быстрого развития производительных сил в феодальном обществе.

Крестьянские восстания обычно терпели поражения вследствиесвоей стихийности и неорганизованности. Однако сопротивление крестьян вынуждалопредставителей господствующего класса фиксировать повинности зависимыхкрестьян. Фиксация феодальных повинностей, хотя бы на некоторое времяограждавшая крестьянина от повышения нормы эксплуатации, в значительной меребыла следствием непрерывной, каждодневно возобновляемой борьбы крестьянствапротив феодалов. Фиксация феодальных повинностей диктовалась и стремлениемфеодалов определить и закрепить размеры своих вотчинных доходов.

Следствием переворота в поземельных отношениях в VIII — IXвв. явилось значительное укрепление феодализма в Каролингском государстве. Ужек началу IX в. здесь сложились крупная феодальная вотчина и основные классыфеодального общества — феодалы и зависимые крестьяне. По словам Энгельса, заэти четыреста лет, прошедшие со времени крушения Западной Римской империи, былсделан шаг вперед, “исчезло античное рабство, исчезли разорившиеся, нищиесвободные, презиравшие труд как рабское занятие. Между римским колоном и новымкрепостным стоял свободный франкский крестьянин”[30].Развившиеся на развалинах античного общества феодальные отношения обеспечивалидальнейший подъем общественных производительных сил и “были теперь для новогопоколения исходным моментом нового развития”[31].

Заключение

Развитие феодальных взаимоотношений, как и господство религиозногомировоззрения, давали основание многим историкам, начиная с эпохи Возрождения,считать данный период «темными веками», временем упадка, деградациичеловеческой личности и общества в целом. Так родилось традиционноеобозначение, введенное в употребление еще историками-гуманистами, — термин«средние века», т.е. как бы «безвременье», промежуточнаяступень между высоким взлетом человеческого духа в античности и еговозрождением на пороге нового времени. Такая негативная оценка классическогосредневековья, понятная в устах гуманистов, просветителей XVIII в. и некоторыхлиберальных историков XIX в., боровшихся с пережитками феодализма в Европе,представляется с позиций современной науки не только не историчной,односторонней и поверхностной, но попросту неправильной.

Ведь невозможно забыть о том, что как раз в средние векавозникло большинство современных государств, определились в основном ихграницы, были заложены этнокультурные основы будущих наций и национальныхязыков. Появились парламенты, суды присяжных и первые конституции. Былиизобретены ножницы, часы, книгопечатание, оконное стекло, огнестрельное оружиеи множество иных новшеств. Написаны прикладные и теоретические труды по химии,математике, механике, медицине, первые энциклопедии. Возникли «проекты»общества благоденствия и всеобщего равенства людей. В конце XV в. европейцыоткрыли Америку, совершили первые кругосветные путешествия. Великие сдвиги вобласти производства, социальных отношений, духовной жизни принесла Европеэпоха средневековья.

Список источников илитературы

1.        Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. Электронноеиздание.М., 2007

2.        Буданова В.П. Средние века.М., 2006

3.        Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т.23

4.        Неусыхин А.И. Судьбы свободного крестьянства вГермании в VIII-XII вв.М., 1964, с. 19,20,22, а также примеч.14 на с.22-23.

5.        Романова Е.Д. Прекарий на землях Сен-Галленскогоаббатства в VIII — IX вв. В сб.: “Средние века”, вып. XV, 1959, с.70-72.

6.        Семенов В.Ф. История средних веков.М., 1975

7.        Сказкин С.Д. История средних веков.М., 1977

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.