Финансовый кризис в Кыргызстане формы его проявления и пути преодоления

—PAGE_BREAK—I.II. Типология финансовых кризисов и их происхождение

Как минимум, необходимо различать два вида международных финансовых кризиса. Первый тип валютный кризис предполагает потерю доверия спекулянтов к национальной валюте, что приводит к бегству капитала.Или, говоря другими словами, несколько стран могут быть повержены валютными кризисами в то время, как остальной мир по-прежнему сохраняет как финансовую, так и макроэкономическую стабильность. Так как валютные кризисы часто ведут к введению контроля над капиталом, что мешает обслуживанию долгов в иностранной валюте, потеря доверия к национальной валюте часто сопровождается также крахом заимствований в иностранной валюте. С этим типом кризиса столкнулась Латинская Америка в 1982 году: Результатом явилось возникновение бегства капитала одновременно с прекращением банковского кредитования в твердой валюте.

Валютные кризисы так же стары, как и сами валюты. Они происходили даже тогда, когда еще не существо­вали центральные банки, а в качестве главного платежно­го средства обращались банкноты, выпускавшиеся него­сударственными банками Валютный кризис имеет место тогда, когда происходит резкое падение стоимости нацио­нальной денежной единицы в результате потери доверия к ней фирм и населения. В мире, где существует не одна, а множество денежных единиц (валют), резкое падение об­менного курса и истощение валютных резервов являются верными признаками кризиса.

Для целей настоящего исследования валютные кризи­сы удобно разделить на следующие четыре типа:

самый простой, собственно валютный кризис, или кри­зис платежного баланса;

кризис внешней государственной задолженности (фи­нансовый), ведущий к валютному;

кризис внешней задолженности частных заемщиков (банковский), который при определенных условиях тоже может вылиться в валютный;

кризис внутреннего, т. е. номинированного в нацио­нальной валюте, долга (частного или государственного).

Кризис первого типа -фиксация курса валюты центральным банком или «грязное плавание» на уровне, противоречащем другим целям монетарной политики. Возможности поддержания фиксированного курса в такой ситуации опре­деляются только величиной валютных резервов центрального банка. (Как правило, их хватает на несколько месяцев финанси­рования импорта и на несколько дней финансирования оттока капитала.)

Создание и хранение валютных резервов конечно же сопря­жено с издержками. Средства, расходуемые центральными бан­ками на приобретение золота и иностранной валюты, могли бы принести более высокий процентный доход при инвестирова­нии на внутреннем рынке и быть использованы для финансиро­вания внутренних инвестиций. Вот почему объемы валютных резервов, как правило, не превышают величины, эквивалентной стоимости импорта за несколько месяцев и вывоза капитала в течение нескольких дней.

Именно такой незамысловатый кризис платежного баланса и произошел в России в августе 1998 г.

Валютный кризис второго типа —происходит из-за чрезмерного накопления государственного долга, когда у инвесторов возни­кают сомнения в способности или желании правительства регу­лярно обслуживать свою задолженность. Неожиданная потеря доверия к государству-заемщику кредиторами вызывает стрем­ление последних вернуть свои неожиданно ставшие более рис­кованными вложения досрочно, что в свою очередь равносильно атаке на валюту и может привести к истощению резервов и ва­лютному кризису.

Валютный кризис, вызванный чрезмерным увеличением внешнего долга частных фирм и банков, может произойти даже когда с государственной задолженностью все в порядке. С та­ким валютным кризисом третьего типастолкнулись многие азиатские страны в 1997—1998 гг.

Валютный кризис четвертого типа —тесно связан с предыду­щим, во-первых, потому, что при чрезмерном накоплении госу­дарственной задолженности, номинированной в национальной валюте, и недостаточности доходов государственного бюджета для обслуживания этой задолженности вероятнее всего долг бу­дет финансироваться за счет монетизации бюджетных дефици­тов, а это в конце концов приведет к инфляции и девальвации.

Во-вторых, накопление номинированных в национальной ва­люте долгов частным сектором тоже далеко не безопасно с точки зрения стабильности валюты. Недоверие населения к националь­ной валюте может в какой-то момент спровоцировать «набег» вкладчиков на банки с целью изъятия своих депозитов, номини­рованных в национальных денежных единицах. А это чревато банковским кризисом, при котором давление на валюту неиз­бежно возрастает, и потому, что банки могут иметь внешнюю задолженность, возврат которой окажется под вопросом, и по­тому, что схемы гарантий депозитов вкладчиков могут потребо­вать дополнительных государственных расходов, а это опять-таки делает более осязаемым призрак инфляции и девальвации.

Дж. Сакс, А. Торнел и А. Веласко проанализировали, насколь­ко пригодны для предсказания валютных кризисов, следующие три показателя, примерно характеризующие динамику факто­ров, которые и вызывают кризис в нашей классификации:

1)повышение реального курса валюты (завышение курса в на­шей терминологии);

2)отношение денежной массы (М2)к величине валютных ре­зервов (примерная характеристика задолженности государст­венного сектора);

3) расширение объема кредитов (примерная характеристика за­долженности частного сектора).

Анализ показал, что из 20 обследованных стран с форми­рующейся рыночной экономикой в тех из них, которые особен­но пострадали от валютного кризиса 1994—1995 гг. (а именно в Мексике, Аргентине и Бразилии), период, предшествующий кризису, характеризовался не только высокими показателями отношения М2/резервы, но и довольно сильным повышением реального курса национальной валюты и бумом кредитования (Sachs

,

Tornell

,

Velasco

, 1996). Подобным же образом рост объе­ма банковского кредитования по отношению к ВВП предшест­вовал более ранним валютным потрясениям в Аргентине (1981),  Норвегии (1987), Финляндии (1991 — 1992), Японии (1992— 1993), Швеции (1991).[5]

Другой тип кризиса связан не с потерей доверия к валюте, а к потере доверия к реальным активам (или к ценным бумагам на эти активы) — они называются  заразные кризисы. По определению, заразные кризисы не поражают только одну или несколько стран.

Существуют важные различия в изучении валютных и заразных кризисов. Валютные кризисы неизбежно вовлекают центральный банк кризисной страны; заразные кризисы требуют определенного действия либо бездействия центрального банка, однако его роль не настолько важна.

Наконец, макроэкономика валютных и заразных кризисов довольно различна – хотя оба они ведут к рецессии, валютные кризисы связаны с инфляцией в странах-жертвах, а заразные кризисы связаны с всемирной дефляцией.[6]

Глава 2.

Эволюция финансовых кризисов

CC

вв.

2.1 Великая депрессия 20-х гг.

Ни о каком экономическом событии не было написано столько же, сколько о крахе 1929 года и его последствиях.

Распространенная картина 1929 года – это единовременный и яркий момент: крах фондового рынка США, который обрушил цены с максимальных значений почти до нуля, спустил фондовые рынки других стран и стал причиной Великой Депрессии.

Распространение спада в реальном секторе отражает похожую картину, что показано в таблице 1.2. Спад в США перекинулся на весь остальной мир, но в общем спад где бы то ни было был мягче, исключения составляют Канада и, что интересно, Германия. Великобритания испытала заметно меньший спад, чем другие основные страны, а Япония испытала более или менее нормальное циклическое снижение.

Таблица 1. Снижение реального производства после 1929 (% от 1929) [7]

Страна

Промышленность, %

ВНП, %

США

55

68

Канада

68

76

Франция

74

83

Германия

58

80

Великобритания

86

93

Япония

92

нет спада

Источник: L.B.Yeager. 1976. International Monetary Relations: Theory, History, and Policy

Несмотря на неоднородность расползания, как финансового кризиса, так и реального спада в 1929-32 гг., события тех лет по-прежнему служат моделью международного распространения финансового кризиса.

Из таблицы  1 мы уже видели некоторые основные данные о финансовом и реальном распространении этого кризиса. Наблюдалась явная зависимость фондовых рынков, хотя спад вне Северной Америки и был значительно меньше, чем в ее пределах. Так как большинство исследований отводят краху фондового рынка даже в США лишь вспомогательную роль в зарождении Депрессии, в остальных странах тем более нельзя считать это основной причиной.

Много исследований Великой Депрессии особенно выделяют торговый мультипликатор, часто утверждая, что протекционизм сыграл решающую роль.  Однако, даже беглый взгляд на цифры, ясно говорит о том, что торговые связи не могли быть основным фактором Депрессии.

Таблица 2. Производство и торговля США, 1929-32 гг. (млрд. долл. в ценах 1982).1

1929

1932

Проц. изменение

ВНП

709,6

509,2

-28,2

Экспорт

42,1

23,2

-44,9

Импорт

37,4

23,7

-36,6

Чистый экспорт

4,7

-0,5

Источник:  Department of Commerce. The National Income and Product Accounts of the United States, 1929-82.

При просмотре таблицы 2 можно выделить три момента. Во-первых, Соединенные Штаты были сравнительно закрытой экономикой в 1929 году – импорт и экспорт составляли около 6 процентов ВНП. Так как Соединенные Штаты производили тогда не более 40 процентов валового продукта рыночных стран, экспорт США составлял менее 4 процентов мирового ВНП. Во-вторых, падение импорта США в реальных масштабах было менее 40 процентов, что отразилось в полуторапроцентном спаде спроса на продукцию остального мира – слишком мало, чтобы стать причиной наблюдаемого спада, даже учитывая действие мультипликатора. В-третьих, мало кто заметил тот факт, что в 1929-32 годах чистый экспорт США упал – факт, который трудно примирить с гипотезой, что Соединенные Штаты экспортировали свою Депрессию через сокращение импорта.

Все это говорит о том, что ударение должно быть сделано на третьем канале – денежных связях.

История показывает, что сделанное нами утверждение, что плавающие курсы помогают изолироваться от монетарных шоков, неплохо подтвердилось. Две страны, которые отпустили свои валюты – Великобритания и Япония – перенесли кризис сравнительно легко по сравнению с теми странами, которые упорно защищали свои курсы – Францией и Германией. 1

продолжение

—PAGE_BREAK—2.2. Азиатский кризис

Симптомы неблагополучия на финансовых рынках Таиланда стали накапливаться еще с на­чала 1996 г. С конца февраля 1997 г. фондовые индексы устой­чиво снижались и в других странах АСЕАН (Ма­лайзия, Индонезия, Филиппины). В основе тен­денции лежал отток с этих рынков денег иност­ранных портфельных инвесторов.

Курсы валют большинства стран АСЕАН бы­ли тем или иным образом «привязаны» к курсу доллара США. Чтобы защитить фиксированные курсы в условиях оттока средств нерезидентов, власти вынуждены были прибегнуть к массиро­ванным валютным интервенциям и резко повы­сить процентные ставки.

Быстрое уменьшение валютных резервов и рост процентных ставок сделали очевидной про­блему краткосрочной валютной задолженности восточно-азиатских стран (таблица 1).

Таблица 1. Внешняя задолженность стран Восточной Азии на конец июня 1997 г. (млрд. долл.)1

Сроки погашения

Получатели

Заемщик

до 2 лет

более 2 лет

без указания

банки

госсектор

небанковский частный сектор

без указания

Всего

Индонезия

38.2

17.0

3.5

12.9

6.5

39.7

0.1

59.3

Малайзия

16.9

8.2

3.7

10.5

1.9

16.5

0.0

28.8

Филиппины

8.6

40

1.5

5.5

1.9

6.8

0.0

14.1

продолжение

—PAGE_BREAK—Таиланд

—PAGE_BREAK—Таиланд

1996

6.6

5.8

-7.8

1997

-0.4

56

-1.9

19981

-3.6

14.5

7.1

Индонезия

1996

8.0

79

-34

1997

46

6.6

-16

19981

-5.8

45.0

55

Малайзия

1996

86

35

-5.1

1997

6.0

27

-5.3

19981

07

48

-23

Филиппины

1996

5.7

8.4

-5.0

1997

5.2

5.1

-4.4

19981

1.2

9.1

-3.7

1Прогноз

Источник   «FinancialTimes», 27 IV1998.

Бум внутренних и внешних инвестиций сопро­вождался крупномасштабным импортом обору­дования и сырья. В результате к середине 90-х го­дов у стран АСЕАН сложились достаточно круп­ные негативные балансы по счету текущих операций.

Прин­ципиальную схему развертывания кризиса можно представить следующим образом. Сначала проис­ходит снижение фондовых индексов. Затем, по мере роста негативных настроений среди инвес­торов, начинаются спекулятивные атаки на наци­ональную валюту. Защита ее с помощью высоких процентных ставок обостряет проблему внешней задолженности. Издержки поддержания фикси­рованного курса в конце концов приводят к де­вальвации, что еще больше увеличивает стои­мость обслуживания внешнего долга. Вслед за па­дением валютного курса падают фондовые индексы, теперь уже гораздо более высокими темпами. В дальнейшем падение курсов акций и валютного курса происходит по спиралевидной траектории: одно ускоряет другое.

По оценкам специалистов МВФ, причинами кризиса служат:

— неспособность правительств обуздать пере­грев экономики;

— образование торговых дефицитов и «мыль­ных пузырей» на рынках капитальных активов;

— слишком ортодоксальный подход к фиксиро­ванным валютным курсам, который привел к не­умеренным заимствованиям;

— слабый контроль за банковской системой.

В более широком плане глубинные причины кризиса связывают со слишком значительной ро­лью государства в восточно-азиатских экономи­ках, со взаимопереплетением власти и крупного бизнеса.МВФ фактически утверждает, что восточно-азиатские экономики в целом нездоровы и нуждают­ся в радикальных структурных реформах.

Поразительно, что это говорится о странах, еще недавно являвшихся мировыми лидерами по экономическому росту, чьи достижения неодно­кратно ставились в пример другим развивающим­ся государствам. Но еще поразительнее, что даже непосредственно в предкризисный период макро­экономические показатели азиатских стран (за исключением сальдо по счету текущих операций) оставались в целом весьма неплохими (см. табли­цу 2.)

Надо сказать, что до недавнего времени одним из достоинств азиатского «экономического чуда» считалось умение использовать иностранный ка­питал для целей национального развития.

Остается предположить, что дело не только в торговом дефиците как таковом, но и в источни­ках его покрытия.

Таким образом, наибольшую нестабиль­ность продемонстрировали именно те виды ино­странных инвестиций, которые особенно поощ­рялись в последние годы в ходе финансовой либерализации. И, как уже отмечалось, именно отток портфельных инвестиций и кризис задол­женности местных фирм иностранным банкам выступали в качестве «передаточных механиз­мов» при развитии азиатского финансового кри­зиса.

В итоге можно предположить, что фундаментальной причиной кризиса стало нарушение оптимального баланса между степенью внутренней либерализации экономик, с одной стороны, и степенью их открытости для краткосрочных иностранных инвестиции – с другой. Контроль за допуском в экономику иностранного спекулятивного капитала ослаблялся быстрее, чем позволяли объективные условия. И в конце концов риски, связанные с нестабильностью краткосрочных инвестиции, стали перевешивать те макро и микроэкономические преимущества, которые дает привлечение иностранных кредитов и портфельных инвестиции. 1

продолжение

—PAGE_BREAK—2.3.

Российский

кризис

Летом 1997 г. ситуация на финансовых рынках Юго-Восточной Азии начала обостряться, но это практически не сказывалось на рос­сийской экономике. Относительная политическая устойчивость в стране вместе с повышенной деловой активностью российских компаний и банков создавала благоприятное впечатление у западных инвесторов по поводу перспектив российской экономики.

Однако финансовая стабилизация и бурное развитие российских финансовых рынков происходили на фоне углубления фундаменталь­ных экономических проблем: фискального кризиса, значительного ухуд­шения состояния платежного баланса и нарастания предпосылок уси­ления нестабильности экономической политики. Внушало серьезные опасения соотношение краткосрочных обязательств государства, нахо­дящихся у нерезидентов, и внешних резервов ЦБР, характеризующее курсовой риск при репатриации прибыли от вложений на российских финансовых рынках.

Начало кризиса (ноябрь-декабрь 1997 г.).27 октября 1997 г. падение индекса DowJonesIndustrialAverageдостигло рекордной отметки 554 пункта. Эту дату можно считать началом развертывания финансо­вого кризиса в России, разрушившего все достигнутые к 1997 г. мак­роэкономические результаты и повлекшего за собой смену курса эко­номических преобразований.

Неблагоприятные изменения в мировой конъюнктуре вызвали отток капиталов с российских финансовых рынков. Наиболее быстро это отразилось на российском рынке акций. За неделю — с 27 октябряпо 2 ноября 1997 г. — фондовый индекс упал на 18,5%. В целом за ноябрь индекс РТС-1 опустился до значения 328,5, то есть падение котировок составило около 32%.

В результате ЦБР оказался перед выбором политики, соответству­ющей условиям финансового кризиса. ЦБР пришлось выби­рать между плохими и очень плохими решениями.  Пер­вый вариант сводился к защите от атак на рубль путем увеличения процентных ставок на рынке государственных обязательств, что позво­ляло избежать потерь международных резервов. Второй вариант зак­лючался в удержании процентных ставок на относительно низком уров­не путем проведения операций на открытом рынке.

Таблица 2.

Финансирование платежного баланса РФ за 1995—1997 гг.

млрд. долл.

продолжение

—PAGE_BREAK—Использовано ссуд и займов

—PAGE_BREAK—

В 1991 г. был разработан новый экономический курс, основными направлениями которого явились:

1. Новая аграрная политика: создание социальной инфраструктуры развития мелкого промышленного предпринимательства на селе, стабилизация экономического положения наиболее пассивных и наименее приспособленных к рынку слоев сельского населения

2.Пересмотр законодательных и других нормативных актов  республики.

3. Приватизация мелких и малых предприятий.

4. Установление экономических, гуманитарных        и      политических отношений с развитыми странами Запада и Востока.

5. Пересмотр  всей прежней кадровой политики,    в   том числе   и                 существующей системы подготовки от средней школы до высшей.

6. Создание кредитно-финансовых учреждений, ориентированных на рынок ценных бумаг.1

Особенно «критическими» были 1991-1995 гг., когда ВВП ежегодно падал, а уровень инфляций достиг четырехзначного. В результате к 1996 г. экономика страны по основным показателям (ВВП, национальный доход) оказалась на уровне начала 1970-х гг., т.е. откат на 25 лет назад (см. Рис.1). 1991-1995 гг., по существу, стали годами  не столько экономической реформы, сколько отчаянной и, к сожалению, не очень успешной борьбы с экономическим кризисом.                                                                     Рис.1

Попытка в условиях кризиса ускорить реформу, во что бы ни стало, оказалась не совсем правильной политикой. Поэтому «преуспели» не столько в осуществлении экономической реформы, сколько в разрушении реальной экономики.       По существу, быстрого реформирования (даже в организационном и правовом отношении) не получилось, институциональное формирование свободной рыночной открытой экономики охватило практически 10 лет, хотя не все компоненты новой экономической системы получили завершение. Удельный вес теневой экономики в ВВП составил: в 1993–3,2%; в 1994 – 6%; в 1995 – 8,4%; в 1996 – 9,4%; в 1997 – 10,3%; в 1998 – 11,9%;. Однако эти данные явно и значительно занижены.

За этот период значительно изменилось соотношение государственного и частного секторов экономики. Количество государственных предприятий (без предприятий сельского хозяйства) сократилось с 3,9 тыс. в 1994, до 1,1 тыс. — в 1998. Их доля в производстве ВВП уменьшилась с 17,9% в 1994, до 3,4% — в 1998.1

Разразившийся кризис экономики и всей системы денежно-кредитных и финансовых отношений поставил в качестве главной задачи осуществление денежно-финансовой стабилизации. Нужно было проводить политику, которая обеспечивала бы устойчивость национальной валюты, надежность банков и всей кредитно-банковской системы, бездефицитность госбюджета.

В Кыргызстане в мае 1993 г. была введена своя национальная валюта — сом.

После введения национальной валюты в мае 1993 г. положение начало меняться в лучшую сторону под воздействием жесткой монетаристской политики и некоторых успехов в развитии экономики. Уровень инфляции составил 1994 г, — 187,2%, 1995 г. — 131,9%, 1996 г. — 114,8%.

Достижение сравнительно низкого уровня инфляции в 1997 г. при относительно стабильном обменном курсе сома было расценено как установление денежно-финансовой стабилизации. Однако, радоваться пришлось недолго.2

Если говорить о состоянии реальной экономики (производства), то 1991-1995 гг. действительно оказались годами ее разрушения, а 1996-1998, за редкими исключением, стали годами использования того, что сохранено и не сломано. 1996-1998 гг. остались годами стагнации, хотя статистика (таблица 1) говорит о росте в целом. Наблюдающийся рост- это результат не стабильной работы  экономики со всеми ее отраслями и производствами, а «громоотводных» усилий  личных хозяйств (главной кормилицы населения) и в отдельные годы единичных результатов промышленности (если коснутся производства материальных благ).1

В 1995-1998 гг. внешний долг рос интенсивно: в среднем в 1,5 раза по отношению к предыдущему году, в то время как государственный  внешний долг увеличивался более чем на 140 млн. долл. в год за период 1994-1998 гг. Частный внешний долг возрос до 381,4 млн. долл. в конце 1998г. Основную долю внешнего долга составляют международные организации – около 40% общего внешнего долга в конце 1998 г.2

3.2. Влияние Финансового кризиса  России  1998 года на Кыргызстан.

Развитие макроэкономической ситуации в 1998 г. проходило под влиянием мирового финансового кризиса, в основном через дестабилизацию экономики  Росси, а также активизацию ранее накопленного внутреннего потенциала. Резкое ухудшение ситуации на финансовом рынке России, последующее общее ухудшение  обстановки в экономики в целом повлияло на состояние платежного баланса Кыргызстана, привело к снижению доверия к банковской системы. И как следствие способствовала резкому снижению темпов экономического роста с 9,9% в 1997 г. до 2,1% в 1998 г… Инфляция составила 16,85%, девальвация обменного курса 69,1% уровень международных резервов сократился до 2,5 месяца, дефицит счета текущих операции достиг 22,5%, дефицит государственного бюджета составил 3%, а с учетом ПГИ – 10% к ВВП.1

По объему экспорта и импорта (как в суммарно-денежном, так и в натурально-физическом выражении) Россия для Кыргызстана была и остается одним из основных стратегических и долгосрочных партнеров, и легкомысленно было предполагать, что финансовый кризис в РФ не отразится на финансах Кыргызстана.2

Негативные воздействия финансового кризиса 1998 года наиболее остро были связаны с последствиями кризиса в России и выразились в следующем:

·        снижение объемов экспорта, в том числе в Россию; увеличение объемов импорта, в том числе из России;

·        спад производства на предприятиях, связанных с российскими, и сопутствующее этому замедление темпов роста производства в целом, а также ухудшение производственно-финансовых связей кыргызских и российских предприятий как результат сбоев в работе платежной системы;

·        рост потребностей в твердой валюте в связи с ростом общего объема импорта, в том числе из России (в связи с переходом в расчетах с российскими предприятиями на твердую валюту);

·        общий рост спроса на инвалюту в связи с психологическим воздействием финансового кризиса в России и негативными ожиданиями населения относительно ухудшения финансовой ситуации в республике на ближайшую перспективу, и как результат — продолжающееся с августа 1998 года падение обменного курса нацвалюты;

·        снижение уровня золотовалютных резервов Национального банка Кыргызской Республики, объема денежной базы и денежной массы;

·        отток вкладов населения из банковской системы, усиление долларизации экономики, ухудшение условий для инвестирования в экономику и, в особенности, в реальный сектор (в первую очередь, в результате дальнейшего роста процентных ставок на кредиты коммерческих банков);

·        ухудшение финансового состояния коммерческих банков республики в результате оттока вкладов населения и уменьшения общего уровня ликвидности;

·        резкий рост доходности по государственным казначейским векселям, снижение намеченных объёмов их выпуска и ухудшение условий финансирования дефицита государственного бюджета.1

Финансовый кризис в Юго-Восточной Азии на экономике Кыргызстана столь  сильно не отразился. Это лишний раз показывает нам, кто у нас основной экономический партнер, от судьбы которого столь зависима наша собственная судьба.1 

3.3 Уроки Кризиса

В целях преодоления отрицательных воздействия финансового кризиса 1998 года, Правительством Кыргызстана была принята «Программа преодоления кризисных проявлений в экономике и повышения устойчивости финансовой системы Кыргызской Республики», которая включала в себя:

ужесточение бюджетных операций в соответствии с изменившимся наличием внешних и внутренних ресурсов; пересмотрен бюджета на 1999 год в соответствии с изменившейся внешнеэкономической ситуацией; меры для снижения дефицита торгового баланса, в частности, по снижению объемов импорта и увеличению объемов экспорта; меры по ужесточению финансовой дисциплины в отношении предприятий и организаций, имеющих задолженность по налогам; создание благоприятных условий предприятиям, ориентированным на экспорт, в особенности производящим продукцию сельского хозяйства; полное выполнение своих обязательств по государственным ценным бумагам для обеспечения стабильности развития финансового рынка; банкам разрешено использовать обязательный фонд резервирования; со стороны Национального банка Кыргызской Республики производилось чрезвычайное кредитование коммерческих банков; банки, оказавшиеся на грани банкротства, были переданы под управление Национального банка Кыргызской Республики или проданы другим лицам.1

Анализ  состояния экономики по­казывает, что после спада 1998 г. наблюдается хоть и незначительное, но важное для респуб­лики оживление экономической деятельности. Заметно увеличившееся производство ва­ловой продукции сельского хозяйства и промышленности при небольшом снижении объе­мов розничного товарооборота определило об­щую тенденцию роста индекса экономической активности, рас­считанного как средневзвешен­ная величина темпов роста от­дельных отрас­лей, в наиболь­шей степени оп­ределяющих ди­намику ВВП и доступных в оперативной статисти­ке (промышленность, сельское хозяйство, рознич­ный товарооборот).

Но здесь важнее не сами показатели, а их каче­ственное наполнение. Девальвация сома и повы­шение конкурен­тоспособности промышленности дали отечествен­ным производите­лям уникальный шанс по завоева­нию рынков. Акти­визировалось про­изводство потре­бительских това­ров для внутрен­него использова­ния, что является, конечно, позитив­ным моментом.

Одной из ос­новных причин, препятствовавших промышленному росту в 1999 г., был малый объем ин­вестиций. Фунда­ментальная про­блема для респуб­лики — это даже не иностранные инве­стиции. При усло­вии привлечения национальных сбережений и транс­формирования их в инвестиции, что должно яв­ляться первым этапом, иностранные инвести­ции будут приходить на втором этапе. Основ­ная проблема — это национальные сбережения. Факторы, влияющие на национальную норму сбережений, — важнейший вопрос долгосроч­ных перспектив развития кыргызского рынка. Величина организованных сбережений и вкла­ды населения в ценные бумаги весьма незначительны.

Трудно не обратить внимание на устойчивый рост в общей денежной массе депозитов в ино­странной валюте. Мы предполагаем, что больший объем находится у населения в наличном виде. Основная причина- недове­рие населения к государству и бан­ковской системе в целом.

Есть и другие причины, препят­ствующие транс­формированию сбережений в ин­вестиции: слабость защиты прав соб­ственности и не­прозрачность ком­паний, низкое каче­ство менеджмента и бухгалтерского учета. Отсут­ствие инвестиций крайне отрицательно повлияет на рост реального ВВП, который наметился за пос­ледний год.

Начиная примерно со 2-го квартала 1998 г, можно четко проследить обратную связь между динамикой процентных ставок и динамикой производства Рост цены кредит­ных ресурсов сопровождался спадом в про­изводственном секторе экономики. И, на­против, снижение процентных ставок с на­чала 1999 г сопровождалось подъемом производства. Эта связь не прослеживает­ся до середины 1998 г Причиной данного эффекта, скорее всего, является девальва­ция сома во второй половине года, а также последовавшее за этим резкое уменьше­ние денежных агрегатов. Искусственно за­вышенный курс сома, препятствовавший проведению действенной монетарной по­литики, но в то же время являвшийся резуль­татом этой политики, снизился до своего реаль­ного уровня.

Итак, рост темпов ВВП, наметившийся во втором полугодии 1999 г., вселяет надеж­ды на последующий рост производства. Однако при всем оп­тимизме нужно учиты­вать, что для последу­ющего роста необхо­димы низкие ставки процента, стимулиру­ющие инвестиции. В случае, если денежная масса будет выпуще­на из тех жестких ра­мок, в которые она была загнана, ставки могут сохраниться на низком уровне.

Анализ по 22 странам, как развивающимся и переходным, так и индустриальным, показал, что, несмотря на периоды шоковой терапии, высо­кой инфляции и валютной нестабильности, са­мый высокий уровень процентных ставок в них по наиболее рискованным коммерческим кредитам не превышал 24%. В нашей республике процен­тные ставки по кредитам в течение последних трех лет варьировали в среднем от 35 до 55% и на начало 4-го квартала 1999 г. составляли 49%.

В Кыргызстане один из самых низких в мире уровней монетаризации (доля денежной массы в ВВП). На начало 1999 г. он составлял 12,7% ВВП. Для сравнения в России на начало ноября 1998 г. он составил 16-17% ВВП. В странах «Большой семерки» уровень монетаризации эко­номики в среднем составляет 55-100%, в разви­вающихся странах — 40-60%. В 1995-1999 гг. Нацбанк Кыргызстана в результате жесткой денеж­ной политики создал искусственный дефицит де­нежной массы. При таком дефиците в стране стало «мало денег». Обострилась зависимость от иностранных инвестиций, еще более проблем­ными стали бюджет и налоги. Дефицит денеж­ных ресурсов заставил поддерживать искусст­венно высокие процентные ставки При спеку­лятивных оттоках иностранного капитала рынок испытывал острый шок.

Заметим, что абсолютное большинство стран со значительно более высоким уровнем монета­ризации ВВП характеризуется более благоприят­ным сочетанием уровней инфляции и экономичес­кого роста, чем Кыргызстан У нас же поддержа­ние этого уровня на пороге 15-20% является едва ли не единственным средством сдерживания ин­фляции. Однако, хотя уровень монетаризации в нашей республике крайне низок, сравнивать наше положение напрямую с развитыми или развиваю­щимися странами, обладающими производственны­ми мощностями и положительным торговым балан­сом, нецелесообразно.

Дефицит денежной массы отчасти оправдан от­сутствием каких-либо факторов, положительно вли­яющих на инфляционные процессы. Поэтому мы сталкиваемся без того низкий уровень реального дохода при вве­дении более мягкой денежной политики.

Таким образом, в республике наблюда­ются искусственный дефицит денег в эко­номике, высокие процентные ставки, долго­срочно низкая в долларовом выражении зар­плата и тяжелый для переходной экономики налоговый пресс, растущее долговое бремя, не мобилизуемые долларовые резервы насе­ления. Все эти факторы формируют глубо­кую зависимость состояния финансового рынка Кыргызстана (и самой возможности модернизации экономики) от прихода на него иностранных денег.

Экономический рост в реальном сек­торе может быть связан только с прито­ком инвестиций в страну. Однако реаль­ная оценка баланса позитивных и нега­тивных тенденций не дает повода для ожидания радикального увеличения тем­пов роста экономики в краткосрочной перспективе.

Насколько устойчив некоторый подъем — будет зависеть от развития экономико-политической ситуации. Тем не менее, основ­ные элементы для устойчивого роста у нас есть и в среднесрочной перспек­тиве подъем экономики неизбежен.1

Заключение

На основании проведенного исследования мы сделали следующие выводы, обобщения и практические рекомендации:

Финансовый кризис  рассматривается  не просто как хронологический  процесс, а как экономическое явление, которое вполне можно предупредить и в случае его наступления  преодолеть его с минимальными потерями.

Эволюция финансовых кризисов показывает, что он развивается не без помощи национальных экономик, в основе которых могут быть  их различия или же неэффективность состояния.

Мы считаем, что причины кризиса следует искать  не только в экономике, но и в морали, психологии, общем взгляде на жизнь представителей высших эшелонов политической власти, в пренебрежении к такому основному фактору экономической жизни, как доверие людей, к своему государству и правительству. В конечном итоге все – общий экономический  климат в стране, отторжение или успех реформ, устойчивость денежно-финансовой системы, бюджет и налоговые поступления, производство, инвестиционный процесс, социальная стабильность и т.д., т.е. оказывает существенное влияние на возникновение финансовых кризисов и способности адаптации национальных экономик к внешним шокам и потрясениям. Не стоит сбрасывать со счетов и степень доверия граждан установившимся  вокруг них условиям жизни, их ожиданиям нового удара со стороны властей: конфискации сбережений, резкого падения или невыплаты зарплаты, вспышки некомпенсируемой инфляции и т.д.

Находясь в состоянии нестабильности Кыргызстан, ощутил влияние финансового кризиса, благодаря России. Влияние российского кризиса сказалось на экспорте и импорте, на платежном балансе, на курсе сома и соответственно на экономическом состоянии государства. Например: Снижение темпов экономического роста с 9,9% в 1997 г. до 2,1% в 1998 г. Инфляция составила 16,85%, девальвация обменного курса 69,1% уровень международных резервов сократился до 2,5 месяца, дефицит счета текущих операции достиг 22,5%, дефицит государственного бюджета составил 3%.

Таким образом последнее десятилетие XXвека – это годы экономических испытаний для Кыргызстана, когда разразившийся мировой финансовый кризис отбросил экономику и социальное развитие наций назад, оказав таким образом негативное влияние на результативность экономических реформ страны.

Однако, несмотря на трудности, процесс структурной перестройки в КР идет, идет процесс нового порядка адаптаций экономической жизни в совершенно иных условиях, и постепенно накапливаются  силы для преодоления последствий экономического кризиса, и создается база для реального экономического подъема.

Глоссарий

 

Валютная интервенция– вмешательство центрального банка в операции на валютный рынке с целью воздействия на курс национальной валюты посредством купли-продажи иностранной валюты.

Валютные резервы– находящиеся в собственности страны международно-признанные средства платежа, предназначенные для покрытия кратко- и среднесрочных дефицитов внешнего платежного баланса и обеспечения, связанных с этим мер контроля за изменением курса собственной валюты.

Девальвация– уменьшение курса национальной или международной (региональной) денежной единицы по сравнению с валютами других государств.

Инфляция – (от лат. «вздутие») – обесценение денег в результате превышения количества денежных знаков, находящихся в обращении, над суммой товарных цен.

Платежный баланс– соотношение всех денежных поступлений  из-за границы и различных платежей за границу за определенный период или на определенный момент.

Рецессия– относительно умеренное, некритическое падение деловой активности, производства, замедления темпов экономического роста, обычно определяемое как последовательное уменьшение реального валового национального продукта

Свободно плавающие валютные курсы– Валютные курсы, которые не фиксируются и, следовательно, могут повышаться и понижаться в зависимости от спроса на иностранную валюту и ее предложения.

Фиксированный валютный курс— закрепленный в одностороннем порядке или межгосударственными соглашениями курс валюты, свободное повышение или понижение которого не допускается.

Список литературы

1.     Журнал «Банковский Вестник» № 10, 1998 г.

2.     Журнал «Вопросы Экономики» №11, 1998 г.

3.     Журнал «Мировая экономика и международные отношения» №4,1, 1999 г.

4.     Журнал «Рынок Капиталов» №2, 2000 г.

5.     Большой экономический словарь/под ред. Азрилиян  А.Н М.: Институт новой экономики 1999 г.

6.     Борисов А.Б. Большой экономический словарь. — М.: Книжный Мир, 1999. – 895 с.

7.     Булатов А.С. «Экономика» М., 1996 г.

8.     Койчуев Т. Постсоветская перестройка: Теория, идеология, реалии/ЦЭиСР при МФ КР. БФЭА – Б.: Илим, 1999 г.

9.     Международное экономическое отношения. Учебник для ВУЗов/Е.Ф. Жуков, Т.И. Канаева, А.Т. Литвиненко и др.: под ред. Жукова-М.: ЮНИТИ-ДАНО, 1999 г.

10.                       Словарь современной экономической теории Макмилана. –М.: ИНФРА-М, 1997.-608 с.

11.                       Универсальный учебный экономический словарь. Ростов на Дону.: Феникс, 1996, 576 с.

12.                       Флорес М.М., Попов В.В. «Азиатский вирус или Голландская болезнь?» Теория и история валютных кризисов в Росси и др. странах. Академия народного хозяйства при правительстве РФ.-М.: Изд-во «Дело», 1999 г.

13.                       Экономика Кыргызстана в последнее десятилетие XXвека. – Б.: ЦэиСР при  МВ КР, 2000 г.

14.                       Экономика Кыргызстана: реалии и перспективы: Научно-практический семинар (июнь 2000 – апрель 2001г.)/под ред. Рахматова А., Турсуновой С., Лайлаевой Э. – Б. 2001 г.

15.                       Проблемы денежно-финансовой стабилизации в Кыргызстане. ( Кумсков В.И.) http://polysphere.freenet.kg/no5/Pjuly006.htm

16.                       http://www.corpgovuz.org/index.php?b_end=documents&action=show_detailed&idd=17&back=9

17.                        fincrisis.narod.ru/financial.ht

18.                        www.stat.kg

—PAGE_BREAK—

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.