Художественная обработка металла в России и проблемы экспертизы металлов

Содержание Введение 1. Металлы, используемые для художественной обработки, и их свойства 1.1. Свойства металлов 2. Способы художественной обработки металлов 2.1. Ковка

2.2. Литье 2.3. Обработка листового металла 2.4. Другие методы обработки металла 3. Проблемы экспертизы металлов 3.1. Проблемы экспертизы золота и электрума 3.2. Проблемы экспертизы серебра 3.3. Проблемы экспертизы бронзы и латуни Заключение Список использованной литературы

Введение Металл является одним из наиболее древних материалов, который человечество открыло, и начало широко использовать. На первых порах это были самородные металлы — золото, серебро и медь. Метеоритное железо стало применяться с IV тысячелетия до н. э. Добыча и обработка железной руды относятся ко II тысячелетию до н. э. Холодную обработку металлов дополнили горячая ковка и литьё, правда, для этого человечеству потребовалось не одно тысячелетие. Из всех металлов наибольшее применение получило железо. Знания и опыт в области обработки железных руд стали мерилом богатства и военной мощи. Художественная обработка металлов на территории России возникла с незапамятных времен. Центрами художественной обработки металлов на Руси были в разное время Киевская Русь, Владимиро-Суздальское княжество, Новгород, Псков, Ярославль, Нижний Новгород, Кострома, Казань, Калуга, Вологда, Великий Устюг, Москва, Петербург, ряд городов Урала. В нашей стране металлургия железа известна с XII — VI вв. до н. э. Русская земля, богатая железными рудами, не является исключением. Здесь издревле железо служило как для изготовления оружия, так и орудий труда, украшений и т. п. Добывалось оно из бурых железняков, озёрных и болотных руд, обжигаемых на открытом огне, в ямах или глиняных печах. Дальнейшее развитие здесь металлургии явилось базой для создания промышленной металлообработки, в частности оружейного производства, которое сыграло решающую роль в рождении художественной обработки металлов как особого явления в культуре и искусстве. Формирование особенностей художественного металла, как составной части русской национальной культуры, началось со времени образования в конце XVII века всероссийского национального рынка, в пору петровских преобразований. Решающую роль в развитии художественной металлообработки сыграло основание Петром I в начале XVIII века первого государственного оружейного завода на базе существующих к тому времени кузнечного и оружейных промыслов. К середине XVIII столетия изделия русских мастеров с применением гравировки с позолотой, инкрустации, отделки стальными «алмазами» приобрели широкую известность не только в обеих российских столицах, но ив других странах. Художественная обработка металлов – искусство малых форм. Благодаря красоте материала, талант и техническое мастерство исполнителя позволили придать изделиям изысканность, высокую художественную ценность, особую выразительность. Вначале для художественной обработки человек использовал только золото, затем постепенно стал применять серебро и другие металлы и сплавы. Изделия, созданные мастерами , призваны служить не только в качестве украшений и предметов быта; они способны нести в себе воспитательное начало: удовлетворять эстетические потребности человека, формировать его художественный вкус культуру, пробуждать интерес к творчеству. Древние умельцы из поколения в поколение бережно передавали свои знания и практические приемы работы, что позволило сохранить и довести до наших дней искусство декоративной и художественной обработки металлов. Новый скачек в развитии искусства художественной обработки металлов произошел на современном этапе с выходом закона об индивидуальной трудовой деятельности. Художественная обработка металла включает: фигурное литье, ковку, чеканку, гравировку, высечение ажурных узоров, создание эмалей и других приемы. Мастера Киевской Руси славились изделиями из золота с эмалью выемчатой и перегородчатой. Для этого времени характерны такие украшения, как котлы, которые подвешивались с двух сторон к женскому головному убору, бармы – драгоценные оплечья, расписанные изображениями религиозного характера, полые серьги в виде полумесяца, гривны – шейные украшения в виде обруча, подвески из скрученных золотых нитей, бусы всевозможных видов. В декоре успешно применялись чернь, зернь, эмаль, скань (филигрань), чеканка, резьба, позолота. Основной орнаментации изделий – явно стилизованные растительные формы. Подобный стиль орнаментации, но уже более точно отражающий живую природу, сохранился в ювелирных изделиях Руси XVI, XVII веков, хотя их форма, размеры, декор говорят об изменении условий жизни и быта русских людей: изделия стали демократичнее и в значительно большей степени, чем раньше, отражали характерные черты своего времени (значительно меньше вычурности в рисунке, лаконичнее и яснее его замысел и содержание). Новых высот художественная обработка металлов достигла в XVIII, XIX веках. Необходимо отметить, что до XVII века оно развивалось своими, особыми путями, не испытывая сколько-нибудь заметного влияния творчества мастеров других стран. Начиная же с эпохи Петра I и до начала XX века эволюции русского искусства присущи те же стилевые закономерности, что и западноевропейскому. В это время приобретает широкую известность самобытное искусство филиграни красносельских мастеров. Примерно в те же годы внедряются механические способы обработки металлов: кованное серебро заменяется гладким листовым, чеканка все более уступает место штамповке, находит применение гальваническое золочение. Эти первые предприятия и первые технические новшества по сути предопределили приход эпохи, когда труд мастера-одиночки постепенно был заменен механизированным, а в дальнейшем – промышленным производством. Начало советского периода художественной обработки металлов относится к 1923 году, когда при Наркомфине было организовано Московское товарищество. Используя опыт и достижения мастеров предшествующих поколений, опираясь на богатые традиции, оно создало немало изделий, получивших мировую известность, в том числе такие произведения монументального характера, как карта нашей Родины из драгоценных металлов и самоцветов, изумительный по красоте орден Победы. На современном этапе центрами художественной обработки металлов в России являются: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Касли, Кострома, Ростов (Ярославский), Великий Устюг, Пермь, Якутск, поселок Мстера, Красное-на-Воге, Кубачи.

1. Металлы, используемые для художественной обработки, и их свойства А) Драгоценные металлы. Золото – металл красивого желтого цвета с сильным блеском, вязкий, мягкий, ковкий, тягучий (из одного грамма золота можно вытянуть проволоку длиной 3,5 км); химически очень стойкий. Редко в чистом виде, чаще в виде сплава с другими металлами золото применяется для изготовления всех без исключения ювелирных украшений и как материал декоративного покрытия при золочении недрагоценных металлов. З счет введения в сплавы специальных легирующих добавок получают золото белого. Желтого. Красного, зеленого, розового и даже черного и голубого цвета. Золото применяют в сочетании с платиной, серебром. Титаном. Черным деревом.

Серебро – металл блестяще – белого цвета с очень высокой отражательной способностью (95%), тягучий, ковкий, пластичный; хорошо полируется, режется. Скручивается, прокатывается в листы толщиной до 0,00025мм и вытягивается в тончайшую проволоку. Серебро устойчиво на воздухе и во влажной среде.

В чистом виде серебро используется для серебрения изделий из недрагоценных металлов. Чаще всего серебро применяют в сплаве с медью, а также в сочетании с золотом, эмалью, чернью. Платина – металл серебристо-белого цвета, мягкий и ковкий, тугоплавкий, по твердости превосходит золото и серебро; легко поддается прокатке, штамповке, волочению. Кроме перечисленных основных металлов используют: палладий, родий, рутений, иридий, осмий. Б) Сплавы драгоценных металлов. Применение драгоценных металлов в чистом виде не всегда целесообразно из-за их дороговизны, недостаточной твердости и износостойкости, поэтому чаще используют сплавы этих металлов. Серебро в составе сплава придает ему пластичность, мягкость, ковкость, понижает температуру плавления. Медь – увеличивает твердость сплава, обусловливает ковкость, тягучесть. Пластичность, меняет цвет сплава от красного до ярко красного. Палладий повышает температуру плавления сплава. Обеспечивает пластичность и ковкость, прибавка палладия окрашивает слиток в бурый или белый цвет. Никель придает ковкость, пластичность, твердость. Повышает литейные качества, меняет цвет сплава на бледно-желтый. Цинк делает сплав твердым, хрупким, повышает текучесть, понижает температуру плавления. Алюминий обеспечивает пластичность, ковкость, отражающую способность, повышает коррозийную стойкость. Платина повышает упругость сплава и температуру его плавления, придает сплаву белый цвет. В) Цветные металлы. Медь — металл характерного красного цвета, мягкий, пластичный, вязкий, легко поддается обработке давлением. Медь хорошо шлифуется и полируется, но быстро теряет блеск, ее затруднительно сверлить, точить, фрезеровать. Медь чаще всего применяется для чеканки и изготовления филигранных украшений. Кроме меди используют цинк, олово, свинец, кадмий, никель. Г) Сплавы цветных металлов. Бронза – сплав на основе меди, главными компонентами которого являются олово, цинк, никель, свинец, фосфор и марганец. Бронза широко применяется в художественном литье, изготовлении сувениров, юбилейных значков и медалей. Латунь – сплав меди с цинком. Латунь легко поддается пластической деформации, обработке давлением и резанием. Мельхиор – пластичный и прочный сплав меди с 20% никеля, обладает красивым серебристым цветом, легко чеканится, штампуется, режется, полируется. Нейзильбер – сплав меди с 20% цинка и 15% никеля; отличается высокой пластичностью, тягучестью и коррозионной стойкостью. Д) Другие металлы. Кроме перечисленных металлов используются также: чугун, сталь, титан, тантал, ниобий. 1.1. Свойства металлов Различают физические, механические, технологические и химические свойства металлов. Физические свойства. К ним относят плотность, теплопроводность, электропроводность и температуру плавления. Перечисленные свойства называются физическими потому, что они обнаруживаются в явлениях, не сопровождающихся изменением химического состава вещества. Чистые металлы плавятся при t=const, а сплавы в интервале t-p. Механические свойства. Характеризуют способность детали, изготовленной из определенного материала, выдерживать различные нагрузки или хорошо сопротивляться истиранию при работе машины. К механическим свойствам относятся прочность, твердость, упругость, пластичность и др. Прочность сплава определяется величиной усилия, необходимого для разрушения стандартного образца. При этом стальные, алюминиевые и другие образцы испытывают на растяжение (разрыв) и относительное удлинение, а чугунные на изгиб. Кроме того, все литейные сплавы испытывают на твердость. Твердость сплавов определяют на приборе Бринелля непосредственно на деталях или не отливках (НВ). Твердость закаленных сталей определяют на приборе Роквелла путем вдавливания в изделие алмазной пирамиды(HRC). Упругость – способность металла принимать первоначальную форму и размеры после прекращения действия нагрузки. Пластичность(вязкость) – способность металла изменять первоначальную форму и размеры под действием нагрузки и сохранять новую форму и размеры после прекращения ее действия. Это свойство особенно важно при выборе сплавов для ковки, штамповки и прокатки. Обрабатываемость резанием – способность металла изменять свою форму под действием режущего инструмента. Ковкость – способность металла принимать новую форму и размеры под влиянием прилагаемой нагрузки без нарушения его целости (малоуглеродистая сталь). Свариваемость – способность металлов образовывать прочные соединения при нагреве свариваемых частей до расплавленного или до пластического состояния. Хорошей свариваемостью обладают стали с низким содержанием углерода. Плохо свариваются чугун, медные и алюминиевеы сплавы. Жидкотекучесть – способность металла заполнять тонкие очертания полости формы. При недостаточной жидкотекучести расплавленный металл заполняет форму и отливка становится браком. Жидкотекучесть прежде всего зависит о химического состава, от температуры перегрева: чем она выше, тем больше жидкотекучесть. Величину жидкотекучести определяют по технологической пробе – длин заполненной сплавом части полости контрольной литейной формы. Усадка — свойство литейных сплавов уменьшать объем при затвердевании и охлаждении. Усадочные процессы в отливках протекают с момента заливки расплавленного металла в литейную форму вплоть до полного охлаждения отливки. Различают линейную и объемную усадку, выражаемую в относительных единицах. Линейная усадка — линейных размеров отливки при ее охлаждении от температуры, при которой образуется прочная корка, способная противостоять расплавленного металла, до температуры окружающей среды. На линейную усадку влияют химический состав сплава, температура его заливки, скорость охлаждения сплава в форме, конструкция отливки и литейной формы. Так, усадка серого чугуна уменьшается с увеличением содержания углерода и кремния. Увеличение скорости отвода теплоты от залитого в форму сплава приводит к возрастанию усадки отливки. Объемная усадка – уменьшение объема сплава при его охлаждении в литейной форме при формировании отливки. Усадочные раковины – сравнительно крупные полости, расположенные в местах отливки, затвердевающих последними. Усадочная пористость – скопление пустот, образовавшихся в отливке в обширной зоне в результате усадки в тех местах отливки, которые затвердевали последними без доступа к ним расплавленного металла. Получить отливки без усадочных раковин и пористости возможно за счет непрерывного подвода расплавленного металла в процессе кристаллизации вплоть до полного затвердевания. Горячие трещины в отливках возникают в процессе кристаллизации и усадки металла при переходе из жидкого состояния в твердое при температуре близкой к температуре солидуса. Горячие трещины проходят по границам кристаллов и имеют окисленную поверхность. Склонность сплавов к образованию горячих трещин увеличивается при наличии неметаллических включений, газов (водорода, кислорода), серы и других примесей.

Холодные трещины возникают в области упругих деформаций, когда сплав полностью затвердел. Тонкие части отливки охлаждаются и сокращаются быстрее, чем толстые. В результате в отливке образуются напряжения, которые и вызывают появление трещин. Холодные трещины чаще всего образуются в тонкостенных отливках сложной конфигурации и тем больше, чем выше упругие свойства сплава, чем значительнее его усадка при пониженных температурах и чем ниже его теплопроводность.

Коробление — изменение формы и размеров отливки под влиянием внутренних напряжений, возникающих при охлаждении. Огнеупорность — способность смеси и формы сопротивляться размягчению или расплавлению под воздействием температуры расплавленного металла. Чем крупнее песок, тем меньше в нем примесей и пыли и чем больше кремнезема, тем более огнеупорна смесь. При низкой огнеупорности на поверхности отливки образуется пригар — прочное соединение формовочной или стержневой смеси с поверхностью отливки. Газопроницаемость — способность смеси пропускать через себя газы. Газопроницаемость тем выше, чем больше песка в формовочной смеси и чем он крупнее, а также чем меньше содержание глины в формовочной смеси. Пластичность — способность деформироваться без разрушения и точно воспроизводить отпечаток модели. Податливость — способность формы или стержня сжиматься при усадке отливки

2. Способы художественной обработки металлов 2.1. Ковка Техника ручной ковки – пластической обработки раскалённого железа – известна с незапамятных времён, и кузнечное оборудование – горн, мехи, наковальни различных фасонов, молотки и клещи – почти ничего не изменилось и до наших дней. При помощи этого нехитрого оборудования металл расковывался, плющился, сгибался, растягивался, рассекался, сваривался. Вплоть до XVIII века слесарных приёмов в кузнечном деле не применяли. На территории России из всех промыслов наиболее широко был распространён кузнечный. Каждый город имел по несколько кузниц, а иногда и великое множество их, если под рукой имелись железные руды. В архитектуре кованые изделия кузнечных дел мастеров встречаются очень часто. В прошлом они были распространены довольно широко, и, прежде всего на церквях, домах знати, промышленников, купцов, и на общественных зданиях. Решётки балконов, ворот и калиток, оконные решётки и ограждения лестниц, ограды и кронштейны были в основном кованными. Лёгкие и достаточно прочные по сравнению с литыми, кованые решётки имели широкое применение ещё и потому, что в силу распространения кузнечного дела, такие архитектурные изделия, как, впрочем, и любые другие предметы и вещи (к примеру, хозяйственно – бытового назначения), можно было изготовить и быстро, и без особого труда. И русский классицизм, и русский стиль, и русский модерн получили отражение в архитектурных металлических изделиях. К числу наиболее ранних кованых изделий относятся различные по назначению ручки, засовы, петли, жиковины, которые со временем становились всё разнообразнее по художественным формам, рисункам. Широко использовалось кованое железо и на всевозможных решётках для окон и полотнах для дверей амбаров и церквей. Кованые светцы, ухваты, кочерги и другие необходимые в быту предметы и вещи в изобилии изготавливались кузнецами не только для нужд горожан и окрестного населения, но и иногда на вывоз за границу. Двери в дом и ворота на усадьбу, участок человек украшал издревле и во все времена. Особенно украшались ворота в город, в крепость и двери храмов и богатых домов. Функциональное их назначение — прикрыть от недруга и от непогоды — прозаично. Но с развитием художественного начала в человеке неудержимо прорывается желание украсить окружающее, сработанное его руками, и проявить своё художественное «я». И прежде всего это касалось вещей, предметов быта, построек. То, что сохранилось к нашему времени из архитектурно – утилитарных кованых изделий, относится в основном к XIX веку, но встречаются изделия и XVIII столетия. Из-за частых случаев пожаров менялось не одно поколение деревянных построек, но очень часто металлические детали со сгоревшего дома ещё долго служили человеку в новом строении. Уже изъеденные ржавчиной ручки и запоры, жиковины и петли кузнечной работы на воротах и калитках старинных построек привлекают внимание и необычностью очертаний, и в то же время своей прочностью, и какой – то надёжностью. Кованые ручки были чаще всего S – образной формы. Реже встречаются ручки – кольца, которые ещё называют билами, так как такой ручкой можно стучать, то есть бить в дверь. Всего, конечно, осветить невозможно, потому что кузнечные изделия применялись так широко, что, пожалуй, в стародавние времена трудно было отыскать строение, где бы ни приложил руку кузнец. Архитектурные элементы и детали из утилитарных изделий превратились в поистине художественные украшения, где орнамент композиции кованого металла не только не отделим от конструкции, а даже стремится подчинить её себе, включая в себя целиком. И сама форма решёток или любых других изделий состоит из узора, где ритм орнамента руководит, направляет изгибы железного прута или полосы, заставляя их виться упругими завитками и спиралями. Но и металл предъявляет свои требования к рисунку: свойства его, как материала, диктуют свои условия. И их ковалю необходимо хорошо знать. Только тогда и можно добиться подлинного успеха, когда в изделии найдут воплощение и красота, и прочность, и соответствие своему назначению. К этому и стремились мастера кузнечного ремесла. 2.2. Литье Этот вид обработки металла осуществляется с помощью различных формовочных приспособлений, где из расплавленной жидкой металлической массы получают необходимое изделие. Существуют различные способы отливки вещей и предметов разных размеров. Из них наиболее распространены отливка в земляные формы, по выплавляемым моделям, в оболочковые формы, в металлические формы под давлением. Краткая характеристика процесса получения отливок. При первом способе по модели, которая может быть из гипса, дерева, пластмассы или металла, из формовочной смеси готовят литейную форму, которую и заполняют жидким металлом. При этом сама форма при извлечении отливки разрушается, она используется только один раз. От свойств формовочной земли – смеси песка и глины – зависит качество отливки. Земляные формы готовят в специальных ящиках и опоках. При втором способе модель, изготовленная из смеси парафина и стеарина (в прошлом применяли воск), в жидком виде удаляется из формы, после чего образовавшиеся пустоты заполняются расплавленным металлом.

При третьем оболочковые формы приготовляют из кварцевого песка и пульвербакелита при температуре 350°С, а после отливки разрушают. Четвёртый способ, при литье в металлические формы, даёт очень чистую поверхность отливки. И, несмотря на значительную трудоёмкость изготовления формы – кокиля – он оказывается предпочтительней при массовом производстве. При работе с легкоплавкими сплавами способ литья в кокили под давлением широко распространён. Он обеспечивает высокую точность отливаемой детали и минимально тонкие её стенки.

Возможность получения тонкостенных, сложных до форме или больших по размерам отливок без дефектов предопределяется литейными свойствами сплавов. Наиболее важные литейные свойства сплавов: жидкотекучесть, усадка (линейная и объемная), склонность к образованию трещин, склонность к поглощению и образованию газовых раковин и пористости в отливках и др. Наиболее широкое применение в имеют сплавы Fe с C, т.е. конструкционная и инструментальная стали, серый и ковкий чугун, а также цветные сплавы. Металлы отличаются характерным металлическим блеском, ковкостью, высокой теплопроводностью и электропроводностью, непрозрачностью. При нормальной комнатной температуре все металлы (кроме ртути) являются твердыми веществами. Примерно 2/3 всех элементов представляют металлы. В технике химически чистые металлы не используются. Это объясняется двумя причинами: во-первых, трудностью получения их в промышленном производстве и во-вторых, отсутствием в них технически полезных свойств. Значительно большее распространение получили так называемые металлические материалы. Металлические материалы можно разделить на 2 группы: 1. Технически чистые металлы. 2. Сплавы. Технически чистые металлы – металлы, в состав которых, помимо химически чистого элемента, в небольших количествах входят другие элементы. Важнейшим промышленным металлом является железо, которое в сплавах с углеродом и другими элементами относят к группе черных металлов: сталь, чугун и ферросплавы. Из общего количества выплавляемых во всем мире металлов около 94% приходится на черные. Все остальные металлы и сплавы относятся к группе цветных металлов. Их принято делить на легкие(плотность до 3г/см3 и тяжелые. Различают также благородные и редкие металлы. Сплавы – сложные материалы, получаемые путем сплавления одного металла с другими металлами. Сплавам можно придать самые разнообразные свойства. Поэтому в технике они находят большее применение, чем технически чистые металлы. В состав металлических сплавов могут входить также и неметаллические вещества, например, углерод, сера, фосфор, бор. Вещества, входящие в состав сплава, принято называть компонентами. Помимо основных компонентов, в каждом сплаве всегда имеются в небольших количествахпосторонние химические вещества – металлические или неметаллические. Эти вещества в большинстве случаев нежелательные и называются примесями. Литьё известно издревле. Поделки из серебра, бронзы и золота отливались задолго до появления железа и ковки из него. На Руси художественное литьё из цветных металлов получило развитие в VI – VIII веках, а литьё из чугуна – только в первой половине XV века. В это время появились чугунные пушки, украшенные орнаментом и надписями, изображениями животных. Но более широкое развитие художественное литьё из чугуна получило, начиная с конца XVII столетия, когда стали широко использоваться рельефные плиты на полах церквей и соборов, орнаментальные двери, надгробные плиты 2.3. Обработка листового металла Существует несколько способов обработки листового металла: отрезка, обрезка, вырубка, просечка, гибка, завивка и скручивание, а также формовка и выколотка, чеканка и штамповка, басменная обработка и давильные работы на станках. Кроме этого, бывает комбинированная обработка. Любое изделие начинается с заготовки, а заготовка отделяется от листа с помощью ручных или гильотинных ножниц. Этот процесс называется отрезкой. Дальше идёт операция отделения от листовой заготовки, какой – либо фигуры или фигурной заготовки. Это делается способом обрезки или вырубки по шаблону или рисунку, нанесённому непосредственно на фигурную заготовку. В тех случаях, когда невозможно вырезать весь контур рисунка ножницами, применяют зубильца, а затем дорабатывают контур напильником (надфилем). Если же задуманный рисунок требует проработки внутренних отверстий в заготовке, то это делается с помощью просечки зубильцами с прямым или радиусным лезвием. Вырубка или просечка – основные операции при изготовлении просечных украшений из кровельного железа, которое используется в архитектурно – декоративных изделиях. В таких архитектурных элементах, как свесы крыш и коньковые гребни, дымники и водостоки, чаще применялась просечка, придающая изделиям ажур, работающий на просвет, что для этих элементов очень важно. Но наряду с просечкой иногда применялись, гибка, завивка и скручивание, а в отдельных случаях и формовка – дифовка, чеканка и выколотка. Техника просечки железа имела широкое и разнообразное применение и применялась вместе с кузнечным мастерством. Происхождение этого способа обработки металла связано с самым ранним периодом развития кузнечного и слесарного ремесла и в значительной степени было обусловлено ограниченными возможностями примитивного ремесленного производства. В декоративном древнерусском искусстве просечный металл нашёл широкое распространение. Этот вид художественной обработки металла и в дальнейшем сохранил своё значение, при этом, конечно, совершенствовался, вырубка, и просечка нередко дополнялись рельефным узором, чеканкой, которая в ряде случаев становилась самостоятельным декоративным приёмом. При появлении прокатного листового железа просечка не обходилась без обрезки с применением ножниц. Этот приём дошёл и до наших дней. Техника просечки проста. Для вырезания узора употребляются специальные сечки наподобие долота и мелкие зубильца с рабочей поверхностью необходимых форм. Используется плоский металл, чаще всего железо, латунь, красная медь. Готовый узор воронили, лудили, покрывали позолотой. В музеях представлено много прекрасных образцов изделий прикладного и хозяйственно – бытового назначения, изготовленных в просечной технике: украшения, бляхи, застёжки, ключевины, замки, ларцы, сундучки – подголовники, осветительные приборы. Эта техника привилась и получила широкое распространение в сундучном производстве, которое в XVII веке представляло собой особую отрасль. В XVI – XVII веках просечным железом отделывались входные двери церквей. Отдельные просечные детали украшали церковную утварь: паникадила, цепи, светильники, хоругви, ажурные двери в алтари, алтарные преграды или их отдельные детали. Но особенно широко в то время просечный металл использовался в отделке верхней части зданий: коньков, свесов, карнизов. Это явление связано с традицией украшения деревянных построек сквозными резными узорами, где поначалу прототипом послужила резная доска, прикрывавшая нижние концы кровельных балок под свесом кровли или торцы обрешётки на фронтоне крыши.

В XVII – XVIII веках карнизные и коньковые подзоры становятся распространённым и существенным элементом оформления каменной архитектуры. Подлинные подзоры того времени теперь уже почти не сохранились, но в большинстве случаев они возобновлены. Часто возобновление велось с повторением старых образцов.

Дифовка, выколотка, чеканка, – основные способы обработки листового металла. При дифовке, концентрируя удары в определённых местах листовой заготовки и применяя разнообразный подкладной инструмент, можно получать изделия различной формы. Основной инструмент при дифовке – разнообразные по материалу, массе и форме молотки, а при выколотке – всевозможные опорные инструменты: наковальни, шпераки, различные подкладки. Для создания декоративных различных бытовых изделий (самовары, чайники, кувшины), архитектурных элементов (шары, детали наверший, воронки водостоков), скульптуры применяют выколотку по шаблонам или моделям. По сравнению с дифовкой и выколоткой чеканка – более тонкий вид обработки, применяемый при выделке высокохудожественных изделий, более популярный. Этот вид обработки металла относится к одному из древнейших. Он был известен в древнем Египте, античной Греции и Риме, с давних времён – в Иране, Китае, Индии и Японии. В эпоху возрождения чеканка получила развитие в странах западной Европы, на Руси – в домонгольский период и вновь расцвела в искусстве XV – XVII веков. Дальнейшее развитие она получила в XVIII и XIX столетиях и продолжает применяться и обогощаться в современном декоративно – прикладном искусстве. Различают механизированную и ручную чеканку. В качестве материала используют листовой металл – золото, серебро, медь, мельхиор, алюминий. Чеканная техника обработки металлов охватывает широкий круг изделий, отличающихся по художественному принципу: от плоскорельефных орнаментальных до горельефных и круглых фигурных композиций, от двухмерных линейно – графических, близких к гравировке, до трёхмерных объемно-скульптурных, от миниатюрных ювелирных до монументальных многометровых, от простейших и до высокохудожественных. Художественная чеканка подразделяется на два основных вида, различающиеся по технологии: по листу или литью или оброну. В первом случае из листа создают новое художественное произведение: во втором – только выявляют и завершают форму, ранее созданную скульптором и отлитую или вырезанную из металла техникой оброна. Суть чеканки заключается в обработке поверхности металла путём ударов молотка по специальному инструменту – чекану. Чеканы различаются по форме рабочего конца и назначению. В Древней Руси чеканом назывался боевой молоток, имеющий на конце острый шип. В современном понятии чекан – это стальной стержень с рабочим концом – боем. Бои имеют самые разнообразные формы. В арсенале современного чеканщика более 200 чеканов. Украшения, выполненные в технике чеканки с привлечением других видов формовки, прекрасно дополняют декоративный убор жилых домов, обогащая его и вместе с тем придавая строениям отличительные черты, выделяя их из общей массы застройки улицы, квартала, города. Своеобразным развитием и усовершенствованием чеканки является басменная техника обработки металла. Басма – тиснение тонкого листа на матрицах – начала применяться в русском искусстве со второй половины XI века для отделки различных изделий: иконостасов, окладов икон, рам, переплётов книг, ларцов, сундуков и т. п. Вместо многократных ударов чеканом для придания необходимой формы применялись фигурные чеканы – пуансоны, производящие тиснение. Одного удара такого пуансона по тонкому листу было достаточно для придания металлу соответствующей формы. Матрицы – басменные доски – являются дальнейшим развитием техники тиснения. Они изготавливаются из медных сплавов или из стали. На такую матрицу кладётся тонкий лист металла, сверху которого помещается свинцовая листовая накладка. По свинцовой накладке наносятся удары молотком или производится давление с помощью пресса. Широко известен другой вид рельефной обработки листового металла – металлопластика. При этой технике форма изделия, его рельеф выявляются, лепятся путём плавных деформаций специальными инструментами, напоминающими стеки скульптора. Художественные произведения, выполненные в технике металлопластики, по своему виду напоминают чеканку из листового материала, но это сходство только внешнее. Металлопластика – один из древних приёмов обработки металла. Особенно широкое распространение в России она имела в конце XIX – начале XX веков. В этой технике изготавливались рамы, блюда, ковши, ларцы и т. п. Металлопластика также применялась при отделке деревянной мебели и предметов быта. Всеми видами рельефной обработки листового металла прекрасно владели многие русские мастеровые. Особенно широкое распространение чеканка, басма и металлопластика имели в ремесленно – кустарном производстве, отличавшемся низким уровнем технической оснащённости и высоким процентом ручного труда. В самоварном, гармонном и других промыслах эти виды являлись основными при отделке готовой продукции. Так, басменная техника широко использовалась при изготовлении узорных и орнаментальных пластинок – накладок, которыми декорировались деревянные части гармоник. До внедрения штампов при выделке таких элементов самовара, как стенка — резервуар, в который наливается вода для кипячения, применялась ковка (выколотка) заготовки на чугунной болванке с последующим прочеканиванием всех рельефных декоративных узоров. Это была одна из важнейших операций, от которой зависел в значительной мере художественный облик самовара. Особенно ценились гранные самовары со стенками сложных рисунков. В архитектуре металлопластика и басма применялись в интерьере, в основном, в отделке мебели, в то время как чеканка в сочетании с дифовкой и выколоткой – в отделке дымников, воронок и водостоков. Во второй половине XIX – начале XX веков при изготовлении фигурных воронок жестяных дел мастера широко использовали технику чеканки в сочетании с просечкой. Различные по формам, орнаментированные рельефным узором и просечным ажуром вазы приёмных воронок украсили многие дома, как простого люда, так и знати. 2.4. Другие методы обработки металла Гравирование. Издавна гравирование считалось одним из распространенных методов декоративной обработки металлов. Сущность процесса заключается в вырезании на заготовке определенных рисунков. Орнаментов, изображений. Вырезание производят специальным инструментом – штихелями. Эмалирование. Искусство нанесения эмали известно со времени древнего Египта и всегда требовало исключительного мастерства и высокой профессиональной культуры. Составы эмалей, способы их приготовления и методы их нанесения всегда держались в секрете. Эмаль представляет собой легкоплавкое сложное стекло сложного состава, предназначенное для наплавления на металл. Цвет эмалей – самый разнообразный и достигается за счет введения в сплав соответствующих красителей. Различают эмали холодные и горячие, прозрачные и непрозрачные.

Чернение. Чернение как один из видов декоративной обработки металлов применяют с давних пор. Изделия с чернью, обнаруженные на территории нашей страны при раскопках курганов Северного Причерноморья, относятся к V – III векам до нашей эры. Сущность процесса чернения заключается в нанесении на заданные участки изделия легкоплавкого сплава черного цвета – черни. Чернью украшают изделия из золота и серебра, сплавов меди

Оксидирование – предназначено для защиты от потускнения. Сущность процесса заключается в нанесении на поверхность изделия химически стойкой защитной пленки. Процесс гальванического покрытия – представляет собой осаждение одного металла на другой в среде электролита. Цель таких покрытий – придать изделиям определенный декоративный вид, повысить их механические характеристики. Техника филиграни. В художественной обработке металлов особое место занимает техника филиграни или скани (от древнерусского скать – свивать), которая состоит в образовании сложных кружевных узоров из разной длины отрезков тонкой проволоки, гладкой или крученой, круглой или плоской. Элементы филигранного узора бывают самыми разнообразными: в виде, веревочки, шнурка, плетения, елочки, дорожки, глади и т.д. В единое целое элементы филиграни соединяются при помощи пайки. Часто филигрань сочетают с зернью, представляющей собой металлические мелкие шарики, которые напаивают в заранее подготовленные ячейки. Зернь создает эффектную фактуру, игру светотени, благодаря чему изделия приобретают особо нарядный, изысканный вид. Материалами для филигранных изделий служат сплавы золота, серебра, платины, медь, латунь, мельхиор, нейзильбер. Нередко филигрань сочетается с эмалью (в том числе финифтью), гравировкой, чеканкой. Различают филигрань ажурную и фоновую или напайную. Ажурная филигрань – это своеобразный кружевной узор с насквозь просматривающимся рисунком. Филигрань, напаянная на специально подготовленный фон, сплошной (глухая филигрань) или филигранный (ажурный), называется фоновой. И ажурная, и фоновая филигрань бывает плоской и объемной.

3. Проблемы экспертизы металлов Металлы пока (в отличие от органических материалов и керамики) не допускают прямого абсолютного датирования техническими методами. Рассмотрим основные критерии косвенных технических экспертных оценок, основанных на анализе состава/структуры древних цветных металлов и некоторых технологических моментах. Техническая экспертиза металлических изделий в современном музее основывается, с одной стороны, на сравнении состава металла (включая микропримеси) с известными образцами, принятыми за эталонные для данного времени и места производства, и, с другой стороны, на соответствии метода изготовления исследуемого предмета эталонной технологии. В большинстве случаев, однако, эталон, как таковой, может отсутствовать, постольку оказывается возможным ограничиться либо нашими представлениями об исторической технологии, либо опубликованными результатами исследования аналогичных вещей. Последний подход оказывается незаменимым в случаях, когда исследуемый предмет уникален, то есть нет прямых эталонов для сравнения. Существующий на практике метод определения «древности» предмета, базирующийся на составе и типе патины, во многих случаях не работает ввиду многообразия и изощренности методов искусственного патинирования. Вместе с тем, знание основных типов и структуры естественной патины, образующейся на металлах разных композиций, является полезным дополнительным признаком в экспертизе. 3.1. Проблемы экспертизы золота и электрума Наиболее сложными для технической экспертизы оказываются золотые предметы. Вданном случае идентификация подделок базируется на присутствии/отсутствии в металле таких примесей, как кадмий, цинк, иногда олово. Кадмий, в частности, может присутствовать в породах, вмещающих минеральное золото в концентрациях до 300 ррм, но в самом золоте старых изделий не встречается в концентрациях выше 1-3 ррм. Вместе с тем использование с середины XIX века кадмий содержащих припоев для пайки золота приводит к увеличению концентрации этого металла в подделках, изготовленых из золотого лома современного происхождения, до 10 и более ррм. Помимо анализа на микропримеси, целесообразно анализировать золото на содержание основных примесей — серебра и меди. В древнем золоте проба обычно не ниже 950-960, а главной примесью является серебро, а не медь/латунь. (Разумеется, здесь речь идет о золоте, а не об электруме — природном сплаве золота и серебра). Присутствие сильной примеси меди в древнем золоте является, вообще говоря, «нехорошим признаком», поскольку в древности легирование золота медью не практиковалось. В последнее время появляются геологические работы[1], представляющие собой попытку абсолютно датировать золото по радиогенным примесям благородных газов, гелия в частности.[2] Метод основан на свойстве золота связывать альфа-частицы (гелий), продуцируемые радиоактивным распадом урана и тория, обычно присутствующих в золоте в количестве около 1 ррм. Независимые измерения концентрации гелия и урана/тория в золоте с учетом времени соотвествующих полураспадов позволяют определить возраст изделия, а точнее, время, прошедшее с момента последнего сильного нагрева данного металла, поскольку гелий покидает металл лишь при температурах, близких к точке плавления. В настоящее время в Эрмитаже в ЛНТЭ совместно с Институтом Аталитического приборостороения АН исследуются возможности применения «гелиевых часов» для датирования архелогического золота, поскольку накопление гелия в ме­талле начинается с момента изготовления (последнего сильного нагрева) предмета. Одна­ко, данный подход столь нов, что судить о его продуктивности пока явно преждевременно. Патина на золоте выражена обычно до­вольно слабо, однако на изделиях из электрума во многих случаях присутствуют характерные красные или черные патины, представляющие собой, по данным ренттеноструктурного анали­за, минералы — петровскаит или ойтенбоагардит — совместные сульфиды золота и серебра (сульфид золота, сам по себе, нестабилен). В принципе, эти патины легко формируются и искусственным путем и потому могут встре­чаться и на подделках, то есть само по себе их наличие не является гарантией аутентичности. Процесс формирования и равновесного суще­ствования таких патин в естественных услови­ях практически не изучен. В экспертизе античных ювелирных изде­лий о подлинности часто судят по присутствию так называемой античной зерни (грануляции) и особого типа филиграни, обычно не воспроизво­димых фальсификаторами. Античная грануляция (декор в виде мел­ких золотых шариков) укреплялась на основе особым образом (восстановлением куприта или малахита, вводимых под шарик, до меди, рабо­тавшей в сплаве с золотом основы как припой). Фальсификаторы данным приемом не владеют и в подделках мы встречаем укрепление шари­ков на стандартных ювелирных припоях. Часто одна припойная бляшка охватывает несколько шариков одновременно, состав припоев может быть современнным сам по себе и т.п.

Древняя филигрань изготавливалась из проволочек, свитых из тонких резаных плоских полосок, поскольку проволока протяжкой через фильеры в древности не изготавливалась. Для изучения техники грануляции и филиграни в большинстве случаев эксперту достаточно мик­роскопа среднего качества или даже сильной лупы.

Полезным является также исследование под микроскопом поверхности предметов. При этом обычно следует обратить внимание на ца­рапины, повреждения, чинки, наличие ино­родных материалов (остатков почвы, полиро­вочных материалов и др.), происхождение ко­торых может быть связано как с условиями за­хоронения для вещей предположительно ар­хеологического происхождения, так и с процес­сом естественного износа предметов в обиходе. 3.2. Проблемы экспертизы серебра Состав серебра часто является достаточно информативным. Заключение о древности мо­жет базироваться на присутствии в серебре примесей золота (до 1% ) и висмута (до 0,5%). В производстве современного серебра (из галено­вых и других сульфидных руд) эти примеси извлекаются отдельно. Для серебра, выплавленного из галеновых руд после середины XIX века, также характерны небольшие примеси цинка, входящие в металл как следствие ме­таллургического процесса Паркеса, основанного на извлечении серебра из чернового свинца с помощью цинковой пены. При оценке величины примеси цинка в серебре, однако, следует про­являть известную осторожность, чтобы не спу­тать цинк, могущий присутствовать в качестве примеси в медной лигатуре серебра, с цинком, внесенным при паркессировании. Во многих подделках используется со­временное техническое серебро с чистотой (пробой) 99-999, то есть фальсификаторы поль­зуются рафинированным металлом. Подобные случаи, однако, следует отличать от естествен­ного в процессе коррозии обогащения поверх­ности изделия (а в случае относительно тонких изделий — и всего объема металла) серебром. Действительно, при нормальной коррозии се­ребра менее благородные компоненты металла, в первую очередь, медь и цинк, выходят на по­верхность, образуя коррозионные наслоения, удаляемые в процессе консервации. Развитая внутренняя коррозия (окисление) в археологи­ческом серебре хорошо прослеживается и на металлографических шлифах в виде залегания окислов меди по границам зерен. Коррозия серебряных сплавов, проходя­щая по типу окисления медных лигатур с диффузией продуктов коррозии на поверх­ность, изучена относительно хорошо в много­численных технических работах по внутренне­му окислению серебра. Что касается часто на­блюдаемой на археологических предметах кор­розии галоидного типа, идущей с образованием хлоридов/бромидов серебра, то этот тип раз­рушения представляет множество загадок и требует систематического исследования. Мы, в частности, считаем, что присутствие. хлоридов и, в особенности, бромидов чаще всего есть свидетельство захоронения предметов в сильно засоленных почвах и является «хорошим», в смысле аутентичности, диагностическим приз­наком. Ранее многие специалисты полагали, что наблюдаемая на металлографических шлифах пилообразная диффузия меди (discontinued precipitation) нормально к границам зерен, об­условленная неравновесными при комнатной температуре локальными концентрациями ме­ди, является достоверным признаком древности металла. В настоящее время в связи с обнару­жением указанного эффекта в некоторых под­делках можно уверенно считать, что пилооб­разная диффузия может развиваться и в про­цессе охлаждения металла, и, следовательно, данный эффект, вообще говоря, к возрасту предмета отношения не имеет. В экспертизе древних серебряных и зо­лотых монет, изготавливавшихся чеканкой, це­лесообразно исследование структуры металла (металлографический шлиф или рентгено–структурный анализ) с целью выявления приз­наков литья, используемого фальсификаторами для большинства нумизматических подделок. Рентгеноструктурный анализ в этой экспертизе может оказаться предпочтительным из-за своего неразрушающего характера. РСА выяв­ляет крупные кристаллиты, возникающие в процессе остывания отливок, в виде крупных черных точек, так называемых блоков, на диф­ракционных линиях. При чеканке металл де­формируется, кристаллиты разбиваются, воз­никают микронапряжения, и дифракционные линии переходят из точечных в сплошные. Весьма распространенное золочение се­ребра для старых вещей выступает преимуще­ственно в виде «огневого» золочения, то есть использовалась ртутно-золотая амальгама. В анализе таких позолот обычно присутствует сильная примесь ртути, благодаря чему иден­тификация огневого золочения тривиальна. В редких случаях золочение осуществлялось с помощью сусального золота, однако толщина фольги обычно не меньше 5-10 микрон, по­скольку в более тонкие листы в древности зо­лото не разбивалось. Иные способы золочения не применялись нигде, за исключением доколумбовых цивилизаций в Америке. 3.3. Проблемы экспертизы бронзы и латуни Экспертиза бронзовых и латунных пред­метов основывается на фактах присутствия не­обходимых концентраций олова, мышьяка, сурьмы, цинка, кадмия, висмута, свинца, се­ребра и золота. Цинк в древние латуни (до се­редины XVIII в. в Европе и до середины XV в. на Востоке) вводился не в виде металла, а в результате совместных плавок меди с добавкой некоторых минералов цинка, например, кала­мина. Этот процесс в музейной литературе условно называют цементацией, хотя, с точки зрения металлургии, это название не всегда адекватно сути происходящих процессов. Счи­тается установленным, что при цементации концентрация цинка в латуни не может пре­вышать 28 %, но эта цифра нам кажется скорее неким предельным значением. Представляется, что в результате однократной цементации та­кая высокая концентрация никогда не достига­ется, находясь, в среднем, в интервале 5-14 %. Примесь в меди цинка в концентрации ниже 1 % обычно относится к случайным, связанным с типом используемой руды и плавки, а сам ме­талл к древним латуням не относят. Полезным критерием определения древ­ности латуни является концентрация кадмия. Считается, например, что в китайских латунях концентрации кадмия ниже 10 ррм характерны для цементации, использовавшейся там до се­редины XVII века, а более высокие — для доба­вок в медь металлического цинка, полученного дистилляцией в XVII — XIX веках. В современ­ных же латунях кадмий вообще должен отсутствовать — при дистилляции он сосредоточен, в основном, в так называемой цинковой пыли, а не в жидком цинке. Мышьяк. Присутствие мышьяка в мед­ных сплавах в концентрациях 0,1% и более яв­ляется хорошим диагностическим признаком. Присутствие этого элемента свидетельствует об использовании нестандартной, в современном значении слова, так называемой черновой меди, более характерной для низкотемпературных плавок в древности. В том же смысле должно трактоваться присутствие сурьмы, серебра (в некоторых древних бронзах встречается до 1% Аg) и золота. Примитивные плавки приводили к получению, так называемой мышьяковистой меди, металла, с которого, собственно, и начи­нается эпоха знакомства человека с металлур­гией (здесь мы не имеем ввиду самородные ме­таллы: медь, золото, серебро).

Особую группу медных сплавов пред­ставляют высокомышьяковистые и реже встре­чаемые высокосурьмянистые медные сплавы (бронзы), содержащие более 3-5% Аs+Sb. В данном случае, по-видимому, вопреки широко бытующему среди археологов представлению о непосредственном легировании меди этими элементами, реальность состояла в получении таких сплавов непосредственно в результате низкотемпературных плавок соответствующих руд меди, богатых мышьяком и/или сурьмой. Можно также говорить и об использовании в древних технологиях процесса цементации (восстановление медью при некоторых темпе­ратурах сульфидов или оксидов мышьяка и сурьмы), но нет абсолютно никаких данных о том, что мышьяк и сурьма выплавлялись в эпоху ранней бронзы в виде отдельных метал­лов.

В структурном анализе мышьяковистые бронзы обычно показывают присутствие двух фаз — твердого альфа-раствора мышьяка в ме­ди (6-7 % Аз) с кубической решеткой, имеющей несколько увеличенные межплоскостные рас­стояния по сравнению с чистой медью, и интерметаллида с гексагональной решеткой со­става Cu8As. С точки зрения фазовой диаграм­мы для равновесия в данной системе, фаза Cu8As при температуре ниже 380°С должна распадаться на твердый раствор и интерметаллид Cu8As (при концентрации Аs 7-13 %), но при практически реализуемых скоростях остывания отливок распад не успевает произойти. Нормально встречаемыми примесями в таких бронзах являются никель, кобальт, серебро, цинк, железо, и их аутентификация обычно не вызывает затруднений. Для эпохи развитой бронзы более характерны оловянистые бронзы. Концентрация олова может варьировать в широких пределах, но принято считать, что бронза, содержащая более 1 % олова, является искусственно полученным сплавом, поскольку олово и медь в природе, как правило, не ассоциированы (что, впрочем, неверно, ибо встречаются, хотя и весьма редко, медно-оловянные минералы). В зависимости от концентрации олова, фазовый состав этих бронз обычно подобен вышеупомянутому составу для случая мышьяковистых бронз: твердый раствор олова в меди с кубической решеткой и интерметаллид состава Cu31Sn8. Здесь также при реальных скоростях охлаждения отливок, содержащих менее 7-22 % Sn, распад Cu31Sn8 на твердый раствор и фазу Cu31Sn, имеющий место по диаграмме состояний при температуре около 350° С, не происходит. Фаза Cu31Sn присутствует в качестве третьей фазы лишь в некоторых высокооловянистых бронзах, содержащих более 22-25 % Sn (например, в некоторых иранских зеркалах ХП-ХШ вв.). Еще более богатые оловом фазы можно встретить, пожалуй, лишь на китайских орнаментах на меди, выполненных с использованием олова (или оловяной амальгамы). Помимо упомянутых выше примесей, оловянистые бронзы могут содержать легирующий свинец в высоких концентрациях, доходящих, например, для некоторых китайских отливок до 30-33 %. Декор на старых изделиях на основе меди обычно наносился следующими способами: — вбивание золота или серебра в гравированный на поверхности орнамент; — техника ниелло (декор черного металлического цвета, по составу — сульфид серебра, полученный нагреванием смеси серебра и серы); — декор, известный преимущественно в Китае, нанесенный ртутно-оловянной амальгамой с последующим сильным нагревом. В результате вся ртуть практически испаряется и образуется декор серого цвета, состоящий из высокооловянистых — медных интерметаллидов. Устойчивые, сравнительно медленно растущие патины на бронзах обычно имеют в качестве первого слоя (примыкающего к металлу) окисел меди — куприт, в вышележащих слоях — чаще всего основная углекислая медь (малахит, азурит), но встречается присутствие и гидратированных сульфатов меди (брошантит), а в предметах, происходящих из участков массовых человеческих захоронений или на сельскохозяйственных полях, удобрявшихся в течение длительного времени фосфатами, часто обнаруживаются гидратированные фосфаты меди. В оловянистых бронзах в патину также входит двуокись олова — касситерит, а при сильной примеси свинца в металле — некоторые окислы свинца (массикот, глет, платтнерит).С точки зрения структурных изменений, в бронзах коррозии в первую очередь подвергается твердый раствор олова в меди и до тех пор, пока не прокорродировал весь раствор, интерметаллиды коррозией затрагиваются слабо. Неустойчивые, быстро развивающиеся «дикие» патины, как правило, включают в себя хлориды меди (антлерит) и бромиды. Присутствие последних — особенно «хороший» признак в смысле аутентичности, поскольку поддельщики обычно бромистый водород для патинирования не используют. В редчайших случаях, помимо бронз и латуней, в числе древних металлов встречаются медные сплавы типа мельхиора или нейзильбера, содержащие в качестве основных лигатур никель или никель и цинк. (Никель как металл был открыт лишь в середине XVIII в.) Впервые, вероятно, такой металл, то есть медь, содержащая никель в концентрации 8-12 %, был использован в греко-бактрийских монетах двух царей (Эвтидем и Агафокл П в. до н.э.). Металл, конечно, выплавлялся из медно-никелевой руды соответствующего состава сразу, как «готовый» нейзильбер (Сплав этого типа, выплавляемый до настоящего времени (искусственным путем) из медно-никелевых сульфидных руд в провинции Онтарио в Канаде, часто называют «монель-металл»). Мельхиор, выплавленный из руды, можно, например, встретить в так называемых «дворцовых» японских монетах уже в XV веке. Отличие этих сплавов от современных, конечно, отмечается лишь на уровне величин примесей мышьяка, серебра, золота.

Заключение Художественная обработка металлов известна со времен глубокой древности. Человек, встретив а своем пути золото, был очарован его красотой, поражен способностью в любых условиях сохранять солнечный цвет и блеск, легко поддаваться обработке; использовав эти качества металла в сочетании с гармонией линий и форм, человек создал один из неподражаемых видов народного художественного творчества. Художественная обработка металлов – искусство малых форм. Благодаря красоте материала, талант и техническое мастерство исполнителя позволили придать изделиям изысканность, высокую художественную ценность, особую выразительность. Искусство художественной обработки металлов прошло длительный путь развития и, опираясь на традиции и знания великих мастеров, продолжает развиваться в современных условиях. Мастерами художественной обработки металлов создано множество произведений вошедших в духовную сокровищницу человечества, в его культуру. В этих произведениях наиболее сильно и ярко выражено мировоззрение той или иной эпохи, понимания людьми красоты.

Список использованной литературы 1. Бех Н. И. Мир художественного литья. История технологии, М, 1987 2. Бочаров Г. Н. Художественный металл Древней Руси М, 1985 3. Буркат Г.К. Серебрение, золочение, палладирование и родирование. Л.: Машиностроение,1984. 4. Иванов Б.Н., Карпенко В.М. Художественное литье: Учебное пособие для вузов М, 1999

5. Ледзинский В.,Теличко А. Мир художественного металла Москвы XVII-XX веков М, 2001 6. Лившиц В.Б. Художественное литье: Материалы, технология, практика.Учебник, М, 2004 7. Народы России. Энциклопедия. Гл. ред. В.А.Тишков. М., 1994. 8. Новиков В.П., Павлов В.С. Ручное изготовление ювелирных украшений, Л.:Политехника, 1991

9. Постникова-Лосева М.М. и др. Золотое и серебряное дело XV-XX вв. М.: Наука, 1983. 10. Работы по металлу. Чеканка, ковка, литье, М, 2001 11. Федотов А.И., Улановский О.О. Граверное дело. Л.:Машиностроение, 1981. 12. Флеров А.В. Материаловедение и технология художественной обработки металлов. М, 1981. [1] Niederman S et al. Dating native Gold by Nible Gas Analyses //Lunar & Planetory Science. XXIV 1993. P. 1073-1075 [2] Euguster O. et al. Noble Gases in Alpine Gold: Dating and Exesses of radiogenic He and Ar //Meteorics. 1993. 28. P. 411

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
allbest-referat.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.