Художественный стиль

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ СТИЛЬ ВЫПОЛНИЛ СТ.ГР. ВМ-51 ЧЕРНОВ А.Д. ПРОВЕРИЛ ДОЦЕНТ ПЕТРОВА В.Г. Язык художественной литературы иногда ошибочно называ¬ют литературным языком; некоторые ученые считают его одним из функциональных стилей литературного языка. Однако в действи¬тельности для художественной речи характерно то, что здесь могут использоваться все языковые средства, и не только единицы функцио¬нальных разновидностей литературного языка, но и элементы

просто¬речия, социальных и профессиональных жаргонов, местных диалек¬тов. Отбор и употребление этих средств писатель подчиняет эстети¬ческим целям, которых он стремится достичь созданием своего произведения. В художественном тексте разнообразные средства языкового выражения сплавляются в единую, стилистически и эстетически оп¬равданную систему, к которой неприменимы нормативные оценки, прилагаемые к отдельным функциональным стилям литературного языка.

То, как в художественном тексте сочетаются разнообразные языковые средства, какие стилистические приемы использует писа¬тель, как он «переводит» понятия в образы и т. д составляет предмет стилистики художественной речи. Наиболее ярко и последовательно принципы и методы этой научной дисциплины отражены в трудах академика В. В. Виноградова, а также в работах других советских ученых — М. М. Бахтина, В. М. Жирмунского, Б. А. Ларина, Г.

О. Винокура и др. Так, В.В. Виноградов отмечал: » Понятие «стиля» в применении к языку художественной литературы наполняется иным содержанием, чем, например, в отношении стилей делового или канцелярского и даже стилей публицистического и научного Язык художественной литературы не вполне соотносителен с другими стилями, он использует их, включает их в себя, но в своеобразных комбинациях и в преобразованном виде «

Художественной литературе, как и другим видам искусства, присуще конкретно-образное представление жизни в отличие, например, от абстрагированного, логико-понятийного, объективного отражения действительности в научной речи. Для художественного произведения характерны восприятие посредством чувств и перевоссоздание действительности, автор стремится передать прежде всего свой личный опыт, свое понимание и осмысление того или иного явления. Для художественного стиля речи типично внимание к частному и случайному, за

которым прослеживается типичное и общее. Вспомним хорошо всем известные «Мертвые души» Н.В. Гоголя, где каждый из показанных помещиков олицетворял некие конкретные человеческие качества, выражал некоторый тип, а все вместе они являлись «лицом» современной автору России. Мир художественной литературы – это «перевоссозданный» мир, изображаемая действительность представляет собой в определенной степени авторский вымысел, а значит, в художественном стиле речи главную

роль играет субъективный момент. Вся окружающая действительность представлена через видение автора. Но в художественном тексте мы видим не только мир писателя, но и писателя в этом мире: его предпочтения, осуждения, восхищение, неприятие и т.п. С этим связаны эмоциональность и экспрессивность, метафоричность, содержательная многоплановость художественного стиля речи. Проанализируем небольшой отрывок из произведения Н.

Толстого «Иностранец без питания»: «На выставку Лера отправилась только ради ученика, из чувства долга. «Алина Крюгер. Персональная выставка. Жизнь как утрата. Вход свободный». В пустом зале бродил бородач с дамой. На некоторые работы он смотрел через дырку в кулаке, чувствовался профессионал.

Лера тоже посмотрела через кулак, но разницы не заметила: все те же обнаженные мужчины на курьих ножках, а на заднем плане пагоды в огне. В буклете про Алину было сказано: «Художница проецирует притчевый мир на пространство бесконечного». Интересно, где и как учат писать искусствоведческие тексты? Наверное, с этим рождаются. Бывая в гостях, Лера любила листать художественные альбомы и, посмотрев

репродукцию, прочесть, что об этом пишет специалист. Видишь: мальчик накрыл насекомое сачком, по бокам ангелы трубят в пионерские горны, в небе самолет со знаками Зодиака на борту. Читаешь: «Художник рассматривает холст как культ мгновения, где упрямство деталей взаимодействует с попыткой осмысления будней». Думаешь: автор текста мало бывает на воздухе, держится на кофе и сигаретах, интимная жизнь чем-нибудь

осложнена.» Перед нами не объективное представление выставки, а субъективное описание героини рассказа, за которой отчетливо виден автор. Текст построен на соединении трех художественных планов. Первый план – это то, что видит на картинах Лера, второй – искусствоведческий текст, интерпретирующий содержание картин. Эти планы стилистически выражены по-разному, намеренно подчеркивается книжность, сложность описания. А третий план – это авторская ирония, которая проявляется через показ несоответствия

содержания картины и словесного выражения этого содержания, в оценке бородача, автора, умеющего писать такие искусствоведческие тексты. Как средство общения художественная речь имеет свой язык – систему образных форм, выражаемую языковыми и экстралингвистическими средствами. Художественная речь наряду с нехудожественной составляют два уровня национального языка. Основой художественного стиля речи является литературный русский язык.

Слово в этом функциональном стиле выполняет номинативно-изобразительную функцию. Приведем начало романа В. Ларина «Нейронный шок»: «Отец Марата Степан Порфирьевич Фатеев, с младенческих лет сирота, был из рода астраханских биндюжников. Революционный вихрь выдул его из паровозного тамбура, проволок через завод Михельсона в Москве, пулеметные курсы в Петрограде и закинул в

Новгород-Северский, городишко обманчивой тишины и благостности». В этих двух предложениях автор показал не только отрезок индивидуальной человеческой жизни, но и атмосферу эпохи огромных изменений, связанных с революцией 1917 г. Первое предложение дает знание социальной среды, материальных условий, человеческих отношений в детские годы жизни отца героя романа и его собственных корней.

Простой, грубоватый люд, окружавший мальчика (биндюжник – просторечное название портового грузчика), тяжелый труд, который он видел с детства, неприкаянность сиротства вот что встает за этим предложением. А следующее предложение включает частную жизнь в круговорот истории. Метафорические словосочетания (Революционный вихрь выдул приволок закинул ) уподобляют человеческую жизнь некой песчинке, которая не может противостоять историческим катаклизмам, и в то же время передают

стихию всеобщего движения тех, «кто был никем». В научном или официально-деловом тексте такая образность, такой слой глубинной информации невозможны. Лексический состав и функционирование слов в художественном стиле речи имеют свои особенности. В число слов, составляющих основу и создающих образность этого стиля, прежде всего, входят образные средства русского литературного языка, а также слова, реализующие в контексте свое значение.

Это слова широкой сферы употребления. Узкоспециальные слова используются в незначительной степени, только для создания художественной достоверности при описании определенных сторон жизни. Например, Л.Н. Толстой в «Войне и мире» при описании батальных сцен использовал специальную военную лексику; значительное количество слов из охотничьего лексикона мы найдем в «Записках охотника» И.С. Тургенева и в рассказах

М.М. Пришвина, В.А. Астафьева; а в «Пиковой даме» А.С. Пушкина много слов из лексикона карточной игры и т.п. В художественном стиле речи очень широко используется речевая многозначность слова, что открывает в нем дополнительные смыслы и смысловые оттенки, а также синонимия на всех языковых уровнях, благодаря чему появляется возможность подчеркнуть тончайшие оттенки значений.

Это объясняется тем, что автор стремится к использованию всех богатств языка, к созданию своего неповторимого языка и стиля, к яркому, выразительному, образному тексту. Автор использует не только лексику кодифицированного литературного языка, но и разнообразные изобразительные средства из разговорной речи и просторечья. Приведем небольшой пример: «В трактире Евдокимова уже собрались было гасить лампы, когда начался скандал.

Скандал начался так. Сперва в зале все выглядело благообразно, и даже трактирный половой Потап сказал хозяину, что, мол, нынче бог миновал – ни одной битой бутылки, как вдруг в глубине, в полутьме, в самой сердцевине загудело, будто пчелиный рой. – Батюшки светы, – лениво изумился хозяин, – вот, Потапка, сглаз твой, черт! Ну надо ж было каркать, черт!» (Окуджава Б. Похождения

Шипова). На первый план в художественном тексте выходят эмоциональность и экспрессивность изображения. Многие слова, которые в научной речи выступают как четко определенные абстрактные понятия, в газетно-публицистической речи – как социально обобщенные понятия, в художественной речи выступают – как конкретно-чувственные представления. Таким образом, стили функционально дополняют друг друга. Например прилагательное «свинцовый» в научной речи реализует свое прямое значение (свинцовая руда,

свинцовая пуля), а в художественной образует экспрессивную метафору (свинцовые тучи, свинцовая ночь, свинцовые волны). Поэтому в художественной речи важную роль играют словосочетания, которые создают некое образное представление. Для художественной речи, особенно поэтической, характерна инверсия, т.е. изменение обычного порядка слов в предложении с целью усилить смысловую значимость какого-либо слова или придать всей фразе особую стилистическую окраску.

Примером инверсии может служить известная строка из стихотворения А. Ахматовой «Все мне видится Павловск холмистый » Варианты авторского порядка слов разнообразны, подчинены общему замыслу. Синтаксический строй художественной речи отражает поток образно-эмоциональных авторских впечатлений, поэтому здесь можно встретить все разнообразие синтаксических структур.

Каждый автор подчиняет языковые средства выполнению своих идейно-эстетических задач. Так, Л. Петрушевская, чтобы показать неустроенность, «заморочки» семейной жизни героини рассказа «Поэзия в жизни», включает в состав одного предложения несколько простых и сложных предложений: В истории же Милы далее все покатилось по нарастающей, муж Милы в новой двухкомнатной квартире теперь уже не защищал

Милу от матери, мать жила отдельно, а телефона не было ни там, ни здесь муж Милы стал сам себе и Яго и Отелло и с насмешкой из-за угла наблюдал за тем, как к Миле пристают на улице мужики его типа, строители, старатели, поэты, не знающие, как тяжела эта ноша, как неподъемна жизнь, если биться в одиночку, поскольку красота в жизни не помощница, так примерно можно было бы перевести те матерные, отчаянные монологи, которые бывший агроном, а ныне научный сотрудник,

муж Милы, выкрикивал и на ночных улицах, и у себя в квартире, и напившись, так что Мила скрывалась с малолетней дочерью где-то, нашла себе приют, и несчастный муж бил мебель и швырял железные кастрюли. Это предложение воспринимается как бесконечная жалоба несчетного количества несчастных женщин, как продолжение темы печальной женской доли. В художественной речи возможны и отклонения от структурных норм, обусловленные художественной актуализацией,

т.е. выделением автором какой-то мысли, идеи, черты, важной для смысла произведения. Они могут выражаться в нарушении фонетических, лексических, морфологических и других норм. Особенно часто этот прием используется для создания комического эффекта или яркого, выразительного художественного образа: «Ай, милый, – покачал головой Шипов, – зачем же так-то? Не надо. Я же тебя насквозь вижу, мон шер

Эй, Потапка, ты чего же человека на улице позабыл? Веди его сюда, будя. А что, господин студент, как вам сдается этот трактир? Грязнецо ведь. А вы думаете, он мне пондраву Я в настоящих ресторациях бывал-с знаю Чистый ампир-с Да ведь там с людьми не поговоришь, а здеся я кое-чего могу и узнать» (Окуджава Б. Похождения Шипова). Речь главного героя характеризует его очень ярко: не слишком образованный, но

амбициозный, желающий производить впечатление барина, господина, Шипов употребляет элементарные французские слова (мон шер) наряду с просторечными будя, ндрав, здеся, которые не соответствуют не только литературной, но и разговорной норме. Но все эти отклонения в тексте служат закону художественной необходимости. Для художественного стиля характерно использование большого количества стилистических фигур и тропов

(оборотов речи, в которых слово или выражение употреблено в переносном значении). Например: 1. Тропы: • эпитет – образное определение; • метафора – употребление слова в переносном значении для определения предмета или явления, схожего с ним отдельными чертами; • сравнение – сопоставление двух явлений, предметов; • гипербола – преувеличение; • литота – преуменьшение; • перифраза – замена однословного названия описательным выражением; • аллегория – иносказание, намек; • олицетворение – перенесение

свойств человека на неодушевленные предметы. 2. Стилистические фигуры: • анафора – повторение отдельных слов или оборотов в начале предложения; • эпифора – повторение слов или выражений в конце предложения; • параллелизм – одинаковое построение предложений; • антитеза – оборот, в котором резко противопоставлены понятия; • оксюморон – сопоставление взаимоисключающих понятий; • бессоюзие (асиндетон) и многосоюзие (полисиндетон); • риторические вопросы и обращения.

Таким образом, по разнообразию, богатству и выразительным возможностям языковых средств художественный стиль стоит выше других стилей, является наиболее полным выражением литературного языка. Литература 1. Виноградов. В. В. Стилистика, теория поэтической речи, поэтика. М 1963 2. Лосев А.Ф. Проблема художественного стиля. Киев. 1994 3. Поспелов Г.Н. Проблема литературного стиля.

М 1970 4. Тюпа В.И. Аналитика художественного. Введение в литературоведческий анализ. М 2001

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
allbest-referat.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.