Курманджан-датка — мать кыргызской нации

Содержание

Введение

Глава 1. Изменения вобщественно-политической жизни южного кыргызстана во второй половине 19 века

Глава 2. Политическая деятельность курманжан-датки в 60-90хгодах 19 века и её прогрессивный характер

Заключение

Список используемой литературы:

Введение

Её открыли все, кто причастен к появлению двух замечательныхизданий, соприкасающихся с великой личностью «матери кыргызской нации»,овеянной легендами и оставшейся в веках благодаря историческим хроникам и записямтех, кто имел счастье видеть ее и общаться с этой подлинной «Царицей гор».

Первая книга «Горная царица „Курманжан и ее время“издана благотворительным фондом, носящим имя Курманжан датки, и вышла она виздательстве „Илим“ под редакцией академиков А. Какеева и В. Плоских.Издание это замечательно иллюстрировано, и все его разделы. Представляют собойкак бы новый экскурс в какую-то иную ипостась неведомый уголок жизни исвершений этой выдающейся государственной деятельницы, тонкого дипломата,удивительной матери, феноменальной личности и мудрой провидицы. И её появлениена исторической арене, как горянки-мусульманки, алайской царицы, Президент А. Акаевв предисловии к изданию называет явлением уникальным и в то же время глубоко органичным.Она явление национальной истории уже потому, что сама активно сию историю творилаи вершила. Женщина, сумевшая достичь высот государственной власти тех непростыхлет и как бы предвидевшая драматизм своей судьбы, пошла на это, не ведаястраха, так как сжигала себя лишь одним, но воистину государственным желанием вусловиях жестокого века защитить свой народ и вывести его на путь правды, веры,самососознания себя в мироустройстве той далекой поры.

Разделы книги „Соприкосновение с памятью предков“,»Эпоха Курманджан датки», «В зените», «От забвения кславе» — это дань памяти единственной женщине в последний двухтысячелетнийпериод истории Азии, сделавшей невероятный политический взлет и добившейсявеличайшего признания и права вписать свое благородное и гордое имя на скрижаляхвсеобъемлющей матери-истории, оставив себя в ней как царицу Алая.

Издание удачно дополняет раздел, где свои мысли о ролиКурманжан датки оставили люди, которые немало сделали, чтобы книга состоялась: постоянныйкоординатор ООН в Кыргызстане Ежи Скуратович, глава представительстваВсемирного банка в республике Мохиндер Мудахар, руководитель Швейцарского бюропо сотрудничеству в Кыргызстане Урс Херрен. В книге, которая, мы уверены, будетподарочным изданием, опубликована хроника жизни и правления алайской царицы, изданабиблиография (что чрезвычайно важно) литературы о самой Курманжан датке самыхразных жанров и стилей.

Миниатюрное издание «Курманжан», вышедшее в издательстве«Шам» на трех языках — кыргызском, русском и английском и великолепноисполненное мастерами из Кыргызполиграфкомбината, также инициировано фондомКурманжан датки — это как бы историко-творческий путеводитель в замечательнуюжизнь выдающейся дочери кыргызского народа. В нем использованы материалы В. Плоскихи Ж. Жолдошевой «Курманжан-датка, царица Алая», С. Мамытова «Поэтическоетворчество Курманджан», поэтические вещи царицы Алая в периодах М. Рудоваи статья самого переводчика «За началом — продолжение» экземпляров.

Вышло, что старшее поколение Курманжан датку «непроходило», а дети о яркой исторической личности сочинения пишут. ЖылдызДжолдошова, сегодня — председатель благотворительного фонда имени Курманжандатки, впервые услышала это имя от… финнов. Жили •они тогда, в 1982-м году, смужем в Прибалтике, «отрабатывали дипломы» после окончания московскихвузов и пользовались возможностью смотреть телепрограммы из Финляндии. Вотфинны и рассказали историю о «царице Алая» (так назвал ее,оказывается, генерал царской армии Скобелев) о ее встрече с маршалом КарломМаннергеймом. Да-да, тем самым — отказавшимся возглавить борьбу белофинновпротив большевиков, предвидя победу последних, за что вскоре Финляндия получиланезависимость прямо из рук большевистского правительства. А еще позже, в1939-м, именно оборонная «линия Маннергейма» остановила Красную Армию».Так вот, Маннергейм, тогда еще полковник Генштаба российской армии, путешествуяв течение двух лет верхом через северный Китай и Японию, начал свою экспедициюв 1906 году с южной Киргизии, с Алая…

История жизни Курманджан датки этой выдающейся женщиныВостока, незаурядного государственного деятеля Центральной Азии достаточнохорошо изучена по устным преданиям ее современников, родственников и детей. Легендыи были о ней бережно передавались из поколения в поколение. Слишком уж феноменальнымбыло это явление женщины-предводителя на Восток Русские и зарубежныепутешественники Генералы штаба России, другие деятели и чиновники колониальныхвластей, посещавшие юг Киргизии, непременно наносили визит Курманджан датке. Имбыло важно знать позицию влиятельной правительницы «беспокойных», вольнолюбивыхюжных киргизов.

Эта тема всегда была и останется актуальна, Курманджан даткавсегда будет жить в наших сердцах, кыргызский народ всегда будет помнить тотвклад, который она внесла в развитие кыргызской культуры. Эта великая женщина — пример нашему и будущим поколениям. Мы всегда будем любит и почитать этунеобычную женщину, передавать знания о ней нашим детям и внукам, ведь беззнания своего прошлого невозможно построить прекрасного будущего.

Глава 1. Изменения в общественно-политической жизниюжного кыргызстана во второй половине 19 века

В 1865 году крупными военными силами русских подпредводительством генерала М.Г. Черняева был осаждён и взят Ташкент. Отныневласть Кокандского ханства ограничивалась лишь Ферганской долиной и кыргызскимикочевьями Памиро-алая. Ограничения территории вызвало сокращение доходов казны,что побуждало хана увеличить размер налогов и податей с оставшегося населения. Тяжестьдвойного гнёта: кокандских налогов и повинностей собственным феодалом,бесконечные кровавые родо-племенные и дворцовые междоусобицы разоряли народныемассы, подрывали экономику края, уносили множество человеческих жизней.

В этих условиях южные кыргызы также стали подумывать оприсоединении к России. Этому способствовали и успехи русского оружия в борьбес Кокандом. Россия не вмешивалась во внутриэкономическую политику ханства ипризнавала Худояр-хана суверенным государём. Туркестанский генерал — губернаторКауфман, исходя из интересов Российской империи, даже взял под защитуХудояр-хана и старался оградить его от внутренних смут. Это существенноосложнило политическое положение южных кыргызов и пошло не на пользу тем, ктодержал ориентир на России, что особенно сказалось в ходе анти — кокандскоговосстания 1873 — 1876 г. г. его участники, борясь против ханского гнета, искалиподдержки и помощи у России и изъявляли желание принять её подданство.

Весной 1874 года часть восставших во главе с кыргызомМамыром обратилась генерал-губернатору Туркестана с просьбой принять их врусское подданство. В апреле того же года восставшие кыргызы, число которых составляло- по их собственному подсчету — более 200 тысяч, в письме, адресованномроссийскому поданному Журабеку (бывшему в близких отношениях с Туркестанскимгенерал-губернатором и владевшему русским языком), просили его ходатайствоватьо принятии их в подданство России.

Повстанцы, в частности, писали: «Как Вам известно, всекыргызы, подведомственные Коканду, считаются подданными Худояр-хана,Притеснения, гонения, страшные казни, как-то: сажание на кол, которымподвергаемся мы со стороны хана, и наказания палками, принудили нас отпасть отхана и принять враждебное положение в отношении его Рода обозначенных кыргызов:мундуз, кушчи. утуз-оглы. туялас, наймаи, кызыл-аяк, нуйгут, кыргыз-кыпчаки,адыгене. ахтачи, бури и барги. за исключением автобачн; численность кыргызов икыпчаков доходит до 200 тысяч кибиток. Если будет возможность и не составит дляВас труда, доложите обо всем вышеизложенном гснерал-губернатору. При согласииего превосходительства, мы, несчастные кокандские подданные, могли бы извитьсяот тиранства Худояр-хана и найти спокойствие».

С осени 1875 г. царская администрация Туркестана открыто иполностью поддержала власть кокандских ханов и даже оказывала им вооруженнуюпомощь в подавлении восстаний. Стихийные и разрозненные выступления повстанцевохватывали все новые и новые районы ханства, особенно южную часть Кыргызстана. Движущуюсилу восстания составляли рядовые кыргызы-скотоводы и узбеки-земледельцы. Выступлениямикыргызов руководили выходцы из народа — Мамыр Мергенов, Момун Шамырканов имулла Исхак Хасан уулу, известный под именем Пулат-хан. Восставшие боролисьтеперь не только против хана, но и против его защитника — царизма.

Предводитель повстанцев Пулат-хан пытался установить связи стуркестанской колониальной администрацией, направлял своих посланцев кгенерал-губернатору К.П. Кауфману. Однако царские власти арестовали членов егоделегации (14 человек во главе с Ахун-Дамуллой-Мир-Бадал-Муляви) и тем самымвыказали свое отношение к повстанцам. Пулат-хан старался привлечь на своюсторону и некоторых русских военнопленных, Но и тут не имел успеха. Послебегства кокандского хана под защиту русских на территории ханства шли военныедействия против повстанцев под руководством Скобелева. А на стороне повстанцевоказалось немало представителей феодальной знати, которые, естественно,преследовали свои корыстные интересы.

В этих условиях восстание, не теряя своей антифеодальнойсущности, приобрело и антиколониальный, антирусский характер. Действиявосставших все более направляются против царских властей, взявших под военнуюзащиту свергнутых кокандекских ханов Худояра и Насредди-на и направившихкарательные отряды для подавления восстания. На этом этапе восстание визвестной степени приобрело религиозную окраску, появились лозунги газавата(«войны с неверными»). Однако в целом изменить народный характервосстания не могли и действия таких его руководителей, таких, как АбдурахманАвтобачи, Иса-Аулие, и других феодалов, пытавшихся направить наступлениеповстанцев как против русских вообще.

Жестокость царских войск при подавлении восстания в Ферганевызывало яростное сопротивление кыргызов и узбеков. Но силы не были равны. Преследуемыецарскими войсками, повстанцы отступили к городу Ош, а затем в районы Кара су иУзгена.10 сентября 1875 года Ош был занят русскими войсками. Полковник Скобелевпотребовал от жителей выдачи предводителей восстания, сдачи имевшегося у нихоружия и наложил контрибуцию продовольствия. Такие же условия были предъявленыи населению Узгена.

19 февраля 1876 года территория Кокандского ханства (аследовательно, и подвластных ему южных кыргызов) царским манифестом объявляетсяприсоединенной к России и преобразовывается в Ферганскую область в составеТуркестанского генерал-губернаторства. Первым военным губернатором области сталеё завоеватель Скобелев. Однако горные районы южного Кыргызстана, в частности,Алай, оставались непокорёнными. при продвижении отрядов Скобелева в кыргызскиекочевья им оказывалось вооружённое сопротивление.

Абдулла-бек, Оморбек, Маматбек, Асанбек — сыновья Алымбека — датхи и «алайской царицы» Курманжан-датхи — начали борьбу противвсупивших в их пределы русских воск. Используя горную местность, повстанцыпытались сдержать продвижение русских войск на Алай.1500 джигитов занялитруднодоступные позиции в высокогорной местности Жанырык в 25 ерстах от Гульчи.25апреля 1876 года они оказали упорное сопротивление русским войскам. Бойпродолжался целый день. Отряду Скобелева удалось вытеснить кыргызов сзанимаемых позиций, они понесли большие потери. Русским оказал значительнуюпомощь сарыбагышский манап Шабдан Джантаев. Его джигиты активно во главе с Баяке-батыромКумтугановым активно действовали против Алайских повстанцев, оказавшихсопротивление русским войскам.

Курманжан-датха, страшась нашествия капыров, откочевала сосвоими аилами в долину Кок су, в пределы Кашгара. Однако здесь беззащитные аилыКурманжин были разгромлены. Потеряв большую часть стад, датха возвратилась наАлай и оттуда предприняла ещё одну попытку — уйти в Афганистан.

Джигиты Шабдана 29 июля вышли на Курманжан-датху и окружилиеё. Зная большое влияние царицы на алайских кыргызов, князь Витгенштейнпроводил Курманжан с почётом, а не как пленницу в штаб Скобелева в Маргелан. Здесьеё ожидала встреча, соответсвовавшая её положению среди кыргызов. Скобелевпопросил её передать сыновьям его предложение о замерении — пусть возвращаютсяв аилы со всеми бежавшими джигитами, наступает пора мирной жизни. Датхаобещала, но в ответ потребовала не преследовать восставших, освободить пленных.Курманжан сдержала слово. Она направила послания сыновьм: вону нужно кончать,сыновьям обещаны не только помилования, но и назначение волостными управителями.Датха была уверена в правильности своего выбора.

Роль личности Курманжан в истории Кыргызстана велика ивместе с тем неоднозначна. Будучи крупным родоправителем, она в то же время наопределённом этапе являлась выразителем политических интересов масс. Имеющиесяпервоисточники не умаляют роли её как сильной незаурядной личности — представителясвоего класса и своего времени. Она была феодалом со всеми вытекающими отсюдапоследствиями, но нельзя не признать, что Алайская царица была умной идальновидной представительницей своего народа. В своей работе я хотела бырассказать, о великой женщине привлекающие внимание своей смелостью, имужеством перед самыми трудными проблемами того времени.Глава 2. Политическая деятельность курманжан-даткив 60-90х годах 19 века и её прогрессивный характер

Курманжан датка — Курманжан Маматбай кызы (1811-1907) — происходилаиз ответвления баргы рода мунгуш, населявшего окрестности Оша. Пренебрегаязаконами и традициями, убежала от первого мужа, навязанного ей сватами игодившегося по возрасту юной девушке в деды. Три года после этого жила уродителей. Второй раз вышла замуж по любви за правителя Алая Алымбека датку. Прожилас ним 29 лет, родила пятерых детей, была неизменной помощницей и советчицеймужу, обладала не только редкой красотой, но и острым умом, и дипломатическимиспособностями, и поэтическим даром. [1]

Роль личности в истории Кыргызстана велика и уже достойнооценена. «Алайская Царица» была умной и дальновиднойпредставительницей своего народа. Она выделялась независимостью иоригинальностью политического мышления на фоне жесточайшего ханского деспотизмаи мусульманского фанатизма.

Биография Курманжан по-своему романтична, что привело даже кнекоторой идеализации ее образа в художественной литературе. На восемнадцатомгоду ее выдали замуж за человека, которого она впервые увидела в день свадьбы. Оней не понравился, и она, вопреки традициям и религиозным установлениям,осталась жить в юрте отца. В 1832 г. энергичный родоправитель Алымбек,получивший от кокандского хана титул датки и всех кыргызов Алая в управление,освободил Курманжан от «брачного контракта» и сам на ней женился. Молодаяжена стала хорошей помощницей мужу, в его частое отсутствие (он вскоре сталприближенным, а затем и первым визирем ханства) управляла Алаем. После смертимужа в 1862 г. она г. взяла власть в свои руки, ее признали бухарский эмирМуззафар и кокандский Худаяр-хан, присвоившие ей почетное звание датки (полковникв царской армии), «снабдив ее надлежащим ярлыком и одарив подарками».

После смерти мужа, павшего жертвой дворцового заговора вКокандском ханстве в 1862 году, взяла в свои руки бразды правления Алаем. Бухарскийэмир Музафар пожаловал ей, женщине, титул датка.

Курманжан датка успешно урегулировала родовые споры горныхкиргизов, осуществляла политику независимости от Кокандского ханства. Эта жеполитика проводилась в период интервенции русских войск в Ферганскую долину, новремена менялись. Чтобы избежать кровопролитий и сохранить свой народ, чтобыдать ему шанс развиваться дальше, в 1876 году Курманжан датка объявила оприсоединении алайских киргизов к России, за что царское правительство Россииприсвоило ей чин полковника.

Из письма-послания Курманжан датки военному губернатору М. Ионову:

«Когда мусульманское государство в Фергане (Кокандскоеханство) не подчинялось России, и я противостояла и спорила с Вами…

… Теперь, в это спокойное время, хочу сказать следующее: весьмой народ и я сама и мои родственники против Вас никогда не замышляли выступить.С нашей стороны никакого вреда нет. Если мой народ сделает плохо, сделаетизмену, я самым строгим образом накажу виновных, а сама до скончаний моих днейв жизни буду терпеть муки угрызения… Маматбай кызы Курманжан датка.

Говорят, эта незаурядная женщина прекрасно понимала значениеВеликого Шелкового пути и была чем-то вроде первой таможни, вначале посылаясвоих людей навстречу каравану для устрашения, а затем, когда купцы обращалиськ, ней как к правительнице за помощью и защитой, Курманжан называла свою ценубезопасного следования путешественников.

Говорят, двое сыновей царицы Алая были замешаны в убийствепограничников. Один сослан за это в Сибирь на каторжные работы, другой — публичноказнен, и Курманжан датка присутствовала при казни, ободряла сына. Не сталапрятать его, мстить за него, сохраняя таким образом хрупкий мир, такнеобходимый ее народу. И только потом уехала верхом далеко от людей и дала волюслезам и причитаниям, да так, что надолго потеряла и голос, и зоркость. Отцаря-батюшки пришло помилование сыну, но оно непоправимо запоздало.

Говорят… Впрочем, не говорят, а пишут, это — документправительница Алая за свои несомненные заслуги перед Россией была пожалованапожизненно 300 рублями ежегодно и золотыми часами.

Все это и очень многое другое отражено в книге „Горнаяцарица Курманжан датка и ее время“, которую написал коллектив оченьизвестных в республике именитых историков: В. Плоских, А. Какеев, Ж. Джунушапиев,Т. Кененсариев, Б. Абытов, С. Мамытов. При финансовом содействии швейцарскогоБюро по сотрудничеству в Кыргизстане, ПРООН и Всемирного банка книга выйдет надвух языках, английском и русском, будет хорошо издана и иллюстрирована инаверняка удовлетворит запросы любого интересующегося историей и этнографиейКиргизии человека. Это — один из основных сегодняшних проектов фонда. Книгавышла в свет к саммиту, посвященному Году гор.

А еще отправлено от фонда письмо Людмиле Путиной с просьбойпосодействовать экранизации книги о царице Алайской к 200-летию Курманжан датки(2011 г). Совместной экранизации, киргизско-российской. И будто бы полученопредварительное согласие.

А в центре Бишкека, у Киргизского театра драмы встанетпамятник миротворице, поэтессе (она была очень образованной для своего времени)и просто мощной личности Курманжан датке. Конкурс на лучшее ее изображение вкамне или металле уже объявлен, а в Иссык-Кульской области в селе Чон-Сары-Ой будетпостроен мемориальный комплекс и разбит огромный (на 6 гектаров) фруктовый садв память царицы Алая. При чем тут Иссык — Куль? А как же! Туристы — иностранцы,жители Чуйской долины до Оша, возможно, так и не доедут, а до Иссык-Кулянаверняка. Приобщатся к истории. В саду будут работать иссыккульцы, разве плохо?Молодожены за

История несправедлива. Ни к великим, ни к их потомкам. Курманжан-датка,ныне известная каждому школьнику, удостоена отдельной главки в кыргызскихучебниках. Женщины постсоветского Востока почитают ее за идеал, походить накоторый мечтают едва ли не все. А вот повторить ее судьбу решились бы вряд ли.

Датке довелось пережить мужа и детей. Больше всего,утверждает народная молва, ей резанула по сердцу казнь любимого сына — правителяОша. Он был обвинен царскими властями, говоря языком современным, в сепаратизме.Процесс о попытке отколоть юг Туркестана от Российской империи окончилсяповешением Камчибека.

Усадьба ошского правителя, в которой перед казнью оннаходился под арестом, кстати, по сию пору исполняет когда-то навязанную ейроль следственного изолятора. С той лишь разницей, что ныне апартаменты южногоаристократа занимают уголовники.

Воспитанием внуков алайская царица занялась сама. Ласкихватало всем. Однако особым вниманием Датки пользовался маленький Кадырбек. Царицаговорила, что он очень похож на отца. Мальчик с благоговением слушалнаставления и советы бабушки. Для него она была самым близким человеком[2].

Современники царицы, судя по историческим данным, считали,что Курманжан-датке удалось привить Кадырбеку много добродетелей, в том числеблагородство и отвагу. Эти качества помогли внуку алайской властительницызаслужить авторитет в среде дехкан и представителей советской власти.

Когда прогремел выстрел „Авроры“, для 35-летнегоКадырбека Камчибекова не существовало вопроса „G кем быть?“ Отношениек царскому, режиму определили казнь отца и жестокое подавление восстания в 1916году. Так потомок великой Датки оказался в центре революционной борьбы на югеКыргызстана.

Годы гражданской войны пришли сюда с бандами басмачей. Советскаявласть прочно укрепилась лишь в крупных населенных пунктах и вдоль железныхдорог. А за бандами стояла мощь Англии. Через границу на помощь басмачампереправлялись британские военные инструкторы и диверсанты, шли обозы с оружием.Бандиты нападали на аилы, хозяйничали на дорогах, жгли хлопкоочистительныезаводы. Дехкан облагали данью — в общем, процветал рэкет по-алайски. Разоренноенаселение голодало и училось ненавидеть.

Новая власть отобрала у Кадырбека имения, но авторитет — несмогла. Южане выбрали внука алайской царицы главой волостного Совета. Основнымнаправлением работы Камчибекова стала организация милиции. [3]

Потомок властителей вступил в компартию. И как коммуниствзялся укреплять власть Советов весьма рьяно. Вскоре милицейский отрядКамчибекова успешно громил басмачей в горах.

»Красному беку» активно помогали местные жители. Дехканеи горцы выходили против вооруженных бандитов с палками и камнями. Басмачейтакая сплоченность пугала. Поддержка действий отряда Камчибекова южанами сталанастолько массовой, что главари грабителей в конце концов просто отказывалисьвступать с внуком Датки в бой, боясь морального разложения в собственных шайках.

Предводители банд, из-за массового дезертирства подчинённыхсдавались на милость советских властей. Гибель басмачества ныне неразрывносвязана с именем потомка великой властительницы Юга.

Впрочем, ни членство в КПСС, ни подвиги на милицейском,посту не смогли смыть с Камчибекова «пятно» благородногопроисхождения. Дом Кадырбека сотрясали частые обыски. Его постоянно подозревалив пособничестве врагам социалистического строя. Сажали, выпускали, сажали снова.Он был чист; но поверить в это чекисты оказались неспособны. Близилась массоваячистка советского народа в лагерях…

Официальная история стыдливо умалчивает о том, как и гдепогиб внук великой царицы. Все, впрочем, довольно красноречиво объясняет датасмерти Камчибекова — 1937 год.

В те годы Ош был самым большим городом на территорииКыргызстана. Не случайно именно здесь, где и рабочих было сосредоточено большевсего, в 1907 году завершились выступления участников Первой российскойреволюции на кыргызстанской территории.

В 1907 году в городе у подножья Сулейман-горы быларазгромлена последняя остававшаяся тогда в Кыргызстане социал-демократическаягруппа: она действовала при Ошской ссыльной роте. Руководителя группы с редкойфамилией особо арестовали, ссыльную роту расформировали, а командира ротыразжаловали.

Верховный сюзерен, бухарский эмир, утвердил ее даткой (нечтовроде генерал-губернатора) труднодоступного Алая. В новой историикыргызстанских земель другие женщины такого титула никогда не имели. Послезавоевания Алая Россией генерал Скобелев подтвердил титул Курманджан. Ароссийские газеты и журналы конца XIX века переводили ее титул просто: царица. ОКурманжан-датке писали ташкентские «Туркестанские ведомости» исанкт-петербургский «Исторический вестник», верненские «Семиреченскиеобластные ведомости» и ташкентские ‘Известия Туркестанского отделенияимператорского Русского географического общества», многие другие газеты ижурналы.

Монарх женского пола пользовался большой популярностью нетолько в прессе. Есть сведения, что самый знаменитый манап севера КыргызстанаШабдан Джантаев сватался к овдовевшей царице. В результате предполагавшегосядинастического брака впервые могли объединиться юг и север Кыргызстана[4].

Сам же Алымбек-датка, кстати, только благодаря природномууму и незаурядному дару предвидения Курманджан, избег печальной участи, когда в1845 году, во время стихийного, совершенно не подготовленного мятежа алайскихкыргызов против Кокандского ханства, ввязался в целый ряд военных авантюр. Хотядля многих мятежников, которым на прозорливых жен повезло гораздо меньше, этозакончилось плачевно: пленников увезли с собой отряды кокандскоготысячника-минбашы Мусурманкула.

Но полтора десятилетия спустя беда все же настигла Алымбека.По одним сведениям, в 1861 году он был убит в боевой стычке. По другим — в 1863году был отравлен. Так или иначе, пятидесятилетняя Курманжан овдовела.

С этой поры она стала безраздельной владычицей края, являясобой и редчайший образец царицы-военачальницы. И когда после присоединения кРоссийской империи северных кыргызов настал черед Юга, оказалось, чтоовдовевшая байбиче умеет управляться не только с шумовкой в казане. И хотявладычица Курманджан не водила в каждую атаку своих джигитов лично, с боевымклинком она была знакома не понаслышке. Но больше всего боевым отрядам,возглавляемым ее же многочисленными сыновьями, пригодился ее талант стратега иполководца.

И нужно было быть либо безрассудным героем, чтобы бесконечнодолго и открыто противостоять натиску могущественной державы, либо безропотнопокориться без малейшего намека на сопротивление. Царственная горянка несделала ни того ни другого. Окончательно убедившись в бессмысленностидальнейшего противодействия, а главное — сделав в военном отношении все от неезависящее, властительница Алая выразила безусловную лояльность российскомусамодержцу. Но в то же время датка дала понять, что не собирается отречься отсобственной власти…

В начале 19-го века Туркестан переживал далеко не лучшийпериод своего существования. Перманентная борьба за титул кокандского хана,столкновения с войсками российской империи, кровавая межродовая борьба тяжкимбременем ложились на плечи кочевого и оседлого населения

Тяжело приходилось Южной и Северной Киргизии. Нужно былоотражать набеги соседних кочевых племен, платить огромную дань кокандскому хану.

Попытки объединить крупные племена были. И наполовину ониудались знаменитому. Алымбеку-датке, мужу Курманжан хороший воин и неплохойстратег, он сумел сплотить вокруг себя Южную Киргизию и заставил считаться ссобой правителей из Коканда.

Пытался Алымбек договориться и с севером. Мечтал о единомкыргызском ханстве. Но, увы. Переговоры ни к чему не привели. Известные манапыБайтик, сыновья Джантая, Ормон-хан, соперничая между собой, делилинесуществующий еще трон. Судьба распорядилась так, что в спор грозных мужейвмешалась женщина. И она заставила прислушиваться к своему мнению многих. [5]

Чуть позже началась колонизация Южной Киргизии Россией. Появилисьпервые русские отряды. Кокандские правители, не желая терять большую частьбогатой Ферганской долины, выступили против. Так, в 1860 году Мадали-ханотправил свои войска против отряда Калпаковского. Бой произошел в местностиУзунагач.

ДЗняв доводам своей жены, Алымбек увел свой отряд с полябоя, хотя и не был сторонником России. В следующем году кокандский хан опятьстал собираться идти войной против русских войск. И вновь кыргызы отказались. Предводителяослушников, Алым-бека, приказали арестовать, но тот успел бежать в горыПамиро-Алая.»

В 1861 году во время очередного дворцового переворота вКоканде Алымбека убили. Пятидесятилетняя Курманжан осталась вдовою. Опасаясьвозмущения кара-кыргызов, власти утаили от нее факт насильственной смертиАлымбека. Об этом горестном событии она узнала лишь некоторое время спустя. Освободилсятрон датки. Начались волнения. На место правителя претендовало несколькочеловек: старший брат Алымбека Осмон-хан, старший сын Курманжан Абдулабек ипасынок ее Джаркын-6aй. Спор должен был решиться на поле брани.

Увидев, что низы не хотят ни того, ни другого претендента, игорой стоят за Курманжан. Абдулабек после смерти Джаркын-бая согласился на постхакима (наместника) в Оше, а Осмон-хан признал и согласился, чтобы трон занялаКурманжан. Так, 12 лет назад состоялись по существу первые всенародные выборыправителя.

Курманжан, стоявшая во главе Южной Киргизии де-факто, занялатрон де-юре. Оставалось получить подтверждение титула датки в Бухаре и Коканде.

Худояр-хан, правивший в то время в Коканде, хорошо понимал,что лучше действовать пряником, кнутом же усмирять вновь Южную Киргизию, былобы накладно. Единственной фигурой, которая могла удержать в подчинении южныеплемена кыргызов, была Курманжан.

Прибывший на помощь Худояр-хану в Ош с войском бухарскийэмир Саму-Музаффар-Эддин тоже верно оценил ситуацию. Вопреки мусульманскимобычаям, он присвоил женщине почетное звание Датки, снабдив, ее надлежащимярлыком и одарив подарками. Затем Худояр-хан подтвердил право Курманжан правитьЮжной Киргизией.

Курманжан-датка со своей свитой побывала на приеме уХудояр-хана в Коканде. Впервые на Востоке официальный прием был устроен женщине.

Маленький аил — Гульча — где была ставка Курманжан,становится центром притяжения. На Алай ехали униженные и оскорблённые, знатныеи богатые.; Кто-то жаждал справедливого суда, кто-то ехал за умным советом, акто и просто посмотреть на человека, о котором шло много разговоров.

На Алай ежегодно прибывали послы из Кашгара, Коканда идругих государств с богатыми подарками. Влияние Курманжан-датки росло. С нею,как с равной, считались кокандские ханы. Ситуация в Туркестане во второйполовине 19 века начала резко меняться. Быстро падало влияние Кокандскогоханства, росли акции России. Отряды, посылаемые генерал-губернаторомТуркестана, проникали все дальше, в глубь Средней Азии.

Исход борьбы кыргызов против колониальной политики империибыл предрешен военной и экономической мощью России. И в 1876 году во главекарательного экспедиционного корпуса в Ош въехал тридцатитрехлетний генералМихаил Дмитриевич Скобелев, которого единодушно признавали восходящей звездойсреди русских военных. Он пожелал непременно увидеться с Курманжан-даткой,задолго до их встречи наслышанный об «алайской царице» (именнорусские офицеры присвоили ей этот неофициальный почетный титул — в знаквосхищения своей достойной противницей на полях сражений). Прибывшей, какобычно — и до конца дней своих — верхом, владычице гор молодой русскийвоеначальник оказал всевозможные почести…

А в следующем, 1908, году государь император Николаи Второйвысочайше повелеть соизволил: «Утвердить герб города Ош и Ошского уезда».Герб был весьма красочен. В центральной части червленого щита располагалисьсеребряная верхушка горы Сулейман, «сопровождаемая сверху золотымполумесяцем рогами вверх». В зеленой оконечности щита помещались двеволовьи головы с червлеными глазами. Так были переведены на язык геральдикиглавная достопримечательность Оша — Сулейман-гора и основное занятие многихгорожан — торговля скотом.

За эти десятилетия Курманжан стала для мужа настоящим другоми самым авторитетным советником. Ее титулованный супруг по достоинству оценилнезаурядный ум и, как сказали бы сейчас, организаторские способности своей спутницыжизни. Оценка выражалась и в том, что Алымбек-датка со временем смело оставлялее «на хозяйстве» в свое отсутствие. Как-то незаметно сложилось так,что без всяких целенаправленных усилий со своей стороны Курманджан стала самойзначительной фигурой в окружении Алымбека. Родовые междоусобицы, межплеменнаярознь, споры за право пользоваться пастбищами и водоемами — со всеми этимизлободневнейшими заботами люди отнюдь не малых чинов спешили к ней за советом ипомощью.

После полного покорения края началась череда обоюдных иизящных политических ходов, каждый из которых был и блестящим образцом теперьуже на поле дипломатических ристалищ., Растроганное послушанием аборигенов,честно и однозначно признавших собственное поражение, царское самодержавие нехотело настраивать против себя туземную аристократию, которая была еще оченьнужна — прежде всего для осуществления дальнейших планов расширения жизненногопространства империи. И дважды подтвердило полномочия и привилегии алайскойправительницы, но довольно необычным и дипломатичным образом — сделав это черезверхушку уже низложенного Кокандского ханства.

Если при Александре II и Александре III имперскаяколониальная администрация еще могла по праву победителя проявлять великодушиек покоренным, то при взошедшем на престол в 1894 году Николае II все изменилось.Оставшихся в живых участников боев против русских войск при первых двух царяхпо возможности — прощали и отпускали с миром — если они присягали на верность«белому царю», — но это оказалось невозможным при последнемроссийском самодержце, если речь шла даже о «простом сопротивлениипредставителям власти.

В 1906 году по заданию Генерального штаба России, которыйзанимался разведывательной, тек называемой ориенталистской, деятельностью,тогда еще полковник царской армии Маннергейм совершил путешествие длиной в 14тысяч километров от пределов Средней Азии до Японии. За этот беспримерныйподвиг он был произведен в генерал-лейтенанты.

В толстой книге, описывающей это путешествие, смногочисленными фотографиями, сделанными лично Маннергеймом, есть и несколькоэтнографических фотографий киргизских семей и жилищ. Роль личности в историиКыргызстана велика и уже достойно оценена. „Алайская Царица“ былаумной и дальновидной представительницей своего народа. Она выделяласьнезависимостью и оригинальностью политического мышления на фоне жесточайшегоханского деспотизма и мусульманского фанатизма.

В неоднократных восстаниях против Кокандского ханстваКурманжян не принимала участия, но и не препятствовала повстанцам. Русскимпутешественник А.П. Федченко, посетивший Алай в сопровождении кыргызскихджигитов в один из таких периодов в 1871 г. писал, что эта женщина „пользуетсяогромным авторитетом, наши джигиты не говорили о ней иначе, как с великимуважением“.

В 1875 г. под ударами восставших кыргызов, кыпчаков иузбеков Ко- кандское ханство пало. Власти России ввели туда войска, нооказалось, что восстановить ханскую власть уже невозможно, тем более, чтоповстанцы повернули свое оружие против царских войск. Тогда территория ханствацарским указом была присоединена к России и вошла в состав Туркестанскогогенерал-губернаторства в качестве Ферганской области. Последним повстанческимочагом, продолжавшим выступать против царских войск, возглавляемых генераломСкобелевым, оставался Алай. Здесь повстанцами руководили сыновья Курманжан воглаве с Абдулла-беком, с ними же была и сама „царица Алая“. Однако,после пленения Курманжан и ее почетной встречи Скобелевым, после их беседы, гдебыли обговорены условия подчинения алайских кыргызов России, Курманжан призваласвоих сыновей смириться. Восстание затихло, а она сохранила свое влияние наалайских кыргызов, все возвратившиеся сыновья получили в управление волости.

История жизни выдающегося государственного деятеляКыргызстана Курманжан-датки достаточно хорошо изучена по устным преданиям еесовременников, родственников и детей, бережно передаваемым из поколения впоколение.

Русские и зарубежные путешественники, ориенталистыГенерального штаба России, другие военные деятели и чиновники колониальныхвластей, посещавшие — юг Киргизии, обязательно наносили визит Курманжан-датке, т.ким важно было знать позицию влиятельной правительницы „беспокойных“, вольнолюбивыхюжных киргизов.

На представителей европейской цивилизации, получивших, какправило, блестящее образование, мудрость и государственный ум Алайской царицыоказывали столь глубокое впечатление, что они считали своим долгом опубликоватьего в научных журналах. Статьи о ней выходили не только в русских, но ифранцузских, немецких, польских изданиях. Застой и предкризисные мнения а нашемобществе тяжело отразились на положении общественных наук. От некомпетентноговмешательства высокопоставленных лиц пострадала и историческая наука. В нашейреспублике тоже нередки случаи, когда игнорировался фактический материал, аисторические события преподносились в розовом цвете, замалчивались историческиеличности или же их деятельность освещалась в самых мрачных, черных красках ипри ком обходились „острые углы“. В результате история напоминалапищу без соли[6].

Курманджан-датха пользовалась влиянием. С нею считалисьКокандский хан и другие правители соседних государственных объединений. Какзамечают исследователи, Кокандские ханы всегда заискивали перед ней Во времяпребывания ее в Коканде делали ей почетный прием, а Бухарский эмир и Кашгарскийбек даже раз в год присылали на Алай своих послов с богатыми подарками. Курманджан-датхапользовалась и признанием царского правительства России. Не говоря уже опредставителях туркестанской колониальной администрации, сам российскийимператор дважды удостоил ее своим вниманием: один раз он пожаловалКурманджан-датху дорогим перстнем с драгоценным камнем, в другой — подарилзолотые часы, осыпанные бриллиантами. Она пережила восемь генерал-губернаторов.Каждый из них постарался повидать ее и оставил ей какой-либо ценный подарок напамять. ‘ Л.Ф. Костенко, знавший Курманджан-датху. положительно оценил ее и какправителя: она, как уже сказано, объединяла до некоторой степени разрозненныеотделения родов, пыталась добиться независимости подвластных ей киргизов от Кокандскихханов, во всяком случае, не давать их в обиду. Однако население Алая и Гульчипродолжало оставаться в номинальной зависимости от Кокандского ханства, потомучто Курманджан-датха не желала принять подданства России и попасть под властьцарского правительства. Абдулабек, Оморбек и другие ее дети во главе местногонаселения выступили против присоединения Алая к России. В апреле 1876 годаповстанцы под руководством Абдулабека разбили карательный отряд.25 апреля тогоже года Абдулабек, Оморбек, Сулайман удайчи во главе 1500 повстанцев в Янгы-Арыке(Жанырык) в 25 верстах от Гульчи целые сутки упорно боролись против царскогокарательного отряда под командованием генерал-майора Скобелева, но не смоглиодержать победу.

Ее сыновья Камчибек, Мамытбек, Асанбек и Батырбек сталиуправителями Кичи-Алайской, Наукатской, Гульчинской и Узгенской волостей.

Вскоре Алай был присоединен к России. На его территории былообразовано пять волостей. Теперь вся Южная Киргизия вошла в состав России. Курманджан-датхаи ее сыновья, потеряв надежду на независимость, решили верой и правдой служитьцарской власти и заслужить ее доверие и поддержку (что им, надо сказать,удалось). Конечно, нельзя в них видеть защитников интересов трудящихся илинародных вожаков. Они, как и раньше, продолжали жестоко эксплуатироватьподвластных им дыйкан. И.П. Ювачьев, тепло отзывавшийся о самой Курманжан-датхе,в то же время писал, что дети ее, опираясь на правительство высших русскихвластей, очень зазнались, творили в своих волостях

любые беззакония. Но в то же время Курманджан-датха — небудем забывать — была первой и единственнойженщиной — правительницей, котораядостигла этого в условия) средневекового мракобесия и господства патриархально-родовогобыта, полностью игнорировавшего интересы и права женщин. Она представляла собойпротиворечивую, сложную и неповторимую историческую личность, с одной стороны,Курманжан датха как бы старалась оградить подвластное ей население от игавнешних угнетателей и отстоять его не зависимость, с другой — она служила сосвоими сыновьями как Кокандским ханам, так и царской колониальной власти.

Увидев, что низы не хотят ни того, ни другого претендента, игорой стоят за Курманжан. Абдулабек после смерти Джаркын-бая согласился на постхакима (наместника) в Оше, а Осмон-хан признал и согласился, чтобы трон занялаКурманжан. Так, 12 лет назад состоялись по существу первые всенародные выборыправителя.

Курманжан, стоявшая во главе Южной Киргизии де-факто, занялатрон де-юре. Оставалось получить подтверждение титула датки в Бухаре и Коканде.Худояр-хан, правивший в то время в Коканде, хорошо понимал, что лучшедействовать пряником, кнутом же усмирять вновь Южную Киргизию, было бы. накладно.Единственной фигурой, которая могла удержать в подчинении южные племенакыргызов, была Курманжан.

Прибывший на помощь Худояр-хану в Ош с войском бухарскийэмир Саму-Музаффар-Эддин тоже верно оценил ситуацию. Вопреки мусульманскимобычаям, он присвоил женщине почетное звание Датки, снабдив, ее надлежащимярлыком и одарив подарками. Затем Худояр-хан подтвердил право Курманжан правитьЮжной Киргизией.

Курманжан-датка со своей свитой побывала на приеме уХудояр-хана в Коканде. Впервые на Востоке официальный прием был устроен женщине.

Маленький аил — Гульча — где была ставка Курманжан,становится центром притяжения. На Алай ехали униженные и оскорблённые, знатныеи богатые.; Кто-то жаждал справедливого суда, кто-то ехал за умным советом, акто и просто посмотреть на человека, о котором шло много разговоров. [7]

На Алай ежегодно прибывали послы из Кашгара, Коканда идругих государств с богатыми подарками. Влияние Курманжан-датки росло. С нею,как с равной, считались кокандские ханы. Ситуация в Туркестане во второйполовине 19 века начала резко меняться. Быстро падало влияние Кокандскогоханства, росли акции России. Отряды, посылаемые генерал-губернаторомТуркестана, проникали все дальше, в глубь Средней Азии.

Современники Курманжан особенно выделяют следующее присущееей качество. Датка была большим дипломатом. Это особенно ценно еще и потому,что в те времена больше, ценилось искусство владения мечом, нежели умение вестипереговоры.

Однажды алайскую правительницу навестил манап ШабданДжантаев, проведший войска Скобелева из Северной в Южную Киргизию. В ставкудатки Шабдан прибыл с двумя джигитами.

Между ними состоялся краткий, но поучительный разговор. Курманжансказала Шабдану: „Я думала увидеть сына великого Джантая, а. прибыл простопроводник генерала. Да еще и с предложением выдать сына. Видимо, не зря говорятлюди, что ты, Шабдан — сын плохой матери “.

Выслушав эти убийственные слова, Шабдан ничего не смогвозразить и ушел ни с чем. Главной и роковой ошибкой для него стало то, что оннарушил протокол, процедуру ведения переговоров. А на Востоке всегда ценилисоблюдение этикета.

Шабдан не известил заранее с своем приезде, о намеренияхпровести переговоры. Прибыл без свиты, всего с двумя — джигитами, как случайныйпрохожий. И был поставлен на место.

И подчиненные ее, родовитые беки и манапы, учились рядом сней разрешать свои споры не силой оружия, а искусством слома. Мир и покойпришли в истерзанную, повидавшую много сражений Ферганскую долину. Происходили,конечно, мелкие стычки, но разрушительных войн в это время не велось, хотяповодов было достаточно.

И такие экспедиции, направлявшиеся в Афганистан, Индиюпроходили через ставку датки нередко. Им устраивали приемы, вели беседы. Дипломатическиеспособности и умные речи Курманжан восхищали путешественников. Слава о нейразносилась далеко за пределы горного края.

В 1895 году арестовали ее младшего сына Камчибека поподозрению в контрабандных действиях: Стражники явились к нему в дом с обыском.Камчибека в это время не было, он находился в Оше. Стражники оскорбили его жену:отрезали ей косу под предлогом того, что там спрятаны драгоценности. НукерКамчибека Ак-Палван решил смыть кровью обиду с дома бека. Без ведома Камчибекаон убил двух стражников.

Карасакал, сын старшего брата Алымбека Осмона, оклеветалКамчибека. Он заявил, что у Камчибека есть жорго (иноходец), способный за однуночь обернуться из Оша в Алай и обратно. Проверили: жорго уложился в срок. Этос, тало главной уликой против Камчибека. Верный конь сгубил хозяина. Вместе сКамчибеком арестовали Мамытбека, Арстанбека, Мирзапаяса и Ак-Палвана. Два годалюбимый сын датки Камчибек сидел в тюрьме.

За это время к Курманжан приходили не раз уважаемые иавторитетные люди с предложением силой освободить заключенных под стражу беков.Многие были готовы идти тотчас же брать тюрьму. И кивни головой датка, отгарнизона и тюрьмы не осталось бы ничего[8].

Но мать дала ответ, достойный царицы: „Горько осознавать,что уйдет в мир иной мой младший, но я никогда не перенесу того, что из-замоего сына погибнет мой народ. Не будет мне тогда ни на том, ни на этом светеоправдания“. Вот в этих словах — суть величия характера, личности этойлегендарной женщины. Она стоически перенесла и казнь сына. Когда вешалиКамчибека, порвалась веревка. Площадь замерла, палач „начал растерянноозираться вокруг. Всевышний против — заметила Курманжан и обратилась с просьбойосвободить сына. Но был отдан повторный приказ. На сей раз палач справился сосвоей работой. А через год, в Андижане, чиновник, отдавший повторноеприказание, умер мучительной смертью от неизвестной болезни.

Более полувека правившая Южной Киргизией Курманжан-датка ненажила себе несметных богатств. Она пришла в эту жизнь, практически ничего неимея, и ушла, не накопив ничего. Но эта женщина получила то, чего не измеритьземной мерой: признание и уважение народа. Ее называли матерью и еще при жизниначали, слагать легенды.

Конечно, личность людей масштаба Курманджан-датки неследует, повторяя ошибки недавнего прошлого, укладывать в прокрустово ложекаких-то схем и одномерных подходов. Называя вещи своими именами, надо признать:да, она содействовала проведению колониальной политики царской России врегионе, за что впоследствии оказалась внесенной в реестр правящих фамилийдвора Романовых, получила чин полковника царской армии, к ней обращались “вашасветлость». Но ни на минуту не следует забывать главные цели, которымподчинила свою государственную деятельность эта женщина. А они в высшей степенигуманны и благородны: прекращение междоусобиц, установление и сохранение мирамежду кыргызским родами, жизнь в добре и взаимопонимании со своими соседями,независимо от их национальности, культуры, религии, со всем окружающим миром. Труднопереоценить ее роль и в развитии отношений дружбы между кыргызскими и русскимнародами. Конечно, объективно эта взаимная тяга вызревала прежде всего в средепростых тружеников. Но ускорили позитивный процесс народные герои типаКурманджан-датки.

Она по праву принадлежит истории не только кыргызов. но иобщемировой, может быть, поставлена в один ряд с ее выдающимися деятелями,опережавшими современников и ставшими для них своеобразными маяками на пути духовного,культурного и социального прогресса. К сожалению, среди архивов Средней Азии почтине сохранилось первоисточников о жизни этой удивительной женщины. Те же,которыми располагаем, оставлены русскими исследо вателями, перед которыми мы сблагодарностью склоняем сегодня головы. Считаю, дан ный факт еще разподтверждает нетленность принципов, которым служила и Курманджан — датка: вселюди, независимо от различия в язы ках и традициях, дети одной природы, исохранить свою человеческую самобытность.

Она, безусловно, была представительницей феодальной знати,обладательницей значительных по тем временам богатств. И вместе с тем пользоваласьогромным авторитетом среди народных масс. По сведениям известногопутешественника А.П. Федченко, посетившего Алай в 1871 году, имя Курманжанпроизносилось кыргызами с великим уважением, а кокандский хан принимал «алайскуюправительницу не иначе как важнейшего бека». Незаурядный характер исвоеобразный взгляд на общественный уклад жизни на фоне восточного деспотическогопренебрежения к женщине вызывали удивление всего мусульманского Востока ироссийской прессы. Не только личные качества, но и поддержкакыргызов-кочевников, воинственных, способных постоять за себя, создавали этотфеномен.

Датха никогда не увлекалась городской жизнью. И зиму, и летоона проводила в войлочной юрте, кочуя по склонам Алайского хребта. До нас дошломало сведений о ее будничной, повседневной жизни, о том, как она кочевала,работала, управляла свободолюбивыми кыргызами в смутное, неопределенное времяразвала Кокандского ханства. А там, в Коканде, шла напряженная борьба междупредворными группировками феодалов за власть и постоянная смена ханов. [9]

В этой обстановке умная и энергичная Курманджан, находясь вгуще кочевников, не могла не чувствовать их настроения, что и определило ееполитику, во многом противоположную той, которую вели ее предшественники. Онарешительно отказывается и от прямой поддержки ханской воли, от воздействия нанего через придворные интриги, и от трагического противостояния. Выбрав свойпуть, Курманджан выступила за компромисс между, различными политическимисилами, за поиск взаимопонимания. «С этой целью в 1865 году она, пренебрегаяопасностями, едет к своенравному и безжалостному Худояр-хану в Коканд. И ему неоставалось ничего другого, кроме как подтвердить ее звание датхи, жалованноебухарским эмиром, право мужественной женщины на управление Алаем, а ошскимхакимом определить ее старшего сына Абду-лабека. Датха благополучновозвращается в родные кочевья, наделенная ханскими подарками.

Вместе с Абдулабеком в Афганистане находился его младший,брат Асанбек, четвертый сын датхи. Восприняв просьбу матери, он в 1877 г. вернулсяна родину и был назначен волостным управителей в Ошском уезде. ‘На рубеженашего века оставил эту должность и полностью отдался работе мутаваиля медресеАлымбека в Оше, т.е. управляющего доходами с недвижимого имущества, завещанногоего отцом и старшими братьями для духовного училища.

Но расчеты царских властей управлять краем через вассальныеханства неожиданно пошатнулись. Произошел взрыв антиханских настроений средикыргызов и кыпчаков на юго-востоке Коканда, а затем быстро распространившийсяпо всему Алаю и Фергане. В этой обстановке симпатии Курманджан были на стороневосставших. Учитывая изменившуюся ситуацию, она ориентировала их на обращениеза помощью и поддержки со стороны России. Тогда смелая датха со своимисыновьями решилась на отчаянный шаг и подняла кыргызские кочевья против царскойармии.

Такова была логика политических событий в Туркестане, в ходеразвития которой восставшие кыргызы. кыпчаки, узбеки все больше убеждались втом, что царская Россия не является избавительницей от кокандского хана, азащитой его интересов. Это была политика, которая консервировала феодальныепорядки, втягивала царские войска в кровавые столкновения с повстанцами, сеялаантирусские настроения среди жителей Ферганы и Алая.

Начиная с мая 1918 года сформированный в Оше совет народногообразования стал концентрировать вокруг себя лучшие учительские силы. Своимизнаниями и эрудицией выделялся среди них Джамитбек Карабеков, учитель русско-туземнойшколы, выпускник Казанского университета. Спустя год он был избран заведующим Ошскимуездным отделов народного образования, возглавив преобразования всей системушкол на новых началах

Около двадцати лет жизни отдали Джамшитбек Карабеков и КамчибековКадырбек — внуки Курманджан-датхитяжелой борьбе с врагами революции, одержалиряд славных побед, доказав своими действиями преданность ленинской партии, всостав которой вошли в первые годы Советской власти. Но в 1937 году они былиарестованы как „враги народа“. Факты свидетельствуют, что внукиКурманджан-датхи явились жертвой беспрецедентной подозрительности к гражданамсвоей страны ее политического руководства.

Конец 50-х годов явился началом их реабилитации. Но степеньизученности их биографий продолжает оставаться слабым звеном. Историческойнауке мало что известно о подвигах бойцов Гульчинского добротряда подкомандованием Кадырбека Камчибекова.

Заключение

1 февраля 1907 года у роскошной белой юрты в селе Мады, внескольких верстах от древнего Оша, собрались огромные толпы народа. Старики впарадных халатах с царскими медалями, джигиты на лошадях в богатом убранстве,русские офицеры с золотыми погонами…

В плотном живом кольце время от времени образовывалиськоридоры: стоящие в угрюмом молчании люди пропускали к юрте энаменитых ошскихтаби и русских военных лекарей.

Увы, все усилия врачей были напрасны.96-летняя царица Алаяпокинула бренный мир.

… От того трагического февральского дня 1907 года до днясегодняшнего прошло меньше лет, чем Курманджан-датка прожила на свете. Такиедолгожители — редкость и сейчас. А в начале XX векапродолжительность ее жизни представлялась современникам настоящим чудом.

Еще в 1832 году, когда Пишпек был небольшой кокандскойкрепостью, Курманджан Маматбай кызы сочеталась браком с Апымбеком-даткой,правителем Алайской долины.

В начале нынешнего века они были очень популярны. Слава»алайской царицы» Курманджан-датки гремела на всю Российскую империю.А гербами Оша, Пишпека и Пржевальска жители одноименных уездов весьма гордились.Затем, на протяжении семи-восьми десятилетий XX века,ситуация была совсем иной. Замеченным в родстве с «великой царицей» еепотомкам объявляли выговоры «за сокрытие социального происхождения».

Что касается старинных кыргызстанских гербов «сфеодально-монархической символикой», то они были просто забыты.

История жизни выдающегося государственного деятеляКыргызстана Курманжан-датки достаточно хорошо изучена по устным преданиям еесовременников, родственников и детей, бережно передаваемым из поколения впоколение.

Русские и зарубежные путешественники, ориенталистыГенерального штаба России, другие военные деятели и чиновники колониальныхвластей, посещавшие — юг Киргизии, обязательно наносили визит Курманжан-датке, т.ким важно было знать позицию влиятельной правительницы «беспокойных», вольнолюбивыхюжных киргизов.

На представителей европейской цивилизации, получивших, какправило, блестящее образование, мудрость и государственный ум Алайской царицыоказывали столь глубокое впечатление, что они считали своим долгом опубликоватьего в научных журналах. Статьи о ней выходили не только в русских, но ифранцузских, немецких, польских изданиях.

По большому счету, в том, 1907, году на похоронах великойцарицы Алая кыргызы и русские, узбеки и казахи кыргызстанских земель впервыесобрались на своего рода неформальный курултай.

«Алайскую царицу» похоронили на кладбище Сары — Мазарс видом на священную ошскую Сулейман-гору.

Курманжан-датку уважали и почитали при жизни. Не забыли ее ипосле смерти. Кыргызстан может гордиться тонким и мудрым политиком, а народсвоей дочерью. Истинной дочерью Востока.

Список используемой литературы:

1.        Абрамзон С.М. Кыргызы и их этногенические и историко-культурные связи. Ленинград,1971

2.        Бартольд В.В. Избранные труды по истории кыргызов и Кыргызстана. Бишкек,1998

3.        Акаев А. О выдающихся личностях. Бишкек, 1999

4.        Газиев А. Курманжан-датха — некоронованная царица Алая. Бишкек, 1991

5.        Кыргызстан — Россия: история взаимоотношений. Сборник документов иматериалов. Бишкек, 1998

6.        Мокрынин В.П. Последам прошлого. Бишкек, 1986

7.        Плоских В. Кыргызы. Кокандское ханство. Бишкек, 1977

8.        Плоских В. История кыргызов и Кыргызстана. Бишкек, 2000

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.