Огрубление русского языка в СМИ

Оглавление 1. Введение… 2. Язык средств массовой информации … 3. Русский язык в телерадиоэфире…4. Языковая специфика передач на телевидении….5. Заключение…6. Список использованной литературы… 1. Введение В нынешний период развития российского общества важную роль в формировании личности играют средства массовой информации. О возрастающей роли печати, радио и телевидения в общественной жизни страны

свидетельствуют их бурный рост, распространенность и доступность массовой информации. Печатное и устное слово, телевизионное изображение способны в кратчайшие сроки достигнуть самых отдаленных районов, проникнуть в любую социальную среду. Русский язык, особенно в последнее десятилетие, ощущает небывалый наплыв новых слов. Одни неологизмы (неологизмы — новые слова, которые еще не стали привычными и повседневными наименованиями соответствующих предметов, понятий) образуются на собственной лексической

базе, другие приходят в качестве заимствований. Эти языковые процессы отражают перемены, происходящие в обществе. Надо сказать, что современная эпоха вносит и немало нового в русский литера¬турный и разговорный язык, особенно в такие его области, как лексика и фразеология, сочетаемость слов, их стилистическая окрашенность и т. п. СМИ – первые, кто внедряет эти нововведения в массовое сознание. Проблема заключается в заполнении теле-радио эфира и печатных изданий жаргонизмом, лексикой с “улиц”,

и ненормативной лексикой. В связи с тем, что средства массовой информации всё более настырней входят в нашу повседневную жизнь, влияют на становление российской молодёжи и подчас навязывают нам свою точку зрения, возникает необходимость проанализировать их язык и манеру подачи информации. В данном реферате исследовано явление огрубления русского языка в СМИ. Своей задачей я поставил показать на современных примерах этот процесс.

Большое значение придано подробному анализу языковой специфики передач на телевидении. В работе использованы материалы из газет и других периодических изданий, информация из книг, телепередач, а также ресурсы сети Интернет. 2. Язык средств массовой информации. Язык СМИ играет важную роль как в распространении русского языка, так и в повышении грамотности населения. И хотя имеются некоторые результаты по формированию уважительного отношения к русскому языку в средствах

массовой информации, по-прежнему в газетах большое количество ошибок, а с экранов телевизора часто звучит далеко не образцовый русский язык. Учитывая отношение молодежи к телевидению — для многих это единственный источник и «светоч» в жизни средства массовой информации должны бережно обращаться с русским языком. Фонетические изменения ярко характеризуют речь в эфире и на экране. Повысился темп речи. Усилилась звуковая редукция, то есть количественное и качественное изменение безударных

звуков. Пришли в электронные СМИ такие фонетические явления, которые ранее характеризовали только те или иные диалекты, а не публичную, не литературную речь. При произнесении слов и фраз «выбрасываются» звуки и целые слоги. Складывающаяся картина не совсем похожа на то, что ранее академическая грамматика русского языка называла полным стилем. В речи электронных СМИ многочисленны отклонения от акцентной схемы русского слова, а

также русской литературной интонации. В интонационных манерах СМИ прослеживается стандарт английской и англо-американской речи. В современной речевой практике также имеют место грамматические и лексико-грамматические изменения. Под влиянием социально-политических факторов изменилось морфологическое значение числа у ряда слов социально-политического обихода, с соответствующим изменением предметного содержания.

Слова типа партия, банк, бюджет, правительство, практически не употреблявшиеся ранее во множественном числе, ныне перешли к обычному числовому распределению. На уровне грамматики проявляются конкретные качества современной публичной речи, речи СМИ, в том числе и электронных. Это, во-первых, тенденция к ослаблению падежных функций, что, с точки зрения культуры речи, нарушение нормы русского литературного языка.

Например, случаи неправильного выбора падежа: подтвердил о своем намерении, стратегия об уничтожении. Ещё одна особенность языка СМИ последнего десятилетия — обилие неоправданных заимствований из иностранных языков, в первую очередь, конечно, из английского, а еще точнее — из американского английского. Дескать, язык сам отсеет ненужное, оставив только необходимое. Тем более что в истории русского языка такие периоды экспансии иноязычной лексики были, и ничего страшного

не случилось. Достаточно вспомнить Петровское время с мощным потоком заимствований. Действительно, в нашей экономике, в нашей науке, в нашей повседневной жизни появляются новые явления, новые вещи, и вместе с ними приходят новые слова. Кто станет всерьез возражать против маркетинга, брокера, дилера или пейджера? Кто станет требовать, чтобы вместо компактного «компьютер» мы произносили громоздкое словосочетание

электронно-вычислительная машина, в котором, кстати, первый и последний элементы — тоже заимствования. Третья особенность языка СМИ в том, что реклама в них часто использует неологизмы и иностранные слова. Исследование употребления слов языка рекламы затрагивает не только вопросы специальной лексики. Появление в языке новых слов, заимствование – это процессы, предшествующие выделению слов, употребляющихся в области рекламной деятельности, как отдельный пласт русской лексики.

К сожалению, в сфере рекламы правилами русской орфографии начинают пренебрегать, отдавая предпочтение иноязычной. Например, фамилия известного киногероя – Маклауд. Подобные имена собственные можно писать еще и так: Мак Лауд. Но сейчас все чаще пишут неправильно: МакЛауд. Внутри русского слова, даже заимствованного и сложного по составу, не может быть большой буквы.

Другой пример – сложные наименования с родо-видовыми или с равнозначными отношениями компонентов должны писаться через дефис: «Вега-банк» или «БФГ-Кредит», но не «Резон банк». Часто реклама использует различные сокращения, переворачивания, коверкания слов, а также двусмысленные фразы, что ухудшает русскую речь. 3. Русский язык в телерадиоэфире. Развитие СМИ, темпы и характер их роста, процесс их преобразования в условиях перехода страны к рыночной

экономике и демократизация политического строя в России — все это следует рассматривать не только как косвенную, но и как «внешнюю» причину влияния на процесс формирования языка электронных СМИ, так как эти потрясения оказали прямое воздействие на процесс деформирования языка. Создаётся впечатление, что электронные СМИ на рубеже веков получили возможность во всех возрастных слоях миллионных масс людей формировать язык, его словарный запас и языковые нормы (произношение, мелодику).

Ряд специфических особенностей (невозможность приостановить поток информации с целью осмыслить непонятное, переспросить неясное, выборочно получать лишь желательное из потока информации и т.п вплоть до приемлемости или неприемлемости диктора или ведущего) еще в большей мере превращают электронные СМИ в доминирующий инструмент в процессе формирования языка, диктующий свои условия и ставящий потребителя в безвыходное подчиненное положение. Степень «пленения» радиослушателя и телезрителя языковыми

нормами в электронных СМИ значительно выше, чем нормами языка печатной периодики, поскольку потребитель получает не только понятие, термин, но и его звучание, мелодику фразы, акцентацию, манеру произношения. После перестройки возникло стремление создателей многих радио- и телевещательных программ как можно скорее «отряхнуться от наследия прошлого» (советского) периода и свойственного этому периоду русского языка. Все это привело к агрессивному внедрению в русский язык зарубежных слов, нужды в которых

не было, так как в русском языке имелись устоявшиеся эквиваленты для этих случаев. В прямой зависимости от огромных возможностей электронных СМИ влиять на формирование языковой культуры потребительской массы находится и возможность этого рода СМИ нанести разрушительный ущерб национальному языку, заполнять эфир низкокачественной (с точки зрения требований к языку) продукцией: публицистикой, переводами текстов к зарубежным фильмам, развлекательными

программами. Однако именно эти тенденции в деятельности электронных СМИ в последнее пятнадцатилетие набирают силу, о чем столь убедительно говорят доклады многих специалистов. В ходе реорганизации электронных СМИ и создания новых каналов и программ во многих случаях демонстративно отвергалось все старое, а язык сознательно «причесывался» под уличный жаргон. Рецидивы этих увлечений можно найти и во многих сохранившихся и до настоящего времени программах телевещания,

например в «Однако». На радио и ТВ отсутствует «аромат» русской речи, для них характерна усредненная интер-интеллектуальная скороговорка с заимствованиями на каждом шагу; это — варваризмы русской речи, которые иногда пытаются передать в русской форме (например как блёф вместо блеф или пёрл вместо перл — с неожиданным смещением смысла). Между тем звучание речи входит в подсознание, обеспечивая понимание общего содержания речи («схватывание чутьем»).

При дублировании некоторых программ и реклам несовпадение визуального ряда со звуком бросается в глаза. О нарушениях в ударении что уж и говорить: обеспечЕние или возбУждено на каждом шагу. 4. Языковая специфика передач на телевидении. «Телевизор -не просто средство массовой информации, а как бы костер, очаг, вокруг которого когда-то собирались древние люди поесть, потусоваться и посплетничать,» — считают психологи.

Реконструировать языковое сознание современного телезрителя можно на основании текстов «Новостей» и авторских аналитических программ. Обработка текстов этих передач приводит к мысли об их стилистической близости. В материалах используются лишь те примеры из новостей и аналитических программ основных каналов Российского телевидения – ОРТ, НТВ, РТР, ТВ-6, с начала 1997г. до конца 2000г. которые описывают российские реалии. Телевидение прямо и непосредственно связано с нами через информационные про¬граммы, т. е. через

выпуски новостей. Дейст¬вительно, день или по крайней мере вечер у большей части телезри¬телей разбит на время до и после «Вестей», «Итогов» или программы «Время». Негативный психологический отклик, сопровождающий со¬общения о военных действиях, катастрофах или бюджетных катаклиз¬мах, компенсируется возможностью предельно откровенной зритель¬ской реакции на увиденное и услышанное в новостях — от одобритель¬ного приятия («

Вот именно!») до критической отстранённости («Еще чего!»), осознанием собственной вменяемости на фоне неразумного мира за порогом дома, выходом из одиноких сомнений и тревог и обре¬тения своего круга пусть виртуальных, но врагов или единомышленни¬ков. Получается, что воздействие телевидения на аудиторию, роднит его с воздействием фольклора. В телевизионной речи все более необязательным становится точный выбор языкового средства, все более

обязательным становится обращение к устно-литературной норме, которая не совпадает. Преобладает тенденция к расширению «свободных жанров» и соответственно к сокращению «протокольной» части телепередач. Теперь нужно рассмотреть, как российская телевизионная речь влияет на языковое сознание русских потребителей информации. Это производится четырьмя основ¬ными способами: 1. Многократно и регулярно повторяя метафоры, клишированные речи, экранные журналисты вызывают устойчивые

реакции зрителей на использование данных языковых средств в комментариях, что приводит к усилению коннотативности (поиска скрытого смысла) русского языкового созна¬ния (российская политическая сцена, знаковая фигура, знаковое событие, кадровая чехарда, политический диагноз, информационная война, карманная Дума, верный путинец и т. д.). Общие фоновые знания находящихся по обе стороны экрана обеспечивают предсказуемые ассо¬циации, связанные с понятиями семья, интрига, игра, карты, теат¬ральное действо.

Примеры: (о Лужкове и его окружении) московская семья (ОРТ); одна из ключевых фигур так называемого «семейного при¬зыва» (НТВ); кремлевская семья (ОРТ); интрига, которая закручивает¬ся вокруг премьера (НТВ); виртуозная политическая интрига (ОРТ);игра на импичмент президента (НТВ); коммунисты боятся оказаться вне игры (ОРТ); козырная карта с изображением Юрия Скуратова была извлечена из российской политической колоды (ОРТ); экс-премьера провоцируют раскрыть

карты (НТВ); официальные власти держат мхатовскую паузу (НТВ); тем, кто сеет хлеб, некогда следить за политическим спектаклем в Москве (ТВ-6); (о заявлении Ельцина об отставке) cцeнa в кабинете останется в истории политического теат¬ра (НТВ); кремлевские кукловоды (ТВ-6); 2. Активно обращаясь к общеизвестным феноменам, телеведущие провоцируют формирование языкового сознания русской телеаудитории. Причем, несмотря на относительно молодой возраст телевидения по сравнению

с другими источниками «крылатых» явлений (литературой, кино), и у него уже накоплен свой фонд текстов и визуальных явлений — осо¬бенно в области рекламы и так называемого политического фольклора (ср.: Зюганов и Березовский, как хлеб и «Рама», созданы друг для друга (РТР); В оппозиции стало скучно: ноль перспектив и, что немаловажно, ноль калорий (ведущий повторяет жест из рекламы «Пепси») (РТР); (о предстоящем чемпионате мира по футболу)

Мужчины хотели бы, что¬бы их подруги не заставляли их выбирать между футболом и — ну, вы знаете. А мужчинам в эти критические дни посоветуем (ТВ-6); Хо¬тели как лучше, а вышло даже хуже, чем всегда (РТР); 3. Используя индивидуальные краски, единичные приемы, авторы новостных программ рассчитывают на мгновенную реакцию, чувство юмора, определенный уровень интеллекта зрителей — так возникают неожиданные метафоры,

афоризмы — перевертыши, новые идиомы, (о панике в стране) эти настроения и есть фашистские дрожжи (РТР); денежный кран правительства (РТР); нефтяные деньги (ТВ-6); газовые отношения (между Украиной и Россией) (ОРТ); кругосветное полити¬ческое путешествие премьерская кругосветка (ТВ-Центр); (о протес¬те пивоваров против постановления Главного санитарного врача Рос¬сии) пивная война; всероссийский пивной путч (НТВ); откупорить ва¬лютную

кубышку (РТР); политический бег на месте (НТВ); (о создании новой партии, объединившей многие старые силы) большой политиче¬ский пылесос (ОРТ); возможности политического клонирования каж¬дый губернатор назначит своего преемника по схеме «Ельцин — Путин» (ОРТ); Совет Федерации согласился сделать себе харакири (НТВ); кадровый листопад (НТВ); (о гимне) музыкально-политическая дискуссия (ТВ-6); 4. Отказываясь от строгого деление языка на центр и периферию, тележурналисты

способствуют отмене многих прежних запретов — в синтагматике, стилистике, в категории действительности через язык. «Разжижение общественно-политического императива» влечет за собой «изменение общественного вкуса к стилевым сферам и стилистически маркированным средствам». Расширение пределов речи мыслительной свободы ведет к смене речевой тональности теле новостей, к степени экспрессии, которая до недавнего времени была чрезмерной не только для новостных и анали¬тических программ,

но и для телевидения в целом. Общеизвестно интенсивное проникновение жаргонизмов в новостные тексты: претенденты на посты в правительстве «легли на дно»(РТР);банки кинули миллионы вкладчиков (НТВ); дает дуба нашумевший план…»Транскаспия»(РТР);вся политическая братва уже конкретно стартует в направлении парламентских выборов (РТР); президент обещал не сдавать своего премьера (НТВ). С определением типов эфирного воздействия наблюдения относительно целей, с которыми говорящий употребляет

так называемые стереотипы: крылатые слова, цитаты, афоризмы — т. е. то, что мы обобщаем как прецедентные тексты. «К речевым стереотипам относятся такие, которые говорящий употребляет как чужую речь, и сам это ощущает, и это же ощущает слушающий» «Чужой текст-стереотип возникает либо в знак согласия, либо в знак протеста стереотип все¬гда создает дополнительную строку в высказывании. То есть он в широ¬ком смысле супер сегментен».

Идиоматика имеет социаль¬ную ориентацию, а функция социализации в наше время наиболее ярко «выявляется при употреблении клише-цитат, стереотипов современных средств массовой информации, названий популярных фильмов, рефре¬нов шлягеров и т. д.» . Действительно, репортажи могут начинаться с анекдота, притчи, песни, детской считалки: (начало репортажа о юбилее Г. Алиева) На свадьбе узнаёшь о том, сколько у тебя родственников, на похоронах -как тебя любили, на

юбилеях — как тебя уважают. Клятву скрепляют кровью, дружбу скрепляют нефтью (РТР); (о сокращении армии и высшего военного руководства — звучит начало песни) Как хорошо быть генералом (ОРТ); С главным событием в сфере бизнеса в эти полгода связана загадка: А и Б сидели па трубе, пересели на алюминий (НТВ). Случаи употребления речевых стереотипов в функции неприятия, отталкивания, культурного протеста классифицируются

на несколь¬ко подвидов. Так, во-первых, говорящий употребляет клише буквально, но часто с некоторой особой «цитатной» интонацией, давая понять, что для него это ЧУЖОЕ. Во-вторых, клише может быть трансформировано и тем самым модернизировано. Приведу примеры, иллюстрирующие употребление в анали¬тических и новостных программах оригинальных или перефразирован¬ных прецедентных текстов — от пословиц до цитат из классики:

Неиспо¬ведимы пути реформы (НТВ); Новое правительство повторяет вслед за Высоцким: «Чую с гибельным восторгом: пропадаю, пропадаю!» (ОРТ); Банк полагает, а правительство располагает (РТР); Все это было бы смешно, когда бы не было так (НТВ); Теперь в моде высокий партийный стиль и аплодисменты, переходящие в овации (НТВ);

Мас¬люков объяснил Западу, что в России дважды два не всегда четыре, чем подтвердил мнение поэта по поводу того, что умом Россию не понять (РТР); Премьер в России больше чем премьер (ОРТ); Язык Се¬лезнева велик и могуч (РТР); Чубайс собирается сообщить граду и миру о своих решениях (РТР). Язык телекомментариев , с одной стороны, потакает «обывательской тяге к укрупнению факта «

, а с другой стороны – её же и формирует, используя перцептивно маркированные, не нейтральные языковые средства. Прибегая к определенному словесному инструментарию и аранжируя свою речь так, чтобы соблюсти законы жанра (новостной или аналитической программы),но и пытаясь внести нечто нестандарное и копилку своего идеостиля, телеведущие одновременно отвечают этим нашим русским всеобщим коммуникативным ожиданиям. В отличие от доперестроечных телепередач ,сегодня в телевещании допускается (а иногда и поощряется)

употребление бранной лексики, в том числе и мата. Подобные выражения ранее именовались «неприличными», «непристойными», а также «непечатными» либо «нецензурными». Сегодня все эти определения можно считать устаревшими: такая лексика уже в течение нескольких лет беспрепятственно присутствует на страницах многих художественно-литературных и информационно-публицистических изданий: цензуры, официально peгламентируемой, кажется, не существует.

Примеры, думаю, приводить излишне. Впрочем, председатель Союза журналистов России В. Богданов, выступая на международ¬ном форуме по проблемам телевидения бывших социалистических стран, заметил, что ныне налицо «не цензура власти, а пещура де¬нег» [Вести. РТР. 5.3.99]. В то же время некоторые его коллеги склонны трактовать понятие свободы слова весьма широко. Так, по поводу одной из передач с участием А. Гордона, употребившего в эфире вульгарную брань, последовали

комментарии других журна¬листов — О. Кушанашвили, поддержавшего «свободу слова, пусть даже матерного слова», и А. Черкизова: «Право Гордона — говорить то, что он хочет» [Скандалы недели. ТВ-6. 28.2.99] Что же касается понятия непристойности (неприличия)- те его старательно и настойчиво вытесняют из системы этических констант общественного сознания. В последние годы XX века русская ментальность трансформировалась и развивалась под влиянием текстов

средств массовой информации. Но можно с уверенно¬стью говорить о том, что это был — и пока продолжается — в первую очередь «телевизионный этап» становления языкового сознания нашего русского современника. О том, насколько плотно речь (и, по-видимому, мировоззре¬ние) телевизионных мастеров слова насыщена уголовно-жаргонной лексикой, можно судить по такому характерному, при¬чем вовсе не единичному примеру: » союз с потерявшим крышу и ряд видных домочадцев

НДР» [Вести. РТР. 27.11.98]. В этих вы¬сказываниях игра слов построена на весьма прозрачных намеках она имеет отправной точкой название одного из политических движении — «Наш дом — Россия», отсюда и употребленное в нем слово домочадцы (‘члены семьи, а также люди, живущие в доме на нравах членов семьи, домашние устар.), и кон¬статация потери крыши (графическим символом — логотипом дви¬жения является стилизованное изображение дома с островерхой крышей).

Однако же главный ассоциативный потенциал, по несо¬мненному замыслу адресанта, содержится в слове крыша, которое в криминальных жаргонах, а затем — и в разговорной речи, означа¬ет «прикрытие; то, что охраняет, защищает от опасности ,а также покровитель, криминальная группировка (и/или вожак (лидер) группировки), охраняющий и защищающий пред¬приятие, организацию и/или физических лиц, занимающихся или связанных с предпринимательской деятельностью, от посяга¬тельств (наездов} со стороны других криминальных

группировок». Таким образом, при внимательном наблюдении за телевизи¬онной речью можно согласиться с мнением кинорежиссера И. Дыховичного: «Блатная интонация – везде: пальцами машут даже ру¬ководители страны» [Линия кино. ОРТ. 30.1 1.98]. Приведу ещё некоторые примеры огрубления русского языка в телеэфире: «Полностью преступность победить невозможно, но ее можно ввести в цивилизованные правовые рамки» [Вход со двора. РТР. 14.9.93]. По мнению писателя

В. Войновича, «сегодняшняя преступность все-таки лучше, чем то, что было семьдесят лет» [ Пресс-клуб. Останкино. 20.6.94]. Ведущий передачи, очевидно, выдавая свое собственное мнение за всеобщее, заявляет: «Вендор остается любимым народным героем: аферист, вымогатель » [Адамово яблоко. РТР. 26.10.96]. » Тем временем только количе¬ство «заказных» убийств ежегодно возрастает на 70% [Парламентский час. РTP. 29.11.98], а по мнению самих сотрудников

СМИ, журналистская «погоня за сенсацией делает насилие обыденным , смерть — привлекательной»[Четвертая власть. Ren ТV 7 канал. 7.3.99]. 5. Заключение Исследование текстов, произносимых с экрана, прослушивание радиопередач, просмотр периодической печати и страниц сети Интернет позволяет сделать некоторые выводы о потреби¬теле информации. С ослаблением контроля за СМИ на российского читателя, слушателя и телезрителя вылился поток неконтролируемой

информации. Средства массовой информации, особенно электронные, создают «благодатную» почву для неуважительного отношения к русскому языку. Сейчас ситуация почти не меняется, и контроль за СМИ недостаточно силён. Мало того, идёт дальнейшее засорение и огрубление нашего родного языка. Попытки искоренить эту проблему не приводят к успеху. Складывается впечатление, что за медленной деградацией русского языка – основы российской культуры

– стоят люди, которым выгоден развал России как государства и которые теми или иными способами препятствуют принятию законов о цензуре в средствах массовой информации. Для россиян важно не дать своему «великому и могучему» пасть под непрерывным напором просторечий, жаргонов и иностранщины, а также делать всё возможное к сохранению русского языка. 6. Список использованной литературы 1. Попова П Парадоксы

Евгения Киселёва //Аргументы и Факты- 1999-№7-с.10-11 2. Иванова Т Черкасова Т. Русская речь в эфире: Комплексный справочник М:Дрофа,2000 250с. 3. Николаева Т. Речевые, коммуникативные и ментальные стереотипы : социолингвистическая дистрибуция // Язык как средство трансляции культуры . М 2000 с. 112 -131 4. В.Н. Белоусов. Русский язык в ближнем зарубежье и русская речь в российских средствах

массовой информации М.:Наука,2000 400с. 5. Ю.Л. Воротников. О некоторых особенностях языка средств массовой информации СПб.:Просвещение,1999 342с. 6. Материалы телепередач ОРТ, РТР, НТВ, ТВ-6, ТВЦ.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.