Основные этапы превращения острова сахалин во всероссийскую каторгу

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ПРЕВРАЩЕНИЯ ОСТРОВА САХАЛИН ВО ВСЕРОССИЙСКУЮ КАТОРГУ Реферат студента 1-го курса 12 группы очного отделения Захарова Александра Олеговича Научный руководитель: старший преподаватель Кузнецов Д. А. Южно-Сахалинск 2008 Содержание Введение 3 Глава 1. Сахалинска каторга: история создания и развития до начала

XX века 5 Глава 2. Сахалинская каторга в XX веке 11 Заключение 15 Список литературы 16 Введение Отмена крепостного права дала России много хорошего, но были и свои минусы. Прежде всего, это разгул преступности в среде крестьян. Правительство уже не могло бороться с постоянными бунтами и выступлениями крестьян, для этого оно избрало метод выселения опасного контингента на окраины. Наказания в

России в рассматриваемый период делились на наказания уголовные и исправительные. Регламентировались они согласно российскому «Своду законов уголовных», единственному с 1835 года и непосредственному источнику уголовного права. Первая часть Свода «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» — подразделяла все наказания на несколько родов и степеней, существовала так называемая «лестница наказаний».

В русской карательной системе каторга выделялась как отдельный и главный тип среди мер по лишению свободы. Она рассматривалась в качестве важного гаранта общественной безопасности. Считалось, что наиболее тяжких преступников необходимо удалять из внутренних районов России навсегда или на сравнительно долгий промежуток времени. Каторга обязательно предполагала труд осужденных, причем труд тяжелый.

Он должен был выступать одновременно в трех ипостасях: 1) быть суровым наказанием; 2) быть повинностью; 3) быть средством исправления. Ссылка в каторжные работы по «Уложению о наказаниях уголовных и исправительных» разделялась по сроку содержания на семь степеней. Наказание каторгой состояло всегда из двух частей: работы как таковой и наступающего затем поселения. Каторга всегда влекла за собой и лишение прав – прав служебных, сословных,

ограничение семейных и имущественных прав. Для различных сословий в этом вопросе были различия. Раньше для ссылки и каторги использовали Сибирь, но из-за богатства ресурсов и технического переворота, недавно прошедшего в России, эти территории быстро осваивались. Это приводило к тому, что возросло количество случаев бегства ссыльнокаторжан, они стали почти массовыми. Также Россия и Япония давно боролись за территорию

Сахалина, как богатый углем и биоресурсами географический объект и, помимо этого, остров представлял собой удобный плацдарм для укрепления на Дальнем Востоке. В итоге все параллели сошлись на острове Сахалин, который и стал новой всероссийской каторгой. В данной работе главной целью является отражение истории становления, развития и отмены ссылки и каторги на острове Сахалин. Особо акцентируется внимание на ключевых событиях, а также их предпосылках и последствиях.

Для достижения данной цели вся работа разбита на две главы – смысловые части. В них отражается два периода развития каторги и ссылки на Сахалине: период до начала XX века и после. Глава 1. Сахалинска каторга: история создания и развития до начала XX века Во второй половине XIX – начале XX века Сахалин занимал важное место не только во внешней, но

и во внутренней политике России, вступившей в эпоху капитализма. Как известно отмена крепостного права в 1861 году дала мощный стимул развитию производительных сил страны. Но «великая» реформа имела и иные последствия: обезземеливание и бунты крестьянства, всплеск революционного движения. Приток в города выходцев из деревни сопровождался их обнищанием и ростом преступности. Ссылка на восточные окраины империи расширялась. Так, например, с 1853 по 1862 год в

Сибирь было сослано101,2 тысячи, а с 1863 по 1872 год – 146,4 тысячи человек. В поисках новых мест для ссыльных поселенцев правительство обратило взор на Сахалин. Первый каторжник оказался на Сахалине еще в 1858 году. Известно и его имя – Иван Лапшин. Он служил у одного из горных инженеров, занимавшихся изучением угольных месторождений. Позднее каторжан доставляли в Дуэ небольшими партиями.

Отработав в шахте один-два года, они возвращались на материк. Обострение отношений между российскими и японскими властями на Сахалине подталкивало российское правительство и администрацию Восточной Сибири к более определенным и решительным действиям. Именно в этот период и возникает идея о создании на

Сахалине каторги. В конце 1868 года было образовано несколько специальных комиссий и комитетов для обсуждения на различном уровне вопроса о ссылке преступников на Сахалин. При Главном управлении Восточной Сибири действовал комитет под председательством генерал – майора Б.К Кукеля. Затем последовал доклад данного комитета и переселение на остров вольных крестьян. Другая комиссия – Комитет по вопросу о преобразовании системы каторжных работ при

Министерстве внутренних дел – весной 1869 года высказалась за сосредоточение на Сахалине ссыльнокаторжных. Колонизационная судьба Сахалина была окончательно и бесповоротно определена 18 (30) апреля 1869 года, когда Александр II подписал указ о превращении Сахалина в место каторги и ссылки. Решение это было скорее демонстрацией намерений России, чем обдуманным и хорошо подготовленным шагом.

Демонстрацией, рассчитанной в первую очередь на восточного соседа. В том же году на остров прибыла первая крупная партия каторжан – 250 человек. Но пройдет еще ни много ни мало, а 10 лет, только тогда начнется массовая высылка осужденных. Почва для сахалинской криминальной колонизации в конце 1860-х годов не была подготовлена, да и сама судьба Сахалина еще продолжала решаться вплоть до 1875 года, когда в соответствии с

Санкт- Петербургским договором между Россией и Японией остров был юридически закреплен за Россией. Не прошло и десяти дней после подписания судьбоносного указа от 18 апреля 1869 года, как «высочайшим соизволением» была учреждена правительственная Комиссия для исследования Приамурского края и о. Сахалина. Вышло очень по-русски: сначала постановили, а потом стали обдумывать, что делать и как жить дальше. Среди целей комиссии было подробное изучение местных условий, сбор данных

о потребностях края и рациональном их разрешении. Интересна сохранившаяся переписка второй половины 1869 года между председателем комиссии генерал-адъютантом И.Н. Сколковым и генерал-губернатором Восточной Сибири м.н. Корсаковым о путях заселения Сахалина. Оба высокопоставленных российских чиновника были едины во мнении о необходимости в интересах государства быстрейшего заселения острова.

Но пути этого заселения они видели по-разному. Так, И.Н. Сколков отстаивал идею создания на острове пенитенциарной земледельческой колонии. Его аргументы выглядели следующим образом: 1. «Отдаленность и уединенное положение острова Сахалин делает ссылку на оный преступников безвозвратною и тем освобождает государство от вредных и опасных членов его; 2. Разработка местных каменноугольных копей обеспечит на долгое время производительный

труд для значительной массы ссыльнокаторжных; 3. Водворение каторжных на Сахалине и в особенности сельскохозяйственное заселение ими этого острова упрочит обладание нами этой важной по географическому положению местности и значительно уменьшит расходы правительства по содержанию ссыльнокаторжных». «На сем основании настаивал высокопоставленный российский чиновник я полагал бы безотлагательно приступить к сельскохозяйственному водворению части отправленных на

Сахалин каторжных в прилежащей к Дуйскому поселению местности и одновременно произвести исследования удобных для сего мест во внутренней части острова». Генерал-губернатор Восточной Сибири М.Н. Корсаков очень осторожно относился к идее превращения острова в пенитенциарную земледельческую колонию, полагая, что поспешность в этом вопросе неразумна. Он писал, что « было бы естественнее самый же Сахалин заселять русскими семействами, которые занимались

бы хлебопашеством без всякого принуждения собственно из личного своего интереса, чему уже и положено ныне основание переселением в южную часть Сахалина 22 семейств с должным пособием из ассигнуемых правительством для сей цели средств». М.Н. Корсаков полагал, что ссыльнокаторжные должны были работать на добыче каменного угля, а по истечении срока работ поселяться в Приморской области или других районах Восточной Сибири. На острове могли оставаться только «желающие хорошего поведения».

Кроме генерал-губернатора Восточной Сибири были и другие силы, не приветствовавшие превращение Сахалина в каторжный остров. Нельзя не признать серьезным, например, такой аргумент: «Колонизация новой страны ссыльными есть едва ли не худший способ и, особенно при туземном населении, может иметь самые губительные последствия». Тем не менее, решение было принято, и остров вступил в принципиально новый этап своей истории. Первые годы каторжан доставляли небольшими этапами: в 1870 году – 250, в 1871 году 165

человек и т.д. В этот период целью ссылки было не наказание, а добыча угля для Сибирской флотилии. Пост Дуэ стал своеобразной каторжной «столицей» Сахалина. Здесь находилась канцелярия специального чиновника – заведующего ссыльнокаторжными Приморской области, и в 1876 году была построена первая тюрьма. Закованные в ручные и ножные кандалы, а иногда прикованные сверх того к тачке, каторжники работали

главным образом на угольных копях, в районах, прилегающих к Александровску. Неумелая организация горных работ, отсутствие каких бы то ни было инструментов, кроме кирки и лопаты, каторжный режим труда отнюдь не способствовали развитию угольной промышленности. Количество добываемого угля было невелико. Уголь не сортировался и шел к потребителю вместе с породой. Из шахт уголь выносился на носилках или в мешках, отчего он измельчался.

Все это резко снижало качество угля и затрудняло его сбыт. Тяжелый каторжный режим и самоуправство администрации приводили к массовому бегству каторжников. Некоторым беглецам удавалось переправиться через Татарский пролив и вернуться в Европейскую Россию. Но многие оставались в пределах острова. Чтобы добыть себе пропитание, они грабили поселенцев, уже отбывших срок наказания.

Жизнь поселенцев немногим отличалась от жизни каторжников. В организации поселений также сказался полный произвол царской администрации. Каторжнику, отбывшему наказание, выдавали топор, мотыгу, лопату, два фунта веревки, одну пилу на пять человек и указывали место, где он должен был поселиться. Места для поселения выбирались без всякого плана, без учета окружающих условий.

Случалось и так, что поселения оказывались построенными в местах, совершенно непригодных для земледелия, сырых, затопляемых водой и т. д. Ценой огромного напряжения сил, буквально кровавого труда, поселенец строил себе хижину и создавал кое-какое хозяйство. Но облегчения это ему не приносило. Он влачил жалкое существование. К тому же гражданских прав ссыльнопоселенцы не имели и жили на основании особого устава.

При первом удобном случае ссыльнопоселенцы бросали свои хижины и «хозяйство» и бежали на материк. Сначала каторга не оказывала заметного влияния на заселение острова. С 1868 по 1878 гг. ссыльные основали всего два селения: Мало-Александровку (1869 год) и Ново-Михайловку (1872 год). Это объясняется трудностями доставки ссыльных, которые шли этапами из

Сибири полтора-два года. Поэтому в МВД возникла идея отправлять каторжников на Сахалин кругосветным морским путем. По соглашению с Главным тюремным управлением (ГТУ), отвечавшим за ссыльных, их доставку взяло на себя Общество Добровольного флота. Первый рейс, или как тогда говорили – «сплав», на Дальний Восток сделал пароход «Нижний Новгород». Он вышел из

Одессы 7 июня 1879 года, имея на борту 600 каторжан и казенные грузы для тюремного ведомства. В дальнейшем «добровольцы» доставляли будущих сахалинских колонистов регулярно – весной и осенью. На линии Одесса – Сахалин курсировали пароходы «Нижний Новгород», «Кострома», «Петербург», «Владивосток». В 1893 году в Англии построили пароход «Ярославль», специально оборудованный для перевозки крупных партий

заключенных. Это была настоящая плавучая тюрьма, приспособленная для кругосветных морских переходов. 24 января 1880 года начальник ГТУ М. Н. Галкин-Враской издал распоряжение, запрещающее перевод на материк лиц, окончивших срок каторжных работ. Ссылка на Сахалин практически становилась безвозвратной. Каторжане, отбыв наказание в тюрьме, переходили в категорию ссыльнопоселенцев. Они-то и составляли около 800 человек в год, и селения на

Сахалине стали появляться одно за другим. К 1898 году на острове было более 130 русских селений, в том числе в Александровском округе – 37, Тымовском – 28, Корсаковском – 68 селений. Им понадобилась инфраструктура, для этих работ также были задействованы каторжане. В 1881 году телеграфный кабель соединил Дуэ с материком. Через три года линию телеграфа провели от поста Александровского до селения

Рыковского, а к 1892 году – до поста Корсаков. Также ссыльнокаторжные были заняты в работах по строительству дорог, но дороги были ненадежные и к тому не многочисленные. Это тормозило заселение Сахалина и ставило администрацию в безысходное положение по снабжению строящихся селений. Но все же исследование Сахалина не прекращалось и во времена каторги. В поселке Александровском и селе Рыковском были созданы метеорологические станции.

Проводились большие работы по изучению морей, омывающих берега Сахалина, по изучению его недр, почв, растительности и животных. По данным Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года на Сахалине проживало 28,1 тысячи человек, в том числе в Александровском округе – 11,1 тысячи, Тымовском – 8,4,

Корсаковском – 8,6 тысячи человек. Влияние каторги отразилось на демографических характеристиках населения, 72,8% которого составляли мужчины и только 28,2% — женщины, что неблагоприятно сказывалось на «приживаемости» населения и его бытовом укладе. Глава 2. Сахалинская каторга в XX веке В начале XX века население Сахалина превысило 40 тысяч человек. При этом доля ссыльных уменьшилась и выросло число свободных крестьян и мещан из ссыльных, которыми

становились бывшие каторжники. В 1904 году пришлось закрыть тюрьмы в Дуэ и Онорах. Каторга как средство освоения острова явно себя изжила. В это время также все большую популярность получают различные антиконсервативные политические кружки и образования. Одним из пунктов программ и конституций многих из этих обществ была отмена каторги на Сахалине. Например, подпольная газета тех лет «Беседы интеллигенции» писала: «Сахалин с его каторжным

режимом и подавлением прав личности становится символом всеобщей российской несвободы и угнетения. И этот символ должен быть уничтожен во имя освобождения России». И правительство готовилось ее упразднить. 18 августа 1904 года наместник на Дальнем Востоке адмирал Е. И. Алексеев поручил Приамурскому генерал-губернатору подготовить вопрос об открытии Сахалина «для вольной колонизации». Разработку мероприятий по отмене каторги поручили губернатору

Сахалина М. Н. Ляпунову с участием представителей министерств юстиции, внутренних дел, финансов и т.д. Однако события русско-японской войны опередили паны бюрократической машины царизма. В начале XX века соперничество между России и Японии за влияние в Северо-Восточном Китае и Корее привело к обострению международной обстановки на Дальнем Востоке. В ночь на 27 января (9 февраля) 1904 года японские миноносцы атаковали корабли русской

эскадры на внешнем рейде Порт-Артура. Это было ознаменование началу русско-японской войны. Главной целью японцев стали Маньчжурия и Ляодунский полуостров, поэтому Приморье, Камчатка и Сахалин рассматривались русским военным командованием, как второстепенные плацдармы. Поэтому количество войск на Сахалине было минимальным. Для избежания потери Сахалина проводится ряд мер по его укреплению.

Все ссыльные и каторжные в срочном порядке были переведены на осуществления плана обороны острова, созданного военным министром А.Н. Куропаткиным. План предусматривал возведение укреплений близ поста Корсаковского, строительство госпиталя в селении Владимировка, а также подготовку к обороне постов Найбучи и Тихменевского. Но работы эти были сразу же приостановлены, не успев даже, начаться. 28 января 1904 года на острове были объявлены мобилизация и формирование вольных дружин.

Для ссыльнокаторжных и поселенцев, вступивших в дружины, устанавливались льготы и сокращались сроки наказания. Для них даже ввели специальную форму: серый бушлат, шаровары и шапки с высокой тульей, верх которой крестообразно обшивался красной тесьмой. Вместо кокарды шапку украшал ополченческий крест. Снаряжение дружинника включало вещевой мешок, лопату или топор, устаревшую винтовку системы Бердана с патронташем. Замысел обороны заключался в затягивание противника в глубь острова и использовании

тактики партизанства. Командовал обороной Сахалина военный губернатор генерал-лейтенант М. Н. Ляпунов. 24 июня 1905 года 13-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта К. Харагучи при помощи эскадры вице-адмирала Катаоки высадилась на Сахалине. 27 июне больше половины сил обороны острова были разгромлены. 11 июля японцы нанесли окончательный удар с моря, чем и разгромили оставшееся войско.

Причиной столь быстрого поражение послужило то, что основная часть войска состояла из ссыльнокаторжных. Многие из них сразу же бежали, получив оружие, другие занимались мародерством или переходили на сторону японцев. 23 августа (5 сентября) 1905 года Россия и Япония в городе Портсмуте (США) подписали мирный договор, в котором среди прочего значилось, часть острова Сахалин к югу от 50-ой параллели отходили Японии. Русско-японская война и

Портсмутский мирный договор стали еще одним важным рубежом в истории Сахалинской каторги. После 1905 года жизнь северной и южной частей острова в течение сорока лет шла совершенно разными путями. Динамичное развитие экономики и колонизационных процессов на Южном Сахалине были резким контрастом тому, что происходило в северной, каторжной части острова, сотрясавшейся от социальных катаклизмов, охвативших в эти годы всю

Россию. Пока шли переговоры в Портсмуте, Япония стремилась как можно скорее утвердится на Сахалине. Гражданское население японские власти спешно постарались «эвакуировать» на материк через Де-Кастри и Николаевск. Небольшую часть сахалинцев, главным образом чиновников, пароходам везли в Одессу. В октябре 1905 года каторжники, воспользовавшись отсутствием охраны и властей, учинили беспорядок в посту Александровском, подожгли тюрьму и здание окружного полицейского управления.

Чиновники генерал-губернаторства прилагали отчаянные усилия для рассредоточения «опасного сахалинского элемента» в Приморской и Амурской областях. Крестьян из ссыльных отправляли в Западную Сибирь. Из небольшого количества оставшихся к 1905 году каторжан около 500 человек отправили в Забайкалье на Нерченскую каторгу. Переход к нормальной жизни на Северном Сахалине шел медленно. Обезлюдели селения, а некоторые из них вовсе были заброшены.

Так, в Александровском округе из 37 осталось только14 селений, а в Тымовском – 23 селения из 28. Замерла добыча угля на шахтах. Проложенные каторжным трудом дороги разрушались, зарастая лесом и покрываясь оврагами. До Сахалина у правительства руки не доходили. Потрясенная военным поражением, Россия оказалась ввергнутой в водоворот революционных событий 1905-1907 годов.

Казалось, что остров, с его богатейшими природными ресурсами, забыт правящими кругами империи. Сенью 1905 года на остров прибыл новый военный губернатор – полковник Генерального штаба Аркадий Михайлович Валуев, имевший немалый административный опыт. К этому времени на Северном Сахалине насчитывалось 5,5 тысячи русских жителей и около 2 тысяч аборигенов. «Такое бегство объясняется паническим страхом, наведенным минувшей войной, упорно держащимся в населении

слухом о новой грядущей войне и вечной мечте населения о материке как о земле обетованной» писал в своем первом отчете А. М. Валуев. Тюрьмы и каторжные работы перестали существовать. Жители «свободного состояния» составляли 79% населения, ссыльнопоселенцы – 20% и только 1% — каторжные. В конце концов законом от 10 апреля 1906 года каторга на Сахалине была официально отменена. Заключение В данной работе была поставлена цель: отражение истории

становления, развития и отмены ссылки и каторги на острове Сахалин, особо акцентируя внимание на ключевых событиях, а также их предпосылках и последствиях. Данная цель раскрывалась в двух главах работы, в которой четко просматривались этапы становления каторги и ссылки на Сахалине. Это достигается за счет использование в работе большого количества исторических дат и событий. Таким образом, в работе пристраивается событийность и последовательность материала, что

и дает в конечном итоги достижение задуманной цели. Список литературы 1. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М 1991. 2. Мироненко С.В. Страницы тайной истории самодержавия. – М 1990. 3. Материалы по истории СССР. Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. – М 1991. 4. Российские самодержцы. –

М 1993. 5. История внешней политики России. Первая половина XIX века (от войн России против Наполеона до Парижского мира 1856 г.). – М 1995. 6. История Сахалина и Курильских остров с древнейших времен до начала XXI столетия. – Ю-Сах 2008. 7. Пособие по истории России (от древних времен до начала XIX века). – С-Пбг 1996. 8. Орлов А.С Георгиев В.А

Поленов А.Ю Терещенко Ю.Я. Основы курса истории России: Учебное пособие. – М 1997. Мунчаев Ш.М Устинов В.М. История Ро

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.