Особенности и основные этапы английской буржуазной революции XVII в

Особенности и основные этапы английской буржуазной революции XVII в

Особенности и основные этапы английской буржуаз­ной революции XVII в. Буржуазное государство и право Англии возникло в ходе двух английских революций XVII в., получивших названия «Великий мятеж» и «Славная рево­люция». Идеологическую оболочку движения составили лозунги реформы господствующей церкви и восстановления «старинных обычаев и вольностей», характерные для соци­альных движений средневековья. Вместе с тем в англий­ской буржуазной революции впервые отчетливо проявились основные закономерности развития буржуазных революций нового времени, что позволило назвать ее прообразом Ве­ликой французской буржуазной революции.

Основные особенности английской буржуазной револю­ции обусловлены своеобразной, но исторически закономер­ной для Англии расстановкой социально-политических сил. Английская буржуазия выступила против феодальной мо­нархии, феодального дворянства и господствующей церкви не в союзе с народом, а в союзе с «новым дворянством». Раскол английского дворянства и переход его большей, обур­жуазившейся части в лагерь оппозиции позволили еще не­достаточно окрепшей английской буржуазии одержать по­беду над абсолютизмом.

Этот союз придал английской революции незавершен­ный характер, обусловил ограниченность социально-эконо­мических и политических завоеваний.

Сохранение крупного землевладения английских ленд­лордов, решение аграрного вопроса без наделения землей крестьянства — основной показатель незавершенности английской революции в экономической сфере. В политиче­ской области буржуазии пришлось разделить власть с но­вой земельной аристократией при определяющей роли по­следней. Влияние аристократии сказалось на образовании в Англии такой разновидности буржуазной, конституционной монархии, которая наряду с представительным органом сохранила феодальные учреждения, в том числе сильную ко­ролевскую власть, палату лордов, Тайный совет. Последо­вавшие в XVIII и XIX вв. аграрная и промышленная революции, в конечном счете, обеспечили господствующее поло­жение капиталистическим производственным отношениям и лидерство промышленной буржуазии в осуществлении политической власти. На протяжении этого времени полу­феодальная, аристократическая политическая система Британии медленно и постепенно превращалась в буржуазно-демократическую.

Французская революция 1789 г. и падение абсолютизма

Французская революция 1789 г. и падение абсолю­тизма. В процессе утверждения конституционного порядка и новых демократических принципов организации государ­ственной власти особую роль сыграла Французская рево­люция 1789-1794 гг. Ее нередко называют великой. Она была действительно таковой, поскольку превратилась в подлин­но народную революцию, как по широкому кругу своих участников, так и по далеко идущим социальным последстви­ям.

Революция во Франции в отличие от всех предшество­вавших революций потрясла до основания создававшееся веками здание фeoдaлизмa. Она сокрушила экономические и политические устои «старого режима», в том числе и аб­солютную монархию, являвшую собой символ и итог много­вековой эволюции средневековой государственности.

Значение Французской революции XVIII в. не ограни­чивается рамками одной страны и одного десятилетия. Она дала мощный импульс социальному прогрессу во всем мире, предопределила триумфальное шествие по земному шару капитализма как передового для своего времени общест­венно-политического строя, ставшего новой ступенью в ис­тории мировой цивилизации.

Революция 1789-1794 гг. по существу была неизбеж­ной, поскольку продолжающее нести на себе бремя фео­дальных представлений и институтов французское общест­во зашло в тупик. Абсолютная монархия не смогла предот­вратить неуклонно нараставший экономический, социаль­ный и политический кризис. Главной помехой на пути дальнейшего развития Франции стала именно абсолютная мо­нархия. Она давно уже перестала выражать общенациональ­ные, интересы и все более откровенно защищала средневековые сословные привилегии, в том числе исключительные права дворянства на землю, цеховой строй, торговые моно­полии и другие атрибуты феодализма.

Абсолютизм, некогда сыгравший важную роль в эконо­мическом, культурном, духовном развитии страны, оконча­тельно превратился к концу XVIII в. в политический оплот феодальной реакции. К этому времени чиновничий и воен­но-полицейский аппарат стал основой абсолютистского го­сударства. Он все более откровенно использовался для по­давления участившихся крестьянских бунтов и растущей политической оппозиции королевской власти со стороны буржуазных кругов.

В последней трети XVIII в. более очевидно проявился антинародный и застойный характер абсолютизма. Он осо­бенно ярко проявился в финансовой политике королевского правительства. Огромные суммы из государственной, казны шли на покрытие баснословных расходов самой королевской семьи, на подкармливание верхушки дворянства и ду­ховенства, на поддержание внешнего блеска королевского двора, ставшего в полном смысле этого слова «могилой на­ции». Несмотря на постоянный рост налогов и иных побо­ров, взимаемых с третьего сословия, королевская казна все­гда была пуста, а государственный долг вырос до астроно­мических размеров.

Таким образом, Французская революция XVIII в. вы­зревала и протекала в принципиально иных условиях, не­жели это имело место в предшествующих революциях. Кон­фронтация народных масс, во главе которых стояли пред­ставители буржуазии, с абсолютизмом, дворянством и с гос­подствующей католической церковью приобрела значительно более острые формы, чем это имело место полтора века назад в Англии. Осознавая свою растущую экономическую силу, французская буржуазия более болезненно реагировала на сословную приниженность и политическое бесправие. Она не желала более мириться с феодально-абсолютистскими порядками, при которых представители третьего сословия не только отстранялись от участия в государственных де­лах, но и не были защищены от незаконных конфискаций имущества, не имели правовой защиты в случаях произво­ла королевских чиновников.

Готовность к политическим действиям и революционная решимость французской буржуазии в конце XVIII в. имели под собой и определенные идеологические основа­ния. Революции политической во Франции предшествовала революция в умах. Выдающиеся просветители XVIII в. (Воль­тер, Монтескье, Руссо и др.) в своих произведениях подвергли сокрушительной критике пороки «старого режима». С позиции школы «естественного права» они убедительно показали его «неразумность».

Французские революционеры XVIII в. имели возмож­ность опереться на опыт английской и американской рево­люций. В их распоряжении имелась уже достаточно четкая программа организации конституционного порядка. Они взя­ли также на вооружение политические лозунги («свобода, равенство, братство»), способные поднять третье сословие, т. е. практически широкие народные массы на бескомпро­миссную борьбу с абсолютизмом и всем «старым режимом».

Политическая платформа третьего сословия нашла наиболее полное воплощение в знаменитой брошюре абба­та Сиейеса «Что такое третье сословие?». На этот вопрос, бросая вызов абсолютизму, Сиейес уверенно отвечал: «Все». Не менее категоричным был ответ и на другой вопрос, касающийся положения третьего сословия в государствен­ной жизни: «Чем оно было до сих пор в политическом строе?» — «Ничем». Сиейес и другие лидеры третьего со­словия противопоставили сословным привилегиям духовен­ства и дворянства идею национального единства и нацио­нального суверенитета.

Революционная ситуация, возникшая во Франции в конце 80-х гг. в связи с торгово-промышленным кризисом, неурожайными годами и голодными бунтами, а также фи­нансовое банкротство государства вынуждали королевскую власть пойти на реформистские маневры. Последовали пе­рестановки в правительстве (смена генеральных контроле­ров финансов), было объявлено также о созыве Генеральных штатов, не собиравшихся с начала XVII в.

Король и высшая государственная знать, ослепленные блеском дворцовой жизни и погрязшие в придворных ин­тригах, окончательно оторвались от французского общест­ва. Они плохо представляли себе реальную политическую ситуацию в стране, не знали подлинных настроений своих подданных. Рассчитывая найти с помощью Генеральных штатов выход из финансовых и политических затруднений, король согласился на увеличение в них представительства от третьего сословия (до 600 человек), тогда как духовенст­во и дворянство по-прежнему посылали по 300 делегатов.

Изменение в количественном составе депутатов пред­полагалось нейтрализовать сохранением старого порядка голосования по сословиям. Но уже в мае 1789 г. после открытия Генеральных штатов делегаты третьего сословия, к которым примкнула часть делегатов от других сословий, проявили неповиновение королю. Они потребовали проведения не сословных, а совместных заседаний с принятием решений на основе большинства голосов всех депутатов Генеральных штатов.

За процедурным конфликтом, в ходе которого депута­ты третьего сословия отказались идти на уступки королев­ской власти, скрывался решительный вызов абсолютизму.

Еще в брошюре Сиейеса говорилось о необходимости принятия конституционных, основных законов Франции. Единодушное требование принятия конституции содержалось в большинстве наказов депутатам Генеральных шта­тов. В некоторых из них даже предусматривалось, что при­нятие конституции должно предварять решение финансо­вых вопросов, которые ставились королевским правитель­ством. Рассматривая себя в качестве представителей всей нации, мятежные депутаты организовались сначала в На­циональное (17 июня 1789 г.), а затем (9 июля 1789 г.) в Учредительное собрание. Этим подчеркивалось его превра­щение в бессословный, единый и неделимый общенациональный орган, который поставил перед собой революцион­ную цель: определить основы нового, конституционного строя для Франции.

Решительные действия вождей третьего сословия увен­чались успехом потому, что они выражали преобладающие политические настроения в стране и в критический момент были поддержаны революционным выступлением широких народных масс. В ответ на планы короля Людовика XVI разогнать Учредительное собрание народ Парижа 14 июля 1789 г. поднялся на восстание, которое ознаменовало собой начало революции и одновременно стало концом многовеко­вого абсолютистского правления.

По всей стране восставший народ смещал королевскую администрацию, заменяя ее выборными органами — муни­ципалитетами, в которые вошли наиболее авторитетные представители третьего сословия. Потеря королевской властью способности контролировать политические события, развертывавшиеся по всей стране помимо ее воли, привела к превращению французского государства из абсолютной монархии в своего рода «революционную монархию».

На первом этапе революции (14 июля 1789 г. — 10 авгу­ста 1792 г.) власть во Франции оказалась в руках группы наиболее активных депутатов — Лафайет, Сиейес, Барнав, Мирабо, Мунье, Дюпор и др., выступавших в Генеральных штатах от имени французского народа и именем револю­ции. Объективно они отражали интересы крупной буржуа­зии и либерального дворянства. Они стремились сохранить монархию, подвести под пошатнувшееся здание старой го­сударственности прочный фундамент конституционализма. В связи с этим вожди третьего сословия в Учредительном собрании получили название конституционалистов.

Конституционалисты имели своей главной и непосред­ственной политической целью достижение компромисса с королевской властью, но при этом постоянно испытывали на себе «воздействие улицы» — революционно настроенных масс. Таким образом, основным содержанием первого пе­риода революции стала напряженная и затяжная борьба Учредительного собрания с королевской властью за кон­ституцию, за сокращение традиционных королевских пре­рогатив, за утверждение конституционной монархии.

Под воздействием все более втягивавшихся в револю­ционный процесс масс населения конституционалисты осу­ществили через Учредительное собрание ряд антифеодаль­ных преобразований, разработали важные демократические документы.

ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ 1775-83, освободительная война 13 английских колоний, в ходе которой создано независимое государство — США. Началась боями у Конкорда и Лексингтона (апрель 1775). В 1776 принята Декларация независимости США. Американская армия (с июня 1775 главнокомандующий Дж. Вашингтон) одержала решительные победы у Саратоги (октябрь 1777) и Йорктауна (октябрь 1781). По Версальскому мирному договору 1783 Великобритания признала независимость США.

Американская революция и Декларация независимости

Американская революция и Декларация независимо­сти. Американская революция обладает некоторыми осо­бенностями, отличающими ее как от предшествовавшей анг­лийской буржуазной революции, так и от разразившейся вскоре после ее завершения Великой французской буржу­азной революции. Первая особенность американской рево­люции состоит в том, что она произошла на территории, которая фактически не знала феодализма как общественно-экономической формации. Американское общество ре­волюционного периода не знало наследственной аристокра­тии, помещиков и крепостных, государственной бюрокра­тии (кроме чуждой ему британской администрации), цехов, гильдий, привилегированного духовенства и других феодаль­ных атрибутов Европы. Это общество было в массе своей демократично по своему духу, по своим настроениям и убе­ждениям. Социальные противоречия в нем были менее ост­ры, чем в континентальной Европе.

Вторая особенность американской революции состоит в том, что она преследовала национально-освободительные цели. Эта революция началась как борьба — первоначально мирная, а затем вооруженная — с британским колониаль­ным гнетом.

Американская революция началась как национально-освободительное движение, переросшее в войну за незави­симость, но по мере развития событий в ней во все возрастающей степени проявлялись социальные противоречия; в результате нарастающего раскола в американском общест­ве война за независимость одновременно становилась вой­ной гражданской. Наиболее яркое выражение этот раскол нашел в движении лоялистов, которые стали на сторону Британской короны, открыто выступили против восставше­го народа. Ряд представителей наиболее состоятельных сло­ев, примкнувших к национально-освободительному движе­нию, отшатнулись от него, поняв, что независимость и демократия идут нога в ногу.

Американская революция оставила в неприкосновен­ности рабовладельческую систему Юга, которая в течение 80 лет после окончания войны за независимость сдержива­ла развитие американского капитализма. Она слабо затро­нула и отношения собственности, сложившиеся в колони­альный период, ликвидировав лишь пережитки феодализ­ма в поземельных отношениях. Однако нельзя отрицать ее огромные достижения — завоевание независимости, созда­ние единой федеративной республики, конституционную и правовую институционализацию буржуазно-демократиче­ских прав и свобод.

По инициативе законодательного собрания Вирджинии, которое обратилось ко всем колониям с призывом созывать ежегодно конгресс для обсуждения «общих интересов Аме­рики», 5 сентября 1774 г. в Филадельфии собрался Первый Континентальный конгресс, в котором были представлены все колонии, кроме Джорджии. Среди делегатов конгресса были Дж. Вашингтон, Б. Франклин, Дж. Адамс и другие выдающиеся деятели, сыгравшие важную роль в американ­ской революции. Конгресс принял решения, которые неиз­бежно вели к разрыву с британской метрополией: бойкотировался ввоз английских товаров и экспорт из колоний. Исполнение решений конгресса возлагалось на выборные комитеты связи в колониях.

В апреле 1775 г. произошло сражение при Лексингтоне, положившее начало национально-освободительной войне. Второй Континентальный конгресс, собравшийся 10 мая 1775 г. в Филадельфии, был открыто мятежным органом, хотя и обратился к королю с последним примирительным посла­нием. Делегаты конгресса, избранные не колониальными ассамблеями, а революционными конгрессами и конвента­ми, были настроены весьма решительно. Они приняли декларацию причин и необходимости взяться за оружие, а также решение об объединении войск колоний и о назначении Дж. Вашингтона главнокомандующим.

Огромное влияние на ход революционных событий и на политико-правовое сознание колонистов оказала Деклара­ция прав Вирджинии, одобренная конвентом Вирджинии 12 июня 1776 г. Эта декларация является одним из важней­ших документов в истории американского конституциона­лизма. Именно ее имел в виду К. Маркс, когда он в письме А. Линкольну писал об Америке как о стране, «где возникла впервые… идея великой демократической республики, где была провозглашена первая декларация прав человека и был дан первый толчок европейской революции XVIII века…»

В Декларации прав Вирджинии было провозглашено, что все люди по природе своей в одинаковой степени сво­бодны и независимы и обладают присущими им правами, от которых они не могут отказаться сами или лишить таковых свое потомство. К числу таких присущих прав относились «наслаждение жизнью и свободой посредством приобрете­ния и владения собственностью», а равно «стремление и об­ретение счастья и безопасности».

Поскольку в американских колониях огромное значе­ние имел вопрос о религиозной свободе и терпимости, боль­шой резонанс в колониях вызвало положение декларации о том, что выбор религии и способ ее исповедания «могут быть определены только разумом и убеждением, а не силой и насилием».

В декларации провозглашалось, что вся власть пребы­вает в народе и происходит от народа, а правители являют­ся доверенными слугами народа и несут перед ним ответственность. Особое значение для своего времени имела ст. 3 декларации, в которой было закреплено одно из наиболее революционных требований той эпохи — право народа на изменение правительства, его свержение, если оно будет действовать вопреки интересам народа. Уникальной особен­ностью декларации было положение о том, что «свобода печати является одним из оплотов свободы вообще, и она никогда не может быть ограничена никем, кроме деспоти­ческого правительства».

Выдающуюся роль в развитии американской демокра­тии и конституционализма сыграла Декларация независи­мости 1776 г. Этот документ, написанный Т. Джефферсоном и утвержденный Третьим Континентальным конгрес­сом, имел для своего времени, безусловно, революционный характер.

Провозглашение Декларацией независимости бывших английских колоний «свободными и независимыми штата­ми» означало появление на Атлантическом побережье Се­верной Америки 13 независимых суверенных государств. Хотя в декларации и содержатся слова «Соединенные Штаты Америки», это не значит, что были созданы США в совре­менном смысле слова как единая федеративная республи­ка. Сам акт объявления бывших британских колоний неза­висимыми суверенными государствами был событием ис­ключительной важности не только для самих американцев, но и для всего остального мира.

В декларации было сказано: «Мы считаем самоочевид­ными следующие истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми права­ми». Декларация обошла молчанием вопрос о рабстве, прин­цип равноправия она распространяла не на всех людей, а только на белых мужчин-собственников, ибо коренные жи­тели Америки — индейцы, которые не были рабами, не вклю­чались в политическую общность, как и рабы.

К числу «определенных неотъемлемых прав» деклара­ция относит право на жизнь, свободу, стремление к сча­стью. В этом перечне нет права частной собственности. Т. Джефферсон не случайно «забыл» включить частную соб­ственность в декларацию. Он не считал владение частной собственностью естественным правом человека. По его мне­нию, она была продуктом исторической эволюции. Исклю­чение права частной собственности из перечня естествен­ных прав вовсе не означало его упразднения, что было бы просто немыслимым в буржуазной Америке.

В декларации сказано, что для обеспечения естествен­ных прав «люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых». Эта фор­мула полностью порывает с божественной теорией проис­хождения государства. Согласно декларации государство основывается на общественном договоре, заключенном ме­жду людьми, а не между управляемыми и управляющими.

Важнейшее значение имело положение декларации о праве и даже обязанности народа изменить или свергнуть неугодное ему правительство: «Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий… обнаруживает стремление под­чинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг на­рода — свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности». Декла­рация независимости никогда не была юридическим доку­ментом в собственном смысле слова и не входит в корпус действующего американского права, но ее предписания ока­зали большое влияние на весь ход развития американского конституционализма, на политическое и правовое сознание американского народа.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.