Партизанское движение Брянщины в годы ВОВ

Содержание Вступление 1 Агрессия против СССР 1.1 Оккупационный режим на территории Брянщины 2 Партизанское движение Брянщины 2.1 Становление партизанского движения

2.2 Деятельность подпольных организаций 2.3 Женщины в партизанском движении 2.4 Брянские партизаны — Герои Советского Союза 3 «Прошлое наших семей .» Литература:

Немеркнущему подвигу партизан и подпольщиков Брянщины в годы Великой Отечественной войны посвящается .

Вступление В 30- е годы нашего века над планетой стали сгущаться черные тучи новой мировой войны. Ее опасность усилилась с приходов к власти в Германии фашизма, открыто и нагло заявлявшего о своем стремлении захватить территорию и богатства СССР, уничтожить в нашей стране социалистический строй. На дальнем востоке в тоже время вызревала японская агрессия. Милитаристы «страны восходящего солнца» вели крупномасштабную подготовку к захвату соседних государств. Правящие круги этой страны намеривались совместно с фашисткой Германией зажать СССР в тиски двух фронтов. Документы свидетельствуют о том, что Япония планировала совершить нападение на СССР 29 августа 1941г. Гитлеровцы открыто готовили мировую войну. И хотя непосредственными инициаторами ее выступали страны фашистского блока, прежде всего Германия, большая доля вины за ее подготовку ложится на правящие круги Англии, Франции и США, которые, потакая преступным замыслам фашистов, рассчитывали направить их агрессию против СССР. Ставка мирового империализма на немецкий фашизм, как на потенциального избавителя от «красной опасности», не была случайной. Оголтелый национализм и антисоветизм, притязания на захват чужих земель были возведены пришедшей в 1933 г. к власти в Германии нацистской партией в ранг государственной политики и идеологии. Мобилизируя все экономические ресурсы для подготовки войны, Гитлер выдвинул лозунг,- «пушки вместо масла». Нацистская пропаганда настойчиво воспитывала немцев в духе ненависти к советскому народу: Советский Союз был объявлен врагом номер 1 для Германии. Геббельсовская пропаганда развернула против СССР психологическую войну. Под флагом борьбы с коммунизмом германским империалистам удалось установить кровавую диктатуру; в стране было создана мощная военная промышленность, значительно увеличены вооруженные силы. В течение 5 лет страна была полностью милитаризирована и превращена в государство войны. Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 г вероломным нападением фашистской Германии на Польшу. Затем та же участь постигла Австрию, Чехословакию, Албанию, Польшу, Данию, Норвегию, Бельгию, Люксембург, Францию, Югославию, Грецию. К лету 41 года немецко-фашистское господство было установлено почти над всей Западной Европой. Замышляя и вынашивая планы второй мировой войны, руководители «третьего рейха» мечтали огнем и мечом достичь мирового господства, создать «тысячелетнюю германскую мировую империю». Они были настолько уверены в разгроме СССР, что уже весной 1941 г. приступили к детальной разработке планов завоевания мирового господства. Гитлер требовал: «После окончания восточной кампании, т. е. разгрома СССР, необходимо предусмотреть захват Афганистана и организацию наступления на Индию». Агрессивными замыслами фашизма предусматривался захват английских колониальных владений и некоторых независимых стран в бассейне Средиземного моря, в Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, вторжение на Британские острова, развёртывание военных действий против Америки. Германские стратеги рассчитывали уже осенью 1941 г. приступить к завоеванию Ирана, Ирака, Египта, а затем и Индии, где планировалось соединиться с японскими войсками, Захват Канады и США предполагалось осуществить с помощью крупных морских десантов, высаженных с баз в Гренландии, Исландии, на Азорских островах и в Бразилии — на восточное побережье Северной Америки, а с Алеутских и Гавайских островов — на западное. В апреле — июне 1941 г. эти вопросы неоднократно обсуждались в высших штабах германских вооружённых сил. Ключевые позиции для осуществления этих планов, как представлялось гитлеровцам, давала молниеносная победа в войне против СССР. Еще задолго до нападения на Советский Союз, в 1925 г., будущий фюрер германского фашизма в своей книге «Майн кампф» («Моя борьба») писал: «Если мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, -мы обращаем свой взор, в первую очередь, к России, а также к соседним с ней и зависимым от неё странам . Мы избраны судьбой стать свидетелями катастрофы, которая явится самым веским подтверждением расовой теории». Как только в 1933 г. нацисты пришли к власти, эти идеи Гитлера легли в основу официального внешнеполитического курса Германии. После разгрома Франции в середине 1940 г. подготовка агрессии против СССР развернулась в Германии полным ходом: были разработаны конкретные планы военных действий, массового уничтожения советских людей, разграбления национальных богатств нашей страны. 1 декабря 1940 г. Гитлер утвердил план войны против СССР, получивший название «Барбаросса». В своей оккупационной политике на Востоке нацисты намеревались руководствоваться принципом: «Чем больше погибнет людей, тем легче будет проводить колонизацию». Таковы были замыслы гитлеровской Германии, когда она вступала в войну против Советского Союза. Готовясь к нападению на нашу страну, гитлеровцы предпринимали лихорадочные усилия для наращивания экономической и военной мощи рейха, подчинив этой цели всю экономику оккупированных стран. К середине 1941 г. Германия (в перерасчёте на год) производила: 348 млн. т каменного угля (мы -166млн т); 37,9 млн. т чугуна (мы-14,9 млн. т); 44 млн. т стали (мы — 18,8 млн. т). На этой основе германская промышленность с каждым годом увеличивала производство вооружения. В 1941 г. ею было выпущено свыше 12,4 тыс. военных самолётов, 2,3 тыс. лёгких танков и бронемашин, 3 тыс. средних танков, 7,1 тыс. артиллерийских орудий. Кроме того, в распоряжении Германии оказалось огромное количество оружия, техники и боеприпасов 180 разбитых или сдавшихся дивизий оккупированных ею стран. К середине июня 1941 г. фашистская Германия и её союзники сосредоточили у западных границ СССР мощные вооружённые силы: 190дивизий, насчитывавших 5,6 млн. человек; 47,2 тыс. орудий и миномётов, 4,3 тыс. танков и штурмовых орудий, 4 980 боевых самолётов. В первых эшелонах враг имел 103 дивизии, в т. ч. 12 танковых, что вдвое превышало силы первого эшелона советских войск. Ещё значительнее было превосходство врага на направлениях главного удара. Кроме того, немецкие войска имели двухлетний боевой опыт ведения крупных наступательных операций в Европе. Следует сказать, что перед лицом нараставшей военной опасности Советский Союз неуклонно проводил миролюбивый внешнеполитический курс, проявляя высокую бдительность и неослабное внимание к вопросам укрепления обороны страны. За период с 1939 г. по июнь 1941 г. численность Вооружённых Сил была увеличена. Значительно возросло производство вооружения и боеприпасов. Производилось оснащение войск новой боевой техникой. Однако перестройка и техническое перевооружение Красной Армии к моменту вероломного нападения гитлеровской Германии на СССР не были завершены.

Одновременно СССР прилагал большие усилия для упрочения внешнеполитических позиций страны. В самый напряжённый момент, когда политический кризис в Европе достиг наивысшего накала, а вторая мировая война была уже на пороге, Советское правительство, полное решимости преградить путь фашистской агрессии, сделало всё от него зависящее, чтобы спасти человечество от кровопролитной бойни. СССР выдвинул план коллективной безопасности в Европе и во всём мире, предложив Англии и Франции заключить соглашение о совместных действиях против гитлеровской агрессии. Реализация этих мер могла бы предотвратить развязывание войны фашистскими агрессорами.

Однако правительства Англии и Франции избрали иной путь. Они подталкивали гитлеровцев к развязыванию агрессивной войны, надеясь обессилить Германию в результате военных действий, устранить опасного конкурента. Их политика «невмешательства» сопутствовала итало-германской интервенции в Испании, позиция «нейтралитета» — захвату Австрии, Мюнхенский сговор — порабощению Чехословакии. Проводя коварную двуличную политику, западные державы летом 1939 г. сорвали военные переговоры в Москве. Реакционные правящие круги западных стран, желая ослабления СССР, стремились столкнуть Германию с нашей страной, создать против неё единый фронт фашистских государств, рассматривая германский фашизм и японский милитаризм как ударную силу в войне. Советский Союз оказался перед перспективой войны на два фронта одновременно — на Западе и на Дальнем Востоке, притом — в изоляции, без союзников. Чтобы расстроить планы империалистов по организации «крестового похода» против СССР, оттянуть, насколько это возможно, начало войны, Советское правительство вынуждено было в августе 1939 г. пойти на заключение с Германией договора о ненападении, предложенного германским правительством. В той конкретной обстановке это было единственно правильное решение, позволявшее расколоть складывавшийся антисоветский блок империалистических государств и добиться отсрочки, крайне необходимой для укрепления обороноспособности СССР. Но срок, отведённый нам для этого, оказался недостаточным. Передышка, отпущенная советскому народу историей после окончания Гражданской войны, составила всего лишь два десятилетия. Этот небольшой отрезок времени, которым располагала наша страна, не позволил в полном объёме завершить все мероприятия по подготовке к отражению фашистской агрессии. Таким образом, обстановка и общее состояние сил накануне нападения гитлеровцев на СССР были не в пользу Красной Армии. Всё это предопределило неблагоприятный для неё ход военных действий в начальный период войны.

1 Агрессия против СССР Ранним утром 22 июня 1941 г. фашистская Германия, нарушив договор о ненападении, внезапно, вероломно, без объявления войны обрушила на Советский Союз удар огромной силы. В войну против СССР вступили также возглавляемые реакционными правительствами союзники фашистской Германии — Италия, Венгрия, Румыния и Финляндия. В трудных условиях начавшейся войны Коммунистическая партия и Советское правительство разработали программу мобилизации всех сил народа на борьбу с врагом, обратились к рабочему классу, колхозному крестьянству и интеллигенции с призывом: «Всё для фронта, всё для победы!» Все советские люди, все народы многонациональной страны Советов поднялись на священную войну за честь, свободу и независимость своей Родины. Уже 23 июня 1941 г. на предприятиях Брянска состоялись многолюдные митинги. Трудящиеся и молодёжь города единодушно принимали резолюции, в которых заявляли, что они готовы, по первому зову партии и правительства, с оружием в руках защищать свою Родину. Газета «Орловская правда»1 о патриотическом подъёме рабочих брянского завода «Красный Профинтерн» (ныне АО БМЗ) писала: «Наглая провокация германских фашистов, спровоцировавших Советский Союз на войну, вызвала бурю возмущения трудящихся города. В цехах завода «Красный Профинтерн» состоялись многолюдные митинги. На митингах рабочие и специалисты горячо одобряют мероприятия Советского правительства и заявляют о своей полной готовности громить врага. Краснопрофинтерновцы обязались максимально повысить производительность труда, выпускать больше паровозов и вагонов, в которых нуждается наша страна, Красная Армия. Машиностроители обязуются ещё больше усилить революционную бдительность, ещё более напряжённо и упорно работать и навести большевистский порядок на производстве. Всё на укрепление Родины, на победу над врагом — таковы единодушные заявления трудящихся Орджоникидзеграда». Подобные митинги трудящихся состоялись в городах Клинцы, Новозыбков и других районах Брянщины. Промышленные предприятия были переведены на выпуск военной продукции. Мужчин, ушедших на фронт, заменили женщины и подростки. На промышленные предприятия области по комсомольским путёвкам пришли 14,5 тыс. студентов и учащихся, на сельскохозяйственные работы — 300 тыс. подростков. Вот Письмо в газету «Брянский рабочий», опубликованное в № 150 за 4 июля 1941 г.: Скуем мечи Победы! Мы, комсомольцы-десятиклассники школ гор. Брянска, поступающие по призыву ЦК ВЛКСМ работать на предприятия, в совхозы и колхозы, полны решимости трудиться упорно, много, самоотверженно, чтобы помочь родной стране ковать мечи победы. Все комсомольцы и вся несоюзная молодежь — школьники старших классов должны своим трудом способствовать победе нашей Родины над коварным врагом. Мы должны работать на любых участках, куда бы нас ни послали. Как бы трудна ни была эта работа, мы будем делать ее с гордым сознанием того, что, трудясь в тылу, помогаем Красной Армии насмерть уничтожить кровавый фашизм. Н. Иноземцева, А. Ковалева, М. Лаевская, М. Мочанис, Л. Логинова, В. Шанкина — комсомольцы-выпускники брянских школ. С приближением фронта на Брянщине была проделана титаническая работа по эвакуации людей и материальных ценностей в восточные районы страны. В г. Свердловск, Нижний Тагил, Горький, Красноярск, Усть-Катов было отправлено 7 550 вагонов с грузами. Вместе с оборудованием предприятий эвакуировались квалифицированные рабочие, инженерно-технические работники. Только из Брянска эвакуировалось 60 тыс. человек. В первые дни войны наш край направил в ряды Красной Армии свыше 200 тыс. своих жителей. На Брянщине был сформирован дивизион бронепоездов. Уже 28 июня 1941 составе 21-й Армии он принимал участие в боях в районе Полесья. В августе 1941 г. рабочие завода «Красный Профинтерн» изготовили, укомплектовали из числа добровольцев и отправили на фронт бронепоезд № 2 «За Родину». Из добровольцев Брянска и области была сформирована 331-я Пролетарская стрелковая дивизия, защищавшая столицу нашей Родины — Москву, и затем с боями прошедшая до Праги. 14 августа 1941 г. был создан Брянский фронт, на который возлагалась ответственная задача — прикрыть московский стратегический район с юго-запада и не пустить прорыва танковой группы Гудериана к Москве. На строительство оборонительных рубежей в июле — августе 1941 г. Брянщина направила 130 тыс. человек. О том, насколько масштабно были организованы строительные работы, говорит множество документов тех времён.

Погарского райкома ВКП (б) Орловскому обкому партии об участии населения района в строительстве оборонительных сооружений 7 августа 1941 г. На территории Погарского района проходит укрепрайон. Эта трасса занимает 58 км в Погарском районе. Все работы — рытьё рва и сооружения делаются колхозниками Погарского района.

Трубчевский, Стародубский районы выслали 2 500 человек. Колхозники Погарского района в количестве 12 000 человек работали на этой трассе весь июль месяц. Основные земляные работы закончены. Сейчас приступили к постройке дотов, а их надо построить 182. Секретарь Погарского райкома ВКП(б) Куприн Построенные оборонительные рубежи дали возможность войскам Брянского фронта на 59 дней задержать продвижение противника к Москве. В тяжёлые для Родины дни первых месяцев войны трудящиеся Брянщины делали всё возможное, чтобы помочь фронту. Было собрано 2,5 млн. рублей в фонд обороны страны, проведена подписка на Государственный заём, организован сбор тёплых вещей для армии. На специальных курсах было подготовлено 1400 медсестер и 7 тыс. сандружинниц. В каждом городе, районе были сформированы народные ополчения. 1.1 Оккупационный режим на территории Брянщины Используя временные преимущества, ценой огромных потерь гитлеровцам уже в августе удалось оккупировать значительные тёрритории Советского Союза, а к середине октября 1941 г. была оккупирована вся Брянщина С первых же дней своего вторжения на территорию области фашистские нацисты ликвидировали советское административное устройство — городские, районные, поселковые и сельские Советы, колхозы и совхозы; создали в городах и сёлах марионеточные власти, целью которых было оказание активной помощи оккупантам в ограблении и уничтожении русского народа. Охранные войска, жандармерия, гестапо и полиция действовали не только в наиболее крупных населённых пунктах, но и стремились проникнуть всюду, насаждая так называемый «новый порядок», который, по расчётам нацистов, должен был устрашить население оккупированных районов и сломить его волю к сопротивлению. Осуществляя свои людоедские планы, фашистские палачи стремились ликвидировать всё то, что было связано с победой Великой Октябрьской революции и её завоеваниями, с героическим прошлым советского народа. Уничтожалась политическая и художественная литература, школьные учебники, памятники; переименовывались районы, площади, улицы и т. д. В приказе по брянской городской управе от 30 октября 1941 г. говорилось: «Улицы, площади, переулки и посёлки в Брянске, носящие названия, связанные с советской системой, немедленно переименовать. Улицу III-го Интернационала — в Московскую, Советскую — в Смоленскую, Урицкую — в Успенскую, Красноармейскую — в Трубчевскую, посёлок Володарский в Брянске в Восточный, пос. Урицкий — в Мальцевский» и т. д. Оккупированную территорию гитлеровцы разделили на округа, уезды, волости. Округ объединял 7-8 административных районов или уездов. Во главе округа был поставлен обер-бургомистр. Уезд объединял 5-6 волостей, его возглавлял бургомистр (районная управа), который имел заместителя и которому подчинялся начальник полиции. Волость объединяла несколько населённых пунктов и возглавлялась старшиной. В каждом селе был староста. В округах и уездах были созданы полицейские управления с отделами полиции, численностью до 100 человек, а в районах, где развернулось партизанское движение, по 350-400 вооружённых пулемётами и миномётами полицейских. В городских управах создавались: административный отдел, выполнявший функции полиции; земельный отдел, через который гитлеровцы проводили свою грабительскую политику в сельском хозяйстве; бюро или отдел труда, осуществлявший принудительные мобилизации населения для работ на месте и в Германии: финансово-налоговый и контрольно-ревизионный отделы выполняли функции ограбления населения путём обложения непосильными налогами, всевозможными штрафами и поборами. Основной функцией городских, районных, волостных и сельских административных органов власти являлось оказание активной помощи фашистским оккупантам в уничтожении всего, что напоминало о советском строе, его идеологии. В области экономической политики в их задачу входило изъятие у населения оккупированной территории материальных ресурсов для снабжения гитлеровской армии и Германии. В изданной верховным главнокомандованием немецкой армии «Памятке для ведения хозяйства в оккупированных восточных районах» говорилось о том, что завоёванные восточные области являются германской хозяйственной территорией. Земля, весь живой и мёртвый инвентарь являются собственностью германского государства. Уже с первых дней войны фашистские правители обещали своим офицерам и солдатам раздать землю, отнятую у русских крестьян, а самих крестьян сделать рабами в имениях гитлеровских господ. Германский министр продовольствия и сельского хозяйства Гельберт фон Бакке по этому поводу заявил: «На всём восточном пространстве только немцы имеют право быть владельцами крупных поместий. Страна, населённая чуждой расой, должна быть страной рабов, сельскохозяйственных слуг и промышленных работников». Эти указания оккупанты неукоснительно проводили в жизнь В конце октября 1941 г., собрав население рабочего посёлка Навля, фашисты демонстративно удалили с собрания всех женщин, как неполноправных граждан, при этом заявив: «Большевистские порядки для всех кончились, руководители ваши уничтожены и с советской властью покончено раз и навсегда». Они огласили программу «нового порядка», где говорилось: «школы и клубы закрываются, работать будет только одна семилетка, с программой обучения, существовавшей до 1917 г. Колхозы распускаются, на земле восстанавливаются помещики, но не русские, а немецкие». Пытаясь превратить советский народ в рабов немецких помещиков и капиталистов, гитлеровцы творили по отношению к крестьянам дикий произвол и насилие. Трудящиеся были лишены самых элементарных человеческих прав. Оккупанты могли в любое время без суда и следствия убить, повесить, расстрелять советского человека; лишить его имущества, которое он имел; отправить в рабство в Германию и т. д. Поэтому нацисты и не думали заботиться о мирных жителях оккупированных районов — обеспечивать их продовольствием, одеждой, обувью, оказывать им медицинскую помощь О том, как относиться к населению, в меморандуме министерства по делам оккупированных восточных областей от 19 августа 1942 г. говорилось: «Славяне должны работать на нас. Они могут умереть, поскольку они нам не нужны. Они не должны иметь возможность пользоваться немецким общественным медицинским обслуживанием. Достаточно, если они будут уметь считать до 100. Тем более полезными они будут для нас. Что касается продовольствия, то они получат только то, что совершенно необходимо. Мы господа. Мы стоим на первом месте». О том, как относиться к населению, в меморандуме министерства по делам оккупированных восточных областей от 19 августа 1942 г. говорилось: «Славяне должны работать на нас. Они могут умереть, поскольку они нам не нужны. Они не должны иметь возможность пользоваться немецким общественным медицинским обслуживанием. Достаточно, если они будут уметь считать до 100. Тем более полезными они О том, как относиться к населению, в меморандуме министерства по делам оккупированных восточных областей от 19 августа 1942 г. говорилось: «Славяне должны работать на нас. Они могут умереть, поскольку они нам не нужны. Они не должны иметь возможность пользоваться немецким общественным медицинским обслуживанием. Достаточно, если они будут уметь считать до 100. Тем более полезными они Комендатурами повсеместно издавались приказы, и распоряжения о принудительном привлечении городского населения к работе на оккупантов. В Брянске и в других городах и районных центрах жители получали назначения на работу через биржу труда. Переход на другую работу без согласия биржи труда, а также уход с работы, категорически воспрещался. Рабочий день длился по 12-16 часов, выходных дней для работающих не предусматривалось. За невыход на работу людей лишали продовольственного пайка, подвергали денежным штрафам, арестам, расстреливали как саботажников.

Обеспечение продовольствием жителей городов и военнопленных было очень плохое. Это соответствовало гитлеровским планам. В одной из инструкций от 2 мая 1941 г., где речь шла об изъятии для вермахта продовольствия на оккупированных советских территориях, говорилось: «Несомненно . десятки миллионов людей погибнут от голода, если мы изымем из этой страны то, что нам необходимо». В ноябре 1941 г. один из фашистских главарей — Геринг — заявил итальянскому министру иностранных дел: «В этом году в России умрёт от голода от 20 до 30 миллионов человек. Может быть, даже хорошо, что так произойдёт, ведь некоторые народы необходимо сокращать».

Особенно в тяжёлом положении находились рабочие и служащие оккупированных городов. Если сельское население имело кое-какие продукты из своего хозяйства, то в городах жители были обречены на полуголодное существование. Они получали незначительное количество продуктов по карточкам, которые выдавались только тем, кто прошёл регистрацию на бирже труда. Нормы выдачи для рабочих в городах Брянске, Клинцах, Новозыбкове и других районных центрах составляли 1 кг 200 граммов хлеба, 100 граммов жиров и мяса на неделю. Детям — 500 граммов хлеба, а жиры и мясо им вообще не выдавались. Во многих случаях население и этих норм не получало. Так, приказом брянской городской управы от 3 февраля 1942 г. нетрудоспособное население и иждивенцы рабочих и служащих со снабжения были сняты до особого распоряжения, т. е. они были обречены на голодную смерть. На рынке продукты если иногда и продавались, то цены для рабочих были недоступны. Рыночные цены, как правило, устанавливала городская управа. Так, в Брянске на базаре один пуд хлеба стоил 1 000-1 200 рублей, 1 кг сала — 1 000-1 200 рублей, 1 кг сливочного масла — 1 000 рублей, один литр растительного масла — 800-900 рублей, 1 кг соли — 325 рублей, тогда как заработная плата рабочего и служащего в среднем составляла 200-300 рублей. Гитлеровцы стремились не только вывезти из нашей страны сырьё и продовольствие для обеспечения Германии, но и отправить значительную часть советских людей на каторжные работы. Понеся огромные потери на фронте, гитлеровцы вынуждены были провести несколько тотальных мобилизаций. Это привело к тому, что в промышленности и сельском хозяйстве Германии недоставало рабочих рук. В распоряжении начальника военного управления хозяйственного штаба «Восток» Рахнера от 26 января 1942 г. говорилось: «Надежды, которые рейхсмаршал возлагает на аппарат по использованию рабочей силы, должны быть, во что бы то ни стало оправданы. Задачей хозяйственной администрации и аппарата по использованию рабочей силы на Востоке является заполнение в ближайшие месяцы бреши в хозяйстве, возникшей в связи с уходом в армию всех лиц младших призывных возрастов, посредством широкой вербовки русской рабочей силы. Это является решающим для войны и поэтому должно быть выполнено. Если число добровольцев не оправдает ожиданий, то согласно приказу при вербовке следует применять самые строгие меры, используя все имеющиеся средства». Выполняя это распоряжение, гитлеровцы для мобилизации советских людей на каторжные работы в Германию в городах и сёлах создавали так называемые «вербовочные» пункты. Фашистские пропагандисты за труд в Германии обещали «добровольцам» продовольствие, квартиры, хорошую зарплату, а особенно отличившимся — добавку в виде табака и напитков. Но добровольцев оказалось слишком мало. Поэтому нацисты обязывали старост под угрозой расстрела насильно отправлять молодёжь в Германию. Для каждого населённого пункта была установлена соответствующая квота «поставок» работоспособного населения. Если в первый год оккупации гитлеровцы стремились отбирать для угона в Германию лишь физически наиболее здоровых и выносливых людей в возрасте от 15 до 45 лет, то с конца 1942 г. они стали проводить так называемую «тотальную» мобилизацию, когда в рабство угонялись люди, возраст которых колебался от 12 до 60 лет. Отправка русского населения и осенью, и зимой производилась в открытых и не отапливаемых товарных вагонах. Это приводило к тому, что тысячи людей погибали в дороге. Не скрывали этого и сами нацисты. В докладе министериальдиректора Мансфельда от 20 февраля 1942 г. указывалось: «Бессмысленно перевозить эту рабочую силу в открытых или не отопленных товарных вагонах, так как по прибытии на место назначения приходится выгружать трупы». «Завербованные» советские граждане содержались в нечеловеческих условиях. На совещании 7 ноября 1941 г. Геринг указывал, что «использование рабочих и обращение с ними должно быть на практике таким же, как и по отношению к русским военнопленным». В результате гражданское население содержалось преимущественно в общих лагерях, ограждённых колючей проволокой, на работу водили под конвоем, люди были лишены имён, каждый имел номер. О каторжных условиях труда советских людей в Германии говорят многие документы. У убитого на советско-германском фронте солдата Вильгельма Бока было найдено письмо от матери. В нём говорилось: «Много русских женщин и девушек работают на фабриках. Их заставляют работать по 14 и более часов в сутки. Заработной платы они, конечно, никакой не получают. На работу и с работы они ходят под конвоем. Русские настолько переутомлены, что буквально валятся с ног. Им часто попадает от охраны плетьми. Но жаловаться на побои и скверную пищу, они не имеют права. Моя соседка на днях приобрела себе работницу. Она внесла в кассу деньги, и ей предоставили возможность выбрать по вкусу любую из только что пригнанных сюда женщин из России». Узнав правду о «райской жизни», советские люди под всякими предлогами уклонялись от угона в Германию. В первых числах января 1943 г. недалеко от села Радогощь Комаричского района немцы оставили в лагере на ночь 80 девушек, насильственно мобилизованных в Германию. К утру, они все разбежались. Литижской волости этого района было дано задание отправить в Германию 100 человек из молодёжи. Но задание не было выполнено. Чтобы не попасть на каторжную работу к фашистам, юноши и девушки нередко вступали в фиктивные браки, различными путями добывали справки медицинских учреждений о всевозможных болезнях, убегали из эшелонов по пути следования. Вот что докладывал представитель немецкой группы армий «Центр» в декабре 1942г.: « .мероприятия по вербовке рабочей силы для Германии привели к массовому покиданию деревень и переходу жителей к партизанам. Завербованная рабочая сила по дороге к месту сбора покидает транспорт. Большая часть убежавших вступают в партизанские отряды». С целью обнаружения лиц, уклоняющихся от угона в немецкое рабство, оккупанты систематически организовывали облавы и повальные обыски. Житель Брянска М. Михайлов вспоминает: «Немецкие захватчики принудительно угоняли взрослое население к себе в тыл в рабство. Для этого они часто в ночное время проводили облавы и всех захваченных сгоняли в лагерь, который размещался на окраине Брянска по Красноармейской улице, и впоследствии под конвоем угоняли на Запад»

Одна из жертв такой облавы, В. Долгова из Брянска, рассказывает: «В одну из ночей лета 1942 г. в Брянске меня и многих других девушек гитлеровцы забрали в немецкую комендатуру. В эту же ночь нас согнали в товарный вагон и вывезли в Германию. Ехали 15 дней. А когда привезли на место, нас заключили в лагерь. Находились под открытым небом, без пищи. На третий день стала распродажа пленников. Работали с 6 часов утра до 10 вечера. Побои, ругань были обыденными явлениями».

Одним из способов выявления рабочей силы для насильственного угона являлись карательные экспедиции против партизан. В гитлеровских приказах говорилось: « .брать в плен всё излишнее трудоспособное население в районах действия банд, оккупированных и прочёсываемых нами. Оно должно быть направлено в Германию в качестве рабочих». За попытку уклонения от угона в немецкое рабство нацисты выжигали целые сёла и зверски уничтожали захваченных людей. В деревне Глинное Навлинского района 25 сентября 1942 г. из 237 домов было сожжено 234. Принудительно угнано на каторгу 410 человек. За попытки уклониться от угона в Германию крестьянку Н. А. Абанину жестоко избили, вырвали волосы на голове, после чего расстреляли. Аналогично вели себя оккупанты в селе Салтановке и деревне Зелепуговке этого же района. В Салтановке они загнали в дом возле больницы стариков, женщин и детей, подпёрли дверь бревном. Потом бросили внутрь гранату, после чего дом подожгли все, кто был в нём, погибли. 450 домов здесь было сожжено, 461 житель был угнан в лагеря, а затем — в Германию. В деревне Зелепуговке сожгли 260 домов. 26 женщин и детей фашисты живыми бросили в глубокий колодец, 36 детей — в горящее здание. В числе сгоревших были дети от 9 месяцев до двух лет. 380 семей были угнаны в концлагеря. Таким образом, нацисты сотнями тысяч угоняли советских людей в рабство. Около 150 тыс. жителей нашего края не миновали этой участи. Одним из жестоких преступлений фашистов по отношению к советским людям являлось целенаправленное и систематическое уничтожение населения. Первые свои удары они обрушили на коммунистов, комсомольцев, командиров и политработников Красной Армии, беспартийных советских активистов и евреев. Массовый террор по отношению к советским людям гитлеровцами был заранее продуман. Германские нацисты, как уже было сказано, руководствовались в своей оккупационной политике на Востоке принципом: чем больше погибнет людей, тем легче будет проводить колонизацию. В 1941 г. на совещании в Везельсбурге Гиммлер поставил задачу уничтожить в России тридцать миллионов человек. Речь шла о мирном населении. Об этом на Нюрнбергском процессе Геринг сообщил: «Гиммлер произнёс речь в том духе, что тридцать миллионов русских должны быть истреблены». Гитлеровские бандиты творили дикие, ужасающие насилия над населением. Они расстреливали, вешали, отравляли газами, закапывали живыми в землю, морили голодом ни в чём не повинных мирных жителей — стариков, женщин и детей. Как это происходило, можно проследить на примере Брянщины. В октябре 1941 г, сразу после оккупации Навлинского района, на собрании в райцентре гитлеровцы заявили населению: «Все коммунисты, комсомольцы и советские активисты объявляются врагами народа и подлежат беспощадному уничтожению». После собрания нацисты приступили к осуществлению своих угроз. В Навле первыми жертвами стали три подростка. Оккупанты повесили их на самом видном месте райцентра — для устрашения. На виселицах в райцентре всегда качалось по 12-13 трупов мирных жителей. В этом же месяце оккупировав г. Трубчевск, гитлеровцы на второй день расстреляли 14 ни в чём не повинных граждан. Через три дня было схвачено ещё 40 человек, в том числе дети, старики, женщины. Под конвоем их пригнали на окраину города, где к этому времени пленные красноармейцы выкопали яму. Затем под дулами автоматов согнали жителей города к этому месту, и на их глазах начали расстрел. В яму падали убитые и раненые. Когда всё было кончено, пленных заставили зарыть яму. Кроме того, в этом городе фашисты умертвили голодом до 200 человек душевнобольных. Такие же методы гитлеровцы применяли и в других районах области. Особенно жестокую политику оккупанты проводили по отношению к партизанам и населению, которое проживало в районах действия партизанских отрядов. «Партизанская война, заявил Гитлер на совещании 16 июля 1941, — имеет и свои преимущества: она даёт нам возможность истреблять всё, что восстаёт против нас». Пытаясь лишить партизанское движение его основной опоры — поддержки населения оккупированной советской территории, фашисты всё шире применяли методы массового террора и насилия. Многие приказы, инструкции, наставления по борьбе с партизанами, разработанные гитлеровским командованием, требовали от всех войск применять массовый террор не только к партизанам, но и к мирным жителям. В «Инструкции о борьбе с партизанами на Востоке» от 11 ноября 1942г., составленной Йодлем и утверждённой Кейтелем, говорится: «расстреливать и вешать всех мужчин и женщин, захваченных в плен при карательных операциях». В «Памятке о партизанской войне», изданной 15 сентября 1941 г. первым отделом «В» 102-й пехотной дивизии, действовавшей на западе Брянщины, предписывалось расстреливать по приказу ближайшего офицера: всех лиц, которые после эвакуации населения немецкими властями не выехали, а остались на месте; всех командиров и красноармейцев независимо от того, в форме они или в гражданской одежде; всех тех, кто укрывает партизан; всех лиц, оказывающих партизанам любую поддержку. Что касается партизан, то «Памятка» рекомендовала их не расстреливать, вешать по приказанию офицера. Под видом наказания за содействие партизанам оккупанты сжигали сотни населённых пунктов, зверски убивали тысячи ни в чём не повинных мирных жителей Брянщины. Об этом говорят многие факты. Так, жители деревни Матрёновки Жуковского района за помощь партизанам постоянно подвергались жестоким преследованиям: с наступлением темноты здесь убивали каждого, кто показывался на улице. Однажды фашисты согнали в жилые дома более ста человек и сожгли, предупредив остальных, что все жители будут расстреляны, если будут помогать партизанам. И слово своё сдержали. 20 мая 1943 г. каратели окружили Матрёновку и под конвоем загнали более ста человек в баню, заперли дверь, а потом облили её бензином и подожгли. Затем по команде гитлеровцы начали стрелять в землянки. Тех, кому удалось выскочить, тут же расстреливали. Матрёновка вместе с жителями была уничтожена. Такая же участь постигла жителей деревни Хацунь Карачевского района. В этой деревне, кроме местных жителей, находились многие семьи из Брянска, которые спасались от нацистов. В октябре 1941 г. в Хацунь ворвались гитлеровцы. Со звериной жестокостью выгоняли они жителей из домов, а грудных детей тут же прикалывали штыками. Неподалёку от того места, куда фашисты сгоняли жителей деревни, был установлен пулемёт. Каратели расстреливали одну группу людей за другой, пока не истребили всех. Но и этого им показалось мало. Они подожгли дома, решив стереть деревню с лица земли. Всего здесь было уничтожено 318 человек.

В деревне Бересток Севского района фашисты сожгли 270 домов и расстреляли 180 мужчин, женщин, стариков и детей. В селе Подывотье этого района они расстреляли 325 человек, в селе Хващёвка — 172, в деревне Чемлыж — 210, в рабочем посёлке Злынка — 400 человек. 19 декабря 1942 г. карательный отряд гитлеровцев обнаружил землянки, в которых находилось около 60 женщин и детей — жителей Навлинского района. Офицер приказал всем выйти. Забрали всё лучшее из одежды, выбросили на снег продукты, потом раздели всех женщин и детей. Бандиты, связав узлы с имуществом, приказали жителям построиться по одному и двигаться вперёд. Когда вышли на глухую лесную дорогу, фашисты стали расстреливать пленников. Случайно оставшаяся в живых свидетельница этой трагедии, Евдокия Семёновна Гаридова, рассказала: «Я шла после дней и видела всю эту картину. Сил у меня не было, я стояла как в столбняке. Помню лишь одно, что я подхватила своего трёхлетнего сына левой рукой и держала его на весу у своего левого бока. Бандит подошёл ко мне, поднял винтовку и выстрелил в меня, я упала без сознания, прижимая к себе сына. Когда я очнулась, снег вокруг меня был весь в крови. Кругом лежали трупы женщин и детей. Палачей не было, Левая грудь у меня была пробита пулей и страшно болела. Рукой я прижимала к себе трупик сына, голова которого была вся размозжена. Двигаться я не могла. Здесь меня нашли партизаны и принесли в свой лагерь».

Нет числа кровавым злодеяниям гитлеровских извергов! На Брянщине, по данным чрезвычайной комиссии, они убили и замучили 74 744 только мирных жителя, в том числе свыше 5 тысяч детей. Из них в Брянске расстреляно свыше 18 тыс., в Клинцах- 10 тыс., в Новозыбкове – 2860, в Унечском районе — 4 тыс., Стародубском — 3, Брасовском — свыше 5 тысяч и т. д. Выполняя указания гитлеровского командования, оккупанты большую категорию советских военнопленных объявляли коммунистами и комиссарами и непременно уничтожали их. Причём, уничтожали с момента их пленения: при конвоировании, содержанием в невыносимых лагерных условиях и организацией экзекуционных актов и изнурительных работ. В специальных лагерях пленные подвергались чудовищным пыткам, издевательствам и массовому истреблению. Сотни тысяч их гибли от голода, холода, изнурительных болезней и непосильного труда. Под руководством генерала Бернгарда Фридриха-Густава, бывшего командующего тылового округа 2-й танковой, а затем — 9-й пехотной армии, и майора Гаманна Адольфа, бывшего коменданта г. Орла, а затем г. Брянска, ежедневно совершались убийства военнопленных. Только на территории Брянщины было убито и замучено в лагерях более 56 тыс. военнопленных. Воины Красной Армии, захваченные в плен, как правило, размещались в совершенно непригодных для жилья помещениях: конюшнях, сараях, складских зданиях, на улице под открытым небом, на территории, обнесённой колючей проволокой. Большая скученность, невыносимая грязь, отсутствие элементарных санитарно-гигиенических условий, лишение пленных питьевой воды, плохое питание доводили их до крайнего истощения и гибели. Вот что рассказывает очевидец А. С. Сахненко: «Находясь в лагере военнопленных № 142 в посёлке Урицком (около Брянска), я был не только очевидцем, но и сам испытывал и перенёс все ужасы и кошмарные условия, которые претерпели советские граждане от немецких людоедов. В лагере военнопленных ежедневно были случаи, когда многие из нас, просыпаясь утром, обнаруживали своего соседа по нарам мёртвым, причем трупы умерших по 10-12 часов продолжали лежать неубранными. Всего за период моего четырёхмесячного нахождения в лагере умерло около 6 тысяч человек». Таким образом, гитлеровскими фашистами десятки тысяч граждан Брянщины были уничтожены, брошены в тюрьмы и концлагеря. Сожжённые деревни и сёла, виселицы, рвы, наполненные трупами расстрелянных мирных жителей; принудительные мобилизации населения для отправки в рабство в Германию, массовые грабежи и насилия, голод и каторжный труд — вот что представлял собой гитлеровский «новый порядок» на оккупированных территориях Брянщины и других регионов.

2 Партизанское движение Брянщины 2.1 Становление партизанского движения Сознавая свою ответственность за судьбу Родины, глубоко веря в могущество Советского государства, широкие массы трудящихся нашей страны становились на путь беспощадной борьбы с фашистскими захватчиками. Советский народ под руководством партии коммунистов применил во вражеском тылу самые разнообразные формы и способы сопротивления, которые выражались в борьбе за срыв всех экономических, политических и военных мероприятий оккупационных властей, в подпольной и вооружённой партизанской войне. Наиболее активной и действенной формой сопротивления советского народа в тылу врага была вооружённая партизанская борьба. Партия и Советское правительство видели в партизанском движении не только силу, способную оказать действенную помощь Красной Армии, но и могучее средство поддержания и укрепления морального духа народных масс, попавших под гнёт оккупантов. В исторической Директиве СНК СССР и ЦК ВКП (б) партийным и советским организаци-ямприфронтовыхобластейот29июня 1941 г., основное содержание которой было потом изложено в речи И. В. Сталина по радио 3 июля 1941 г, была дана научно обоснованная про грамма борьбы советского народа против гитлеровской Германии и её сателлитов. Трудящимся нашей страны был раскрыт характер начавшейся войны как войны справедливой, освободительной, направленной на освобождение не только нашего, но и других народов, ставших жертвами фашистской агрессии. Партия и правительство призывали народ к развёртыванию партизанской войны в тылу врага, указывали её основные задачи и формы: «В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской борьбы всюду и везде. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия». 18 июля 1941 г. ЦК ВКП (б) принял постановление «Об организации борьбы в тылу германских войск». В нём были определены задачи по созданию на захваченных врагом территориях разветвлённой сети подпольных партийных организаций для руководства народной борьбой против оккупантов. В постановлении подчёркивалась необходимость осуществления коммунистами авангардной роли в деле организации сопротивления захватчикам, требовалось, чтобы за организацию партизанского движения взялись непосредственно сами руководители республиканских, областных, районных партийных и советских организаций, чтобы они возглавляли партизанские отряды и группы, личным примером вдохновляли народ на борьбу. Партизанским отрядам рекомендовалось разрушать коммуникации врага, взрывать мосты и железные дороги, уничтожать телефонную и телеграфную связь вражеской армии, взрывать и сжигать склады с боеприпасами и военным имуществом, громить транспорт и обозы с живой силой и боевой техникой врага и т. д.

Призывы Центрального Комитета партии разжечь пламя всенародной партизанской борьбы в тылу врага нашли горячий отклик среди советских людей. Ещё до принятия вышеупомянутого постановления, 26 июня 1941 г. Орловский обком ВКП (б) совместно с облисполкомом принял решение об организации истребительных батальонов во всех районах и го-родах, в т. ч. и на территории входившей в её состав нынешней Брянской области. Уже в первой декаде июля было сформировано 75 батальонов. В них насчитывалось до 10 тыс. человек.

4 июля 1941 г. Орловский обком партии направил во все райкомы и горкомы директивное письмо, в котором предлагалось приступить к формированию партизанских отрядов, организации для них баз с оружием и продовольствием, используя для этой цели труднодоступные лесные массивы как районы будущей дислокации партизанских отрядов и диверсионных групп. Рекомендовалось немедленно подобрать и проинструктировать руководителей партизанских отрядов и диверсионных групп. В письме говорилось о необходимости «создать надёжные партийные ячейки, наметить явочные квартиры в каждом городе, районе, рабочем посёлке, на железнодорожных станциях, совхозах и колхозах». Руководителей парт ячеек предлагалось подобрать из числа лучших и надёжных людей, до конца преданных Родине, в частности, из состава работников РК ВКП (б), учителей и агрономов. Во исполнение постановления: ЦК ВКП (б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск» указаний обкома партии, к сентябрю 1941г в Орловской области было сформировано 72 партизанских отряда, 91 партизанская группа, 330 групп подрывников, в которые было отобрано 4,5 тыс. человек. К ноябрю 1941 г. в оккупированных районах области действовало 19 подпольных райкомов и горкомов партии и 16 райкомов комсомола. Для руководства их деятельностью было утверждено 5 подпольных секретарей обкома ВКП (б). Создание подполья и партизанских отрядов местным партийным организациям пришлось проводить в очень тяжёлых условиях. Это было обусловлено рядом причин и, в первую очередь, обстановкой военного времени, неудачами наших войск на фронте, быстрым продвижением врагов в глубь страны, а также призывом значительной части коммунистов в Красную Армию, эвакуацией оборудования и имущества промышленных предприятий, колхозов, совхозов, МТС и т. д. в восточные районы страны: вместе с вывозом материальных ценностей эвакуировались рабочие и колхозники, в том числе коммунисты и комсомольцы. Партийные организации в целом и коммунисты в своём большинстве не имели опыта ведения подпольной и партизанской борьбы. Но, несмотря на огромные трудности первого периода войны, местные партийные организации, опираясь на исторический опыт нашей партии, проделали большую работу по развёртыванию подпольной борьбы и партизанского движения в тылу вражеской армии. Уже в течение августа — октября 1941 г. партизанские отряды оформились в большинстве районов области. Отбор бойцов в партизанские отряды проводился на добровольной основе и в строго индивидуальном порядке. Людям физически слабым, безвольным в партизанские отряды вступать не рекомендовалось. Секретарь Навлинского райкома партии А. В. Суслин на организационном собрании партизанского отряда говорил: «Люди, не способные переносить величайшие лишения опасной и тяжёлой жизни, пусть покинут партизанский отряд, пока не поздно, пока ещё враг не занял территории района. Мы не обещаем будущим партизанам сносных условий жизни, а наоборот, говорим открыто: условия жизни будут чертовски тяжелы и предстоит смертельная борьба с лютым врагом». Вступая в партизанский отряд, каждый боец в торжественной обстановке — перед строем своих товарищей — принимал присягу. Руководители городских и районных партийных, советских и комсомольских организаций, рядовые члены партии и комсомола стали цементирующим ядром в партизанском движении. Многие из них были назначены командирами и комиссарами партизанских отрядов и их подразделений. Так, Брянский подпольный горком ВКП(б) и партизанский отряд возглавил второй секретарь горкома партии Д. Е. Кравцов, который одновременно был командиром городского партизанского отряда. Брянским сельским районным партизанским отрядом, впоследствии переросшим в партизанскую бригаду им. Щорса, командовал секретарь райкома партии М. П. Ромашин. Он же возглавлял подпольный Брянский РКВКП(б). В Орджоникидзеграде подпольный ГК возглавил Г. Г. Гавриличев. Здесь из нескольких партизанских отрядов создали партизанский батальон. Командиром его был назначен начальник цеха завода «Красный Профинтерн» коммунист А. И. Виноградов. Дятьковский подпольный райком партии возглавил секретарь райкома С. Г. Туркии. В августе 1941 г. на территории этого района было сформировано два партизанских отряда: Дятьковский, которым командовали коммунисты Н. М. Сентюрин и С. С. Качалов и Бытошский под командованием В. И. Алексеева и А. Н. Сильвановского. В Клетнянском районе партизанский отряд возглавил председатель исполкома А. Р. Глебов, а комиссаром стал секретарь райкома партии А. Ф. Семёнов. В Трубчевском районе для руководства партизанской борьбой остался весь состав райкома партии — секретари А. Д. Бондаренко, А. С. Бурляев и Н. П. Коротков. Председатель райисполкома И. С. Сенченковтал командиром партизанского отряда, комиссаром был назначен А. Д. Бондаренко. Командиром Суземского отряда был утверждён партизан Гражданской войны, заведующий райсобесом коммунист И. Я. Алексютин, комиссаром — секретарь райкома Н. С. Паничев. Для руководства партизанской борьбой остались в полном составе Навлинский райком партии во главе с секретарём А. В. Суслиным и райисполком во главе с председателем М. А. Мирошиным. Командиром отряда стал кадровый офицер Красной Армии капитан М. О. Карицкий, комиссаром — секретарь райкома А. В. Суслин. Таким образом, формирование партизанских отрядов и создание партийного подполья в области развернулось уже с первых дней войны. Тысячи советских людей поднимались на активную вооружённую борьбу в тылу немецких армий. Огромная тяжесть этой большой и ответственной задачи легла на плечи партийных организаций. Они совместно с советскими органами провели большую организационную работу, заложив тем самым основы для развёртывания массового партизанского движения. Уже с первых дней оккупации партизанские отряды оказывали вооружённую помощь частям Красной Армии. Несмотря на то, что в этот период отряды были малочисленными, они вели боевые операции с врагом: устраивали засады, взрывали шоссейные и железнодорожные мосты, уничтожали связь. Так, с августа по декабрь 1941 г. Клинцовский партизанский отряд (командир М. Г. Кузнецов, комиссар С. А. Шкроб) произвёл крушение двух воинских эшелонов у разъезда Святец и на участке Святец — Новозыбков, подорвал бронепоезд на участке Унеча — Гвоздиново, разрушил 11 мостов на дорогах Клинцы — Красная Гора, Клинцы — Гордеевка, Клинцы — Ущерпье, Клинцы — Тулуковщина, Клинцы — Лопатня, Клинцы — Смолевичи и др., уничтожил паром на р. Ипуть, 4 автомашины и телефонную связь на протяжении 2 км.

Отряд партизан под командованием П. М. Смертина в течение октября — декабря в двух операциях уничтожил 85 автомашин с солдатами и грузами, одну танкетку и одну бронемашину; захватил 800 пудов зерна, предназначенного для гитлеровских войск, и раздал семьям красноармейцев; сжёг вражеский самолёт, сняв с него пулемёт и радиостанцию Партизанский отряд под командованием Г А. Мирошкина в конце декабря на большаке Орловские дворики — Брянск напал на охрану конвоируемых советских военнопленных, освободив 8 000 бойцов и командиров Красной Армии.

В августе 1941 г. начали вооружённую борьбу мглинские, рогнединские, клетнянские и жирятинские партизаны. В первоначальный период оккупации партизанские отряды оказывали большую помощь отдельным частям Красной Армии, попавшим в окружение: выводили их через линию фронта, собирали разведывательные данные. 15 октября 1941 г. навлинские партизаны вывели из окружения 4-ю кавалерийскую дивизию под командованием полковника Дудко, 16 октября — 82-й стрелковый полк во главе с комиссаром Н. Гуровым. В этот период они переправили через линию фронта 19 командиров Красной Армии, при этом оказав им помощь продовольствием и медикаментами. Трубчевские партизаны вывели из окружения 108-ю танковую дивизию. Кроме того, была выведена часть 4-й кавалерийской дивизии. Брянский партизанский отряд им. Виноградова вывел из окружения свыше пяти тыс. советских военнослужащих. Подобную помощь бойцам и командирам, попавшим в окружение, оказывали и другие отряды Брянщины. Народные мстители постоянно обеспечивали фронтовые части разведданными, которые имели большое значение для командования Красной Армии. Они отличались разносторонностью, обстоятельностью и большой оперативной значимостью Так, в донесении командующему Западного фронта Г. К. Жукову брянские партизаны 18 сентября 1942г. сообщали: «По железной дороге Брянск на Рославль с 1 по 8 сентября 1942 г. прошло 54 эшелона в количестве 2 126 вагонов, из них с войсками -164, с автомашинами -198, горючим- 50 цистерн, углем-17 вагонов, платформ с орудиями — 9, пустых вагонов — 1123, со стройматериалами — 39, санитарных вагонов -16, с неустановленным грузом — 510». Некоторые из разведдонесений брянских партизан, учитывая их особую важность, Жуков доводил до сведения Ставки Верховного Главнокомандования полным текстом, без комментариев. Москва, Сталину Докладываем донесение командира партизанского отряда 12 июля 1942 г. Жуков, Булганин «8 июля из Орджоникидзеград через Дятьково прошло свыше тысячи автомашин с пехотой и свыше ста мотоциклов. Орлов». (командир Дятьковского отр.) Второе донесение. Москва, Сталину Передаём агентурное донесение. 13 июля 1942 в. Жуков, Булганин «7 июля из Рославля через Брянск на Жиздра прошло 400 автомашин, свыше 50 орудий на прицепах, до 40 танков. Движение продолжалось до 9 июля. С Брянск-2 усилилось движение поездов на Жиздра. С 3по9 июля прошло 15-18 эшелонов с солдатами, автомашинами, пушками и 20-30 танков 7 июля с Брянск на Жиздра отправлены зенитные орудия среднего калибра». В октябре-декабре 1941 г. партизанские отряды уже повсеместно начали боевые действия. Уничтожая на местах изменников Родины-пособников оккупантов, народные мстители не только дезорганизовывали аппарат управления фашистских властей, но и накапливали боевой опыт, укрепляли веру населения в возможность успешной борьбы с немецкими захватчиками, показывали её конкретные пути. В этот период подпольные партийные и комсомольские организации, а также коммунисты и комсомольцы, находившиеся в партизанских отрядах, развернули массово-политическую работу среди населения, противопоставляя её фашистской пропаганде. Партийные организации раскрывали перед трудящимися всю глубину опасности, нависшей над Родиной, изо дня в день разъясняли благородные цели войны Советского Союза, воодушевляя народ и направляя все его силы на сопротивление врагу. В городах и сёлах партизаны и подпольные организации распространяли принимаемые по радио сводки Совинформбюро, листовки и обращения, проводили собрания и беседы с населением. Агитационная работа особенно усилилась в связи с празднованием 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Во многих населённых пунктах Брянщины, из которых партизанами были изгнаны оккупанты, собрания с населением проводились открыто. Массово-политическая работа была настолько действенной, что оказывала влияние даже на немецких ставленников — старост, старшин, полицейских и им подобных. Активное участие в этой работе под руководством коммунистов принимали комсомольцы, подростки. Так, в Навлинском районе (секретарь подпольного РК комсомола Липа Карпова) комсомольцы-подпольщики Миша Князев, Валя Калинина, Лена Тимошина, Вася Шакин, Дуся Рябых, Мария Дунаева, Полина Рябцева и другие распространяли среди населения листовки и сводки Совинформбюро, сообщали партизанам о настроениях населения, передавали им разведданные о вражеских войсках, о движении фашистских эшелонов через железнодорожную станцию Навля, переправляли в партизанский отряд военнослужащих Красной Армии, попавших в окружение. Четырнадцатилетний подросток Вася Борисенко из Суземского района неоднократно со своими сверстниками пробирался во вражеский гарнизон и добывал ценные разведданные о противнике, которые потом передавались за линию фронта командованию Красной Армии. Огромную массово-политическую работу в этот период проводили комсомольцы и молодёжь Дятьковского, Брянского, Клетнян-скоп), Жуковского, Комаричского, Мглинско-го и других районов Брянщины. Большое значение для развития партизанского движения в конце 1941 — начале 1942 г. имел разгром Красной Армией гитлеровских войск под Москвой. Весть о поражении немецко-фашистских войск быстро облетела всю оккупированную территорию. Большой радостью были наполнены сердца советских людей, находившихся в тылу врага. Они воочию убедились в том, что «непобедимая» гитлеровская армия может быть не только остановлена, но и разбита. Операции Красной Армии зимой 1941 -42 г. заставили оккупантов бросить на фронт даже те резервы, которые они привлекали для борьбы с партизанами в оккупированных городах и сёлах Брянщины. Это в значительной мере способствовало усилению боевых действий партизанских отрядов, облегчало политическую и организаторскую работу по мобилизации населения на борьбу с захватчиками: подпольные партийные и комсомольские организации в оставленных немцами населённых пунктах стали открыто проводить собрания, митинги, доклады и беседы. Используя в своей массово-политической работе успехи Красной Армии на фронте, подпольные организации добились такого положения, когда трудящиеся области с каждым днём активизировали свои действия против врага. Если в начальный период войны некоторая часть населения ещё вела себя пассивно, то вскоре после разгрома немцев под Москвой, под воздействием массово-политической работы, проводимой подпольщиками и партизанами, а также советским тылом, и эта часть населения всеми силами стала стараться помочь партизанам словом и делом. В партизанские отряды вступали целыми семьями и даже населёнными пунктами. Так, Зубов Георгий Ипатьевич из деревни Берёзовка Погарского района вступил в партизанский отряд вместе со всей семьёй. Георгий Ипатьевич стал старшиной, его жена — медсестрой, а сыновья Володя, Михаил и Юра образовали пулемётный расчёт.

Филипп Антонович Лобачёв из деревни Глыбочка Навлинского района в партизанский отряд вступил с женой и двумя сыновьями. Филипп Антонович ведал хозяйственной частью, его жена готовила для партизан пищу, а сыновья были разведчиками. Партизанский отряд им. Кутузова Трубчевского района был полностью сформирован из жителей Радутинского сельского Совета (куда входили населённые пункты Дятьковичи, Радутино, Субботово, Рожок и Глинск). Отрядим. Куйбышева сформировали из жителей села Рябчовск, а жители сёл Острая Лука и Дольск создали отряд им. Ленина.

В Навлинском районе таким путём было создано 12 партизанских отрядов, в Суземском районе — 8, в Дубровском — 5 и т. д. Население Брянщины на территориях, оккупированных врагом, повсеместно активно поддерживало партизан. Газета «За Родину», выходившая на территории Суземского района, писала: «24 мая 1942 г. секретарь партбюро партизанского отряда Олейников в селе Смелиж проводил собрание по разъяснению первомайского приказа Главнокомандующего, присутствовало 200 человек. Колхозники на этом собрании в один голос заявили: «Мы готовы помочь партизанам продуктами питания, оружием, боеприпасами и людьми, чтобы скорее вы изгнали с нашей земли врага!». Трудящиеся, воспитанные при Советской власти, понимали, что в тяжёлое для нашей страны время их долг — способствовать развёртыванию и усилению всенародной борьбы с фашистскими агрессорами. Они стремились помочь партизанским отрядам всем, что только можно было сделать в тех сложных и трудных условиях, проявляли при этом каждодневный героизм и самоотверженность. Когда подпольные партийные органы и командование партизанских отрядов в первоначальный период выдвинули, как одну из главных задач, сбор оружия и боеприпасов, оставшихся на полях сражений, мирные жители приняли в этом самое активное участие. В каждом населённом пункте создавались специальные бригады из мирных жителей (подростков, стариков и женщин) по сбору оружия и боеприпасов для партизанских отрядов. В Южном Брянском партизанском крае на июнь 1942 г. население собрало, отремонтировало и передало народным мстителям Трубчевского, Суземского, Навлинского, Брасовского, Севского районов 13танков, 2 танкетки, 5 бронемашин, 137 миномётов, 11 орудий, 12300 винтовок, 55 тыс. снарядов, 7 тыс. мин, 112 станковых и 395 ручных пулемётов, 5 млн. патронов. О помощи населения Брянщины прославленный командир украинского партизанского соединения, дважды Герой Советского Союза С. А. Ковпак вспоминает: «Мы узнали от местных жителей, что в районе Хинельских лесов (Севский район) танковые и кавалерийские части Красной Армии вели тяжелые оборонительные бои с фашистами. После боёв колхозники собрали много различного оружия и снаряжения. После обращения к ним наших уполномоченных о сборе оружия и передаче его партизанам население горячо откликнулось. В течение трёх дней привезли столько пистолетов, патронов, сёдел и другого имущества, что нам хватило экипировать всех бойцов». Население Дятьковского, Трубчевского, Навлинского, Суземского, Клетнянского и других районов принимало активное участие в строительстве оборонительных сооружений и аэродромов: добровольные помощники корчевали пни, засыпали ямы и укатывали поля Старики, женщины и даже дети работали на строительстве от зари до зари, не щадя своих сил. Приведённые примеры говорят о высоком патриотизме и преданности Родине населения Брянщины . Партизанское движение в нашем крае принимало характер всенародного восстания против нацистов. Вот что писал начальник навлинской управы Покровский своему начальнику Островскому в Брянск: «Кто явится ответственным за оставленные семьи работников, которые состоят на службе охраны районной управы? Ежедневно с мест поступают тревожные сведения о разгроме партизанами полицейских гарнизонов, сельских управ. Одним словом, жертв не перечтёшь . Умоляю вас, примите все меры, зависимые от вас, и пришлите подкрепление сюда для спасения людей, продолжающих работать в управе и в охране. Отряд нужен с миномётами. Либо вы пришлёте отряд, либо оставите нас на гибель. Одновременно скажу, что дела управы неважные. Налоговые сборы проходят неудовлетворительно .». Таким образом, фашистское командование вынуждено было уже в первые месяцы войны внести существенные коррективы в состав и численность карательных органов, предназначенных для обеспечения безопасности тыловых районов армий и установления пресловутого «нового порядка» . Зима 1941-42 г. была самым трудным временем в развитии партизанского движения. Жизнь зимой в лесу, вопросы самообеспечения питанием, одеждой, оружием и боеприпасами, сложность боевых действий, насыщенность населённых пунктов вражескими войсками создавали для партизан большие трудности. Западногерманский историк Эрих Хессе, анализируя итоги второй мировой войны, сделал правильный вывод о том, что «без помощи со стороны гражданского населения . группы (партизан — Т. Д.) едва ли смогли существовать дальше, тем более, что в зимние месяцы определённые лесные районы, занятые партизанами, были блокированы германскими охранными войсками». Однако партизаны Брянщины сумели приспособиться к зимним условиям и выдержали это испытание. Благодаря помощи населения и трофеям, тем запасам, которые были завезены на партизанские базы до оккупации районов, народные мстители имели необходимый минимум одежды, обуви и продовольствия. В сообщении службы полиции и СД № 10 за февраль 1942 г. отмечалось, что «на центральном участке фронта деятельность партизан ещё более возросла и сильный мороз не вызвал ослабления этой деятельности». О масштабах партизанского движения свидетельствует приказ № 1 немецкого генерала Блацмана от 15 февраля 1942 г., в котором говорится: «Разведкой установлено большое количество партизан. Партизаны хорошо одеты, обуты, имеют хороших лошадей, хорошие сани, достаточное количество лыж и маскировочных халатов. В русских сёлах население сочувствует и помогает партизанам. При расположении на отдых 50 % солдат спать не ложатся. Возле квартир, где располагаются солдаты, обязательно устанавливаются посты, между постами курсируют патрули». Это же подтверждают в своих письмах домой и немецкие солдаты. При разгроме немецких гарнизонов брянские партизаны у убитых солдат не раз находили письма, написанные домой в Германию. В одном из них говорится: «По ночам мы лежим в окопах из-за страха быть захваченными врасплох. С партизанами мы не справимся, их с каждым днём становится всё больше». Другой солдат, Франц Кратке, писал: «Где бы мы ни были, куда бы мы ни уходили, мы всегда оглядываемся, не подстерегают ли нас партизаны. Я пробыл в тылу долго, но и там немецкий солдат не чувствовал себя в безопасности». Следует отметить, что заслуга брянских партизан в том, что они впервые в борьбе с оккупантами нашли, изучили и распространили оправдавшую себя форму вовлечения фактически всего населения в вооружённую борьбу — это отряды и группы самообороны, которые, после освобождения партизанами населённых пунктов от гитлеровцев и их ставленников, формировались из числа стариков, подростков, женщин. Бойцы групп самообороны обучались партизанами владению оружием, после чего вооружались и несли охрану населённых пунктов от фашистских оккупантов. Тем самым они оказывали большую помощь партизанским отрядам в их вооружённой борьбе, являлись боевым резервом партизан.

Первые группы самообороны на Брянщине появились в Дятьковском районе. Затем опыт дятьковцев был распространён на южные районы — Суземский, Навлинский, Трубчевский и некоторые другие. Этот опыт получил распространение в партизанских районах Смоленской области и других peгионах. Подробнее об этом начинании брянских партизан будет рассказано ниже.

Партизанские формирования, преодолевшие трудности холодной зимы первого года войны, активно сражались с оккупантами и стали той основой, на которой с весны 1 942 г. получило мощное развитие партизанское движение на Брянщине. 2.2 Деятельность подпольных организаций Партийные органы большое внимание уделяли созданию подпольных организаций и их деятельности на территории области. Подпольщики, эти бойцы невидимого фронта, отважно сражались и геройски умирали в жестокой борьбе, в которой гитлеровцы несли во много раз большие потери. В тяжёлой ситуации первых дней войны мужчины были призваны в армию, часть из них эвакуировалась в советский тыл с оборудованием заводов и общественным скотом колхозов и совхозов, многие подростки ушли в партизанские отряды. В этих условиях партийное и комсомольское подполье создавалось, в основном, из комсомольцев и несоюзной молодёжи допризывного возраста, из женщин и девушек. В городах и районах нашего края к формированию подполья приступили уже в августе 1941 г., когда гитлеровские войска приблизились к территории Брянщины. Так, Навлинский райком комсомола под руководством партийных органов организовал широкую сеть подпольных групп. Всего в районе было создано 15 групп, которыми руководила секретарь РК ВЛКСМ Липа Карпова. Среди них своей активной деятельностью особенно выделялись группы Навлинская, которую возглавляла Инна Сохина, и Алтуховская, возглавляемая Шурой Комагоровой. В Дятьковском районе было создано 17таких групп, в Погарском -9, Трубчевском — 7. Подпольные группы создавались и в других районах Брянщины. В первоначальный период подпольщики проводили пропагандистскую работу среди населения. Они собирали советские листовки, сброшенные с самолётов, переписывали их и распространяли в населённых пунктах. Местные жители с радостью их читали и передавали друг другу — В листовках подпольщики рассказывали о положении на фронтах и о боевых действиях партизан против оккупантов, разоблачали лживую фашистскую пропаганду, призывали население не выполнять гитлеровские указания и распоряжения. Комсомольцы-подпольщики Дятьковского района на старых газетах, фанере, бересте писали обращения к оставшимся в окружении красноармейцам. Вот одно из них: «Ко всем окруженцам! Не ходите на регистрацию в районную управу. Это хитрая фашистская уловка — взять вас в плен. Идите в партизанские отряды». Подростки Иван, Тихон и Коля Кравцовы, Миша Цыганков, Саша Кондарев, Тихон Бунаков и многие другие вместе с комсомольцами Мишей Бирюковым, Федей и Иваном Корначёвыми, Алексеем Прошкиным, проживавшими на территории Радутинского сельского Совета, постоянно распространяли листовки в населённых пунктах Радутино, Дольск, Дятьковичи, Субботово, Рожок, Комягино, Яцковка и многих других деревнях Трубчевского района. В листовках содержались призывы: «Идите в партизанские отряды!», «Не выполняйте распоряжения гитлеровцев, срывайте их мероприятия!», «Разрушайте мосты и железные дороги!» и другие. Подпольщики сообщали командованию партизанских отрядов, какие силы охраняют населённый пункт, где расположены вражеские посты, огневые точки, склады оружия, продовольствия; где расквартированы немецкие офицеры и солдаты. Не следует забывать, что нашим подпольщикам приходилось бороться с жестокой и беспощадной фашистской оккупационной администрацией. Ценой малейшей ошибки подпольщика были арест, нечеловеческие пытки и смерть. Но вера в правоту своего дела, вера в грядущую победу над врагом были сильнее страха смерти. Доказательство тому — в прощальном письме навлинского подпольщика И. И. Таратухина, расстрелянного 18 сентября 1942 г.: «Моим дорогим жене и дочери последний привет. Прощайте и простите меня за ваши страдания. Я умираю как патриот своей Родины. Вас прошу, мои дорогие, не падать духом. Вы будете жить, хотя и трудно будет, но мужайтесь. Недалеко то время, когда вы снова будете работать и жить радостной счастливой жизнью .» Несмотря на имевшиеся жертвы, борьба подпольщиков Брянщины с каждым месяцем ширилась и становилась всё более эффективной. Подпольщица Шура Дулепова, работая на Брянске-2 в немецкой управе, сумела похитить 150 бланков немецких паспортов и передать их руководителям подполья. В Новозыбкове в паспортном столе полиции работала Мария Третьякова. Она изготовила 17 паспортов для красноармейцев, попавших в плен. С её помощью более 60 чело век было переправлено в партизанские отряды, Большую помощь партизанам оказывали подпольщики г. Севска. Им удалось изъять в штабе гитлеровских войск оперативные приказы и предупредить партизан о готовившемся вражеском наступлении. Это дало возможность народным мстителям хорошо подготовиться к их встрече. Кроме того, подпольщица Валя Ломоносова в декабре 1942 г. в Севской управе раздобыла списки 900 немецких ставленников и передала в партизанский отряд. Навлинские девушки-подпольщицы Тамара Степанова и Мария Дунаева проводили большую работу по разложению вражеских гарнизонов. В целях конспирации они подружились с венгерским врачом, свободно проходили в казармы венгерских солдат, где незаметно оставляли советские листовки. Тамара вела работу среди солдат так называемой «Русской освободительной армии». В результате артиллерийские расчёты, располагавшиеся на окраине Навли, в составе 30 человек, со всем вооружением перешли на сторону партизан . Вскоре оккупанты поняли, кто противостоит им на невидимом фронте подпольной борьбы. Поэтому не случайно в одном из приказов рейхсфюрер СС Гиммлер писал: «Особое внимание нужно уделять женщинам и детям, так как именно их предпочтительнее всего используют для передачи военных донесений В их обязанности входит поддерживать связь между отдельными партизанскими отрядами и извещать о готовящихся против них операциях». В другом документе говорилось: Особенно нужно говорить о женщинах, которые помогают партизанскому движению. Молодые женщины, получившие коммунистическое воспитание, — самые лучшие и бесстрашные помощники партизан. Из их рядов мобилизуются наблюдатели, связисты, разведчицы». Героическую борьбу с немецкими оккупантами вели подпольщики Комаричей, Сещи и других районов. П. Г. Незымаев — руководитель Комаричской подпольной организации (казнён 8 ноября 1942 г.) Закончив Смоленский медицинский институт в 1941 г, Павел Незымаев был направлен на работу заведующим Комаричской районной больницей. После оккупации района Павел остался в тылу у врага, чтобы вести борьбу с гитлеровцами. В Комаричах он создал подпольную организацию молодёжи. Под его руководством в райцентре и других населённых пунктах района стали работать комсомольцы. В первые месяцы оккупации они распространяли листовки, уничтожали связь противника, вели разведывательную работу. Затем Незымаев приобрёл радиоприёмник, установил у себя на квартире, принимал сообщения Совинформбюро. Ночью размножал их, а затем подпольщики разбрасывали листовки с сообщениями по дорогам и населённым пунктам.

Умело конспирируя свою работу, он вошёл в доверие к оккупационным властям и получил назначение на должность начальника окружной больницы, которую превратил в конспиративную явочную квартиру, в штаб подпольной организации. В июле 1942 г. партизаны ранили обер-бургомистра Локотского округа полиции, предателя Каминского. Павел Незымаев, узнав, что участвовавшие в этом бою против партизан другие начальники полиции остались невредимыми, написал Каминскому анонимное письмо о том, что не партизаны ранили его, а начальник Комаричского отделения полиции Масленников, пытавшийся пробраться на пост обер-бургомистра. Через два дня немцы арестовали и повесили Масленникова.

В это время Незымаев познакомился с начальником артиллерии полка полиции Юрием Малаховым и уговорил его перейти к партизанам. В октябре 1942 г. партизаны совершили налёт на село Шарово, куда Малахов предварительно стянул всё артиллерийское вооружение полка, чтобы в результате налёта оно попало к партизанам. Как главный врач округа, Незымаев был включён в созданную немецким командованием комиссию по мобилизации населения на работу в Германию и на службу в полицию. Он всячески саботировал мероприятия немецких властей. По справкам, выполненным им, молодые люди освобождались от отправки в Германию и от службы в полиции. Более 200 человек из них было затем переправлено в лес, в партизанские отряды. Справка Осипов Т. И. находился на лечении при Комаричской больнице по поводу заболевания лёгких и желудка с 10 августа 1942 г. К воинской службе не годен. 27 августа 1942г. Врач Незымаев Незымаев установил связь с несколькими полицейскими чинами батальонов, которые вели борьбу с партизанами. Он создал военную секцию подпольной организации, в которой активно работали Фондющенков, Малахов и другие. В составе пулемётных, артиллерийских и миномётных расчётов батальонов полиции они подобрали надёжных людей, готовых повернуть оружие против оккупантов. Военная секция под руководством Фондющенкова по указаниям Незымаева организовала мелкими группами и поодиночке переход на сторону партизан 120 полицейских. Фашистские власти, чувствуя постоянное мощное противодействие подпольной организации, устраивали облавы, арестовывали полицейских, но не могли обнаружить хорошо законспирированных подпольщиков. В конце октября вместе с Фондющенковым Незымаев разработал план сдачи партизанам трёх батальонов полиции с полным вооружением. Но предатель, полицейский Катчин, выдал подпольную организацию. 1 ноября 1942 г, за день до намеченной операции, арестовали Незымаева и 7 его товарищей. Все они были приговорены к смертной казни. 8 ноября Павла доставили в Комаричи на казнь. Перед смертью он обратился к полицейским и собравшимся жителям с патриотической речью, в которой выразил уверенность, что Красная Армия разобьёт немецко-фашистских захватчиков, и призвал народ подняться на борьбу за очищение родной земли от гитлеровских оккупантов . После войны далеко за пределами Брянщины стало известно о деятельности интернациональной подпольной организации в Сеще. Захватив Сещу, гитлеровцы оборудовали здесь крупную военно-воздушную базу. С неё совершались разбойничьи налёты на Москву и другие советские города. На аэродроме находилось несколько сот боевых самолетов второго воздушного флота гитлеровских военно-воздушных сил, которые взаимодействовали с войсками группы «Центр». Проникнуть на Сещинскую авиабазу без специальных пропусков было невозможно. Территорию вокруг посёлка в радиусе пяти километров оккупанты перевели на особый режим. В общей сложности базу охраняло около четырёх тысяч солдат и офицеров. Сеще, находящейся от Москвы лишь в 350 километрах, враг придавал исключительное значение, Командование Красной Армии предпринимало попытки нанести бомбовые удары по базе противника. Поначалу все они оканчивались неудачно. 180 фашистских зенитных орудий преграждали путь нашей авиации, К тому же неподалёку от настоящего аэродрома враг соорудил ложный. Там стояли огромные макеты самолётов, по ночам в бочках сжигалось горючее. Это и сбивало с толку наших лётчиков. Но однажды, уже поверившие было в неуязвимость своей базы, гитлеровцы испытали на себе потрясающий удар. Советские лётчики с поразительной точностью обрушили смертоносный груз на самолёты врага. Через некоторое время последовал новый воздушный налёт, вызвавший панику на немецкой базе. Было уничтожено около двух десятков самолётов противника. В другой раз наши лётчики вывели из строя 96 немецких самолётов, а аэродром так разворотили бомбами, что он бездействовал несколько суток. Открыть путь на Сещинскую базу помогли советским лётчикам участники интернационального подполья. Именно они переправили через линию фронта точный план аэродрома, составленный поляком Яном Маньковским; постоянно снабжали командование Западного фронта ценнейшими сведениями об изменениях на немецкой авиабазе, о замыслах врага, о передвижении его техники и живой силы. Венделин Робличка сообщил подпольщикам исчерпывающие данные о планах маршрутов, о дне начала карательной экспедиции, которую фашисты готовили против партизанской бригады Данченкова. Этисведения, вовремя полученные партизанами, помогли им выйти из-под удара. Душой подпольщиков была Аня Морозова. До войны она работала в Сеще. При приближении немцев эвакуировалась вместе с отступающими частями Красной Армии. Но вскоре вернулась и по заданию советской разведки устроилась работать в немецкую прачечную. Прачками и судомойками стали также Лида Корнева, Вера Молочникова, Люся Сенчилина. Они получили пропуска в сещинский военный городок. По совету Ани Морозовой девушки познакомились с поляками Яном Маньковским, Яном Тымой, Вацлавом Мессьяшем и Стефаном Горкевичем, насильственно мобилизованными в немецкую армию и работавшими в команде по обслуживанию аэродрома. Устанавливается также связь с чехом-антифашистом Венделином Робличкой, служившим в немецкой армии. Постепенно создавались реальные возможности для сбора секретной информации, которая интересовала командование наших войск. Во главе подпольной группы был лейтенант Константин Поваров, уроженец деревни Бельской Дубровского района. Устроившись «старшим полицейским», он находит надёжных помощников не только в Сеще, но и в деревнях Бельской, Радичах, Яблони. Акгивными участниками Сещинского интернационального подполья были Иван Алдюхов, Матрёна Ерохина, Варвара Киршина, Прасковья Бакугина и другие советские люди, не пожелавшие склонить голову перед нацистами. Чуть ли не два года шла напряжённая тайная война. Малейший неверный шаг грозил подпольщикам жестокими муками в гестапо и смертью. Перед самым освобождением Брянщины, в начале августа 1943 г, над подпольной организацией сгустились тучи. В Западный штаб партизанского движения от командира 1-й Клетнянской партизанской бригады поступила тревожная радиограмма: 2 августа 1943г. Тов. Попову Немцы начали догадываться, почему происходят взрывы. Они арестовали много русского населения. В Сеще входы и выходы контролируются, но у меня работают поляки и чехи. Они пока остались на местах. Это ценные люди.

Данченков Подпольщики продолжали успешно действовать благодаря глубокой конспирации. Некоторые из них дожили до наших дней. Остальные погибли. На вражеской мине подорвался Константин Поваров. Имя мужественного борца против фашизма носит сейчас Сещинская средняя школа. После освобождения Сещи Ане Морозовой, как радистке-разведчице, дали ответственное боевое задание, сбросив на парашюте на территории Польши. Там ей пришлось вступить в неравный бой с гитлеровцами. Аня не дрогнула. Раненая, она продолжала вести огонь по окружившим её врагам. А когда кончились патроны, взяла последнюю гранату, зубами вырвала кольцо и взорвала себя. Похоронена наша землячка в 131 километре от Варшавы. Посмертно ей присвоено звание Герой Советского Союза.

2.3 Женщины в партизанском движении История не знала столь массового участия женщин в партизанском движении, как в годы Великой Отечественной войны. Если в партизанских отрядах Украины они составляли 6,1 процента, в РСФСР — от 6 до 10, то на Брянщине насчитывалось 15,8 процента женщин-партизанок. И только в Белоруссии этот показатель был выше на 0,2 процента. Население и особенно молодёжь на своих собраниях принимали решения о замене женщинами в партизанских отрядах всех мужчин, которые занимались заготовкой продуктов, сбором боеприпасов и оружия. Кроме это- го, повсеместно женщины работали в обозах, госпиталях, вступали в группы самообороны по защите своих сёл и деревень. Так, 2 января 1942 г. комсомольцы населённого пункта Думча Навлинского района на своём собрании обсудили вопрос о вступлении девушек в группы самообороны и партизанские отряды. В принятом ими обращении ко всей молодёжи района говорилось: «Дорогие подруги! Наша страна переживает трудное время. Враг топчет родную землю, грабит население, убивает наших матерей, стариков и детей. Наши отцы и старшие братья сражаются на фронте с гитлеровскими полчищами. Находясь во вражеском тылу, мы должны вступать в группы самообороны, в партизанские отряды и с оружием в руках вести борьбу». Девушки указанного населённого пункта единогласно поддержали призыв комсомольцев: стали с оружием в руках охранять от гитлеровцев свою деревню. Примеру этой комсомольской организации последовали и другие. В комсомольской организации рабочего посёлка Алтухово, которую возглавляла Шура Комагорова, за короткое время в группу самообороны вступило 225 девушек -162 из них научились владеть оружием, прошли курсы по подготовке медицинских работников. Молодые девушки активно включились в политическую работу среди населения оккупированного района по вовлечению его в вооружённую борьбу. Подпольные партийные органы возлагали большие надежды на женщин не только как резерв, призванный заменить мужчин на хозяйственной работе в партизанских отрядах, и как агитаторов. Проявивших себя в боях с врагом, обладающих хорошими организаторскими способностями выдвигали на руководящие должности в партизанских отрядах — командирами и политработниками, использовали на подпольной партийно-комсомольской работе. Кроме того, из числа девушек готовили разведчиц, пулемётчиц, миномётчиц, подрывников, снайперов, медицинских работников. Многие женщины являлись руководителями партизанских формирований, возглавляли подпольные райкомы комсомола, первичные комсомольские организации, находились на руководящей советской работе. Так, Анна Усольцева командовала ротой, а Шура Комагорова, Лида Легкова, Полина Климова, Наташа Дроздова, Людмила Губина и Ольга Крюкова — взводами. Прасковья Лахмоткина была комиссаром партизанского отряда, Лида Афанасьева, Анастасия Юдина — политруками рот, Нина Трисвятская, Мария Михеева, Наталья Башкирова, Мария Бухарева, Анна Холодова были политруками взводов, Антонина Кондрашова — комсоргом роты Бытошской партизанской бригады. Многие женщины и девушки являлись руководителями подпольных партийных и комсомольских организаций. Например, М. Михеева являлась членом бюро Дятьковского РК ВКП(б), А. Гурова была секретарём подпольного Почепского окружкома ВЛКСМ, О. Карпова — секретарём Навлинского подпольного райкома комсомола, А. Демидкина и Н. Бычкова возглавляли Дятьковскую районную комсомольскую организацию, Л. Легкова -Трубчевский подпольный райком комсомола, Л. Афанасьева — Погарский подпольный РК ВЛКСМ. Многие были избраны членами бюро райкомов комсомола. Находясь в партизанских отрядах, девушки в боевой обстановке проявляли героизм и бесстрашие, нередко шли на смерть ради спасения Родины. Так, в декабре 1941 г. Паша Лахмоткина рядовым бойцом вступила в партизанский отряд «За власть Советов», где принимала активное участие в боевых операциях. В июле 1942 г. коммунисты избрали её секретарём партийной организации отряда, а затем выдвинули на должность комиссара. В феврале 1943 г. в одном из боёв она была тяжело ранена и попала в плен. Её зверски истязали оккупанты, добиваясь сведений о партизанах. Но она не предала товарищей и погибла смертью храбрых. Под командой Марии Бухаревой в июньских боях 1942 г. партизаны отбили несколько а гак гитлеровцев, вывели из строя бронемашину и уничтожили 75 вражеских солдат и офицеров. Прославили себя пулемётчицы Мария Туркова из партизанского отряда им. Котовского (за два дня непрерывных боёв с карателями она уничтожила 108 оккупантов) и Таня Полонникова из отряда «За власть Советов»: прикрывая отход партизан, уничтожила из пулемёта 54 гитлеровца. Далеко за пределами Брянщины знали бесстрашную партизанку-разведчицу Валю Сафронову. Вместе со своими подругами — Зиной Головановой, Юавой Елисеевой, Ольгой Золотухиной, Тамарой Куликовой и другими — много раз выполняла она сложные задания командования партизанского отряда им. Кравцова Валя проникала в занятый гитлеровцами Брянск и добывала ценные разведданные о расположении вражеских войск, зенитных батарей противника. Она дважды переходила линию фронта — доставляла советскому командованию важные сведения и стратегические карты. Пользуясь ими, наши лётчики эффективно бомбили вражеский аэродром и уничтожили при этом 58 самолётов и пять зенитных батарей, а также нефтебазу, склад с боеприпасами и несколько эшелонов на ст. Брянск. Насколько смело она действовала, говорят такие факты: во время выполнения одного из боевых заданий в Брянске Валя сумела приклеить листовку на ворота городской управы. В листовке сообщалось о положении на фронте и в тылу страны, разоблачалась гитлеровская пропаганда, содержался призыв к советским людям бороться с оккупантами, саботировать их мероприятия. В другой раз она проникла в городской театр, поднялась на балкон, и, когда её товарищи погасили свет, сбросила в зал листовки, выкрикнув «Да здравствует Красная Армия!» Гитлеровцы пытались схватить смельчаков, но они скрылись. А присутствующие на представлении жители Брянска листовки подобрали и спрятали. 17 декабря 1942 г., пробираясь в свой партизанский отряд, Валя попала в немецкую засаду. О том, что было дальше, рассказывает: ПРИКАЗ по Брянскому городскому партизанскому отряду им. Кравцова

о героической гибели партизанки Вали Сафроновой .17 декабря 1942 г. после длительного лечения возвращалась из гор. Москвы партизанка 3 роты Валя Сафронова. При следовании из дер. Смелиж к месту дислокации отряда в районе дер. Ворки группой немецких фашистов неожиданно был произведён налёт на землянки мирных жителей. Разведчица Валя, очутившись в кольце, не сдалась живой в руки немецких фашистов и в неравной схватке была смертельно ранена.

.Партизанка-разведчица В. Сафронова отдала свою жизнь как истинная патриотка нашей Родины. Командир отряда батальонный комиссар Чернов. Нач. штаба лейтенант Зеленец. В политдонесении Орловскому обкому партии секретарь Навлинского окружкома ВКП(б) Суслин сообщал: «Широкая партийно-политическая работа во многом способствовала активизации боевой деятельности женщин-партизанок. Женщины и девушки стремятся теперь попасть в строй, чтобы непосредственно с оружием в руках участвовать в боях против немецких оккупантов. В партизанской бригаде «Смерть немецким оккупантам» из 139 женщин, состоящих в отрядах, в строю находятся 87. В отряде им. Стрельца из 17 женщин 12 регулярно ходят в боевые операции». А вот что сообщал о женщинах секретарь Трубчевского райкома партии Бурляев. «В бригаде им. Сталина 152 девушки и женщины. Абсолютное большинство их принимают участие в боевой жизни и деятельности отрядов. Во всех проводимых боевых операциях девушки и женщины наравне с мужчинами идут в бой, проявляя при этом смелость и отвагу. Девушка Ю. П. Шныптева из отряда им. Сталина проявила мужество и храбрость в боевых операциях по разгрому гарнизонов в сёлах Гнилёво и Аксёновск, своим примером, с криком «За Родину!», увлекла бойцов в атаку на врага. девушки-партизанки бдительно несут караульную службу. Вся тяжесть санитарной службы в бригадном госпитале и в партизанских отрядах лежит на женщинах и девушках медработниках. На руководящей работе женщин и девушек — 9 человек. 50 девушек и женщин-партизанок представлены к правительственным наградам .» Разведчица бежицкого партизанского отряда им. Виноградова Маргарита Протопопова со своими товарищами несколько раз переходила линию фронта и доставляла штабу 10-й Армии Западного фронта разведданные. Часто по заданию разведотдела она выполняла особо важные задания в тылу врага. Как видно из документов, девушки и женщины в боях с врагом не уступали мужчинам. Это подтверждается тысячами примеров. 2.4 Брянские партизаны — Герои Советского Союза Алексей Дмитриевич БОНДАРЕНКО (1911-1956) Зимой 1941 г. в Брянских лесах насчитывалось несколько десятков партизанских отрядов. Обстановка требовала объединения усилий отрядов при проведении боевых операций. Секретарь Трубчевското подпольного райкома ВКП(б) К. Д. Бондаренко писал в своём обращении к подпольным райкомам: «Дорогие друзья! Пора нам объединяться. Эта задача стала теперь первоочередной. Партийным организациям нужен единый руководящий центр, а отрядам — единое командование. Обсудите этот вопрос и дайте нам свои соображения». 25 февраля 1942 г. в с. Глинном Навлинского района собрались секретари подпольных райкомов партии, командиры и комиссары партизанских отрядов южного массива Брянских лесов — всего 58 человек. Участники совещания заявили о своей готовности активизировать борьбу, о необходимости координировать действия отрядов. 11 апреля на расширенном заседании бюро обкома партии было принято постановление об объединении отрядов. Комиссаром объединенных партизанских отрядов стал А. Д. Бондаренко. Деятельность комиссара оставила глубокий след в истории партизанского движения на Брянщине. Газета «Правда» от 2 сентября 1942 г. писала: «В рядах народных мстителей находится немало и партийных работников, принёсших сюда свой богатый опыт массовой работы. Почётнейшего звания Герой Советского Союза удостоен бывший секретарь райкома ВКП(б) Алексей Бондаренко — комиссар группы отрядов. Под руководством т. Бондаренко была проведена большая массово-политическая работа в районах, занятых врагом. Население этих районов подписалось на военный заём на миллион рублей, собрало в фонд обороны 530 000 руб.» После войны Алексей Дмитриевич находился на партийной работе. Он был депутатом Верховного Совета РСФСР двух созывов -1947 и 1951 гг., неоднократно избирался в состав Брянского областного Совета депутатов трудящихся. Михаил Ильич ДУКА (1909-1976) «Это был командир отчаянно смелый и решительный, очень сильный физически и духовно», — вспоминал Б. К. Морозов, чекист из штаба объединённых партизанских отрядов Брянщины. В августе 1942 г. немцы начали теснить партизан в районе с. Глинное Навлинского района. В это время М. И. Дука со своей бригадой находился в резерве. Командование объединённого штаба решило ввести эту бригаду I бой. Примерно через час бойцы бригады выполнили приказ: около 200 немецких солдат и офицеров было уничтожено, а оставшиеся фашисты бежали из с. Глинного . 22 июня 1941 г. М. И. Дука, находившийся в Москве на курсах профработников, подал военному комиссару Сокольнического района рапорт с просьбой отправить его добровольцем на фронт. Через несколько дней он выехал I Брянск, где до отъезда на курсы работал председателем профкома мясокомбината. М. И. Дука был зачислен в Брянский городской партизанский отряд. А после гибели в декабре командира отряда, Д. Е. Кравцова, он возглавил отряд позднее — бригаду им. Кравцова. Под руководством М. И. Дуки бригада совершила много славных боевых дел. Сам командир в сентябре 1942 г. был удостоен высокого звания Герой Советского Союза. Год спустя, после освобождения Брянщины, Михаилу Ильичу было присвоено воинское звание генерал-майор. Он продолжал воевать против ненавистного врага в первых рядах Советской Армии и окончил свой боевой путь в Берлине. В послевоенные годы М. И. Дука окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе, продолжал службу в Советской Армии. Умер в 1976 году и по завещанию похоронен в Брянске. Дмитрий Васильевич ЕМЛЮТИН (1907-1966) 19 августа 1942 г. на одну из партизанских посадочных площадок прибыла группа товарищей из центра. Один из них сказал: «Живёте в тылу врага, в окружении, а такой шум у вас, машины ходят со светом, костры горят на 50 км видно!» «Да, да. Удивительно, — подтвердил другой офицер, майор Госбезопасности Зуев. — Мы предполагали, что нас поведут тайными тропами, а тут легковые машины!». В тон им Емлютин ответил: «Что ж, мы ведь не только в тылу врага, но и в своём глубоком партизанском тылу. Линия фронта в 40-70 км». За образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу немецко-фашистских захватчиков и проявленную при этом отвагу и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 сентября 1942 г. Дмитрию Васильевичу Емлютину было присвоено звание Герой Советского Союза. Родился он в бедной крестьянской семье в дер. Лбы Навлинского района. Работать начал рано, с 12 лет: посыльным, ремонтным рабочим, стрелочником, сцепщиком вагонов на станции Брянск-II. Здесь вступил в ряды ВЛКСМ, неоднократно избирался членом бюро комсомольской ячейки и её секретарём.

Великая Отечественная Война застала его на посту начальника Суражского межрайонного отдела НКВД. По заданию партии Д. В. Емлютин во главе группы чекистов остался в тылу врага, установил связь с партизанскими отрядами Навлинского, Суземского, Трубчевского, Брасовского, Выгоничского, Комаричского районов. Большую работу проводили чекисты на оккупированной территории: разъясняли задачи борьбы с фашистами, знакомили партизан с положением на фронтах, участвовали в разработке боевых операций. Кроме того, им приходилось обезвреживать вражескую агентуру и предателей.

В апреле 1942 г. Д. В. Емлютин был назначен командиром объединённых отрядов Брянщины. От отдельных диверсионных операций отряды перешли к открытым боевым действиям против регулярных частей противника. Штаб под руководством Д. В. Емлютина разработал не одну операцию. В некоторых из них Дмитрий Васильевич принимал участие лично. После окончания Великой Отечественной войны Д. В. Емлютин работал в органах Госбезопасности. В1957 г. он ушёл на пенсию, но до последних дней принимал активное участие в общественной жизни. Бадма Жапович ЖАБОН (1919-1996) Представители 42 народов и национальностей СССР сражались с захватчиками в рядах народных мстителей Брянщины. Был среди них и бурят по имени Бадма — уроженец горного селения Алханай, что в Агинском Бурятском национальном округе. В Брянские леса старшина Жабон пришёл, отступая с боями почти от самой границы со своими сослуживцами из 13-й Армии. В первые месяцы войны был он дважды ранен. В наших краях лавина захватчиков настигла отступавших. Окружение, плен, смерть — такие перспективы красноармейцев не устраивали. И они создают партизанский отряд, который вскоре вырос в бригаду им. Ворошилова № 1. Отважно сражался в отряде «Спартак» Бадма Жабон. Его станковый пулемёт не раз выручал бойцов в трудные минуты. Бадму назначили командиром роты, группы партизан под его руководством совершили немало дерзких диверсий на железной дороге. После освобождения Брянщины Бадма Жапович участвовал в параде партизан в Орле, а затем в рядах действующей армии воевал в Прибалтике, был тяжело ранен под Кёнигсбергом. После войны вернулся Бадма Жабон на родину. Работал в Алханае председателем сельсовета, бухгалтером в колхозе, на ферме. Неоднократно бывал он в Брянске, вместе с боевыми товарищами ездил в Новозыбков и в пос. Любин, где доныне охраняется их отрядная землянка, посещал могилы погибших соратников. Вместе с другими участниками Всесоюзной встречи партизан и подпольщиков на Партизанской поляне посадил свою берёзку и Б. Жабон. В 1996 г.- за несколько месяцев до своей кончины — отважный партизан из Бурятии был удостоен высокого звания Герой России. Алексей Иванович ИЖУКИН (1913-1992) А. И. Ижукин родился и вырос на Брянщине. Война застала его на посту председателя Сытенского сельского Совета Навлинского района. После оккупации Навли Ижукин ушёл в партизанский отряд «Смерть немецким оккупантам» и стал подрывником. Счёт своим боевым делам он открыл в декабре 1941 г. взрывом крупного склада боеприпасов на большаке Трубчевск — Выгоничи. 9 января 1942 г., находясь в разведке, он с группой партизан обстрелял и подбил немецкий самолёт. Самолёт и экипаж были захвачены партизанами. Диверсии А. И. Ижукина отличались исключительной дерзостью. 14 февраля 1942 г. он лично взорвал два моста на участке Брянск — Киев. В конце марта 1942 г. Алексей Иванович в районе ст. Полужье заминировал ж. д. полотно. В результате взрыва под откос был пущен поезд из 47 вагонов, 204 фашиста было убито, 400 — ранено. Алексей Иванович принимал активное участие в обучении подрывному делу молодых партизан, изобретал новые мины для диверсий на железной дороге. В1942 г. за отличную диверсионную работу в тылу врага Алексею Ивановичу Ижукину бьшо присвоено звание Герой Советского Союза. Всего боевой группой А. И. Ижукина было пущено под откос 11 эшелонов врага, взорвано 15 мостов, из них 9 — железнодорожных, склад боеприпасов и 20 автомашин. В результате диверсионной деятельности было уничтожено свыше 3 тыс. немецких солдат и офицеров, не менее 100 вагонов с боеприпасами. Пётр Андреевич МАРКОВ (1905-1983) П. А. Марков родился в с. Юрасово Севского района. Трудовую деятельность начал рано. Некоторое время работал бурильщиком на одной из шахт Донбасса. В 1930 г. вернулся в Юрасово, стал председателем колхоза. Перед Отечественной войной работал директором спиртзавода в Злынковском районе. Когда на родную землю пришли немецко-фашистские захватчики, П. А. Марков остался в тылу врага для организации партизанской борьбы. В лес с Петром Андреевичем сначала ушли четверо: Кузьма Зайцев — милиционер из Каржеловки, Пётр Романов и братья Осиновые из Софиевки. Но в Злынке и в окрестных сёлах оставались надёжные люди. Прежде чем собрать людей, надо было добыть оружие — отряд располагал всего четырьмя винтовками, двумя наганами и пулемётом времён Гражданской войны. В конце октября на дороге Дубровка — Софиевка устроили засаду отряду карателей. Результат превзошёл все ожидания: было собрано 2 повозки немецкого оружия. Теперь отряд мог принять пополнение. Из Злынки в лес пришла большая группа коммунистов во главе с бывшим заведующем райпо Лозбенем. Пополнился отряд и за счёт бойцов и командиров Красной Армии, попавших в окружение или бежавших из плена. Удалось установить связь с партизанами Новозыбковского и Климовского районов. В апреле 1942 г. отряд Маркова влился в соединение А. Ф. Фёдорова и стал называться отрядом им. Ворошилова. Вместе с Фёдоровым прорвались марковцы из блокированного немцами софиевского леса и ушли в сторону Новгород-Северского, к Десне. Оттуда соединение Фёдорова двинулось на запад. 2 мая 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Петру Андреевичу Маркову было присвоено звание Герой Советского Союза. После войны Пётр Андреевич вернулся на родную Брянщину, много лет трудился на хозяйственной работе. Дмитрий Николаевич МЕДВЕДЕВ (1898-1954) Дмитрий Николаевич Медведев родился в семье бежицкого рабочего. С 1911г. принимал активное участие в революционных событиях. В1918 г. Д. Н. Медведев участвовал в подавлении эсеровского мятежа в Брянске, затем пошёл добровольцем в четвёртую Орловскую стрелковую дивизию, которая принимала участие в разгроме Юденича. Вернувшись в Брянск в 1920 г., Дмитрий Николаевич начал работать в ВЧК (где проработал до ухода на пенсию в 1939г.) Уже на третий день Великой Отечественной войны стали создаваться специальные разведывательно-диверсионные отряды, одним из которых — группой «Митя» — было поручено командовать Д. Н. Медведеву. В числе главных задач, поставленных командованием, были сбор разведданных о противнике, организация советских людей на борьбу против фашистов. До отзыва в Москву в январе 1942 г. отряд действовал в треугольнике Жиздра — Дятьково — Людиново. А 17 февраля в Кремле М. И. Калинин вручил медведевцам правительственные награды за успешные операции в тылу врага. Д. Н. Медведев был награждён орденом Ленина.

Вскоре Медведев получил новое задание — сформировать отряд (он получил название «Победители») и отправиться в район г. Ровно, превращённого в фашистскую «столицу» Украины. Кроме резиденции гаулейтера Коха, в Ровно находились важнейшие военные объекты, штабы, так называемое «Всеукраинское гестапо». Разведчики отряда действовали во Львове, Виннице, Луцке, Здолбунове. В списках отряда под псевдонимом Н. В. Грачёв значился легендарный разведчик Николай Иванович Кузнецов.

Высокого звания Герой Советского Союза Дмитрий Николаевич был удостоен 5 ноября 1944 г. Когда война закончилась, Дмитрий Николаевич Медведев счёл своим долгом рассказать миллионам людей о своих боевых товарищах в книгах «Это было под Ровно», «Сильные духом», «На берегах Южного Буга». Эти книги были переведены на 31 язык народов мира Анна Афанасьевна МОРОЗОВА (1921-1944) Анна Афанасьевна Морозова родилась на Смоленщине. В 1935 году вместе с родителями переехала в п. Сещу. Во время оккупации Сещи Аня принимала активное участие в создании интернационального подполья. Группа Ани Морозовой добывала сведения о дислокации вражеских частей в Сеще, составила подробный план фашистской авиабазы. В результате советская авиация нанесла по аэродрому ряд точных ударов. На основании разведданных Морозовой партизаны разгромили дом отдыха для немецких лётчиков в с. Сергеевка. Было уничтожено более 200 вражеских солдат и офицеров, сожжено 38 автобусов и автомашин. Под её руководством в 1943 г. подпольщики проносили магнитные мины на территорию аэродрома. Не раз Аня предупреждала партизан о готовящихся против них карательных экспедициях. После освобождения советскими войсками Сещи Аня Морозова в составе разведгруппы была заброшена в глубокий тыл врага. В сентябре 1944 г. она погибла в неравном бою: будучи окружена гитлеровцами, она, раненая, взорвала себя и врагов гранатой. Указом Президиума Верховного Совета СССР в мае 1965 г. Анне Афанасьевне Морозовой посмертно было присвоено звание Герой Советского Союза. Михаил Петрович РОМАШИН (1905- 1964) М. П. Ромашин родился в дер. Крыловка Брянского района в бедной крестьянской семье. Трудовой путь начал в 1917 г. учеником слесаря. Перед Великой Отечественной войной был секретарём Брянского райкома партии. Осенью 1941 г. Михаил Петрович возглавил Брянский районный партизанский отряд, который со временем начал наносить врагу чувствительные удары. К июлю 1942 г. на счету отряда было 5 взорванных ж. д. мостов, 3 пущенных под откос и 2 обстрелянных партизанами вражеских эшелона, около 2 тыс. уничтоженных гитлеровцев и предателей, 3 разгромленных полицейских отряда, выведенная из строя Полпинская ж. д. ветка. За поимку или выдачу Михаила Петровича немцы назначили награду в 1 000 руб., дом, 2 коровы и лошадь. Однако желающих получить всё это не нашлось. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 сентября 1942 г. М. П. Ромашину было присвоено звание Герой Советского Союза — за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецкими оккупантами. В ноябре 1942 г. М. П. Ромашин был назначен командиром партизанской бригады им. Щорса, объединившей силы нескольких отрядов. Под руководством Ромашина бригадой была успешно осуществлена операция, о которой 14 марта 1943 г. сообщало Совинформбюро, — взрыв Голубого моста у ст. Выгоничи. На целый месяц прекратилось движение по железной дороге Брянск — Гомель. За эту операцию М. П. Ромашин получил благодарность командования Брянского фронта. Весной 1943 г. Михаил Петрович был отозван на Большую землю. Его выдвинули на должность председателя Орловского областного Совета депутатов трудящихся, а после создания Брянской области — Брянского. Михаил Петрович Ромашин избирался в Верховный Совет СССР, был депутатом Брянского областного Совета. После учёбы в Москве — на ответственной партийной и советской работе в Калининграде. Последние годы жизни провёл на заслуженном отдыхе. Владимир Самсонович РЯБОК (1914-1942) Владимир Рябок родился в Брянске. Перед войной его избрали секретарём Дятьковского райкома комсомола. Вскоре он зарекомендовал себя хорошим организатором и агитатором. Когда вражеские войска приближались к Дятькову, Рябок обратился к комсомольцам с призывом остаться в районе. «Мы создадим здесь такой фронт, чтобы враг без страха не мог сделать ни одного своего шага. Нет оружия -найди его, захвати у противника и громи его беспощадно», — говорил он. Из города Владимир ушёл тогда, когда там уже хозяйничали немцы. В лесу собралось несколько десятков коммунистов и комсомольцев. Владимир знал, что в Дятькове есть спрятанные охотничьи ружья и гранаты. Взяв с собой одного комсомольца, Рябок на мотоцикле поехал в занятый немцами город. Они привезли в отряд оружие. Вскоре Владимир стал командиром молодёжного партизанского отряда и исполнял обязанности комсомольского секретаря. За короткий срок было восстановлено 17 комсомольских ячеек и организаций, объединивших более 800 молодых патриотов. В феврале 1942 г. группа В. Рябка принимала участие в освобождении Дятькова. К концу месяца весь район был очищен он захватчиков. Рябок был инициатором и руководителем многих боевых операций. 29 мая 1942 г. он пал смертью храбрых в бою близ дер. Верхи. Посмертно награждён Золотой Звездой Героя Советского Союза. Валентина Ивановна САФРОНОВА (1918-1942) Её называли дочерью Брянских лесов. Она была смелой, находчивой и бесстрашной разведчицей. Дважды переходила линию фронта, доставляя нашей армии важные разведданные и захваченные у врага документы. В августе 1942 г. за славные боевые дела Валя была награждена орденом Красной Звезды Валя Сафронова родилась и выросла в Брянске. Когда линия фронта стала приближаться к родному городу, она вступила в Брянский городской партизанский отряд и уже в начале сентября 1941 г. в составе разведывательно-диверсионной группы была переправлена в тыл врага, в клетнянские леса. После оккупации Брянска партизанский отряд перешёл на ранее подготовленные базы в окрестных лесах. Валя неоднократно проникала в город, создавая явки, устанавливая связи с подпольщиками. Через них получала данные о немецком гарнизоне в Брянске, о движении вражеских эшелонов, о расположении аэродромов, складов горючего и боеприпасов. В город Сафронова приносила газеты, листовки, взрывчатку. В ноябре с группой рабочих, посланных на очистку от снега брянского аэродрома, отважная разведчица проникла на его территорию. В штаб Брянского фронта был передан составленный ею план аэродрома. По этим данным советские лётчики разбомбили лётное поле, уничтожили 58 самолётов и 5 зенитных батарей. В начале февраля 1942 г. в отряде вышел из строя радиопередатчик, а на Большую землю нужно было срочно передать важные документы. Командование отряда приняло решение послать через линию фронта партизан и в их числе — Валю Сафронову. Смельчаки преодолели 120-километровый путь, дошли до расположения советских войск и выполнили задание.

В декабре 1942 г., возвращаясь из Москвы в отряд, в бою с фашистскими карателями близ дер. Ворки отважная партизанская разведчица была смертельно ранена. В год празднования 20-летия Великой Победы, в мае 1965 г., Президиум Верховного Совета СССР присвоил разведчице Брянского городского партизанского отряда Валентине Ивановне Сафроновой звание Герой Советского Союза.

Михаил Арыкович СЕЛЬГИКОВ (1920- 1985) Партизаны считали за честь идти на боевое задание вместе с ним. Под руководством М. А. Сельгикова подрывники пустили под откос 6 вражеских эшелонов, взорвали 2 железнодорожных моста. Он лично уничтожил 50 и взял в плен 10 вражеских солдат и офицеров . М. А. Сельгиков родился в семье крестьянина с. Кечульта Приозёрского района Калмыцкой АССР. По национальности — калмык. В 1939 г. был призван в Красную Армию, учился в военном училище. Когда началась Великая Отечественная война, Сельгиков добровольцем ушёл на фронт, командовал взводом зенитно-пулемётной батареи. В октябре 1941 г. его взвод прикрывал отход советских частей из дер. Карбовка Погарского района. В бою Сельгиков был тяжело ранен. Его подобрали колхозники, спрятали от фашистов, вылечили. После выздоровления по заданию подпольного Погарского райкома ВКП(б) Сельгиков обучал людей военному делу. С марта 1942 г. он находился в действующем партизанском отряде в качестве пулемётчика, затем — командира взвода, начальника штаба и заместителя командира отряда им. Фурманова по разведке и диверсиям. Сельгиков провёл много боевых операций, в которых проявил исключительную смелость и умение в сложной обстановке оперативно решать поставленные задачи. Так, в июле 1942 г. под его руководством была проведена дерзкая операция по взрыву Чебаровского железнодорожного моста на р. Судость. Месяцем позже возглавляемая им диверсионная группа вывела из строя большой участок железнодорожного полотна на ст. Козарезовка Брянско-Гомельского сообщения. 10 дней потребовалось фашистам для восстановления этого участка пути. 6 сентября 1942 г. М. А. Сельгиков с группой партизан пошёл в разведку в с. Фурхачёвка. Партизаны залегли недалеко от села, а Сельгиков и боец Щербаков, перебравшись через колючую проволоку, подползли к вражескому дзоту, сняли часового, забросали дзот гранатами, а немецкий пулемёт повернули против фашистов, выскочивших на улицу. В этом бою Сельгиков лично уничтожил 17 гитлеровцев. После войны Михаил Арыкович возвратился на родину. В мае 1965 г. за мужество и героизм в годы Великой Отечественной войны ему было присвоено звание Герой Советского Союза Филипп Евдокимович СТРЕЛЕЦ (1919- 1942) «Имя Стрельца, — писал П. Вершигора в своей книге «Люди с чистой совестью», — было известно во всех деревушках, в сёлах, на железнодорожных станциях . О его славных набегах на эсэсовские эшелоны, на железнодорожные мосты, на формирующуюся тогда немецкую полицию, рассказывали в десятках вариантов» . Филипп Стрелец родился и вырос на Киевщине в крестьянской семье. Весной 1941 г., после окончания Киевского военно-инженерного училища связи им. Калинина, лейтенант Стрелец был направлен для прохождения службы в район Львова, где его и застала война. Попав в окружение, Стрелец с группой бойцов и командиров пробирался на восток, к линии фронта. В Брянских лесах сформировался боевой партизанский отряд. Стрелец принимал участие во всех операциях отряда. 4 февраля 1942 г. отряд внезапно ворвался на ст. Полужье, где у гитлеровцев находился крупный гарнизон. Партизаны подорвали эшелон и всё оборудование станции, уничтожили 150 фашистов, около сотни было ранено. Но в этом бою был смертельно ранен отважный командир. Имя Стрельца и после его гибели наводило ужас на врагов. Отряду, в котором воевал герой, было присвоено его имя. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 сентября 1942 г. Филипп Евдокимович Стрелец был удостоен высшей награды Родины — звания Герой Советского Союза. Анатолий Александрович ТИТОВ (родился в 1923 г.) Представленный командованием партизанского отряда им. А. И. Виноградова к званию Герой Советского Союза в 1943 г., он, 51 год спустя, первым на Брянщине, стал Героем России. Трудно складывалась судьба А. Титова. Родился он в дер. Соловцы Сонковского р-на Калининской обл. В пять лет лишился родителей, воспитывался в коммуне «Пятилетка». После окончания семилетки уехал в Калинин — учился в школе ФЗУ, работал ткачом на фабрике. В1939 г. приехал Анатолий к старшему брату в Орджоникидзеград, окончил здесь школу ФЗО и работал на заводе «Красный Профинтерн». В сентябре 1941 г. вчерашний токарь добровольно вступил в партизанский отряд, окончил курсы минёров. Как следует из «Боевой характеристики», выданной старшему подрывнику, командиру отделения 24 марта 1944г., он, « .находясь в партизанском отряде с 8/Х-41г. по 23/Х-43 г., проявил мужество и геройство в борьбе с немецкими оккупантами. Им была проведена следующая работа: лично спущено под откос 9 вражеских эшелонов с живой силой и техникой. Подорвано 20 автомашин, 2 тяжелых танка, дрезина, 9 повозок с живой силой и уничтожено более 145 немецких солдат и офицеров. Участвовал в 13-ти налётах на вражеские гарнизонные штабы . Тов. Титов проводил глубокую разведку, давая ценные сведения как для отряда, так и для армии .» В сентябре 1943 г. Анатолий Александрович вступает в ряды Красной Армии. Окончив лётную школу в г. Сасово Рязанской обл. и Борисоглебское училище лётчиков-истребителей, служил он в дивизии легендарного аса Покрышкина. Демобилизовавшись в декабре 1956 г. в звании капитана, А. Титов вернулся на Брянщину, окончил Трубчевский лесотехнический техникум и до выхода на пенсию в 1983 г. трудился в народном хозяйстве. Находясь на заслуженном отдыхе, А. А. Титов, как и многие его товарищи по оружию, активно участвует в военно-патриотической работе — выступает перед молодёжью в школах, детских домах и интернатах. В 1994г. к боевым наградам инвалида войны, бывшего партизана Титова к двум орденам Отечественной войны I и II степени и трем медалям прибавилась Золотая Звезда Героя России. В мирное время — за мужество и героизм, проявленные в годы войны.

3 «Прошлое наших семей .» Нынешние поколения, вот уже шесть десятилетий живущее в мире, бесконечно обязаны всем тем, кто во время войны своими подвигами отстоял, а затем возродил великую державу. Неотъемлемой частью Великой Отечественной войны стала вооруженная борьба советских людей на временно оккупированной территории. Это была захваченная врагом, но не покоренная им земля! Родина высоко оценила выдающийся подвиг брянских партизан и подпольщиков. Свыше 16 тыс. человек были награждены орденами и медалями, двенадцать партизан удостоены высокого звания Героя Советского Союза и двое – Героя России. Нет такой семьи, которая бы не внесла свой вклад в Великую Победу! Сотни тысяч судеб связаны оной целью: в нашей группе тоже есть люди, родственники которых были партизанами. Так, бабушка Ивановой Ирины, Дергачева Валентина Давыдовна, — в прошлом санитарка партизанского отряда «Смерть немецким оккупантам».

Война нагрянула неожиданно. И вот произошло самое страшное: немцы оккупировали район. И комсомолка Валя связывает свою судьбу с партизанским отрядом «Смерть немецким оккупантам», где она стала санитаркой. Трудно было лечить раненых, обмороженных товарищей по оружию. Не всегда были под рукой медикаменты, не хватало бинтов. Особенно тяжело приходилось во время блокады мест расположения партсзан-карателей. Многие партизаны обязаны жизнью медицинским работникам, в числе которых была и Валентина Давыдовна.

Сейчас она по возрасту находится на пенсии. Но продолжает встречаться с молодёжью, учащимися. За боевые дела бывшая партизанка награждена орденом Красной Звезды, медалью «Партизану Великой Отечественной войны II степени и другими медалями. Дедушка Галахиной Марии, Малоедов Владимир Данилович, — участник партизанского отряда под командованием Каменева Федора Петровича. Шестнадцатилетним подростком он сбежал на фронт. Отряд, в состав которого он входил, был переброшен в Москву. Там молодого и смелого парня заметил Каменев Федор Петрович. И предложил ему вернуться на родную Брянщину и вступить в его партизанский отряд. За годы войны Владимир Данилович совершил сотни вылазок к расположениям противника и участвовал в операции по взрыву Голубого моста. За боевые заслуги был награжден орденом Красной Звезды и другими орденами и медалями.

Литература: 1. Т. К. Дандакин «Во имя павших и живых», изд. «Придесение», г. Брянск. 2000 г. 2. Е. Н. Анищенко «Партизанская республика», Приокское книжное издательство, г. Тула 1992 г. 3. Е. Н. Анищенко «Через толщу лет», Приокское книжное издательство, г. Тула, 1996 г.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.