Проблемма адаптации «чужого» в русской культуре XVIII века

САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра теории и истории культуры.

КУРСОВАЯ РАБОТА

По истории культуры

6 семестр

Факультет:социологический

Группа:культурологии

Выполниластудентка: Борода М. В.

Проверилдоцент кафедры теории и истории культуры: Левитская И. В.

Самара2000/2001гг

План работы:

I глава.  Введение

§1.1. Проблемаевропеизации России.

§1.2.Освещение проблемы другими авторами.

II глава.  Русская культура XVIII века,заимствование или обогащение культурного опыта?

§2.1Социальные и политические факторы развития русской культуры XVIII века.

§2. 2Особенности Просвещения в России XVIIIвека.

§2.3Становление абсолютизма в России.

§2. 4Петровские реформы.

§2.5Формированиенового быта.

§2.6.Масонство в России.

§2.7ИскусствоНового времени.

1.      Два ведущих стиля XVIIIвека в России: барокко иклассицизм.

2.      Русская архитектура XVIII века.

2.Санкт –Петербург – образец новой культуры.

3. СкульптураНового времени.

4. Живопись XVIIIвека.

5. Искусствоинтерьера, интерьерная живопись.

§2.8. Театр,музыка и опера

II глава.Заключение

·        Список использованнойлитературы.

Проблемаадаптации «чужого» в русской культуре XVIII века.

ГлаваI. Введение.

В предлагаемой работерассматривается одна из основных проблем в истории русской культуры XVIII века(практически каждая страна сталкивается, и сталкивалась с той же проблемой входе своего развития). В центре проблемы — стремление определить место России вокружающем ее мире, понять характер и значение ее взаимосвязей с великимицивилизациями Запада и Востока, найти оптимальное соотношение между курсом наприобщение к общечеловеческим духовным и культурным ценностям и естественнымжеланием сохранить свою национальную и историческую самобытность.Рассматриваемую проблему можно сформулировать как вопрос: чем же являетсяискусство XVIII века в России — заимствованием, копированием западных образцов,или органичным сплавом русской художественной традиции, обогащенной западнымкультурным опытом? Жизнь русского общества в XVIII веке стала гораздо сложнее,чем была прежде. Не все ее пружины с их тонкими связями заметны при первомвзгляде; вот почему ход этой жизни кажется поверхностному наблюдателю капризными неожиданным, порою даже противоречивым. Что же так осложнило русскую жизнь этоговека? Реформы, начатые предшественниками Петра и им продолженные? Что послужилопричиной резкого изменения мировоззрения и уклада жизни российскогообразованного общества? С XVIII века на это общество стала активно действоватьиноземная культура. Но до этого на русскую землю была привнесена культура ирелигия Византии, почему же это не привело к такому расколу общества, апринесло лишь единение нации? До XVIII века русское общество отличалосьцельностью своего нравственного состава. Боярин и холоп неодинаково яснопонимали вещи, неодинаково твердо знали свой житейский катахезис; но оничерпали свое понимание из одних и тех же источников, твердили один и тот жекатахезис и поэтому хорошо понимали друг друга, составляли однородную «нравственную массу». Западное влияние разрушило эту цельность. Оно непроникало в народ глубоко, но в верхних классах общества, по своему положениюнаиболее открытых для внешних влияний, оно постепенно приобретало господство.«Как трескается стекло, неравномерно нагреваемое в разных своих частях, такрусское общество, неодинаково проникаясь западным влиянием во всех своих слоях,раскололось. Недаром, некоторые исследователи утверждали, что верхи российскогообщества порой выглядели в собственной стране как иностранные завоеватели».[1]Раскол носил не только в социальной (как это утверждалось в идеологических инаучных трудах недавнего времени), но не в меньшей мере культурный имировоззренческий характер. Для огромной массы народа чужими были не толькопредставители власти, аристократии или дворянства, но и все, кто жил иначе, чемон, кого он привык называть «барин» или «ваше благородие».Сложность этого времени, стремление осмыслить происходившие изменения, местозападного опыта в культурных преобразованиях всегда вызывали боль­шой научный иобщественно-культурный интерес к деятельности Петра 1. Еще в XIX столетии вбуржуазной историографии и литературоведении был сформулирован тезис обисторической обусловленности петровских преобразований, которые были«… естественным и необходимым явлением в народной жизни, в жизниисторического, развивающегося народа»[2].Исследование советскими учеными истории этого времени, а особенно предше­ствовавшего«бунташного» столетия подтвердили правоту такого взгляда. В современнойисториографии общепризнанной является оценка петровской эпохи, как временирешительного скачка в хозяйственной и культурной жизни страны, имевшеговнутренние предпосылки, но резко ускоренного вмешательством государственнойвласти. Однако в литературе последних лет встречаются утверждения, что приПетре «… строительство новой России носило символический характер», а русскаякультура строилась как «сколок с культуры европейской»[3]. Отношения к реформам Петра не былооднозначным и у ровесников эпохи: Е. Р. Дашкова[4]в «Записках» писала – «…Он (Петр) был гениален, деятелен и стремился ксовершенству, но он был совершенно не воспитан, и его бурные страстивозобладали над его разумом. Он был вспыльчив и груб, деспотичен и со всемиобращался как с рабами, обязанными его терпеть; его невежество не позволяло емувидеть, что некоторые реформы, насильственно введенные им, со временемпривились бы мирным путем в силу примера и общения с другими нациями. Если бы он не ставил так высоко иностранцевнад русскими, он не уничтожил бы бесценный, самобытный характер наших предков.Если бы он не менял так часто законов, изданных даже им самим, он не ослабил бывласть и уважение к законам. Он подорвал основы уложения своего отца и заменилих деспотичными законами… Он почти всецело уничтожил свободу и привилегиидворян и крепостных… он ввел военное управление, самое деспотическое из всех и, желая заслужить славу создателя, торопил постройку Петербурга весьмадеспотичными средствами; это было ужасно тяжело…».[5]Русский историк Карамзин[6]писал: «Был у нас свой… Государь, которому нигде не было подобных: ПетрВеликий. …Иностранцы были умнее Русских… Монарх объявил войну нашим стариннымобыкновениям во первых для того, что они были грубы, недостойны своего века; вовторых и для того, что они препятствовали введению других, ещё важнейших иполезнейших иностранных новостей. Надлежало, так сказать, свернуть головузакоренелому Русскому упрямству, чтобы сделать нас гибкими, способными учитьсяи перенимать… Немцы, Французы, Англичане, были впереди Русских по крайней мерешести веками: Петр двинул нас своею мощною рукою, и мы в несколько лет почтидогнали их… Мы не таковы, как брадатые предки наши: тем лучше! Грубостьнаружная и внутренняя, невежество, праздность, скука были их долею в самомвышнем состоянии: для нас открыты все пути к утончению разума и к благороднымдушевным удовольствиям… Что хорошо длялюдей, то не может быть дурно для Русских; и что Англичане или Немцы изобрелидля пользы, выгоды человека, то моё, ибо я человек!».[7]

Глава II.

§2.1. Социальные и политическиефакторы развития культуры XVIIIвека.

В XVIII в. возросли внешние экономические икультурные связи России. Контакты с развитыми западноевропейскими государствамивтягивали Россию в мировой экономический и культурный процесс. Од­нако активныйхарактер этих связей был подготовлен общностью некоторых внутренних процессов.Открытость как характерная черта новой культуры была результатом  разрушения средневековых устоев иособенностью не только русской, но и западноевропейской культуры. Процесс взаимо­действиянациональных культур в период их формиро­вания значительно усилился и приобрелкачественно новые черты по сравнению с предшествующим време­нем. Проблема связирусской культуры с западноевро­пейской имеет большую традицию в современной ис­ториографии.Известным итогом в ее осмыслении является тезис о необходимости непротивопоставлять «западную» и «русскую» культуру при изучении их взаимныхсвязей, а выявлять диалектику старого и но­вого в едином историко-культурномпроцессе[8].

На­чинался процесс дифференциации,появления новых сфер культуры (наука, художественная литература, светскаяживопись и т. д.), и одновременно происходи­ло значительно большее их соприкосновениеи взаимо­влияние.)

Важнойисторико-культурной проблемой является вопрос о путях и средствахраспространения культуры в обществе, степень овладения ею различными обще­ственнымислоями, в первую очередь образованием. В новый период общекультурный прогрессбыл связан с демократизацией культуры — процессом, в результа­те которогопроизошло расширение круга потребителей и производителей культурных ценностей,увеличе­ние возможностей приобщения к культуре различных социальных групп. Посравнению с предшествующим временем в обществе увеличивалась система передачикультурных ценностей, формировался новый «меха­низм» их распространения(светская школа, граждан­ская азбука, новый литературный язык, печатная кни­га,газета, журнал и т. д.). Петровская эпоха занимает важное место в исто­риикультуры России, поскольку в это время произо­шел крутой перелом в культурнойжизни, имевший да­леко идущие последствия для судеб отечественной культуры.

§2.2.  XVIIIвек – Особенности Просвещения в России.

Весь XVIIIвек в России проходит под знаком Просвещения.Почва для распространения идей Просвещения была подготовлена реформами Петра I.Эпоха Петра – эпоха просветительства и «птенцы гнезда петрова (прообраз будущейинтеллигенции), представляли собой очень тонкий слой образованных реформаторов,во многом оторванных от образа жизни не только большинства населения, но и отжизни своего класса. С этим связывают хрупкость преобразований, обратимостьреформ и непредсказуемость событий XVIIIвека.В России просвещенное дворянство составляло меньшинство, а остальное обществопридерживалось традиционалистских взглядов. В дворянстве Петр виделподневольное сословие, оно несло повинность: служба. От государя зависелоблагосостояние дворян. ОК концу его царствования страна уверенно шла по путиевропеизации и оказалась включенной в культурную орбиту Запада. Быстрыми темпамишло становление отечественной науки и образования. Образование давалось взападном духе и на свою страну смотрели взглядом постороннего. Но на западныйлад образованный человек, зачастую, внутри себя сохранял приверженность русскимтрадициям. Не сразу давалось ощущение внутренней свободы и независимости,индивидуальных достоинств и чести. Появилось много новшеств, каких не зналадопетровская Россия: газеты, журналы, портретная живопись. К середине XVIIIвека образованное общество состояло из европеизированного дворянства (преждевсего московского и петербургского), а также крайне малочисленной молодойразночинной интеллигенции (разночинцами называли выходцев из семей солдат,матросов, священнослужителей, мелких чиновников и т.д.) Философские иобщественно-политические идеи западноевропейских мыслителей начали проникать вРоссию уже при Петре I. Но движение Просвещения под общим названием «вольтерьянство» получилораспространение в 40- 60-е гг. XVIII в. Если в конце XVII века лидеромевропейского Просвещения была Англия, то в XVIII веке «историческаяинициатива» перешла к французскому Просвещению. Кроме того, российская «французомания» была вызванарасширением культурных связей между Россией и Францией, особенно во второйполовине XVIII в. Богатые дворяне имели прекрасную возможность приобщитьсяк Просвещению во время путешествия за границу, или изучая труды просветителей(благодаря знанию языка). В России чрезвычайную популярность получилипроизведения просветителей: образованное общество зачитывалось книгамиВольтера, Монтесье, Д*Ламбера и Дидро. Номноговековой путь развития России во многом отличался от европейского, и семенаПросвещения, попав на русскую почву, принесли иные плоды, нежели на Западе.Русское Просвещение обращено к Европе, оно возникло позже европейского. Реформыбыли изначально ориентированны на позитивный (так считалось) опыт Европы.Европейская культура считалась средством с помощью которого возможно достичьнеобходимого роста. Если идеи равенства и всесословной ценности, сформированныена Западе развивались под воздействием буржуазно-демократических процессов, тов России они вступали в противоречие с крепостной системой, деспотичнымгосударством и самодержавием,  каксредневековым идеалом национального устройства. Феномен русского самодержавия,в его специфических взаимоотношениях с дворянской и народной культуры ведет кформированию русского радикализма (революционного, а не эволюционного). Вовторой половине XVIII века Франция уже была на пороге великой революции. Резкаякритика просветителями отживших порядков и предрассудков, провозглашаемые имиидеалы соответствовали настроениям будущих вождей революции. Между тем Россия времен расцветавольтерианства совершенно не походила на Францию. Третьего сословия небыло и в помине: на промышленных предприятиях царил крепостной труд, а наиболеесостоятельные предприниматели из купцов жаждали слиться с могущественным ипривилегированным дворянским сословием. Крепостное право вошло в кровь и плотьРоссии, став привычным, будничным явлением. Его охраняло самодержавие, имевшеев своем распоряжении огромный государственный аппарат.[9]Крестьянство вместе с духовенством и купечеством пребывало скорее в допетровскойРуси. Дистанция между культурой дворянства и др. сословий, возникла не изнутри,её создало усвоение западной культуры. Складывается конфликт между просвещеннымменьшинством (культурной элитой) и консервативно настроенным большинством.Наблюдается социальный феномен: петровские реформы изменили положениеблагородного сословия в сторону Запада, а «подлых» людей – в сторону Востока.Приоритет государственной службы характеризует переход от традиционного аграрногообщества к индустриальному обществу.

§2.3. Становление абсолютизма в России.ВXVIIIвеке вестернизация культуры выступала  как средство её ориентации относительноевропейских и западных ценностей, а внешняя демократия жизни служила укреплениюабсолютизмавосточно-деспотического типа, являясь подчас средством социо-культурноймимикрии деспотизма, под личиной Просвещения. Абсолютизм явился решающей силой в утвержде­нии новой светской культуры, ибоот того, как шел этот процесс, зависела судьба петровских преобразова­ний.Своим образовательным мероприятиям Пётр стремился придать ещё больший размах ипланомерность. Будучи за границей, Пётр вызывает к себе одного из самыхвыдающихся мыслителей и ученых того времени – Лейбница. Лейбниц принимается нарусскою службу, с тем, чтобы своими предложениями и проектами способствоватьсистематическому «введению наук» в России. С этой целью Лейбниц подал ряддокладных записок; имеется несколько писем его на эту же тему к самому царю. Всношениях Петра с Лейбницем мы сталкиваемся с первой попыткой реализации идеисоюза монарха с философами, утопическая мечта о котором, будет так популярна вкругах позднейшей французской философии. Идея подобного союза ляжет в основуодной из наиболее влиятельных политических доктрин XVIIIвека, которая получитназвание «просвещенного абсолютизма». Расцвет «просвещенногоабсолютизма» приходится на царствование Екатерины II.  Екатерина II очень многое делала, что быза ней за границей закрепилась слава просвещенной монархини. Сразу, повосществии на российский престол Екатерина вступает в переписку  с виднейшими мыслителями Франции – Вольтером,Д”Аламбером, Дидро. Помогает им материально, Закупает коллекции картин ибиблиотек. Пишет получивший по всей Европе «Наказ», в котором заявляет о своемнамерении воплотить идеи французских просветителей в законы Российский империи.(На 90 процентов «Наказ» является выдержками из Монтескьё и Беккарии.)  В письмах к Вольтеру Екатерина рисуетфантастические картины народной жизни в России: например, в её империи все ивсем довольны; нет крестьянина, который не ел бы курицы, когда ему захочется;везде поют благодарственные молебны, пляшут. Неудивительно, что слава о ЗвездеСевера, «благодетельнице всех народов», как называл Екатерину Вольтер, быстрораспространяется в Европе.[10]

§2.4. Петровские реформы. Созданная государственнойвластью система социокультурных учреждений (светские школы, типогра­фиигражданской печати, Академия наук и др.), указы, законодательно закреплявшиекультурные новшества, не только расширяли сферу новой культуры, но и спо­собствовалиее воспроизводству. Все эти обстоятель­ства влияли на историко-культурныйпроцесс, опреде­ляли его особенности, в частности, практицизм, ускорение темповраспространения новой культуры, развитие тех ее областей, в которых былозаинтересо­вано правительство (школа, книжное дело, научные знания,градостроительство). Осуществлениемногих реформ, особенно в области культуры, встречало немало противодействий состороны поборников «ветхозаветности» и старины. В числе противниковпреобразований оказалась и православная церковь. Такая позиция церкви во многомопределила политику к ней со стороны абсолютизма. С ликвидацией патриаршества исозданием Синода (1721) церковь фактически потеряла самостоятель­ность вдуховной жизни общества, что уменьшало ее влияние на общественно-культурнуюжизнь. С утратой церковью своей самостоятельности менялось значение религиозногомировоззрения как преобладающей формы выражения духовного творчества. Стало воз­можноболее быстрое развитие рационализма, форми­рование нового взгляда начеловеческую личность, ее творческого потенциала, утверждение личностногоначала в культуре. Над авторитетом церкви в сознании всех, не только передовых,но и просто шагавших в ногу со временем людей непререкаемо стал авторитетгосударства. Именно государство в мышлении людей XVIIIвека являлось высшей нетолько политической, но и моральной ценностью, перед которой отступали всеостальные; польза государства, независимо от того конкретного содержания,которое вкладывалось в это понятие различными общественными классами игруппировками, считалась обязательной целью всех частных усилий и стремлений,долгом каждого гражданина. Тон в этомотношении задавал сам Пётр. Известно знаменитое его обращение к армии передПолтавским сражением, решившим судьбу петровских преобразований: «Воины,се пришел час, который решит судьбу отечества! Вы не должны помышлять, чтосражаетесь за Петра, но за государство, врученное Петру… А о Петре ведайте, чтоему жизнь не дорога, только жила бы Россия, благополучие и слава и благосостояниееё…» Одновременно с новым понятием о государстве, праве, законе, всознание людей стали проникать новые знания о природе и мире. Поднятиюобразовательного уровня, в особенности проникновению светской образованности,способствовали начавшиеся при Петре усиленные поездки русских людей за границу,в Западную Европу. Во времена Московской Руси Западная Европа была почти совсемнедоступна русскому человеку. В 1697 году Пётр отправляет в Италию, Англию иГолландию 50 молодых людей для обучения кораблестроению и мореходству. В том жегоду инкогнито – в свите русского дипломатического посольства – выезжает вЕвропу и сам Пётр. С этого времени поездки с учебными целями «в чужие края»становятся своего рода государственной повинностью, приобретающей подчас прямомассовый характер. Знатные дворянские сынки, возвращаясь на родину, вывозили из«чужих» краев чисто внешний лоск, модные костюмы и прически, светскую«политесс», что не мешало им оставаться грубыми и заядлыми крепостниками. Черезвсю сатирическую литературу XVIIIвека проходят резкообличительные образы таких «русских парижан», замечательно обобщенные Пушкинымв петиметре Корсакове («Арап Петра Великого»). Но из «чужих» краёв возвращались не только Корсаковы, но и люди,подобные прадеду Пушкина, «арапу» Ганнибалу. Большое значение имели поездки наЗапад и для многих выдающихся представителей нашей культуры XVIIIвека. При этом, в большинстве случаев, овладение европейской культурой нестирало с их облика национально-русские черты, а, наоборот, сопровождалосьобострением национального самосознания, нарастанием любви к родине,патриотических стремлений.  Развитиешколы, проблема образования молодых людей впервые при Петре I становитсягосударственной политикой. В практикувходит обучение молодежи за границей, главным образом корабельному и морскомуделу, воздается система светской школы. Это связывалось с необходимостьюпрактического осу­ществления хозяйственных, военных, культурных пре­образований.Все более ощущалась потребность в школах в самой России, мысль о создании их вы­сказываласьв некоторых «прожектах», сам Петр считал, что «академии, школы дело есть зелонужное для обучения народного». В 1701 г. в Москве была открыта школаматематических и навигацких наук — первое светское государственное учебноезаведение. За короткое время в столичных городах появилось еще несколькопрофессиональных школ: Артиллерийская, Инженерная, Медицинская. При олонецких иуральских заводах по инициативе В. Н. Татищева возникли горнозаводские училища.Эти старейшие профессиональные школы России продолжали существовать и вследующем столетии. Первоначально в школы принимали дворян и разночинцев, детей«всяких чинов». Однако в Навигацкой школе, например, уже с самого еевозникновения в высшем классе, где преподавались алгебра, геометрия, морскиенауки, могли обучаться только дети дворян. Вскоре детей разночинцев в эти школыпринимать перестали. Постепенно они превращались в закрытые привилегированныеучебные заведения для дворян. На базе некоторых профессиональных школвпоследствии образовались высшие специальные учебные заведения. В 1714 г. вряде провинциальных городов были организованы цифирные школы. Указ Петрапредписывал «всем дворянским и подьячим детям» учиться в этих школах«поголовно». Без получения свидетельства об окончании цифирной школы «женитьсяих не допускать и венечных памятей не давать»! Однако вскоре правительство, каки в случае с профессиональными училищами, стало отступать от провозглашенногоПетром принципа. В 1716 г. были освобождены от необходимости учиться в цифирныхшколах дети дворян, в 1722 г.—дети духовенства в связи с организациейепархиальных училищ. Впоследствии цифирные школы практически прекратилисуществование и в 1744 году былислиты с гарнизонными школами, предназначенными для обучения солдатских детей [11].В петровское время не принимались в школы крестьяне, особенно строгий запретбыл для детей крепостных. В городах продолжали сохраняться старые формыобучения, так называемые школы грамоты; в дворянских семьях преобладалодомашнее обучение. Учеба рассматривалась как особый вид службы дворян, котораяпри Петре I приобрела новый характер, связанный с появлением системы чинов.Реформы, проведённые Петром I (1689 – 1725 гг.), затронулине только политику, экономику, но также и искусство. Целью молодого царя былопоставить русское искусство в один ряд с европейским, просветить отечественную публикуи окружить свой двор архитекторами, скульпторами и живописцами. В то времякрупных русских мастеров почти не было. Петр I приглашал иностранных художниковв Россию и одновременно посылал самых талантливых молодых людей обучаться“художествам” за границу, в основном в Голландию и Италию. Во второй четверти XVIII в.“петровские пенсионеры” (ученики, содержавшиеся за счет государственных средств– пенсиона) стали возвращаться в Россию, привозя с собой новый художественныйопыт и приобретённое мастерство. XVIII столетие в истории русскогоискусства было периодом ученичества. Но если в первой половине XVIII в.учителями русских художников были иностранные мастера, то во второй они моглиучиться уже у своих соотечественников и работать с иностранцами на равных.Светская направленность знаний, новые формы обучения, связь с практикой в этихшколах увеличивали кругозор человека, возможности познания им окружающего мира.Все это существенно расширяло сферы действия светской культуры. Специальногоучебного заведения для подготовки учителей в России еще не существовало. В профессиональных, цифирных школахучителями обычно работали иностранцы, приглашенные на службу Петром I,специалисты-практики, выпускники самих школ. Дальнейшим важным шагом вутверждении светской культуры были введение гражданской азбуки и началогражданской печати. Реформа шрифта, про­веденная в 1708—1710 гг., упростиласложную кирил­лицу и способствовала дальнейшему разделению сфер светской ицерковной книжности. По меткому выражению Ломоносова, «при Петре Великом не одни бояре и боярыни, но и буквы сбросили с себяширокие шубы и нарядились в летние одежды». Окончательный вариантгражданской азбуки был утвержден Петром I в 1710 г. «Сими литерами, — указывалон,—печатать художественные и мануфактурные книги». Правительство активно использовало книгу для пропаганды проводимыхреформ. В указах, регламен­тах, манифестах, публицистике излагались событиявнутренней жизни, утверждалась и обосновывалась не­обходимость преобразований.|В России начали изда­вать официальную печатную газету «Ведомости» (1703), вкоторой публиковались внутренняя и ино­странная хроника, сведения о военных,хозяйственных и культурных событиях. 1705 г. первую гражданскую типографиюоткрыл В. А. Киприанов. Он происходил из мещан Кадашевской сло­боды и был однимиз активных деятелей петровских преобразований. В. А. Киприанов известен каксоста­витель некоторых учебных пособий, соавтор «Арифме­тики» Л. Ф. Магницкого,в его типографии гравирова­лись таблицы к этой книге. Издавались журналы, в нихпечатались статьи Дашковой, Новикова и самой императрицы. Однако книжная торговляв первые десятилетия XVIII в. была еще слабо разви­та. Она сдерживалась многимифакторами: торговцы старопечатными рукописными книгами неохотно рас­пространялисветские издания часто из-за враждебно­го отношения к петровскимпреобразованиям, книга дорого стоила, наконец, она была малодоступна, так какграмотность была еще весьма незначительной. Ти­раж книг в это время был, какправило, невелик, только учебная литература печаталась тиражами в 11 —14 тыс.экземпляров. В народной среде продолжалабытовать рукопис­ная, старообрядческая книга, лубочная картина. Из­вестнымполитическим лубком петровского времени была знаменитая картинка «Как мыши котахорони­ли», созданная в среде противников преобразова­ний. Обеспокоенноепоявлением печатных и рукописных произведений, в которых осуждаласьпреобразователь­ная деятельность, правительство в 1721 г. издало указ,запрещавший без разрешения Синода печатать и рас­пространять «листы икартинки». Этот указ положил начало официальной цензуре. Известным итогомгосударственных преобразова­ний в области просвещения и науки было учреждениеАкадемии наук.

Создание петербургской Академии.Мысль об организации научного цен­тра возникла уПетра еще в 1718 г., когда он посетил Францию и познакомился с деятельностьюФранцуз­ской академии. В январе 1724 г. проект создания Ака­демии наук ихудожеств, как она первоначально назы­валась, слушался в заседании Сената и былутвержден Петром I. Официальное открытие Академии состоя­лось в 1725 г. ужепосле его смерти. Особенностью петербургской Академии наук было объединениенаучно-исследовательских и педагогичес­ких функций, что вытекало изнеобходимости не толь­ко развития науки, но и решения проблемы созданияотечественных научных кадров. «Ныне в России,— указывалось впроекте,— здание к возращению худо­жеств и наук учинено быть имеет… и такоездание учи­нить, чрез которое бы не токмо слава сего государства дляразмножения наук нынешним временем распро­странилась, но и чрез обучение ираспложение оных польза в народе впредь была». В системе Академиинаходились университет и гимназия. Создание Академии наук было крупным событиемв общественно-культурной жизни России. В стране впервые возник научный центр,имевший достаточно оснащенную базу для исследования в различных обла­стяхзнаний. Академия имела библиотеку, музей, ти­пографию, ботанический сад,обсерваторию, физиче­скую и химическую лаборатории. Некоторые из этихучреждений появились позже как результат развития самой Академии. Из стенакадемического университета вышли мно­гие крупные ученые, имена которых сталишироко из­вестны в русской науке и просвещении второй поло­вины XVIII в. Академический университет закончил М. В. Ломоносов, ставший первымрусским академи­ком. Интерес к научным знаниям в первые десятилетия XVIII в.был связан с практическими потребностями Российского государства в освоенииновых террито­рий, полезных ископаемых, с градостроительством. Преимущественноеразвитие получили в это время естественные науки. Развитие механики иматематики также носило прикладной, практический характер. Одним из дости­женийтехнической мысли было создание А. К.Нартовым, выдающимся механиком своего времени, первого в миретокарно-винторезного станка. Научные и технические данные применялись присооружении плотин и механизмов на мануфактурах, при строи­тельстве каналов,доков, корабельных верфей. В петровское время предпринимались попытки написанияотечественной истории, был создан труд по истории Северной войны. Петр Iинтересовался рус­ской историей и заставлял изучать ее своих сподвиж­ников. Поего указанию в 1722 г. начался сбор мате­риалов по истории России. Из всехепархий и монастырей было приказано доставлять в Москву рукописи, содержавшие интересныеисторические све­дения, делать копии, а подлинники «отсылать в пре­жние места,откуда взяты». Основным руководством по истории России в школах оставался «Синопсис», первое учебно-историческоепроизведение, изданное в Киеве в 1674 г. Попереводным учебникам изучали всеобщую историю. Преобразования первойчетверти XVIII в. во многом определяли изменения в общественном созна­нии испособствовали возникновению и обсуждению новых, жизненно важных проблем. Научныеи куль­турные контакты России с Западной Европой влияли на проникновение врусское образованное общество гуманистических  и   рационалистических   учений и взглядов. В России в это времябыли известны книги крупнейших естествоиспытателей и философов: Ко­перника, Галилея, Ньютона, Декарта, Гоббса,Пуфендорфа, Лейбница и др. Общественно-политическая мысль XVIII в.выдвинула целый ряд новых политиче­ских, социально-экономических, культурныхпроблем. В первой четверти века центральное место занимала разработка идеологииабсолютизма, причем гос­подствовало официальное направление. Утверждение илинеприятие абсолютной монархии — узловой вопрос идейных столкновений. Интересыосновной массы дворянства в петровскую эпоху полностью совпадали с политическойпрограммой абсолютизма, оппозиция политической власти главным образом была состо­роны реакционного боярства и духовенства. Последователи реформ выступалиубежденными сторонниками абсолютизма. Одним из крупнейших его идеологов был Ф. Прокопович (1681—1736), теоре­тическиобосновавший право монарха на неограничен­ную власть, приоритет светской властинад церковной («Правда воли монаршей», 1722; «Духовный регла­мент», 1721). Апофеозомсамодержавной формы прав­ления стал закон о праве монарха назначать наследни­кавопреки традиции перехода престола к старшему сыну (этот указ был отмененПавлом I). Идея неограниченной власти в тот период еще во многом опиралась натрадиционное понимание ее «бо­жественного» происхождения. Но с распространением вобщественном сознании взглядов европейских мыслителей и философов идеологияабсолютизма начина­ла использовать и рационалистические идеи «естественногоправа», «общественного договора», выработанные раннебуржуазной  политической мыслью XVII — начала XVIII в.  В общественном сознании утверждаетсяпредставление о монархическом государстве как высшей форме власти, способнойобеспечить «благо» всех подданных. Концепция «общего блага» понималась какдости­жение благополучия в стране «через служение государ­ственному интересу».Оно становилось обязанностью каждого подданного в соответствии с его сословнойпринадлежностью. Дворянству при этом отводилась первостепенная роль.Петр I, не отвергавший личное служение отечеству, был для общественных деятелейи мыслителей воплощением идеального монарха. Эта идея продолжала жить в общественномсознании и последующего, XIX столетия. В петровское время усиливается рольгосударственной

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
allbest-referat.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.