Путь из варяг в греки

Огромный интерес представляет история возникновения знаменитого летописного пути из «варяг в греки» и Великого волжского пути. С конца VI-начала VII в., намного раньше эпохи викингов начал действовать Северный торговый путь, который начинался у берегов Северного моря и связывал Ирландию, Британию, Северную Францию с Византией и арабским востоком. Он проходил по Балтийскому морю и дальше тем самым путем, получившим название «из варяг в греки», а также по Волге до Каспийского моря и далее в арабские страны.

По Балтике этот путь шел вдоль южного побережья Балтийского моря, контролируемого в основном славянами, благодаря сети городов портов, среди которых можно перечислить: Велиград, основанный в первой четверти VII в., Аркона и Ральсвик на о. Руяна, основанные в VIII в., Щецин и Волин. А скандинавы?

«Впервые сведения о торговом городе Скандинавия мы находим в «Анналах франкских королей» 804 г., описывающих вторжение данов под предводительством Готфрида… Готфрид прославился тем, что четырьмя годами позже начал войну против славянского племени ободритов, разрушив их торговый город Рерик и переселив всех торговцев этого города в родной Слиесторп».

Дальше этот путь проходил по реке Неве и далее по реке Волхов, недалеко от устья которой недавно археологом Рябининым было открыто Любшанское городище, основанное в конце VII-начале VIII в. выходцами из западнославянских земель. Недалеко от этого городища, на другом берегу Волхова стоял город Ладога, основанный в 753 г. Позже, одним из главных городов, контролировавших этот путь, стал Господин Великий Новгород, само название которого этимологически связано с названиями кельтских городов типа Новиодун или Невиодун, что в переводе с кельтского означало новый город, как впрочем и название реки Невы в переводе с кельтского означает новая.

Дело в том, что Нева в геологическом отношении река молодая. Она образовалась не позже V–VI вв. В период дюнкерской трансгрессии, о которой писалось выше, в результате подъема Балтийского кристаллического щита, часть Балтийского моря и Ладожского озера на время прервалась. В результате переполнения чаши озера образовалась дельта прорыва в районе Петрокрепости с образованием новой реки Невы.

По пути этому шло множество различных товаров: от варягов шло сукно, холст, полотно, медные и железные изделия, олово, свинец и драгоценный янтарь; кроме того, шла в большом количестве соленая сельдь; Русская земля торговала, как и в Геродотовы времена, хлебом, дорогими мехами, медом, лесом, салом, скотом, лошадьми и рабами; из Царьграда шли главным образом паволоки, каковым именем назывались греческие шелковые ткани с золотым или без него; паволоки были в большом ходу как в Русской земле, так и у варягов, и всякий человек с достатком непременно шил себе одежду из паволок; затем греки торговали золотом и серебром в различных вещах женского и мужского убора, каковыми были: серьги, запястья, обручи, перстни, запонки, кольца и пуговицы; наконец, из Царьграда же шли тканые и кованные кружева для отделки платья, разного рода южные плоды и вина.

На этот путь из варяг в греки прибывали и товары из далекой Пермской страны — самоцветные камни и редчайшие меха, а также товары от Капсия, ковры из Вавилона, индийские ткани с причудливейшими узорами, бусы, бисер, пряности и благовония из Аравии.

Деньги в это время на Руси были кожаные: «куны» (мордочки куниц), «резаны» (отрезки) и «ногаты» — лапки и ушки белок с серебряными гвоздиками (с тех пор и идет название «полушка», то есть полушка белки). Эти кожаные деньги ходили не только на Руси, но в Италии, Франции и на Востоке. Кроме кожаных денег, для крупных оборотов употреблялось необделанное серебро и серебряные шейные гривны, которые весили по фунту каждая.

Наконец, деньгами в то время на Руси служили и монеты различных государств, с которыми мы вели торговлю; больше же всего было в ходу монет греческих и арабских.

Торговлю на пути из варяг в греки начинали весной по вскрытии рек и оканчивали к осени — до замерзания. Множество купцов и разного люда, причастного к торговле, жило по всему пути; главным же их средоточием был Новгород и особенно Киев. И в самом деле, на всем Днепре не было места привольнее и приятнее Киева, особенно для первоначальных действий торга и промысла. Оно доставляло все способы защиты и засады при нападениях врага, давало всякие средства вовремя уйти от опасности и в то же время открывало всякие пути для обеспечения себя продовольствием. Здесь окончательно собирались караваны судов для отправки в Царьград; здесь делались наряды на товары и заключались разного рода торговые сделки; здесь же набиралась для этих караванов судов охрана из вооруженных людей, чтобы пройти по далеко не безопасным от хищных жителей южным степям; наконец, здесь же нанимались и опытные кормчие, чтобы провести суда через опасные пороги на южном Днепре. Поэтому в Киеве, наряду со своим славянским населением, всегда жило много разного люда: греки, варяги, поляки и евреи; последние не только торговали, но как представители хазарского хагана были в описываемое время и чиновниками, собиравшими с коренных обитателей дань. Ввиду большого количества жителей, принадлежавших к различным народам, целые районы города Киева носили название по имени их обитателей; так, хазары жили в Козаре, поляки у Лядских ворот, а евреи у Жидовских.

Торговое дело считалось у наших предков весьма важным и большим делом. Купцы, или гости, как их тогда называли, были всегда, везде и всюду почтенными и желанными людьми. Они должны были не только отлично знать все условия жизни тех стран, с которыми торговали, но должны были также обладать немалой отвагой и воинским искусством, так как нередко им приходилось в своих торговых странствованиях выдерживать бои с разбойниками или дикими туземцами. Наибольшей известностью, как мореходы и славные торговцы, пользовались в те времена варяжские купцы, принадлежавшие преимущественно к славянским племенам, жившим по южному побережью Балтийского моря; они совершали отважные плавания по самым дальним странам и морям; однако не отставали от них и купцы из природных уроженцев Русской земли. Они тоже смело пускались на своих ладьях по рекам нашего севера и востока в отдаленные края и доходили до северного Урала и Югры, где происходила с тамошним населением любопытнейшая немая торговля: когда славянские купцы приезжали на их землю, то в назначенном месте раскладывали свои товары, положа на них заметки, и уходили; по их уходу приходили местные жители и раскладывали рядом со славянскими товарами свои, большей частью меха; затем купцы приходили опять, и кому мена кажется сходной, тот забирает разложенный товар, а свой оставляет; кому же цена не покажется подходящей, тот не берет туземного товара, пока не сойдутся в цене.

Насколько ценились у нас гости, показывает старинный обычаи провожать их по своей земле, чтобы им не чинили каких-либо обид: при этом старейшины и князья не только снаряжали ратных людей для охраны гостей, но на большом пути из варяг в греки сами своими дружинами провожали купеческие караваны, когда они шли по Днепру и возвращались назад.

Это было постоянное занятие старейшин и князей в весеннее и летнее время, пока не закрывалось судоходство по рекам. Осенью же и зимой, как только становились реки, они отправлялись со своими дружинами в особые зимние походы, которые назывались полюдье, по подвластным себе областям. Здесь они собирали дань, творили суд, охотились, а также принимали участие и в той торговле, которая велась зимой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.