Рецензия на роман Л.Н. Толстого «Воскресение»

Десять лет неустанного творческого труда было отдано Л.Н. Толстым написанию романа «Воскресение» (1889 – 1899г.г.). В 1887 году прокурор Петербургского окружного суда А.Ф. Кони рассказал Льву Николаевичу историю одного судебного дела об обманутой девушке Розалии. Через некоторое время, узнав, что его рассказ положен в основу романа,

Кони писал Толстому: «Из-под Вашего пера эта история выльется в такой форме, что тронет самое зачерствелое сердце и заставит призадуматься самую бесшабашную голову». Однако рассказ А.Ф. Кони послужил лишь зерном для создания «Воскресения». Произведение в целом и образы героев развились на основе широких жизненных наблюдений и личных впечатлений писателя. Роман открывается картиной наступления весны. Прекрасна весна! Прекрасна воскресающая жи

знь! Все в природе радуется ее наступлению, и только люди, не замечая разлитой вокруг красоты, продолжают обманывать друг друга, чинить насилие и зло. В весенний день, 28 апреля, в губернскую тюрьму пришло распоряжение доставить в суд «преступницу» Маслову. Катюша Маслова – девушка из крестьянской семьи. Еще ре-бенком была взята в барский дом. Старые барышни пожелали сде-лать из нее что-то среднее между дворовой девкой и воспитанницей.

Она заменяла им горничную, и звали ее не Катькой и не Катенькой, а Катюшей. В пасхальную ночь взрыв страсти Дмитрия Нехлюдова – племянника старых барышень – погубил юную, чистую, любящую его девушку Катюшу с сияющими, черными, как мокрая смородина, глазами. Что произошло с ним и с Катюшей – большое счастье или большое несчастье Нехлюдов не понимал тогда. И только природа как бы чувствовала несчастье девушки. Из-за стены тумана выполз ущербный месяц, мрачно осветив

что-то черное и страшное. А на реке, подобно жизни Катюши, ломался лед. Через некоторое время Нехлюдов собрался уезжать. Перед отъездом, чтобы быть честным, благородным и великодушным (каким он считал себя), он дал Катюше денег… Тогда Нехлюдову было девятнадцать лет, а Катюше шестна-дцать. Отношения между ними были самые чистые. То было «затишье» – начало… Но без этого начала, которое освещает грустным и чистым светом всю жизнь Нехлюдова, не было бы и всего сурового и мрачного по тону романа

«Воскресение». В хронологической цепи событий «пасхальная ночь» является завязкой, из которой вытекает очень значительный в жизни героини эпизод «На полустанке». «Была темная осенняя, дождливая, ветреная ночь… В поле, под ногами, не было видно дороги, а в лесу было черно, как в печи, и Катюша, хотя и знала хорошо дорогу, сбилась с нее… Выбежав на платформу, Катюша тотчас же в окне вагона первого класса увидала его… Когда пробежал последний вагон с фонарем

сзади, она была за водокачкой, вне защиты, и ветер набросился на нее, срывая с головы ее платок и облепляя с одной стороны платьем ее ноги. Платок снесло с нее ветром, но она все бежала… «Он в освещенном вагоне, на бархатном кресле сидит, шутит, пьет, а я вот здесь, в грязи, в темноте, под дождем и ветром – стою и плачу» подумала Катюша, остановилась и, закинув голову назад и схватившись за нее руками, зарыдала. — Уехал! – закричала она». Эта гениальная сцена полна такой катастрофической стреми-тельности, что безмолвны

е жесты, движение, взгляд, лицо у стекла, стук в окно, фонарь на последнем вагоне, крик девочки – всё становится крупным, как фреска. Через десять лет – суд над проституткой Масловой по обвинению в отравлении купца. Нехлюдов богат, служит в гвардейском полку. «Дела не было никакого пишет Толстой кроме того, чтобы в прекрасно сшитом и вычищенном не самим, а другими людьми мундире, в каске, с оружием, которое тоже сделано, и вычищено, и подано другими людьми, ездить верхом на прекрасной, тоже другими воспитанной

и выезженной и выкормленной лошади на ученье или смотр с такими же людьми, и скакать, и махать шашками, стрелять и учить этому других людей». Князь Нехлюдов участвует в суде как присяжный заседатель. Он узнаёт в подсудимой Катюшу, и вихрь разнообразных мыслей и чувств взметнулся в его душе. Композиция «Воскресения» не совпадает с хронологическим развитием событий, происходящих с Катюшей Масловой. Сцены «Пасхальная ночь» и «На полустанке» выступают, как предыстория героев и рассказаны от ав

тора. Нехлюдов, увидев Катюшу, вспоминает пасхальную ночь, белое платье Катюши с голубой лентой, вспоминает заутреню. «Ведь я любил её, истинно любил хорошей, чистой любовью в эту ночь» думает он. Катюша же старалась никогда не вспоминать о Нехлюдове. «Похоронила она все воспоминания о своём происшедшем с ним в ту ужасную тёмную ночь, когда он приезжал из армии и не заехал к тётушкам». Идейно-художественным центром романа является трагиче-ский жизненный

узел между присяжным заседателем Нехлюдовым и подсудимой Масловой. От сцены встречи героев на суде протягиваются нити связи ко всем другим эпизодам, картинам и сценам. Нехлюдов с ужасом понимает, что Катюши Масловой больше нет, есть арестантка Маслова. Катюша «убита» им давно, и ничем нельзя исправить случившееся. Нехлюдов выходит из тюрьмы, подавленный горем и ужасом. «Так вот оно что» восклицает он про себя, толь

ко теперь сознавая ужас свершившегося. В ушах звучит страшная обличительная фраза арестантки Масловой: «Ты мной в этой жизни услаждался, мной же хочешь и на том свете спастись!» Стыдно стало Нехлюдову, когда он каялся перед Катюшей в тюрьме и умилялся своим слезам и раскаянью. Грань стыда очень четко пролегает между просветлением и воскресением. Просветле-ние сопровождается чувством святости и умилением, воскресение связано с чувством вины и раскаяния. Ощущение вины вышло за пределы внутреннего мира. Нехлюдов уж

асается не своему паде-нию, а тому, что он сделал с душой Катюши Масловой. Просветление – это только для себя. Воскресение – только для всех. Поняв, какой трагедией для Катюши обернулась любовь к нему, Нехлюдов принимает решение не оставлять погубленную им девушку. Чувство раскаяния и желание искупить свою вину заставляют его искать средства помочь ей. Он обращается в самые различные инстанции с целью в

ыхлопотать облегчение приговора… Нехлюдов исходил всю Россию. Он видел дворцы и велико-светские салоны, приёмные князей и тюрьмы, побывал в сенате и в мужицких избах и, наконец, прошёл вслед за Катюшей путь по этапу, на каторгу. Однажды в деревне Паново Нехлюдов беседовал с крестьянами. Среди столпившихся крестьянок, безнадёжно унылых в своей бедности, он увидел женщину, которая держала на руках грудного ребёнка. Ребёнок был завёрнут в лохмотья. Из-под лоскутной скуфейки смотрело бескровное

, с жалкой бессмысленной улыбкой лицо несчастного заморыша; этот мальчик в скуфеечке – образ-символ голодного, вымирающего русского крестьянина – потряс Нехлюдова. Его глазам открылись такие человеческие страдания, издевательства над народом, такое насилие и зло со стороны властей и лицемерие святейшей церкви, что Нехлюдову стало стыдно и гадко за всё, прежде всего за себя. Так же как создателю романа «Воскресение» великому Льву Толстому, Нехлюдову захотелось освободиться от фальши аристократической жизни, уйти из с

воей среды, жить так, как живёт простой народ. Герой постепенно отходит от образа жизни людей своего круга, в нём усиливается критицизм по отношению к ним: так он сознаёт фальшивость своих отношений с Мисси Корчагиной, испытывает отвращение, вспоминая свою связь с женой уездного предводителя дворянства Марией Васильевной и т.д. Нехлюдов приходит к выводу о преступном характере жизни власть имущих. Он «всем своим существом почувствовал отвращение к той своей среде, где так старательно были скрыты страдания, несомые

миллионами для обеспечения удобств и удовольствий малого числа…». Увиденное зло жизни не привело Нехлюдова к мысли о необходимости политического и социального переустройства действительности. Ему кажется, что исполнение евангельских заповедей о любви к ближнему, всепрощении и воздержании о дурных поступков даст людям доступное им на земле счастье. В этом убеждении он видит своё воскресение и предаётся личному самоусовершенствованию и филантропической деятельности. В образе Нехлюдова можно найти сходство с другими «ищущими

» героями Толстого: Пьером, Наташей, князем Андреем, Анной Карениной и т.д. Прослеживая его духовную эволюцию, автор раскрывает читателю христианские идеалы духовной кротости, смирения, всеобщей любви и прощения. По-иному решила свою судьбу Катюша. По просьбе Нехлюдова она была переведена из отделения уголовных в отделение политических заключенных, знакомство с ними открыло перед ней возможность новой жизни. Катюша Маслова на протяжении романа трижды изменяется.

Вначале она вообще не задумывалась ни о добре, ни о зле, «верила себе» и была счастлива. Переворот произошёл в ту ночь, когда Нехлюдов проехал в своём вагоне в Петербург мимо Панова. «С этой страшной ночи она перестала верить в добро» пишет Толстой. Поверить в зло и сознательно творить зло она не могла. Следовательно, надо было забыться, прибегнуть к испытанному средству. И у неё был свой сон жизни. «Старый писатель», с которым она сошлась на второй год жизни на свободе, «говорил ей, что в этом – он назыв

ал это поэзией и эстетикой – состоит всё счастье». И только оказавшись в тюрьме и вновь встретившись случайно с Нехлюдовым, она стала оживать к какой-то иной и ей самой неведомой жизни. Те нравственные понятия, которые герои Толстого, наконец, вырабатывают для себя, все построены на самообличении. По-видимому, этот путь Толстой считал самым продуктивным для че-ловека и общества. Нравственность, к которой приходит Катюша

Маслова – это личная мораль прощения и отстранения от зла. Но для неё это является духовным «воскресением». Если определить одним словом характер взаимоотношений между героями «Воскресения», то придётся выбрать слово – непо-нимание. Маслова в ответ на все вопросы Нехлюдова отвечает: «Да что говорить не помню ничего, всё забыла. То всё кончено». Все попытки Нехлюдова разумно и строго разрешить вопросы, которые возникали перед ним, были тще

тны. Непонимание причин и целей становится основой деятельно-сти Нехлюдова. Он видит здесь некую тайну, которой приписывает религиозное значение. И его жизнь, и его деятельность становятся формой покаяния, а причину покаяния всегда считает достаточной. «Да, я делаю то, что должно, я каюсь» подумал Нехлюдов. И только что он подумал это, слёзы выступили ему на глаза, подступили к горлу, и он, зацепившись пальцами за решётку, замолчал, делая усилие, чтоб не разрыдаться».

Это одна из важнейших сцен в романе… У романа Толстого не могло быть счастливой развязки. Тол-стой видел здесь не одну, а две победы, а между ними разрыв, который ничем заполнить нельзя. «Катюша не хочет моей жертвы, а хочет своей записывает Нехлюдов в своём дневнике. – Она победила, и я победил. Она радует меня той внутренней переменой, которая, мне кажется боюсь верить происходит в ней». История

Катюши Масловой недосказана так же, как история Нехлюдова. Итак, настоящий смысл заключительных страниц романа – «разрыв». Катюша покидает Нехлюдова, а Нехлюдов отрекается от всей своей прежней жизни. Возмездие в его жизни совершается неотвратимо. И Нехлюдов уже не одного себя видит виновным пе-ред жизнью. «Всё то страшное зло, которое он видел и узнал за это время и в особенности нынче, в этой ужасной тюрьме, всё это зло… торжествовало, царствовало, и не виделось никак

ой возможности не только победить его, но даже понять, как победить его». В заключительных страницах «Воскресения» Толстой передаёт читателю своё главное чувство – история и жизнь продолжаются, развязка как бы уходит за пределы романа. Автор выводит своих героев на грань великого перелома русской жизни.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
allbest-referat.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.