Сравнительная характеристика органов сословного представительства в странах Западной Европы

Сословная монархия, сословно-представительная монархия, феодальная монархия с сословным представительством, форма феодального государства, при которой власть короля или крупных территориальных князей (в Германии, Нидерландах) сочеталась с наличием сословно-представительных учреждений. Складывалась в большинстве стран Европы в 13—14 вв. (в Кастилии в 12 в., в Венгрии и Польше в 15 в.) в процессе формирования общегосударственных сословий (в масштабе целых стран) и органов сословного представительства — центральных (парламент в Англии, Генеральные штаты во Франции, кортесы в Испании, сейм в Польше, Чехии, риксдаг в Швеции и др.) и местных (например, провинциальные штаты во Франции и Нидерландах, воеводские сеймики в Польше и др.). Сословное представительство в виде земских соборов существовало также в России в 16—17 вв. Складывание этой относительно централизованной формы феодального государства было связано с ростом городов, товарного производства и обмена, с изменениями вследствие этого форм эксплуатации крестьянства, с обострением на этой почве классовой борьбы в деревне, а также борьбы внутри класса феодалов и противоречий последних с городским сословием. Главной Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Сословная монархия

и сословные представительные учреждения. — С. монархией в теоретическом, государственно-правовом значении можно назвать такую правительственную организацию, в которой власть государя ограничена сословным представительством. Такой С. монархией является, напр., афинское государство досолоновских времен. Характерным признаком С. монархии является существование политически активного сословного представительства, но отнюдь не одно только существование сословий. В этом смысле Россия дореформенных времен, несмотря на резкое разделение сословий, не может быть отнесена к типу С. монархии. Классические ее примеры дала история Зап. Европы XIII, XIV и отчасти XV вв. В Испании, Англии, Германии, Франции С. монархии возникли как раз тогда, когда феодальный строй пришел в упадок; сословно-представительные учреждения носили здесь явственные черты хронологической близости к феодальной эпохе. Наиболее характерной чертой в этом смысле является самое происхождение состава сословно-представительных собраний, особенно в начале периода, т. е. в XIII стол.: в эти собрания являлись не депутаты, не избранные ad hoc представители феодалов, клира, городов, — все феодалы, все клирики, связанные вассальными отношениями с короной, а также городские должностные лица (либо одни городские головы, либо они же со своим секретариатом, либо один секретариат). Последние участвовали в собрании как представители самоуправления, как королевские контрагенты, как одна из двух договаривавшихся сторон, помеченных в коммунальной грамоте их города. Обсуждать с королем общественные вопросы имели право только те, кто мог указать на какие-либо прямые отношения свои к королю. Архиепископы, епископы, аббаты самостоятельных монастырей были королевскими вассалами — и все они имели право на место в сословно-представительных учреждениях; сельские священники (и в громадном большинстве городские), миссионеры, аббаты безземельных монастырей не были связаны никакими отношениями с королевской властью — и никогда в эти собрания не попадали. Светские феодалы, и мелкие, и крупные, считали короля сюзереном их земель — и они все могли явиться в собрание; наоборот, бездомные рыцари, хотя бы их феодальное происхождение было твердо установлено, никакого отношения к собранию иметь не могли. Наконец, города только тогда присылали своих представителей, если пользовались коммунальной свободой, если успели запастись от короля хартией на самоуправление. Государственно-правовая идея С. представительных учреждений была та, что дела государства должна вершить общая воля, управляющая всей землей. Но так как, по феодальному праву, частицы этой воли уступлены государем 1) его вассалам, пользующимся властью в своих имениях, и 2) городам, получившим самоуправление — то для того, чтобы воля была действительно общей, государь должен был собрать вокруг себя всех носителей и представителей власти, т. е. всех вассалов и самоуправляющиеся города. Такой совокупностью всех земских властей и было сословно-представительное собрание, под председательством короля, в первое время, т. е. в XIII в. Позднее избирательное начало стало прокладывать себе путь в германских ландтагах, во французских генеральных штатах. Раньше всего сказался этот принцип в представительстве городов: вместо городских властей на собрания начали являться специально для того избранные городские депутаты. В Венгрии (в эпоху Людовика Вел., в XIV стол.), дворяне, являясь на комитатские собрания в огромном числе, производили такие бесчинства и так затрудняли делопроизводство, что пришлось предписать, чтобы приезжали впредь не все дворяне, а только их депутаты. По иным причинам (а чаще всего без причин, ясно поддающихся учету) такие же изменения произошли в немецких ландтагах и в генеральных штатах. В английском парламенте наличность избирательного принципа (наряду с личным — в верхней палате) можно констатировать с первых времен его существования. Чрезвычайно разнообразна судьба сословно-представительных учреждений в различных европейских странах. Можно сказать, что только одна общая черта характеризует их: приблизительно одно и то же время появления на свет. Во всем остальном, начиная с их политических прав и кончая их историей, — они мало сходны между собой. В Испании, где (собственно, в Кастилии и Арагонии) сословно-представительные учреждения (см. Кортесы) были уже в цвету в XII стол., т. е. несколько раньше, чем в иных местах, они выговорили себе право легального сопротивления силой, в случае нарушения королем С. прав и привилегий. Такого права вооруженного сопротивления не имели ни французские генеральные штаты, ни немецкие ландтаги, но имели английский парламент и венгерские С. собрания. Чем больше прежний феодальный, личный характер пополнения С. представительных учреждений заменялся избирательным принципом, тем тверже и самовластнее действовала королевская власть на всем континенте Европы. Собрание депутатов от владетельных лиц, от земской власти оказывалось гораздо менее авторитетным, чем самая эта земская власть «во плоти», и право вооруженного сопротивления на континенте очень скоро (уже в XIV в.) отошло в область преданий. Утрата этого права, как и других важнейших прав, объясняется социальной рознью, с самого начала царившей в С. собраниях, обострившейся с течением времени и сделавшей их бессильными пред лицом королевской власти. В Испании высшая знать (brazo de nobles) не умела сойтись не только с городскими представителями, но и с простыми рыцарями (caballeros); во Франции дворяне выискивали случаи оскорбить среднее сословие; в немецких землях духовные и светские владетели всегда переносили в ландтаги свои соседские, помещичьи дрязги. Благодаря этому внутреннему антагонизму короли все более и более поднимали голову, видя себя желанными и призванными посредниками в этой междусословной борьбе. Все более и более генеральные штаты Франции, ландтаги Германии принимали только совещательный характер, все решительнее кастильские и арагонские короли отодвигали на задний план собрания кортесов. Средневековый феодальный строй весь покоился на договорном начале: оно довольно заметно чувствуется в Германии XIII — XIV вв., не говоря уже об испанских государствах и Англии, где оно играло самую решительную роль (в Испании оно стало исчезать с начала XV в., а в Англии развилось далее и повлияло на выработку новейших представлений о правах парламента). Во Франции генеральные штаты с самого начала не основывались в своих действиях на какой бы то ни было договорной идее. Договорное начало выражалось в необходимости согласия сословно-представительного собрания на издание тех или иных новых законов или отмену старых. Соглашаясь с предлагаемыми им мероприятиями, сословно-представительные собрания вместе с тем установляли на известный срок подати и налоги, которые имел право требовать король. Вследствие сословной розни, королевская власть уже в XV в. наносит и в Испании, и в Германии, и во Франции жестокие удары С. представительным собраниям, которые не в силах оказать особенно активного сопротивления, В XVI в. абсолютизм торжествует на всем континенте; религиозно-национальная борьба этого столетия также сильно содействует упадку С. представительных собраний и сосредоточению всей полноты государственной власти в руках королей. В XVII в. С. представительные собрания во Франции перестают даже собираться, а в германских государствах совершенно утрачивают свой прежний характер активной политической силы. В Испании С. представительные собрания были подавлены окончательно Филиппом II, еще в XVI стол. Только в Англии нижняя палата и в XIII, и в XIV, и в XV стол., несмотря на пестрый свой состав, твердо отстаивала свои права и, невзирая на существование известного антагонизма по отношению к палате лордов, никогда не протягивала руки помощи королевской власти против наследственных законодателей. Английский парламент, вследствие этого, перешел невредимым в новые времена и явился единственным учреждением, в жизни которого можно проследить превращение договорного феодального принципа в конституционное право последних веков.

Ср. Guizot, «Histoire des origines du gouvernement reprйsentatif»; Пискорский, «Кастильские кортесы» (Киев, 1898); Picot, «Histoire des йtats-gйnйraux» (П., 1884); Hallam, «History of Europe during the middle ages» (Л., 1893; новейшее изд.); Unger, «Geschichte der deutschen Landstдnde» (Аугсбург, 1880), Gneist, «Englische Verfassungsgeschichte»; Waitz, «Deutsche Verfassungsgeschichte».

Евгений Тарле.

опорой С. м. были в большинстве стран низшие и средние слои класса феодалов, нуждавшиеся в сильном государственном аппарате для более эффективной эксплуатации крестьян и защиты от притеснений крупных феодалов. Активно поддерживали С. м. и горожане, стремившиеся к ликвидации феодальной раздробленности, а в некоторых странах также верхушка свободного крестьянства. Опираясь на эти слои в политической борьбе с крупными феодалами-сепаратистами пли лавируя между сословиями, король (или территориальный князь) концентрировал в своих руках судебную, военную и финансовую власть, создавал относительно сильный государственный аппарат в центре и на местах, вводил общегосударственное законодательство и налогообложение. Необходимость создания сословно-представительных собраний диктовалась в первую очередь тем, что королевская власть в условиях феодально-сословного строя ещё не могла обойтись без согласия сословий на сбор налогов, необходимых для содержания армии и государственного аппарата, а также на важнейшие внутри- и внешнеполитические мероприятия. Общим для сословно-представительных учреждений было: решающее влияние в них сословий феодалов — духовенства и дворянства, подчинённая (особенно вначале) роль городского сословия, отсутствие представителей феодально-зависимого крестьянства (лишь в сословных собраниях Кастилии и Швеции участвовали депутаты свободного крестьянства). Эти собрания, как правило, были враждебны крестьянству: выступали против освобождения от личной зависимости (в странах Западной Европы), активно способствовали его дальнейшему закрепощению (в странах Центральной и Восточной Европы), санкционировали увеличение налогообложения крестьян. Там, где представители разных сословий (особенно мелкие феодалы и горожане) действовали сплочённо, эти собрания добивались известной политической самостоятельности и налагали некоторые ограничения на королевскую власть в вопросах налогообложения, реже — законодательства. Чаще же сословные собрания обладали лишь совещательными функциями. В целом, за исключением Польши, они, несмотря на отдельные конфликты с королевской (княжеской) властью, скорее укрепляли её, санкционируя её централизаторские усилия. Формой феодального государства, сменившей С. м. в большинстве стран Европы, была абсолютная монархия (см. Абсолютизм).

 Лит.: Гутнова Е. В., Возникновение английского парламента, М., 1960: Люблинская А. Д., Структура сословного представительства в средневековой Франции, «Вопросы истории», 1972, № 1; Денисова-Хачатурян Н. А., Социально-политические аспекты начальной истории Генеральных штатов во Франции, в кн.: Европа в средние века, М., 1972; Ливанцев К. Е., Сословно-представительная монархия в Польше, ее сущность и особенности, Л., 1968; Кареев Н. И., Поместье-государство и сословная монархия средних веков, 3 изд., СПБ, 1913; Marongiu А., Medieval parliaments. A comparative study, L., 1968.

 Е. В. Гутнова.

Монархия как форма государства

Монархия — это такая форма правления, при которой верховная государственная власть осуществляется единолично и переходит, как правило, по наследству. Основными признаками классической монархической формы правления являются: 

— существование единоличного главы государства, пользующегося своей властью пожизненно (царь, король, император, шах);

— наследственный порядок преемственности верховной власти;

— представительство государства монархом по своему усмотрению;

— юридическая безответственность монарха.

Монархия возникла в условиях рабовладельческого общества. При феодализме она стала основной формой государственного правления. В буржуазном же обществе сохранились лишь традиционные, в основном формальные черты монархического правления.

Сословно-представительная монархия — это такая централизо­ванная форма государственного правления, при которой власть монар­ха ограничена сословно-представительным органом (собранием). Такие сословно-представительные собрания возникают вследствие преодоле­ния феодальной раздробленности в результате развития товарно-денежных отношений и создания централизованной монархии. Во Франции это — Генеральные штаты, в Англии — парламент, в Испании — кортесы, в России — Земский собор. 

Наряду с сословно-представительными органами функциониро­вал строго централизованный, разветвленный аппарат центральной и местной исполнительной власти, всецело подчиненный монарху.

Абсолютная монархия — это такая форма правления, при которой верховная государственная власть по закону всецело принадлежит одному лицу — царю, королю, императору.

По формуле Петровского Воинского устава, «самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен». Основным признаком абсолютной монархической формы правления является отсутствие каких-либо государственных органов, ограничивающих компетенцию монарха.

Возникновение абсолютизма связано с процессом зарождения буржуазных отношений и начинающимся процессом разложения феодализма и старых феодальных сословий. К наиболее существенным чертам абсолютной монархии относятся ликвидация или полный упадок сословных представительных учреждений, юридически не ограниченная власть монарха, наличие в его непосредственном подчинении и распо­ряжении постоянной армии, полиции и развитого бюрократического аппарата.

Власть в центре и на местах при абсолютизме принадлежит уже не крупным феодалам, а чиновникам, назначаемым и увольняемым мо­нархом. В Англии, например, феодальная курия в этот период сменяется Тайным Советом, в состав которого входили высшие государственные чиновники. Центральная бюрократия оттесняет феодалов от непосред­ственного осуществления власти и на местах. Конституционная монархия представляет собой такую форму правления, при которой власть монарха значительно ограничена пред­ставительным органом. Обычно это ограничение определяется консти­туцией, утверждаемой парламентом. Монарх же не вправе изменить конституцию. 

Как форма правления конституционная монархия возникает в период становления буржуазного общества. Формально она не утратила своего значения в ряде стран Европы и Азии и до настоящего времени (Англия, Дания, Испания, Норвегия, Швеция, Япония и др.). 

Конституционная монархия бывает парламентарной и дуалисти­ческой. Последняя как форма государственного правления практически изживает себя. 

Парламентарная монархия характеризуется следующими основ­ными признаками:

— правительство формируется из представителей определенной партии (или партий), получивших большинство голосов на выборах в парламент; 

— лидер партии, обладающий наибольшим числом депутатских мест, становится главой государства;

— в законодательной, исполнительной и судебной сферах власть монарха фактически отсутствует, она является символической; 

— законодательные акты принимаются парламентом и формаль­но подписываются монархом; 

— правительство согласно конституции несет ответственность не перед монархом, а перед парламентом. 

При дуалистической монархии государственная власть носит двойственный характер. Юридически и фактически власть разделена между правительством, формируемым монархом, и парламентом. Пра­вительство в дуалистических монархиях формируется независимо от партийного состава в парламенте и не ответственно перед ним. Монарх при этом выражает преимущественно интересы феодалов, а парламент представляет интересы буржуазии и других слоев населения. Подобная форма правления существовала в кайзеровской Германии (1871-1918).

2. Сословно-представительная монархия

Изменения в правовом положении сословий в XIV-XV вв.

Дальнейший рост городов и товарного производства

повлек за собой не только рост численности и политичес-

кой активности городского населения. Он вызвал перест-

ройку традиционного феодального хозяйства, форм эксплу-

атации крестьянства. Под влиянием товарно-денежных от-

ношений произошли существенные изменения в правовом по-

ложении крестьян. К XIV в. в большей части Франции ис-

чезает серваж. Основная масса крестьянства представляет

собой лично свободных цензитариев, обязанных платить

сеньору денежную ренту (ценз), размер которой возрас-

тал.

Усиление феодальной эксплуатации, а также экономи-

ческие трудности, связанные со Столетней войной с Анг-

лией, вызвали обострение внутриполитической борьбы. Это

нашло свое отражение в ряде городских восстаний (осо-

бенно в Париже в 1356-1358 гг.) и крестьянских войнах

(Жакерия в 1358 г.). Произошли изменения и в борьбе

среди самих феодалов, что было связано с усилением ко-

ролевской власти и ее столкновением в процессе объеди-

нения страны с феодальной олигархией. Во время Столет-

ней войны было произведено много конфискаций земель

крупных феодалов, изменивших французскому королю. Эти

земли были розданы мелким и средним дворянам, активно

поддерживавшим королевскую власть.

В XIV-XV вв. во Франции завершилась перестройка сос-

ловного строя, выразившаяся во внутренней консолидации

сословий. Оформление трех крупных сословий не означало

исчезновения унаследованного еще от предыдущего периода

иерархического строения класса феодалов. Однако ради

укрепления своих общих позиций феодалы были вынуждены

поступиться былой самостоятель-

ностью, отказаться от некоторых традиционных сеньори-

альных привилегий. Консолидация сословного строя озна-

чала постепенно прекращение истребительных междоусобных

феодальных войн и установление новых механизмов улажи-

вания внутриклассовых конфликтов.

Первым сословием во Франции считалось духовенство.

Объединение всех священнослужителей в единое сословие

было результатом того, что королевская власть к XIV в.

одержала принципиально важную победу в борьбе с папс-

твом. Было признано, что французское духовенство должно

жить по законам королевства и рассматриваться как сос-

тавная часть французской нации. При этом ограничивались

некоторые церковные прерогативы, которые мешали полити-

ческому объединению страны и признанию верховенства ко-

ролевской власти, был сокращен круг лиц, подпадавших

под церковную юрисдикцию.

С установлением единого правового статуса духовенс-

тва укрепились его важнейшие сословные привилегии. Ду-

ховенство, как и ранее, имело право на получение деся-

тины, различных пожертвований, сохраняло свой налоговый

и судебный иммунитет. Оно освобождалось от любых госу-

дарственных служб и повинностей. Последнее не исключало

того, что отдельные представители духовенства привлека-

лись королем к решению важных политических вопросов,

выступали в качестве его ближайших советников, занимали

высокие посты в государственной администрации.

Вторым сословием в государстве являлось дворянство,

хотя фактически в XIV-XV вв. оно играло ведущую роль в

социальной и политической жизни Франции. Это сословие

объединило всех светских феодалов, которые рассматрива-

лись теперь не просто как вассалы короля, а как его

слуги. Дворянство представляло собой замкнутое и нас-

ледственное (в отличие от духовенства) сословие. Перво-

начально доступ в сословие дворян был открыт для вер-

хушки горожан и зажиточных крестьян, которые, разбога-

тев, покупали земли у разорившихся дворян. Родовое дво-

рянство, стремившееся сохранить дух феодальной касто-

вости, добилось того, что покупка поместий лицами неб-

лагородного происхождения перестала давать им дворянс-

кие звания.

Важнейшей привилегией дворянства оставалось его иск-

лючительное право собственности на землю с передачей по

наследству всех недвижимостей и рентных прав. Дворяне

имели право на титулы, гербы и другие знаки дворянского

достоинства, на особые судебные привилегии. Они осво-

бождались от уплаты государственных налогов. По сущест-

ву единственной обязанностью дворянства становится не-

сение военной службы королю, а не частному сеньору, как

было раньше.

Дворянство по-прежнему было неоднородным. Титулован-

ная знать — герцоги, маркизы, графы, виконты и другие —

претендовала на высокие посты в армии и в государствен-

ном аппарате. Основная же масса дворянства, особенно

низшего, вынуждена была довольствоваться значительно

более скромным положением. Ее бла-

гополучие непосредственно связывалось с усилением экс-

плуатации крестьян. Поэтому мелкое и среднее дворянство

энергично поддерживало королевскую власть, видя в ней

главную силу, способную держать в узде крестьянские

массы.

В XIV-XV вв. в основном завершилось формирование и

«третьего сословия» (tiers etat), которое пополнялось

за счет быстро растущего городского населения и увели-

чения числа крестьян-цензитариев. Это сословие было

весьма пестрым по своему составу и практически объеди-

нило в себе трудовое население и формирующуюся буржуа-

зию. Члены этого сословия рассматривались как «неблаго-

родные», не имели каких-либо особых личных или имущест-

венных прав. Они не были защищены от произвола со сто-

роны королевской администрации и даже отдельных феода-

лов. Третье сословие было единственным податным сосло-

вием во Франции, и на него ложилось все бремя уплаты

государственных налогов.

Сама организация третьего сословия носила феодаль-

но-корпоративный характер. Оно выступало прежде всего

как совокупность городских ассоциаций. В это время не

возникла еще идея равенства и всеобщности интересов

членов третьего сословия, оно не осознало себя единой

общенациональной силой.

Образование сословно-представительной монархии. В

начале XIV в. во Франции на смену сеньориальной монар-

хии приходит новая форма феодального государства — сос-

ловно-представителъная монархия. Становление сослов-

но-представительной монархии здесь неразрывно связано с

прогрессивным для данного периода процессом политичес-

кой централизации (уже к началу XIV в. было объединено

3/4 территории страны), дальнейшим возвышением коро-

левской власти, ликвидацией самовластия отдельных фео-

далов.

Сеньориальная власть феодалов по существу утратила

свой самостоятельный политический характер. Короли ли-

шили их права собирать налоги на политические цели. В

XIV в. было установлено, что для взимания сеньориальной

подати (тальи) необходимо согласие королевской власти.

В XV в. Карл VII вообще отменил сбор тальи отдельными

крупными сеньорами. Король запрещал феодалам устанавли-

вать и новые косвенные налоги, что привело постепенно к

их полному исчезновению. Людовик XI отнял у феодалов

право чеканить монету. В XV в. в обращении во Франции

была лишь единая королевская монета.

Короли лишали феодалов и их традиционной привилегии

— вести частные войны. Лишь отдельные крупные феодалы

сохраняли в XV в. свои независимые армии, которые дава-

ли им некоторую политическую автономию (Бургундия, Бре-

тань, Арманьяк).

Постепенно исчезло сеньориальное законодательство, а

также посредством расширения круга дел, составлявших

«королевские случаи», существенно ограничивалась сень-

ориальная юрисдикция. В XIV в. была предусмотрена воз-

можность апелляции на любое решение судов отдельных фе-

одалов в Парижский парламент. Этим окончательно был

разрушен принцип, согласно которому сеньориальная юсти-

ция считалась суверенной.

На пути французских королей, стремившихся к объединению

страны и к усилению личной власти, в течение ряда веков

было еще одно серьезное политическое препятствие —

римско-католическая церковь, Французская корона никогда

не соглашалась с притязаниями папства на мировое гос-

подство, но, не чувствуя необходимой политической под-

держки, избегала открытой конфронтации. Такое положение

не могло сохраняться бесконечно, и к концу XIII — нача-

лу XIV в. окрепшая королевская власть становилась все

более несовместимой с политикой римской курии. Король

Филипп Красивый бросил вызов римскому папе Бонифацию

VIII, потребовав от французского духовенства субсидий

для ведения войны с Фландрией и распространив королевс-

кую юрисдикцию на все привилегии клира. В качестве от-

ветной меры папа издал в 1301 году буллу, в которой

грозил королю отлучением от церкви. Этот конфликт за-

кончился победой светской (королевской) власти над ду-

ховной и переносом под давлением французских королей

резиденции римских пап в г. Авиньон (1309-1377 гг.) —

так называемое «авиньонское пленение пап».

Победа французской короны над римским папством, пос-

тепенная ликвидация самостоятельных прав феодалов соп-

ровождалась в XIV-XV вв. неуклонным возрастанием авто-

ритета и политического веса королевской власти. Большую

роль в юридическом обосновании этого процесса сыграли

легисты. Легисты отстаивали приоритет светской власти

над церковной, отрицали божественное происхождение ко-

ролевской власти во Франции: «Король получил королевс-

тво ни от кого другого, кроме как от себя, и с помощью

своей шпаги».

В 1303 году была выдвинута формула: «король является

императором в своем королевстве». Она подчеркивала пол-

ную независимость французского короля в международных

отношениях, в том числе и от германо-римского императо-

ра. Французский король, согласно утверждениям легистов,

имел все прерогативы римского императора.

Со ссылкой на известный принцип римского права ле-

гисты утверждали, что король сам является верховным за-

коном, а следовательно, может создавать законодательст-

во по своей воле. Для принятия законов королю уже не

требовался созыв вассалов или согласие королевской ку-

рии. Был выдвинут также тезис: «всякое правосудие про-

истекает от короля», в соответствии с которым король

получил право рассматривать любое судебное дело сам или

же делегировать это право своим слугам.

Сословно-представительная монархия утвердилась на

определенном этапе централизации страны, когда не были

до конца преодолены автономные права феодальных сень-

оров, католической церкви, городских корпораций и т.д.

Решая важные общенациональные задачи и принимая на себя

ряд новых государственных функций, королевская власть

постепенно ломала политическую структуру, характерную

для сеньориальной монархии. Но при осуществлении своей

политики она сталкивалась с мощной оппо-

зицией феодальной олигархии, сопротивление которой не

могла преодолеть лишь собственными средствами. Поэтому

политическая сила короля в значительной мере проистека-

ла от той поддержки, которую он получал от феодальных

сословий.

Именно к началу XIV в. окончательно оформляется

построенный на политическом компромиссе, а поэтому не

всегда прочный союз короля и представителей разных сос-

ловий, в том числе и третьего сословия. Политическим

выражением этого союза, в котором каждая из сторон име-

ла свои специфические интересы, стали особые сослов-

но-представительные учреждения — Генеральные штаты и

провинциальные штаты.

Генеральные штаты. Возникновение Генеральных штатов

положило начало изменению формы государства во Франции

— превращению его в сословно-представительную монархию.

Появлению Генеральных штатов как особого государс-

твенного органа предшествовали расширенные собрания ко-

ролевской курии (консилиумы и т.д.), имевшие место еще

в XII-XIII вв. Созыв Генеральных штатов королем Филип-

пом IV Красивым в 1302 году (само название «Etats gene-

raux» стало использоваться позднее — с 1484 года) имел

под собой вполне конкретные исторические причины: неу-

дачная война во Фландрии, серьезные экономические труд-

ности, спор короля с римским папой. Но создание общена-

ционального сословно-представительного учреждения было

и проявлением объективной закономерности в развитии мо-

нархического государства во Франции.

Периодичность созыва Генеральных штатов не была ус-

тановлена. Этот вопрос решал сам король в зависимости

от обстоятельств и политических соображений. Каждый со-

зыв штатов был индивидуальным и определялся исключи-

тельно усмотрением короля. Высшее духовенство (архие-

пископы, епископы, аббаты), а также крупные светские

феодалы приглашались лично. Генеральные штаты первых

созывов не имели выборных представителей от дворянства.

Позднее утверждается практика, согласно которой среднее

и мелкое дворянство избирает своих депутатов. Выборы

проводились также от церквей, конвентов монастырей и

городов (по 2 — 3 депутата). Но горожане и особенно ле-

гисты иногда избирались и от сословий духовенства и

дворянства. Примерно 1/7 часть Генеральных штатов сос-

тавляли юристы. Депутаты от городов представляли их

патрицианско-бюргерскую верхушку. Таким образом, Гене-

ральные штаты всегда были органом, представляющим иму-

щие слои французского общества.

Вопросы, выносимые на рассмотрение Генеральных шта-

тов, и продолжительность их заседаний также определя-

лись королем. Король .прибегал к созыву Генеральных

штатов для того, чтобы получить поддержку сословий по

разным поводам: борьба с орденом тамплиеров (1308 год),

заключение договора с Англией (1359 год), религиозные

войны (1560, 1576, 1588 гг.) и т.д. Король запрашивал

мнение Генеральных штатов по ряду законопроектов, хотя

формально их согласия на принятие королевских законов

не требова-

лось. Но чаще всего причиной созыва Генеральных штатов

была нужда короля в деньгах, и он обращался к сословиям

с просьбой о финансовой помощи или разрешении на оче-

редной налог, который мог собираться только в пределах

одного года. Лишь в 1439 году Карлом VII было получено

согласие на взимание постоянной королевской тальи. Но

если речь шла об установлении каких-либо дополнительных

налогов, то, как и прежде, требовалось согласие Гене-

ральных штатов.

Генеральные штаты обращались к королю с просьбами,

жалобами, протестами. Они имели право вносить предложе-

ния, критиковать деятельность королевской администра-

ции. Но поскольку существовала определенная связь между

просьбами сословий и их голосованием по запрашиваемым

королем субсидиям, последний в ряде случаев уступал Ге-

неральным штатам и издавал по их просьбе соответствую-

щий ордонанс.

Генеральные штаты в целом не были простым инструмен-

том королевской знати, хотя объективно они помогли ей

усилиться и укрепить свои позиции в государстве. Они в

ряде случаев противостояли королю, уклоняясь от вынесе-

ния угодных ему решений. Когда сословия проявляли неус-

тупчивость, короли длительное время их не собирали

(например, с 1468 по 1484 г.). После 1484 года Гене-

ральные штаты практически вообще перестали собираться

(до 1560 года).

Наиболее острый конфликт Генеральных штатов с коро-

левской властью произошел в 1357 году в момент восста-

ния горожан в Париже и пленения французского короля

Иоанна англичанами. Генеральные штаты, в работе которых

приняли участие главным образом представители третьего

сословия, выдвинули программу реформ, получившую назва-

ние Великий мартовский ордонанс. Взамен предоставления

королевской власти субсидий они потребовали, чтобы сбор

и расходование денежных средств производились самими

Генеральными штатами, которые должны были собираться

три раза в год, и без созыва их королем. Были избраны

«генеральные реформаторы», которые наделялись полномо-

чиями контролировать деятельность королевской админист-

рации, увольнять отдельных чиновников и наказывать их,

вплоть до применения смертной казни. Однако попытка Ге-

неральных штатов закрепить за собой постоянные финансо-

вые, контролирующие и даже законодательные полномочия

не имела успеха. После подавления в 1358 году Парижско-

го восстания и Жакерии королевская власть отвергла тре-

бования, содержавшиеся в Великом мартовском ордонансе.

В Генеральных штатах каждое сословие собиралось и

обсуждало вопросы отдельно. Только в 1468 и 1484 гг.

все три сословия проводили свои заседания совместно.

Голосование обычно организовывалось по бальяжам и сене-

шальствам, где и избирались депутаты. Если обнаружива-

лись различия в позиции сословий, голосование проводи-

лось по сословиям. В этом случае каждое сословие имело

один голос и в целом феодалы всегда имели перевес над

третьим сословием.

Депутаты, избранные в Генеральные штаты, наделялись им-

перативным мандатом. Их позиция по вопросам, выносимым

на обсуждение, в том числе при голосовании, была связа-

на инструкцией избирателей. После возвращения с заседа-

ния депутат должен был отчитаться перед избирателями.

В ряде регионов Франции (Прованс, Фландрия) с конца

XIII в. возникают местные сословно-представительные уч-

реждения. Сначала они назывались «консилиум», «парла-

мент» или просто «люди трех сословий». К середине XV в.

стали употреблять термины «штаты Бургундии», «штаты До-

фина» и т.д. Название «провинциальные штаты» закрепи-

лось лишь в XVI в. К концу XIV в. было 20 местных шта-

тов, в XV в. они имелись практически в каждой провин-

ции. В провинциальные штаты, так же как и в Генеральные

штаты, крестьяне не допускались. Нередко короли высту-

пали против отдельных провинциальных штатов, поскольку

они оказывались под сильным влиянием местных феодалов

(в Нормандии, Лангедоке), и проводили политику сепара-

тизма.

Центральное и местное управление. Возникновение сос-

ловнопредставительной монархии и постепенная концентра-

ция политической власти в руках короля не повлекли за

собой сразу же создания нового аппарата государственно-

го управления.

Центральные органы управления не подверглись сущест-

венной реорганизации. В это же время утверждается важ-

ный принцип, что король не связан мнением своих совет-

ников, а, напротив, все административные и иные власт-

ные полномочия государственных чиновников проистекают

oт короля. Из прежних должностей, которые превратились

теперь в придворные титулы, сохранила свое значение

только должность канцлера, ставшего ближайшим помощни-

ком короля. Канцлер, как и раньше, являлся главой коро-

левской канцелярии, он составлял теперь многочисленные

королевские акты, назначал на судебные должности, пред-

седательствовал в королевской курии и в совете в от-

сутствие короля.

Дальнейшее развитие централизации проявилось в том,

что важное место в системе центрального управления за-

нял созданный на базе королевской курии Большой совет

(с 1314 по 1497 г.). В этот совет входили легисты, а

также 24 представителя высшей светской и духовной знати

(принцы, пэры Франции, архиепископы и т.д.). Совет со-

бирался один раз в месяц, но его полномочия носили иск-

лючительно совещательный характер. По мере укрепления

королевской власти его значение уменьшается, король ча-

ще прибегает к созыву узкого, тайного совета, состояще-

го из лиц, приглашенных по его усмотрению.

Появляются и новые должности в центральном королевс-

ком аппарате, подбираемые из легистов и преданных коро-

лю незнатных дворян, — клерки, секретари, нотариусы и

т.п. Эти должности не всегда имели четко обозначенные

функции, не были организационно сведены в единый аппа-

рат управления.

Прево и бальи, которые ранее были основными органами

местной администрации, в XIV в. теряют ряд своих функ-

ций, в част-

ности военную. Это связано с падением значения феодаль-

ного ополчения. Многие судебные дела, которые ранее

рассматривали бальи, переходят к назначаемым ими лейте-

нантам. С конца XV в. короли непосредственно назначают

в бальяжи лейтенантов, а бальи превращаются в промежу-

точное и слабое административное звено.

Стремясь к централизации местного управления, короли

вводят новые должности губернаторов. В некоторых случа-

ях губернаторы, получавшие звание королевского лейте-

нанта, имели чисто военные функции. В других случаях

они назначались в бальяж, заменяя бальи и получая более

широкие полномочия: запрещать строить новые замки, не

допускать частные войны и т.д.

В XIV в. появляются такие должностные лица, как ге-

нераллейтенанты, назначаемые обычно из принцев крови и

знатного дворянства. Сначала эта должность учреждалась

на короткий срок и с узкими полномочиями: освобождение

от уплаты некоторых налогов, помилование и т.п. В XV в.

число генерал-лейтенантов увеличилось и сроки их дея-

тельности возросли. Обычно они управляли группой баль-

яжей или административным округом, который в конце XV

в. стал называться провинцией.

Централизация на местах затронула и городскую жизнь.

Короли часто лишали города статуса коммун, изменяли ра-

нее изданные хартии, ограничивали права горожан. Коро-

левская администрация начинает контролировать выборы

городской администрации, подбирая угодных кандидатов.

Над городами была установлена система административной

опеки. Хотя в XV в. коммуны в некоторых городах были

восстановлены, они полностью интегрировались в коро-

левскую администрацию. Городская аристократия попрежне-

му пользовалась ограниченным самоуправлением, но на

всех важных заседаниях городских советов, как правило,

председательствовал королевский чиновник.

Организация финансового управления. Отсутствие ста-

бильной финансовой базы долгое время сказывалось на об-

щем положении королевской власти, тем более что огром-

ных расходов потребовала Столетняя война. Первое время

важным источником поступления средств в государственную

казну оставались доходы с домена и от чеканки монет,

причем короли, стремясь укрепить свое финансовое поло-

жение, нередко выпускали неполноценные деньги. Однако

постепенно основным источником пополнения казны стано-

вится сбор королевских налогов. В 1369 году был узако-

нен постоянный сбор таможенной пошлины и соляного нало-

га. С 1439 года, когда Генеральные штаты санкционирова-

ли взимание постоянной королевской тальи, финансовое

положение короля существенным образом укрепилось. Раз-

меры тальи неуклонно увеличивались. Так, при Людовике

XI (1461-1483 гг.) она выросла в три раза.

В этот же период возникают специализированные органы

финансового управления. В начале XIV в. было создано

королевское казначейство, а затем из королевской курии

выделилась специальная счетная палата, которая давала

королю советы по вопро-

сам финансов, проверяла доходы, поступающие от бальи, и

т.д. При Карле VII Франция была разделена на генераль-

ства (женералите) в фискальных целях. Поставленные во

главе их генералы имели ряд административных, но прежде

всего налоговых функций.

Организация вооруженных сил. Общая перестройка уп-

равления затронула и армию. Продолжает сохраняться фео-

дальное ополчение, но с XIV в. король требует непос-

редственной военной службы от всего дворянства. В 1314

году крупные сеньоры оспорили этот порядок, но в годы

Столетней войны он утвердился окончательно.

Постепенно достигалась основная цель королевской

власти — создание самостоятельной вооруженной силы, яв-

ляющейся надежным инструментом централизованной госу-

дарственной политики. Укрепление финансовой базы короля

позволило ему создать наемную вооруженную силу (из нем-

цев, шотландцев и др.), организованную в ударные отря-

ды. В 1445 году, получив возможность взимать постоянный

налог, Карл VII организует регулярную королевскую армию

с централизованным руководством и четкой системой. По

всему королевству были также расквартированы постоянные

гарнизоны, призванные не допускать возрождения феодаль-

ной смуты.

Судебная система. Королевская администрация проводи-

ла политику унификации и в судебном деле, несколько ог-

раничивая церковную и вытесняя сеньориальную юрисдик-

цию. Судебная система по-прежнему была крайне запутан-

ной, суд не был отделен от администрации.

Мелкие судебные дела решал прево, но дела о серьез-

ных преступлениях (так называемые королевские случаи)

рассматривались в суде бальи, а в XV в. — в суде под

председательством лейтенанта. В суде бальи принимало

участие местное дворянство, королевский прокурор. Пос-

кольку прево, бальи, а позднее и лейтенанты назначались

и увольнялись по усмотрению короля, вся судебная дея-

тельность полностью контролировалась королем и его ад-

министрацией. Выросла роль Парижского парламента, члены

которого с 1467 года стали назначаться не на один год,

как раньше, а пожизненно. Парламент превратился в выс-

ший суд по делам феодальной знати, стал важнейшей апел-

ляционной инстанцией по всем судебным делам.

Наряду с осуществлением чисто судейских функций пар-

ламент в первой половине XIV в. приобретает право ре-

гистрации королевских ордонансов и других королевских

документов. С 1350 года регистрация законодательных ак-

тов в Парижском парламенте становится обязательной.

Низшие суды и парламенты других городов при вынесении

своих решений могли пользоваться только зарегистриро-

ванными королевскими ордонансами. Если Парижский парла-

мент находил в регистрируемом акте неточности или же

отступление от «законов королевства», он мог заявить

ремонстрацию (возражение) и отказать такому акту в ре-

гистрации. Ремонстрация преодолевалась только посредс-

твом личного присутствия короля на заседании парламен-

та. В конце XV в. парламент неодно-

кратно использовал свое право ремонстрации, что повыша-

ло его авторитет среди других государственных органов,

но привело в конечном счете к конфликту с королевской

властью. Сословно-представительная монархия — форма правления, предусматривающая участие сословных представителей в управлении государством, составлении законов. Она складывается в условиях политической централизации. Различные сословия были представлены в органах власти неравномерно. Часть из этих законосовещательных органов эволюционировало в современные парламенты.

Ограничение власти монарха связано с развитием товарно-денежных отношений, которые подорвали основы замкнутого, натурального хозяйства. Возникла политическая централизация, организовалась сословно-представительная монархия — форма, при которой власть главы государства ограничена сословно-представительными органами (Собор, парламент, Генеральные штаты, сейм и т.п.)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.