Св Стефан Пермский выдающийся миссионер Русской Православной Церкви

—PAGE_BREAK—После просвещения Гама Стефан отправился далее вверх по Вычегде и дошёл до места впадения в неё реки Вымь. Здесь располагалось зырянское поселение, возле которого святитель построил себе келью. В полукилометре от него находилась прокудливая берёза: «Слово «прокудливая» имеет тот же корень, что и «кудесник», а потому означает, что именно возле нее с особым успехом шаманили главные жрецы-кудесники зырян. То была главная святыня всей Перми Великой. Стефан собственноручно срубил ее и сжег. С воплями гнева и ужаса сбежались зыряне спасать божество. А между тем оно позорнейшим образом превращалось в пепел, не в силах изменить свою горькую участь. И опять, готовый к смерти, Стефан молился, воздев руки, и ничего не отвечал на гневные крики язычников. И опять его готовность кротко принять любую участь обезоружила врагов»[16].

Эти сведения, безусловно, также следует отнести к разряду преданий, т.к. агиограф берёзу не упоминает. Он лишь рассказывает, что «Стефан, Богу помолясь, молитву сотворив, отправился с некое место, где была главная кумирница пермян, и попытался идолов их разорить, ниспровергнув жертвенники их, и богов их сровнять с землею. И Божию силою главную их кумирницу он зажёг и пламенем запалил…»[17].

Но зато Епифаний в своём произведении целую главу поучению, сказанному св. Стефаном в Усть‑Выми, в связи с сокрушением идолов, в которой он призывал зырян оставить языческие заблуждения. «…Зачем поклоняетесь вы идолам, и почитаете их, и богами называете их, истуканов идольских? Кумиры ваши – это куски дерева бездушные, дело рук человеческих. Они рты имеют – и не говорят, уши имеют – и не слышат, глаза имеют – и не видят… А христиане веруют в Бога, и чтут, и славят Его. И я вам говорю, что Он есть истинный Бог, и нет инаго Бога, кроме Него…»[18]

И многие же уверовали, слыша слова Стефана, а многие же остались в язычестве. и не было мира между ними, как пишет Епифаний.

В Усть‑Выми же св. Стефан построил первый храм на зырянской земле, названный им в честь Пресвятой Богородицы. Как пишет св. Епифаний, Стефан постановил праздновать праздник воздвижения церкви 25 марта.

Победа св. Стефана над Памом-Сотником. Но распространение христианства не могло не тревожить местных жрецов. Доселе встречавшиеся св. Стефану волхвы не могли противостоять ему. Но выше по реке Выми жил главный жрец зырян, волхв по имени Пам. Как и многие колдуны зырянские он фактически был одним из местных князей, и имел своей столицей укрепленное селение Княжпогост. Согласно Вычегодско-Вымской летописи, Пам неоднократно участвовал в вооружённом походе на Стефана, но при этом трижды терял зрение и по молитвам святого прозревал[19].

А в самом начале миссии Стефана, противясь распространению новой веры, когда подкупами и подарками, а когда и силой, пытался отвратить от христианства новообращённых зырян, но больших успехов в этом не достиг, и это приводило его в ярость.

В конце 1380 года, т.е. спустя год с момента появления св. Стефана в Перми, он стал собираться в путь, чтобы лично вступить в борьбу со Стефаном, надеясь уничтожить и посрамить его.

Св. Епифаний пишет, что новообращённые зыряне отнеслись к этому намерению Пама с изрядной долей скепсиса: «Безумный старец, зачем ты похваляешься, надеясь победить истенного раба Божия? Ведь сей Стефана и богов ваших с землёй сравнял, и не сумели они ему повредить, а со знаменитых кумиров снял покрывала и побросал их своему служке по имени Матвейка, и тот сделал из них штаны и портянки и износил всё безо всякой для себя напасти и вреда. Сделал это всё Стефан не прибыли ради, но для поругания идолов»[20].

«Пойду и посрамлю вашего учителя», – решил Пам и вступил в спор со св. Стефаном.

Состязанию Пама со св. Стефаном в труде св. Епифания посвящен целый раздел[21], первая часть которого посвящена спору об истинной вере. Этот диспут длился, как свидетельствует Епифаний, целые сутки («…весь день и всю ночь без пищи и без сна пребывали»).

В основе первого аргумента Пама лежала типично языческая точка зрения: чем больше богов, тем больше помощников: «… у вас, христиан, один Бог, а у нас множество богов, множество помощников, множество поборников. Дают они нам ловлю: все, что есть в водах и что есть в воздухе, и болотах, и дубравах…». Боги зырянские, по версии Пама, помогают в охоте, а также сообщают вести из дальних стран.

Св. Стефан же, возражая ему, говорит: «Можно ли, окаянный, бахвалиться тем, что ты многобожию следуешь и множество богов упоминаешь? Скорее устыдиться сего подобало бы, ибо сказано: да постыдятся все, служащие истуканам, хвалящиеся идолами своими! (Псал. 96:7)». Бог – всемогущ, наполняющий небо и землю, и Его проповедовали апостолы,  в то время как боги языческие есть бесы, а идолы созданы руками человека.

Пам, видя, что его аргумент опровергнут, выдвинул другой: с его точки зрения, религия зырян есть освящённая веками и поколениями традиция, отвергать которую недопустимо, если не предложить взамен гораздо более возвышенное учение: «Ведь отцы наши и деды, и прадеды, и пращуры так жили, – я ли лучше их окажусь? Не быть сему никогда. Поведай же мне, какую истину знаете вы, христиане, что дерзаете так хулить нашу веру?».

В ответ св. Стефан рассказал о творении мира Богом, о сотворении первых людей, о Промысле Божием о мире, и о распятии Христа.

Но кудесник, выслушав Стефана, его словам не поверил, и, не сумев победить в споре, решил устрашить Стефана, вызвавшись пройти через огонь и воду, и предложив тоже самое сделать Стефану, так как был уверен, что Стефан на это не согласится никогда.

Но св. Стефан принял его предложение, сказав: «я не повелеваю стихиями, но христианский Бог велик, иду с тобою»[22]

Были прорублены две проруби во льду, а на окраине села была подожжена отдельно стоящая хижина. Сотворив молитву, святой, взяв Пама за руку, как и было условлено, чтобы идти вместе с ним, пошёл в огонь. Но тут Пам, увидев, что Стефан готов пройти это испытание, стал порываться, не желая идти вместе со Стефаном.

Также Пам отказался и от другого испытания: войти вместе со Стефаном в одну прорубь, а выйти в другую, ниже по течению реки.

Видевшие это зыряне вознегодовали на Пама и спросили: «Старый пес! … Скажи, окаянный, почему не вошел ты ни в огонь, ни в воду и тем всячески посрамлен?»

Обратясь к народу, Стефан спросил, кем считать Пама после всего произошедшего и что с ним сделать. Народ ответил: «Обманщика предать смерти! Если оставить его в живых, он наделает тебе пакостей!». Однако св. Стефан отказался это сделать, мотивируя это тем, что Христос послал его не убивать людей, а учить их.

В итоге Пам вынужден был уступить Стефану Пермь, а сам вместе со своим родом ушёл в Сибирь и на реке Обь основал селение Алтым, жители которого вплоть до конца 19 века хранили память о нем как о первом поселенце[23].

А благодарный Богу св. Стефан построил храм св. Николаю на реке Вишере.

Учреждение Пермской епархии. О Стефане-епископе. После победы св. Стефана над Памом число желающих принять христианскую веру выросло многократно. Желающих креститься было столь много, что зачастую святитель крестил людей в реках Выми и Вычегде.

Успехи Стефана в обращении зырян к вере были столь велики, что заставили стефановых земляков вспомнить о предсказании блаженного Прокопия. И тогда многие благочестивые устюжане стали охотно жертвовать на благоустроение пермских храмов, а также многие духовные лица, узнав о подвигах Стефана, пошли в Пермь, желая стать его помощниками.

Таким образом, росла паства, пополнялся и клир, и Стефан решил идти в Москву, чтобы просить прислать в Пермь епископа.

Но не только многочисленность паствы была тому причиной. Другая же причина была в удалённости пермских земель от Москвы. Как, немного преувеличивая, говорит св. Епифаний, «Прямо скажем, непременно требовала земля та епископа, поскольку до митрополита и до Москвы отсюда далеко; как далеко отстоит Царьград от Москвы, также далека от Москвы отдалённая земля Пермская»[24].

Прибыв в Москву в 1383 году, св. Стефан рассказал князю Дмитрию Иоанновичу и митрополиту Пимену о своей проповеди среди зырян, и объяснил необходимость иметь в той земле епископа. Это означало создать восемнадцатую епархию Русской Церкви, или четвёртую – из числа епархий на русском севере[25].

Стал вопрос о кандидатуре. Сам св. Стефан на эту должность не стремился. Но ни князь, ни митрополит не нашли более достойного кандидата, чем Стефан.

И поэтому, как гласит московская летопись 6891 г. от Сотворения мира (1383-1384 от Р.Х.), митрополит Пимен рукоположил св. Стефана в сан епископа.

Возвращаясь обратно, Стефан прибыл в свой родной город Устюг, где с молитвой припал ко гробу св. Прокопия, который много десятилетий назад предрёк его миссию.

Вернувшись в землю зырянскую, святитель сделал местом нахождения своей кафедры село Усть‑Вымь, а первая на зырянской земле церковь стала называться кафедральным собором.

Став епископом, св. Стефан, как о том пишет св. Епифаний, «… по-прежнему заведённых порядков держался, и дело обычное исполнял… И грамоте пермской учил их, и книги писал им, и церкви святые ставил им, и монастыри приготовлял, и в монахи постригал, и игуменов им назначал, и священников, попов и дьяконов сам поставлял .

И чудо можно было видеть в земле той: где прежде капища идольские и кумирницы жертвенные были, и жертвенники языческие стояли, здесь церкви святые воздвигнулись, и монастыри, и молельни выросли…»[26].

Близ Усть‑Выми основал свт. Стефан и первый в Коми крае монастырь, называвшийся Михайло‑Архангельский, просуществовавший до секуляризационных времён Екатерины-2й, а именно до 1764 года.

Стефан создавал школы, странноприимные дома и богадельни, основал ряд монастырей: кроме Михаило‑Архангельского в Усть‑Выми, архангельский в Яренске, а также два – Спасский и Стефановский в районе Усть‑Сысольска (ныне г.Сыктывкар).

Из коми преданий известно, что, поднимаясь вверх по Вычегде, св. Стефан дошёл до того места, где ныне находится Ульяновский монастырь, тогда же Стефаном и основанный и названный им во имя Спаса Нерукотворного.

Также существует предание о том, что на реке Печора существовал Троицкий  монастырь, основанный также свт. Стефаном[27]. В этом месте находится ныне г. Троицко‑Печорск, центр самого юго‑восточного района Республики Коми.

Также ходил св. Стефан и на север: дойдя по реке Вашка до селения Вендинга (ныне – в Удорском районе), св. Стефан поставил там деревянный крест.

Таким образом, за время своего миссионерства свт. Стефан лично сумел охватить своей проповедью не менее трети нынешней Республики Коми, т.е. территорию, равную, например, Греции в её нынешних границах.

Но в епископском сане Стефану пришлось заботиться не только о делах духовных. Приходилось также защищать епархию от врагов внешних. Пермская земля и до этого неоднократно подвергалась нападению банд вогулов (манси), совершавших из-за Урала свои хищнические набеги.

Так было и в 1385 году.

Узнав о нападении вогулов, св. Стефан тотчас же отправил в Устюг гонца с просьбой прислать ратных людей для отпора врагам, велел жителям перенести всё своё имущество на два укреплённых холма – к собору и монастырю, и готовиться к обороне. Сам же он, помолившись Богу о помощи, совершил крестный ход вокруг владычнего города, и, облачившись в святительскую одежду, с духовенством и некоторыми из зырян поплыл вверх по Вычегде навстречу неприятелю.

«Вогулы, суеверные язычники, издали заметили ладью Стефана. Словно огнём горело его никогда не виданное ими святительское облачение, а сам он показался им как бы мечущим в них огненные стрелы. Приняв его за страшного волхва, в ужасе бросились они бежать, оставив всё награбленное. С тех пор во всю жизнь Стефана ни единожды не смели они подойти и напасть на Усть‑Вымь, боясь могущественного «туна-чернеча Стэпэ» и беспокоили только одних отдалённых верхневычегодских зырян»[28].

Кроме того, страдала Пермская земля и от набегов новгородцев. Тем более, что учреждение московским митрополитом Пермской епархии было воспринято как посягательство на каноническую территорию Новгорода. И эта проблема была с успехом решена св. Стефаном:  лично прибыв в Новгород, Пермский святитель добился расположения к себе новгородского архиепископа Алексия, знавших о подвигах проповедника, а также уважения веча.  Результатом дипломатической миссии стало то, что вече решило запретить ходить новгородским укшуйникам в Пермские земли.

С пребыванием в Новгороде связано появление одного исторического документа, называемого «Поучение против стригольников», которое является одним из важных источников сведений об этой ереси. Эти еретики не верили в Божественность Иисуса Христа, отрицали загробную жизнь, не признавали церковную иерархию и Таинства.

Связь Поучения со Стефаном Пермским основывается на присутствии его имени в заглавии этого поучения об одном из его списков: «А сие списание от правила святых апостол и святых отець дал владыце наугородскому Алексею Стефан владыка Перемыский на стригольникы»[29].

Когда в зырянской земле случился неурожай, то Стефан открыл свои житницы, раздавая хлеб безвозмездно. Также он отправил послание великому князю Дмитрию Донскому послание, в котором, рассказав о бедствиях, просил о приостановлении сбора податей с пермян. Князь Дмитрий, тронутый плачевным положением зырян, приказал не только приостановить сбор податей, но и простить недоимки последних лет. Убытки же, понесённые епархией, князь возместил щедрыми дарами.

В 1390 году митрополит Киприан вызвал Стефана в Москву на Собор. Проезжая мимо Троицкого монастыря (будущей лавры), основанного прп. Сергием Радонежским, свт. Стефан из за недостатка времени не смог заехать в монастырь, чтобы повидать прп. Сергия. Остановившись на дороге, он лишь прочитал молитву «Достойно есть», поклонился в ту сторону, где находилась обитель, мысленно обратившись к прп. Сергию, произнёс: «Мир тебе, духовный брат мой».

В этот момент прп. Сергий совершал трапезу вместе с братией. Уразумев преподанное ему св. Стефаном благословение, встал из‑за стола, сотворил молитву и, до земли поклонившись, сказал: «Радуйся и ты, пастырь Христова стада, и мир Божий пребывает с тобою».

На недоумение братии преподобный ответил: «В этот самый час епископ Стефан, идущий в Москву, стал против монастыря нашего и поклонился Св. Троице и нас, смиренных, благословил»[30].

Смерть свт. Стефана. В 1396 году митрополит Киприан снова пригласил св. Стефана в Москву по делам церковным.

Однако Господь открыл св. Стефану, что это будет его последнее путешествие, и что он никогда больше не увидит земли Пермской.

И тогда он призвал к себе священнослужителей и мирян и обратился к ним с последним поучением, в котором он рассказал о своей близкой кончине, и завещал укрепляться в вере, отвергать от себя еретиков и раскольников, а также предостерёг от искушения возвращения в прежнее язычество.

Произнеся поучение, он, трижды благословил предстоящих, св. Стефан оставил владычный город, а народ ещё некоторое время стоял и плакал, глядя в ту сторону, куда поехал святитель.

Прибыв в Москву к Пасхе (2 апреля), св. Стефан вскоре заболел и после немногих дней болезни почувствовал, что его смерть совсем близка.

«Все поспешили посетить болящего: иноки и бояре, митрополит и сам великий князь, и всех с радушием принимал блаженный, превозмогая себя и стараясь скрыть свое изнеможение. Пред самою кончиною, призвав всех своих спутников, Стефан долго беседовал с ними, убеждал пребывать твёрдыми в вере, завещал им отвезти обратно в Усть‑Вымь его святительские ризы, книги и домашние одежды как последний памятник и залог любви его к своей пастве»[31].

Умер свт. Стефан в праздник Преполовения Пятидесятницы, 29 апреля (9 мая н.ст.) 1396 года.

Вот как описывает похороны святителя его агиограф – св. Епифаний: «И когда преставился Стефан, собралось провожать его великое множество людей: князья, бояре, игумены, попы, и городские люди, и прочие. И проводили тело его с почестями. Сотворив над ним подобающее надгробное пение, предали могиле благородное тело его, похоронив в преславном граде Москве, в монастыре Святаго Спаса, в церкви каменной, у входа в нее с левой стороны.

И многие скорбели, тужили о нём, вспоминая добродетельную жизнь его, и душеполезное учение его, и благонравие его. Но более всего тужили о нём новокрещеные люди пермские»[32].

Такой вот образ святителя Стефана сохранила для нас Святая Церковь – образ ревностного миссионера, мудрого пастыря, да и просто искреннего христианина, не корысти ради, а из любви к Богу и к людям принесшего спасительную весть в дикие языческие края.

продолжение

—PAGE_BREAK—

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.