Таинства Церкви введение в изучение

Зайцев Алексей

Предварительныесведения

ПервоначальноЦерковь незнала какой-тострогой классификациитаинств и невыделяла, дажетерминологически, какого-тоопределенногочисла таинствиз бесчисленныхдействованийСвятого Духа.И на христианскомВостоке, и нахристианскомЗападе всеотносящеесяк благодатнойжизни, к открывшемусяЦарству Божиювыражалосьгреческимсловом misterion (тайна, таинство).

Этот терминвстречаетсяуже в Септуагинтев значениивсевозможныхтайн, в первуюочередь тайнБожиих. Например, в ПремудростиСоломона говорится, что если людиослепленызлобой, они «непознали тайнБожиих» (Прем.2, 22). А в книге пророкаДаниила (2, 27-30)misterion указываетна грядущеетаинственноесобытие, сутькоторого непостижимадля человеческоймудрости, нооткрываетсятолько непосредственноБогом. В Евангелиислово misterion употребляетсяв ответе ИисусаХриста апостолам:«Вам дано знатьтайны ЦарствияБожия, а темвнешним всебывает в притчах»(Мк. 4, 11). У ап. Павлаmisterion имеет широкийсмысл, говоряобобщенно — этотайны Божии, явленные вГосподе ИисусеХристе (см., например, Кол.2, 2-3; Еф. 3, 8-9; 5, 30-32) [1].

Столь же широкийсмысл вкладывалипозднее в словоmisterion и отцы Церкви.Как отмечалпрот. ИоаннМейендорф: «Впатристическуюэпоху не существовалодаже специальноготермина дляобозначения»таинств» какособеннойкатегориицерковныхдеяний: терминmisterion использовалсявначале в болеешироком и общемсмысле «тайныспасения», итолько во второмвспомогательномсмысле онупотреблялсядля обозначениячастных действий, дарующих спасение»[2]. Таким образом, под словомтаинство святыеотцы понималивсе, что относитсяи к БожественномуДомостроительствунашего спасенияв целом и кразнообразнымего проявлениямв частности.Например, согласносв. Иоанну Златоусту,misterion есть все, чтосообщаетсячеловеку СвятымДухом и постигаетсялишь верой.Таинства — этосама Церковьи ее важнейшиесвященнодействия- Крещение иЕвхаристия, но кроме тоготаинства — этои церковныедогматы, и молитвы, и вообще все, выражающееединое спасительноетаинство илиспасительнуютайну ИисусаХриста [3].

В этой связиинтереснообратить вниманиена известноевысказываниезападного отцаЦеркви V в. св.Льва Великого:«То, что быловидимо в нашемИскупителе, перешло теперьв таинства»[4]. Здесь выраженопервоначальнообщее для Востокаи Запада учениеЦеркви о таинствах, как многообразныхпроявленияхединого богочеловеческоготаинства Христова.В этом учениинет еще характерногодля средневековойлатинской мыслиразличия таинствсамих по себеи их освящающегодействия, нетделения церковныхсвященнодействийна таинстваи обряды (sacramentalia), нет и строгофиксированногочисла таинств.

Число таинствЦеркви

В творенияхотцов ЦерквиI-го тысячелетияучение о седмеричномчисле таинствне встречается[5]. Слово misterion, повторим, употребляетсяв широком контексте, означая нестолько какие-либоконкретныесвященнодействия, сколько благодатныедарованияСвятого Духавообще. Например, во II в. св. ИринейЛионский никакне выделяетсеми священнодействий, получившихв позднейшиевремена наименования«таинств» вузком смысле, из всех прочих«действованийСвятого Духа»в Церкви. Висключительноеположение св.Ириней ставитКрещение иЕвхаристию, но вопрекипозднейшимпротестантскиминтерпретациям, он не ограничиваетреальное божественноеприсутствиев Церкви толькоэтими двумясвященнодействиями, но, напротив, говорит обесчисленностиразличныхблагодатныхдаров, действующихв ней. «Невозможноперечислитьдарования, — пишет св. Ириней,- которые Церковь(рассеянная)по всему мируполучила отБога во ИмяИисуса Христа, распятого приПонтии Пилате…»[6]

Первая попыткасистематизацииучения о самыхважнейшихсвященнодействияхЦеркви связанас именем св.Дионисия Ареопагита.В книге «О церковнойиерархии»выделяетсяшесть таинств, что соответствуетв системе Ареопагитикдвум (священнослужителии миряне) триадамцерковныхстепеней [7]. Приэтом совсемне утверждается, что таинств, как средствобожения, шестьи только шесть- не больше ине меньше. Число«шесть» неабсолютизируется, но используетсялишь для выделенияважнейшихтайнодействийсреди множествадругих. Этишесть таинствследующие: 1)таинство просвещения(Крещение иМиропомазаниекак одно целое);2) таинство собранияили приобщения(Евхаристия);3) таинство освящениямира (освящениемира для употребленияего «в святейшихсвященнодействияхнад освящаемымивещами и лицами»[8]); 4) таинствопосвященияв священныйсан; 5) таинствомонашескогопосвящения;6) таинство, совершаемоенад благочестивоусопшими(погребение).

В IX в. вопрос очисле таинствподнимаетсяпреп. ФеодоромСтудитом. Водном из посланий, посвященныхапологии монашества, он повторяетсхему св. Дионисия, ссылаясь нанего как выразителябожественногопредания. В техже терминах, что и Ареопагит, преп. Феодорговорит о шестиглавных тайнодействиях, перечисляяих в том же самомпорядке. Приэтом он замечает, что опасноотвергатьчто-либо избожественногопредания, иотвержениемонашестваможет повестиза собой к отвержениюдругих пятитаинств [9].

Формула семитаинств появляетсяне ранее XII в. налатинскомЗападе. Первымиз известныхисточников, в котором онаприсутствует, является такназываемоезавещаниежителям Померанииепископа ОттонаБамбергского(+1139). Несколькопозднее о семитаинствахговорит ГугоСен-Викторский(+1141) [10]. Однако большинствопротестантскихисследователейставили подлинностьэтих свидетельств, особенно первого, под сомнение, считая, чтосхема седмиричноститаинств былавнесена в этиисточникипозднее, и настаивая, что впервыеэту схему использовалзнаменитыйкатолическийбогослов ПетрЛомбард (+1164) [11]. Какбы то ни было, в СентенцияхПетра Ломбардасо всею определенностьюговоритсяименно о семитаинствах, которые перечисляютсяв следующемпорядке: крещение, конфирмация, евхаристия, покаяние, последнеепомазание, священство, брак [12].

На греческомВостоке учениео семи таинствахвпервые встречаетсястолетиемспустя, в 1267 г., втак называемомИсповеданиеверы императораМихаила Палеолога.Этот документ, адресованныйпапе КлиментуIV, относится кпериоду подготовкиЛионской унии.В последнеевремя дажекатолическиеисследователине отрицают, что написанон был не греческими, а латинскимибогословамис целью устранитьпрепятствияк соединениюКонстантинопольскойЦеркви с Римом[13]. Поэтому поряду вопросовздесь используетсяуже в целомсформировавшеесясхоластическоеучение. Кромесхемы семитаинств в Исповеданииговорится очистилище, филиокве, пресуществлениив Евхаристии.

Однако в скоромвремени седмеричныйсписок таинствстал встречатьсяи в собственноправославныхисточниках.«Явно западноепроисхождениеэтого скупогоперечня таинствне помешалоего широкомупринятию восточнымихристианами, начиная с XIII в.Список таинствприняли дажете, кто яростносопротивлялсяпопыткам примиритьсяс Римом. Похоже, что это быстроеперенятие сталорезультатомне только влияниялатинскогобогословия, но и средневековоговосхищенияВизантиисимволическимичислами: число»семь» вызывалоособенно богатыеассоциации, наводя на мысль, скажем, о семидарах Духа уИсаи (11, 2-4). Но увизантийскихавторов, принявших«семь таинств»обнаруживаютсяразные конкурирующиесписки» [14].

Так, о семи таинствахговорится водном из посланийвизантийскогомонаха Иова(+1270). «Семь таинствСвятой ХристовойЦеркви, — пишетон, — по порядкусуть следующие: первое крещение, второе харизма, третье принятиесвятынь животворящегоТела и КровиХристовой, четвертоесвященство, пятое честнойбрак, шестоесвятая схима, седьмое помазаниеелеем или покаяние»[15]. Как видим, вданном случае, несмотря наобщее со схемойПетра Ломбардачисло «семь», очевидны достаточносерьезныеотличия в самомперечне таинств: шестым таинствомназвано монашество, а покаяниеобъединяетсяв одно седьмоетаинство селеосвящением.

В следующемXIV столетииизъяснениемважнейшихсвященнодействийЦеркви занимались, в частности, такие великиеправославныебогословы каксв. ГригорийПалама и св.Николай Кавасила.Ни тот, ни другойне говорят отаинствах иоб их числе впривычном длянас смысле.Какого-тоопределенногои законченногоперечня таинствв их творенияхнет. СвятительГригорий особоезначение придаеттолько двумтаинствам, находящимсяв самом центрецерковнойжизни, — крещениюи Евхаристии, подчеркивая, что в этих двухтаинствахукоренено всенаше спасение, поскольку вних целикоми полностьювосстанавливаетсявсе ДомостроительствоСына Божия[16]. Св. НиколайКавасила всвоей книге«Семь слов ожизни во Христе»останавливаетсяна трех важнейшихсвященнодействиях- крещении, миропомазаниии Евхаристии.Одна из основныхмыслей Кавасилыв том, что все, относящеесяк Телу Церкви, свое началоимеет в крещении, а завершение- в Евхаристии.

В XV столетиисв. Симеон Солунский(первым из святыхотцов) прямоговорит, чтотаинств в Церквисемь. Однакокогда он начинаетих перечислятьпо порядку, тоназывает несемь, а собственновосемь таинств.Кроме привычногоперечня (крещение, миропомазание, Евхаристия, покаяние, священство, брак, елеосвящение)святительСимеон, следуядавней восточно-христианскойтрадиции, настаиваетна сакраментальномхарактере имонашескогопострига, ставяего рядом иливместе с таинствомпокаяния: «Кпокаянию относитсяи ангельскийобраз…» [17].

К XV же веку относитсяи еще один известныйперечень церковныхтаинств, составленныймитрополитомИосафом Эфесским.«По-моему, — провозглашаетон, — таинств вЦеркви не семь, но больше», ипредлагаетперечень издесяти священнодействий, среди которыхнаряду с известнымисемью таинстваминазваны ещемонашество, погребениеи освящениехрама [18].

Итак, православнаятрадиция втечение пятнадцатистолетий незнала ученияо строго фиксированномчисле таинствЦеркви. Седмеричныйсчет, появившисьна греческомВостоке неранее второйполовины XIII в., сначала рассматривалсятолько как одиниз возможных.«ВизантийскаяЦерковь, — пишето. Иоанн Мейендорф,- формальноникогда непризнала какого-токонкретногоперечня; многиеавторы принимаютстандартныйряд из семитаинств — крещение, миропомазание, Евхаристия, священство, брак, покаяниеи елеосвящение,- тогда как иныепредлагаютболее пространныеперечни. Ноесть и третьи- они настаиваютна исключительноми выдающемсязначении крещенияи Евхаристии, основногохристианскогопосвященияв новую жизнь»[19]. И только кначалу XVII в. схема«семи таинств»становитсяв ГреческойЦеркви общепринятой.

В КатолическойЦеркви учениетолько о семитаинствах былоопределенособорно, какдогмат, сначалана II Лионском1274 г. (XIV ВселенскийРКЦ), а затемна Флорентийском1439 г. (XVII Вселенский)соборах. Окончательноедоктринальноезакреплениеэто учениеполучило ужев период Контрреформации, на соборе Тридентском(XIX Вселенский), который провозгласил:«Если кто-либоговорит, чтотаинства НовогоЗавета не установленыГосподом нашимИисусом Христом; или что их большеили меньшесеми… или жечто какое-либоиз них по истинеи строго говоряне есть таинство, да будет отлученот сообществаверных» [20].

В XVII в. это учениевошло в Исповеданиеправославнойверы, авторствокоторого несовсем точноприписываетсямитр. ПетруМогиле, и вИсповеданиепатр. ИерусалимскогоДосифея, известноекак «Посланиевосточныхпатриархов».Но нельзя неучитывать, чтотексты этихИсповеданийсоставлялисьв условиях, когда в борьбес криптокальвинизмомпатриархаКирилла Лукарисаправославныеполемистыиспользовалиримско-католическиеаргументы [21].В XIX в. учение осеми таинствахстало общимместом в русскихдогматическихсистемах, вкоторых вышеозначенныеИсповеданияобрели статус«символическихкниг», впрочембез достаточныхоснований.

Однако, в последнеевремя целымрядом православныхбогословови патрологовпризнается, что в контекстесвятоотеческогопредания серьезныхпричин длядогматизациисхемы «семитаинств» нет[22]. Действительно, строгая фиксациячисла таинств, как и разделениецерковныхсвященнодействийна таинстваи обряды, в творенияхсвятых отцовне встречается.Если в древнихи византийскихисточникахв исключительныхслучаях и говоритсяо том или иномчисле таинственныхсвященнодействий, то лишь в значении«самых важных»среди множествапрочих, безпопыток абсолютизациикакого-либоопределенногоперечня. «Византийскоебогословиеигнорируетзападное различениемежду sacraments и sacramentals иникогда формальноне ограничивалосебя каким-тострогим числомтаинств» [23].

Выражениемправославнойпозиции поданному вопросуможно, на нашвзгляд, признатьучение, выраженноенедавно канонизированнымв СербскойЦеркви выдающимсяподвижникоми богословомXX в. архимандритомИустином (Поповичем)(+1979): «Все в Церквиесть святоетаинство. Всякоесвященнодействиеесть святоетаинство. Идаже самоенезначительное?- Да, каждое изних глубокои спасительно, как и сама тайнаЦеркви, ибо исамое „незначительное“священнодействиев БогочеловеческоморганизмеЦеркви находитсяв органической, живой связисо всей тайнойЦеркви и самимБогочеловекомГосподом ИисусомХристом» [24].

В самом деле, церковнаяпрактика незнает «пустых», безблагодатныхобрядов. Поэтомувсе, принадлежащееЦеркви как ТелуХристову, естьв полном смыслетаинство. Преп.Иустин именнотак и определяетправославноезначение этогослова: таинстваесть благодатныедействия Божиив Теле Христовом.Попытки строгоопределитьколичествоэтих действийбессмысленны, и лишь толькосамые важные, самые первостепенныеи необходимыеиз них иногдавыделяютсяв православнойтрадиции названием«таинство»в узком смыслеэтого слова.

«Вот один пример: чин малогоосвящения воды,- продолжаетпреп. Иустин.- Малый чин, акакое великоесвятое чудо, столь же великое, как и сама Церковь! Это великоечудо уже дветысячи летпроисходитдля миллионовдуш православныххристиан, очищает, освящает их, исцеляет, даруетбессмертиеи не перестаетсовершаться- и не перестанет, пока существуютнебо и земля.А святая водаесть толькоодна из многочисленныхсвятых тайн, которые непрестанносовершаютсяв ПравославнойХристовойЦеркви. Но илюбая святаядобродетельв душе православногохристианинаесть святоетаинство, иболюбая из нихнаходится ворганическойсвязи со святымтаинствомКрещения, ачерез него — исо всем БогочеловеческимтаинствомЦеркви. Например, вера есть святаядобродетель, а тем самым — святое таинство, которым православныйхристианинживет непрестанно.А святая верасилой святостисвоей рождаетв его душе иостальныесвятые добродетели: молитву, любовь, надежду, пост, милосердие, смирение, кротость…И каждая из нихесть опять жесвятое таинство.Все они однодругим живут, живут вечнои бессмертно, и одно другимпитается, ивсе, что от них, есть свято.Потому-то и нетчисла святымтаинствам вЦеркви Христовой, в этой объемлющейнебо и землювеликой, святойтайне Богочеловека.В ней и каждое»Господи помилуй»есть святоетаинство, икаждая покаяннаяслеза, и каждыймолитвенныйвздох и вопльо грехах» [25].

Такое представлениеоб условноститого или иногочисла таинстввытекает изоснов православнойэкклезиологии, в соответствиис которымиГосподь создалЦерковь непросто какинститут, которомупередал определенноечисло таинствкак видимыхзнаков невидимойблагодати. НоОн создал Церковькак Свое преображенноеТело, и в этомТеле присутствуетвся полнотабожественнойблагодати, полнота даровСвятого Духа.Эти дары актуализируютсяв том или иномсвященнодействии, но каким-тоопределеннымих перечнемне исчерпываются,- дары бесчисленны.Все сакраментальныедарования, всетаинства связаныс Крещениеми Евхаристией.В Крещении(вместе с миропомазанием)таинства обретаютсвое начало, в Евхаристии- завершение, совершенство.Крещение естьрождение в ТелеЦеркви, Евхаристия- созиданиеполноты церковногоТела. Поэтомуникакое таинствоневозможнобез Крещения, и никакое таинствоне может бытьпризнано совершеннымвне Евхаристии.- Таковы основныеположениясвятоотеческойсакраментологии.И только исходяиз этих положенийможно, на нашвзгляд, обрестиверную перспективув решении вопросао числе таинствЦеркви. —PAGE_BREAK—

Основныеположениялатинскойсакраментологии

Выше было отмечено, что в древнеми византийскомбогословиине существовалоразделенияцерковныхсвященнодействийна таинстваи обряды. Однаков западномбогословииэто разделениестало намечатьсяуже на рубежеIV-V вв., у св. АмвросияМедиоланского[26]. В его трактатахDe Mysteriis и De Sacramentis терминологическиразличается, с одной стороны, латинскоеsacramentum — как определенноесвященнодействиеЦеркви, священныйобряд, внешнийэлемент и, сдругой стороны,misterium — как спасение, исходящее отИисуса Христа[27]. Таинства вузком смыслев данном случаерассматриваютсяуже в некойобособленностиот тайны Спасенияв целом, чегопрежде не былои на Западе, ана Востоке небыло вплотьдо XVI-XVII вв.

В творенияхученика св.Амвросия блаж.Августина этиположенияполучили дальнейшееразвитие, ставсвоего родафундаментомсхоластическойсакраментологии.У Августиналатинскоеsacramentum полностьювытесняетгреческоеmisterion, получая приэтом новыйнеизвестныйранее смысл:sacramentum [28] употребляетсяв значении«внешнего знакаБожественныхвещей», таинства, по определениюАвгустина, есть«видимые слова»или «священныезнаки невидимойреальности(res)» [29].

В споре с донатистамиблаж. Августинпроводит важнейшеедля всегопоследующеголатинскогоучения о таинствахразличие между, с одной стороны, таинством самимпо себе и, с другой, присущим таинствуосвящающимдействиемблагодати. Ондоказываетдонатистам, что они имеютподлинныетаинства(sacramentum), но не обладаютреальным благодатнымосвящением(res [30]). В этой связиАвгустин впервыевводит понятие«неизгладимойпечати» (sigillum), котороепозднее, всхоластическомбогословии, было развитов учение о«характере»(character) таинства.Так, в таинствеКрещения, пояснялАвгустин, начеловеканакладываетсянеизгладимыйдуховный знак, который можетпри определенныхусловиях оставатьсябездейственным, но никогда нестирается.Раскольникии еретики обладаютпохищеннымиими у Церквиистиннымисакраментами, то есть носятна себе священнуюпечать, но этизнаки в их рукахне спасительныи не плодотворны[31].

С середины XIIв. начинаетсяпериод классическойлатинскойсакраментологии, которая, окончательнооформившисьв рамках Контрреформации, была в Римско-КатолическойЦеркови догматизирована.Таинства теперьвыделены вколичестветолько семиновозаветныхсвященнодействий, которые рассматриваютсякак установленныеСамим ГосподомИисусом Христоми определяютсякак видимыезнаки невидимойблагодати. Повыражению ФомыАквинскогоsacramentum — это внешнийзнак сверхъестественныхвещей для освящениялюдей [32]. Словнонекие священныепосредства, таинства сообщаютприсущую имблагодать.

Чтобы связатьэти две составляющие- с одной стороны,sacramentum как видимыйзнак и, с другой, присущую емуневидимуюблагодать(res), стала развиватьсяидея обязательногодействия таинствасамого по себе.Это обязательное, ничем не преодолимоеи неотъемлемоедействие таинстваи стали называтьего «характером».Хотя в узкомсмысле этопонятие применимотолько к тремтаинствам — крещению, конфирмациии священству.

Для разграничениядействия таинства, которое неизбежнопри правильномего совершении, от действиясубъективновоспринимаемойосвящающейблагодати былавведена формулировкаex opere operato («посредствомсовершенногодействия») [33].Ex opere operato обозначаетобязательнуюдейственностьсеми новозаветныхтаинств самихпо себе, по фактуправильногоих совершения.Тридентскийсобор определяет, что таинства, через правильноесовершениечина, сообщаютблагодать. Приэтом они расцениваютсякак орудияблагодати илиинтструментальныепричины освящения.Церковь надэтими орудиямине властна — они действуютсами по себе, независимоот ее воли [34].

Таким образом, несмотря нато, что католическоебогословиеоговаривается, что действенностьтаинства вконце концовисходит отбожественногоустановления, и кардинальнойпричиной освященияпризнаетсяИисус Христос, тем не менеемежду Богоми человекомвозникает некоесамостоятельноепосредство- таинство, безкоторого, какинструментальнойпричины освящения, божественноеустановлениене может бытьдейственным.

Еще одна параважнейших длялатинскойсакраментологиипонятий — «форма»и «материя».Правильноесовершениесвященнодействияпредполагает, с одной стороны, форму таинства(определеннуютайносовершительнуюформулу) и, сдругой, егосоответствующуюматерию (вода, хлеб и вино, елей). Форма — это произносимыеслова, материя- это в узкомсмысле используемоевещество. Однако, например, прирукоположениикакое-то особоевещество неиспользуется.Поэтому католическоебогословиеделает еще однуоговорку, чтоматерией таинствав собственномсмысле словаявляется нето или иноевещество самопо себе, но именнодействие, котороев большинстветаинств сопряженос веществом.Как писал ФомаАквинский, имеяв виду крещение:«Таинствозаключаетсяне в воде, но вприложенииводы к человеку, то есть в омовенииего водой» [35].Таким образом, сакраментальныйчин есть соединениеформы и материи[36]. При соблюденииэтих условий, то есть когдаслово (форма)сообщает значениедействию (материи), таинство имеетместо, тогдаоно действеннопо самому факту.

Наряду с понятием«действенность»в католическойсакраментологиииспользуетсясвязанное сним понятие«действительность»таинства. Объективнодейственноетаинство, действенноесамо по себе, может, однако, быть признаноне действительнымпо некоторымпричинам, зависящимот Церкви. Такимобразом поддействительностьюв данном случаепонимаетсяряд условий, которые Церковьдолжна обеспечитьдля того, чтобытаинства былиею признаны.Хотя действительностьне может повлиятьна действенность(как было сказановыше, Церковьне властна надсакраментами, которые действенныex opere operato), тем не менее, если таинствопризнано недействительным, вопрос о егодейственностиавтоматическиснимается. Тоесть в любомслучае объективнаядейственностьтаинства должнаподкрепитьсяего действительностьюкак своего родаюридическимстатусом.

Что же это заусловия, которыеобеспечиваютдействительностьтаинства?

Во-первых, действительностьтаинств связанас делом служителяили совершителятаинства. Дляпреподаваниятаинств (заисключениемкрещения, котороеможет совершитьдаже неверный)необходимополучить вЦеркви сакраментальнуювласть. Властьсовершатьтаинствазапечатлеваетчеловека втаинствахкрещения исвященства.В обоих случаяхэто неизгладимаяи нерушимаяпечать. Дажеесли священникотступит отверы, и будетотлучен отЦеркви, он, согласнокатолическойдоктрине, темне менее неутратит властисовершатьтаинства. Итаинство, совершенноетаким отпавшимот Церквисвященником, будет признаноРимско-КатолическойЦерковьюдействительным, хотя сам он приэтом в ее глазахтяжко согрешит, так как не имеетзаконных полномочийраспоряжатьсяимеющейся унего властью[37]. (Такое пониманиегипотетическидопускаетвозможностьЦеркви абсолютныхбезбожников, таинства которойдолжны с необходимостьюпризнаватьсяи действенными, и действительными.)

Второе условиедействительноститаинств такжесвязано с егослужителем.- Это намерениеслужителятаинства исполнитьто, что исполняетЦерковь. Этоустойчиваяв РКЦ формулировкасо времен ФомыАквинского, который писал, что намерениедостаточнодля таинства, посколькусовершающийего служительдействует влице всей Церкви[38]. Что имеетсяввиду под этимнамерением? Конечно же — намерениеправильносовершить чин, то есть правильнопроизнестиформулу и произвестидействие. «Обычнотребуемоенамерение, — пишет авторкниги о таинствахКатолическойЦеркви Б. Теста,- выражаетсясловесно, определеннойформулой, предписаннойправиламикульта» [39]. Черезнамерениеслужительполучает исообщает другимблагодать, подаваемуюпри совершениисвященнодействия.

Об основныхпринципахправославногобогословиятаинств

Соотноситсяли системапонятий латинскойсакраментологиис учениемПравославнойЦеркви?

Без сомнения, и в древности, и в византийсийпериод подходЦеркви к таинствамбыл иным. В этомотношенииинтересенследующий факт.Когда в периодРеформацииКонстантинопольскийпатр. ИеремияII вступил впереписку слютеранскимибогословами, среди прочегоему был предложенвопрос о таинствах.Воспитанныена латинскойсхоластикепротестантыпросили датьим четкое определениепонятия «таинство».Но, замечательно, что вместоэтого православныйпатриарх вдругприсылает имизложение икраткое толкованиеБожественнойлитургии [40].Очевидно, чтов такой постановкепатр. Иеремияпросто не могпонять предложенногоему вопроса.Для него несуществовало«таинства»как отвлеченногопонятия, котороеможно формулировать.Верностьтрадиционномусвятоотеческомуапофатизмув православномсознании ещесохранялась.

Однако, нужнопризнать, чтоза различием, которое существуетмежду новойзападнойсакраментологиейи традиционнымисвятоотеческимивоззрениямискрываютсяне только разные- катафатическийи апофатический- подходы. И нетолько различныйхарактер илиобраз мышленияэто различиеопределяет.Есть и принципиальнаядогматическаяразница. Речьо соотношении, с одной стороны, западного, католическогои протестантского, и, с другой, православногоучения о благодатии, как следствие, различногопредставленияо ее действиив таинствах.

Спецификаримско-католическойсакраментологии, на наш взгляд, во многом проистекаетиз идеи фактическойсубстанциональностиблагодати.Западные богословырассматриваютблагодатныедары не какбожественныенетварныеэнергии, предвечноисходящие отобщей ТремЛицам сущностиБожией, но кактварные посредствамежду Богоми человеком.Фома Аквинскийговорит о благодатикак о некихсверхъестественныхэффектах, которыехотя и имеютсвоей творящейпричиной Бога, тем не менееот Него отличны, то есть в конечномсчете должныиметь собственнуюсотвореннуюприроду. Западноебогословие, как писал В. Н.Лосский, «недопускаетреальногоразличениямежду сущностьюи энергиями.Но, с другойстороны, оноустанавливаетиные различения, чуждые богословиювосточному, различениямежду светомславы — тварным, и светом благодати- тоже тварным, как и междудругими элементами»сверхъестественногопорядка», как, например, дарами, добродетелями, благодатьюоправдывающейи освящающей(gratia habitualis и gratia actualis). Восточнаятрадиция незнает промежуточнойфазы междуБогом и тварныммиром «сверхъестественногопорядка», которыйприбавлялсябы к миру каккакое-то новоетворение» [41].

В применениик учению о таинствахна это догматическоеразличие обращалвнимание патриархСергий (Страгородский), который писал(приведем пространнуюцитату): «ОсновноерасхождениеПравославияот Католичествав этом пунктеучения весьмаопределеннообнаружилосьв известныхспорах Паламитовс Варлаамитами.Паламиты(православные)понимали энергию(воздействиеБожие на тварьи на человека, в частности)именно какнепосредственное, так сказать, личное действиеБожие. Поэтомублагодать онипрямо называлиБогом. Междутем Варлаамиты(западники), исходя из мыслио непостижимостиБожества, виделив благодатиявление тварногомира и приписывалией отдельноеот Бога тварноебытие.

Прилагая этоосновное началок учению о таинствах, получаем: благодатьесть энергияБожия. Сказать:»благодатьпреподаетсяв таинствах», для православногозначит: «Богвоздействуетна человекав таинствах».Отсюда и чрезвычайнаятрудность сисчерпывающейточностьюформулироватьправославноеучение. И формадля таинстванеобходима, и невозможносвязать свободноетворческоедействие Божиес известнымсимволом иливещественнымзнаком и тем, так сказать, отдать его враспоряжениесовершителясимвола. Формадля православногостановитсяуже не проводникомблагодати, аскорее свидетельством, что воздействиеБожие имеетместо. Равнои совершительтаинства ужене властныйподатель благодати, а молитвеннико воздействииБожием и поручитель, что Бог воистинувоздействует.При этом и молитваи ручательствосвященникаполучают своюсилу от молитвыи ручательстваЦеркви, «исполненияХристова» наземле. Значит, таинствадействительныпока священникв союзе с Церковьюи священнодействуетпо ее поручению.

Наоборот, укатолика всеясно и определенно.Благодать Божияесть сила, исшедшаяот Бога, переданнаяИм иерархии, следовательно, имеющая ужеотдельное отБога бытие. Ееудобно прикрепитьв качествебезличной силык известнойформе (opus operatum) и поставитьв прямую зависимостьот воли совершителя.

Нужно признаться, что и мы, православные, нередко сбиваемсяна такое пониженное, овеществленноепредставлениео благодатии таинствах.Это происходити под влияниемкатолическим.Главное же, человеку плотскому, человеку «мира»всегда легчеоперироватьс понятиямиплотскими,«душевными», чем с «духовными».Но во всякомслучае это естьнепоследовательностьс чисто духовнойточки зренияПравославия»[42].

Кроме этогоследует отметитьеще один аспект.В полемике спелагианствомАвгустин пришелк выводу онепреодолимомдействии благодатина человека.Согласно Августину, первородныйгрех привелк столь радикальнойпорче человеческойприроды, чточеловек безблагодати, которая в данномслучае противопоставляетсячеловеческойприроде, неможет действоватьсвободно. Самавера, оправдывающаячеловека, идаже желаниеэтой веры — этоисключительноБожий дар [43].Впоследствииучение о непреодолимомдействии благодатистало использоватьсяримско-католическимибогословамии в сакраментологии, в первую очередьв учении о Крещении.В богословииФомы Аквинскоговозникла формула«влитие благодати»(gratiae infusio), как нельзялучше подчеркивающаянепреодолимостьсвязанногос таинствамисверхъестественноговоздействия.

Кроме того, представлениео «тварнойблагодати»привело вкатолическомбогословиик учению о ееразных видах.Своего завершенияэто учениедостигло в ходеконтрреформационнойполемики, когдаразработанныеФомой Аквинскимположениядополнилисьчеткой классификациейвидов сотвореннойблагодати. Вприменениик учению о таинствахтакое воззрениена благодатьвыражаетсяпрежде всегов том, что с каждымиз таинствсвязываетсякакое-то одноконкретноесверхъестественноевоздействие, которое рассматриваетсяв полной обособленностиот прочих благодатныхдаров.

С точки зренияправославногобогословия, говорить оразличных видахблагодати можнотолько с большойоговоркой, чтов любом случаекаждый из этихблагодатныхдаров не естькакое-то самостоятельноебезличноеявление, новсегда восходящаяк единой божественнойсущности нетварнаяэнергия, действованиеличного Бога.В соответствиис учением св.Григория Паламыо нетварнойэнергии можноговорить вравной мереи в единственном, и во множественномчисле. Одна ита же божественнаяблагодатьдействует, неразделяясь, действуетмногоразличнымобразом, каждыйраз всецелоприобщая кединому Богу.

В контекстеправославногоучения о таинствахэто нераздельноеразличие единойблагодати иее бесчисленныхдаров выражаетсяв том, что каждоетаинство должнорассматриватьсялишь как проявлениеединого таинстваЦеркви, осуществленногово Христе, вЕго обоженномТеле. Каждоетаинство, писалпреп. Иустин(Попович), «находитсяв органическойсвязи со святымтаинствомКрещения, ачерез него — исо всем БогочеловеческимтаинствомЦеркви» [44]. Каждоетаинство — этоактуализациякрещенскогодара. Каждоетаинство, повторим, берет началов Крещении иобретает своезавершение(совершение, совершенство)в Евхаристии.

В Церкви какистинном ТелеХристовомобъективноприсутствуетвся полнотаблагодатныхдаров. ЧерезХриста нашаприрода стала, по выражениюсв. АфанасияВеликого, духоприемной[45]. Но каждаяипостась должнаусвоить дарыблагодати пособственномужеланию, черезсвободноеусилие. Какписал св. КириллИерусалимский,«природа нашаможет принятьспасение, требуетсятолько нашепроизволение»[46].

Таким образом, из того факта, что в таинствахЦеркви объективноприсутствуетполнота освящающейблагодати, ещене следует, чтокаждый принимающийто или иноетаинствоавтоматическистановитсяпричастникомэтой благодати.Восточные Отцынастаивалина том, чтоподающуюсяв таинствеблагодатьнеобходимовосприниматьвстречнымдвижением воли(в противномслучае, каквыражался св.Григорий Нисскийо таинствеКрещения, «водаостается водою»).Учения подобногокатолическойконцепциинепреодолимого«влития благодати»в святоотеческомбогословиинет. Вот несколькохарактерныхцитат.

Св. ГригорийНисский о таинствеКрещения: «Должно, думаю, обращатьвнимание и нато, что оставляютв небрежениимногие изприступающихк благодатикрещения, самихсебя вводя вобман и почитаясьтолько возрожденными, а не действительнотакими делаясь…Если баня (крещения)послужила телу, а душа не сверглас себя страстныхнечистот — напротивтого, жизньпосле тайнодействиясходна с жизньюдо тайнодействия, то, хотя смелобудет сказать, однако же скажуи не откажусь, что для такихвода остаетсяводой, потомучто в рождаемомнимало не оказываетсядара СвятогоДуха…» [47].

Св. КириллИерусалимский:«Если же тыостанешьсяв злом произволениисвоем, то проповедующийтебе не виноватбудет, а ты ненадейся получитьблагодать. Водатебя примет, но Дух не примет»[48]. И в другомместе: «Но Он(Св. Дух) испытываетдушу; не повергаетбисера передсвиньями. Еслиты лицемеришь, то человекикрестят тебяныне, а Дух некрестит тебя.Если же приступаешьс верою, то человекибудут совершатьвидимое, а ДухСвятой сообщитневидимое»[49].

Преп. СимеонНовый Богослов:«Если ядущиеЕго Плоть ипиющие ЕгоКровь имеютжизнь вечную…мы же, вкушаяих, не чувствуем, что в нас происходитчто-то большее, чем [при вкушении]чувственнойпищи, и не принимаемв сознании инуюжизнь, значит, мы приобщилисьпростого хлеба, а не одновременноБога» [50].

Подобных высказыванийв творенияхсв. отцов немало.На первый взглядони ставятперед наминеразрешимуюпроблему. Содной сторонысвятоотеческоеучение вполнеопределенноговорит, чтоблагодать Св.Духа подаетсяв таинствахЦеркви объективно.Но с другойстороны, те жесамые св. отцыотмечают, чточеловек можетоказаться внеблагодатитаинства. И, как говоритсв. КириллИерусалимский, крещеный людьмиможет оказатьсяне крещенымСвятым Духом.Однако приэтом, согласнопрактике Церкви, если такой«псевдокрещеный»впоследствиидействительноуверует и обратится, Крещение надним не повторяется.

Свое разрешениеэта антиномияможет, на нашвзгляд, получитьв учении опотенциальностии актуальности.Этим понятиямсоответствуетиспользуемаяв святоотеческойтрадиции паратерминов dinamis иenergia. В сакраментологииэто учениеиспользует, например, преп.Максим Исповедник.«Двояк образнашего рожденияот Бога: одиндает рождаемымпостоянноприсутствующуюблагодатьусыновленияв состояниивозможности,- пишет преп.Максим, — другойже — приводитвсю эту благодатьв состояниедействительностии через неепреобразуетнравственновсе произволениерождаемогов отношениик рождающемуБогу. Первыйобраз рождениясодержит благодатьв состояниивозможности, в одной тольковере, другойже сверх веры, по действенномупознанию, осуществляетв познавшембожественноеподобие Познанному…Ибо не рождаетДух воли нехотящей…» [51].

То есть принимающийтаинства долженв самом себепреобразоватьблагодать изсостояниявозможности(потенциальности)в состояниедействительности(актуальности).Причем «потенциальность»на языке греческихотцов означаетне отсутствиечего-либо, чтодолжно появитьсявпоследствии, но реальноеприсутствие, которое, однако, требует определенныхусловий дляпроявленияили актуализации[52]. В этом смыследар Крещениянеотъемлем, но отсюда совсемне следует, чтокаждый крещеныйвсегда и неизменноявляется причастникомкрещенскойблагодати, — кроме объективногоприсутствияпоследней(благодать — божественнаяэнергия) требуетсяеще и непрестанноесубъективноеее усвоение, или стяжание.

Мы коснулисьтолько самыхпринципиальныхположений, которые необходимоучитывать приизучении православнойсакраментологии.Но все эти положениятребуют болеедетальногораскрытия, чтовозможно толькопри попыткеанализа пониманиясвятыми отцамикаждого изважнейшихтаинств вотдельности.В ходе этогоанализа обнаруживаютсяи новые аспекты, которые несовсем очевидныпри таком бегломи слишком общемобзоре, каковымявляются этивводные сведения.Список литературы

[1] Подробнее: Катанский А.Л. Догматическоеучение о семицерковныхтаинствах втворенияхдревнейшихотцов и писателейдо Оригенавключительно.СПб., 1877. С. 31-38; ТестаБ. Таинства вКатолическойЦеркви. М., 2000. С.16-19.

[2] МейендорфИоанн, прот.Византийскоебогословие.Историческиетенденции идоктринальныетемы. Минск,2001. С. 270.

[3] См. Теста. Указ.соч. С. 19.

[4] Sermo 74, 2. PL 54, 398.

[5] Катанский.Указ. соч. С.405-420.

[6] Против ересейII. 32, 4.

[7] О церковнойиерархии 5, 1, 7; 6,1, 1-3.

[8] О церковнойиерархии 4, 2.

[9] Письма. 1, 2. PG 99, 1524 В.

[10] Катанский.Указ. соч. С.416.

[11] См.Hahn G. Doctrinae romanae de numero sacramentorum septenario. 1859.P. 23.

[12] См. вКатанский.Указ. соч.С. 416. Прим.3.

[13] Jugie M. Theologia dogmatica Christianorum orientalium. III.Paris, 1930. P. 16.

[14] Мейендорф.Цит. соч.С. 271.

[15] Цит. по: Катанский.Указ. соч. С. 417.

[16] Гомилия 60.

[17] СочиненияБлаженногоСимеона, архиепископаФессалоникского.СПб., 1856. С. 335.

[18] См.: Мейендорф.Цит. соч. С. 271.

[19] Там же. С. 271-272.

[20] 1-ый канон отаинствахТридентскогособора.

[21] См. Василий(Кривошеин), архиеп. Символическиетексты в ПравославнойЦеркви. Б. м., 2003.С. 52.

[22] См.: Фельми К.Х. Введение всовременноеправославноебогословие.М., 1999. С. 193-202; Каллист(Уэр), еп. ПравославнаяЦерковь. М., 2001. С.285-286; ЕвдокимовП. Православие.М., 2002. С. 372-375.

[23] Мейендорф.Цит. соч. С. 270.

[24] Иустин (Попович), архим. ПравославнаяЦерковь и экуменизм.Б. м., 1997. С. 62

[25] Там же. С. 62-63.

[26] Или же это былнеизвестныйзападный автор, трактаты которогоDe Mysteriis и De Sacramentis надписаныименем св. Амвросия.

[27] См. Теста. Указ.соч. С. 26.

[28] Это слово преждеимело два основныхзначения — во-первых,«нечто сакральное, отделенноеот мира» и во-вторых,«военная присяга».

[29] De doctrina Christiana 2, 1, 1.

[30] Res — в данном случае«нечто реальное».

[31] Ep. 185, 6, 23.

[32] Summa Theologiae III. 60, 2.

[33] Michel A. Opus operatum. Ed. DThC. XI. 1. Paris, 1931. Coll.1084-7.

[34] Подробнеесм. Теста. Указ.соч. С. 69-76.

[35] Summa Theologiae III. 66, 1.

[36] Тамже. С.64-66.

[37] Тамже. С.56-59.

[38] Summa Theologiae III. 64, 9.

[39] Теста. Указ.соч. С. 58.

[40] Фельми К. Введениев современноеправославноебогословие.М., 1999. С. 193.

[41] Лосский В. Н.Очерк мистическогобогословияВосточнойЦеркви // Он же.Боговидение.М., 2003. С. 177.

[42] Сергий (Страгородский), патр. Значениеапостольскогопреемства винославии //ЖМП, 1961. N 10.

[43] Confess. VII, 27; VIII 10-12; Enchir. 105-107.

[44] Иустин (Попович).Цит. соч. С. 63.

[45] Or. contr.arian. I, 46.

[46] Огласительныепоучения II, 5.

[47] Большое огласительноеслово 40.

[48] Поучениепредогласительное4.

[49] Огласительноепоучение 17, 36.

[50] Слова богословскиеи нравственные10 (Eth. 10, 760-764. Ed. SC 129. 1967). См. такжеСлово 14 (Eth. 14, 225-247).

[51] Вопросоответык Фалассию 6.

[52] См. Лурье В.Примечание67 // Св. ГригорийНисский. Обустроениичеловека. СПб.,1995. С. 137-138.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.