Владимирская губерния 19 века

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

КОВРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра «Истори»

РЕФЕРАТ

по дисциплине: История Владимирского края.

на тему: «Владимирская губерния 19 века.»

Выполнил:

студент гр. А5-1

Иванов И.И.

Владимир 2010г.

План реферата:

1. Село Андреевское- вотчина и усадьба Воронцовых.

2. Первые губернаторы владимирской губернии.

3. Отечественная война 1812года и Владимирский край.

4. Декабристы и Владимирский край.

5. Литература.

1.Село Андреевское-вотчина и усадьба Воронцовых.

В 40-60годы 18вв. в Россию проникают идеи Просвещения. Просвещение являлось широким идейным течением. В соответствии с теорией просветителей все люди являются свободными и равными, все они должны иметь право собственности, земля должна принадлежать тому, кто ее обрабатывает. Наиболее полно эти идеалы нашли воплощение во взглядах А. Н. Радищева.

В среде образованного дворянства этого периода можно выделить еще одно течение, близкое просветительским идеям, — либерально-консервативное.

Одним из представителей такого либерального дворянства был Роман Илларионович (Ларионович) Воронцов, первый владимирский наместник. Он был одним из учредителей Вольного экономического общества, основанного в России в 1765г.

Сын Романа Ларионовича, Александр Романович Во­ронцов, известный государственный деятель, с 1773 г. — президент Коммерц-коллегии, был знаком с деятелями французского Просвещения, в частности, с Вольтером, и поддерживал просветительские идеи. В 1778 г. в Ком­мерц-коллегии начал работать А. Н. Радищев, с которым А. Р. Воронцов входил в масонскую ложу «Урания». От­ношение к самодержавию и крепостничеству у А. Ворон­цова и А. Радищева во многом совпадало. После ареста А. Радищева и вынесения ему смертного приговора А. Р. Воронцов вместе с другими видными людьми подпи­сал прошение Екатерине II об изменении меры наказа­ния. Императрица заменила смертную казнь на 10 лет ссылки в Сибирь.

Во Владимирской губернии А. Р. Воронцову принадлежалаусадьба Андреевское в Покровском уезде. Это было родовое имение Воронцовых. Дворянские усадьбы, как осо­быйкомплекс, появляются во второй половине XVIII в., точнее,после указа 1762 г., освобождавшего дворян от обязательной государственной службы. Этот указ дал возмож­ность дворянству вернуться в свои имения и заниматься хозяйством.

Усадьба возникала как жилой и хозяйственный ком­плекс, затем постепенно превращалась в культурный центр.В ней сочетались родовые дворянские традиции, уклад крестьянской деревенской жизни, культурные тра­диции Западной Европы, здесь создавались памятники архитектуры, складывались парковые ансамбли, возникали театры, картинные галереи. Архитектурный и худо­жественный облик усадьбы Андреевское сложился во вто­ройполовине XVIII в. Село Андреевское (ныне Петушинский район) располагалось неподалеку от маленькой речкиНергель, впадавшей в Пекшу. Усадьба включала и себя огромный графский дом в три этажа, с флигелями, хозяйственные постройки, а также сад и оранжереи, где выращивались апельсины, лимоны, ананасы. В 1772 г. вместо старой деревянной сельской церкви был выстроен новый каменный храм, велось строительство школы и бо­гадельни. Дом был окружен парком, разбитым во фран­цузском, или регулярном стиле, с четкой планировкой аллей, лужаек, строго подобранными породами деревьев.

В1789 г. А. Воронцов решил создать в Андреевском театр,для размещения которого была предпринята перестройка дома. В театре играли крепостные — 65 актеров, 38 музыкантов, 13 танцоров да «пляшущие бабы». Внутрен­нее убранство дворца отличалось исключительной пыш­ностью. В парадных комнатах с паркетными полами были сделаныдубовые панели, «на капителях, вазах, гирлян­дах, около зеркал» нанесена позолота, в специальных клеймах размещались картины. Стены некоторых комнат были обиты тканями — «володимерской пестрядью». Отапливался дворец изразцовыми печами, для украшения ко­торыхиз Гжели было привезено свыше 3 тыс. плиток.

Особый интерес представляет портретная галерея, формировавшаяся на протяжении ряда десятилетий. К началу XIX в. коллекция состояла из 284 работ, среди которых было 22 царских портрета. Ряд портретов связан с именем одного из известных художников XVIII в. Д. Г. Левицкого. Известно, что А. Р. Воронцов выплачи­вал Д. Левицкому денежные суммы за портрет Семена Воронцова (брата А. Р. Воронцова). В усадьбу часто при­езжала Екатерина Романовна Дашкова (дочь Р. Л. Ворон­цова, в замужестве Дашкова, директор Петербургской Академии наук и президент Российской Академии).

2.Первые губернаторы Владимирской губернии.

В 1708г. Россия была поделена на восемь губерний. 7 ноября 1775г. был издан манифест «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», на основе которого вся территория была разделена на 50 губерний с населением по 300-400 тыс. д. м. п. в каждой; в свою очередь в губерниях выделялись уезды с населением по 20-30 тыс. д. м. п. Во главе областной администрации стоял наместник или генерал-губернатор, управляющий двумя-тремя губерниями, каждую из которых возглавлял губернатор. Указом 1 сентября 1778г. было учреждено Владимирское наместничество, состоявшее из Владимирской, Тамбовской и Пензенской губерний. Этим же указом наместнику графу Р. Л. Воронцову предписывалось объехать всю территорию создаваемой Владимирской губернии и расписать ее на уезды. В губернии было 14 уездов: Владимирский, Александровский, Вязниковский, Гороховецкий, Киржачский, Ковровский, Меленковский, Муромский, Переславль-Залесский, Покровский,Судогодский, Суздальский, Юрьев-Польский. Во Владимирскую губернию вошли старинные русские земли. Органы дворян­ского самоуправления начали скла­дываться до выхода

«Жалованной грамоты». Первые выборы губерн­ского предводителя дворянства во Владимире состоялись в 1778 г. Предводителем был избран круп­ный помещик Ф. А. Апраксин, ис­полнявший эту должность до 1787 г. избирался три раза. В дальнейшем предводители пере­избирались каждые три года: в 1788-1790 гг. — Ф. И. Новиков, 1791-1793 гг. — Е. Ф. Кудрявцев, 1794-1796 гг. — А.Д.Танеев, 1797-1799 гг. — Е. М. Языков, 1800-1802 гг. — А. А. Кузьмин-Ка­раваев. Обязанности губернского пред­водителя были многосложными: присутствие в Приказе обществен­ного призрения и надзор за его бла­готворительными заведениями, участие в наборе рекрутов, наблю­дение за дорогами и поставкой поч­товых лошадей на станции, кон­троль раскладки налогов в казну с помещичьих крестьян. Чтобы вы­полнить их, ему приходилось мно­го разъезжать, вести обширную пе­реписку. По подсчетам Кузьмина-Караваева на это все требовалось около 200 руб. в год. Но предводи­тель не имел в своем распоряжении ни казенных, ни общественных сумм, и все расходы по службе по­крывал из своих средств. Никакого жалования предводители не полу­чали. На общественных же нача­лах исполняли обязанности и уезд­ные предводители дворянства. Ко­нечно, не все из них добросовестно несли общественную службу. Как правило, они жили в своих имени­ях, наезжая в город по «сущим ка­ким-либо надобностям». До конца XVIII в. дворяне не имели права от­казываться от должности предво­дителя. Тем не менее они находили способы избежать ее, ссылаясь на болезни, бедность или неграмот­ность («за малоумением грамоте»). Столь же неохотно шли дворяне на другие бесплатные выборные должности. Поэтому Владимир­ское наместническое правление из­дало специальный указ, обязывав­ший дворян-отказниковпроходить медицинское освидетельствование. Но те же оскудевшие дворяне охот­но занимали выборные оплачивае­мые должности. Основная обязанность депутат­ского собрания состояла в состав­лении родословной книги губер­нии. Уездные предводители пред­ставляли алфавитные списки всех дворян, владеющих недвижимос­тью в их уездах. Однако внесение в эти списки еще не означало, что род будет занесен в родословную книгу. Только после предъявления и разбора доказательств в депутат­ском собрании и по его решению (не менее 2/3 голосов) род вносился в родословную книгу. В 80-90-е го­ды XVIII в. в родословную книгу Владимирской губернии было за­несено 145 дворянских родов.

3.Отечественная война 1812года и Владимирский край.

Летом 1812 г. на Россию обрушилось несчастье. Пол­чища Наполеона вторглись в ее пределы. Началась Отечественная война. В начале сентября была оставлена Москва. Владимирская губерния стала ближайшим тылом сра­жающейся русской армии. Она выполняла роль базы, где собирались и обучались рекруты, набранные в разных губерниях, и формировались полки армейского резерва. Ре­крутские наборы следовали один за другим. За первое десятилетие XIX в. было проведено 10 наборов. Два набора прошли в 1811 и первой половине 1812 гг. После Боро­динского сражения создание обученного резерва приобрел особую остроту. Был объявлен очередной рекрутский набор: по 2 рекрута с каждой сотни податного населения. Рекруты должны были сосредоточиться в 13 пунктах, и том числе 40 тыс. во Владимирской губернии.

По грубым подсчетам, около 80 тысяч Владимирцев находились в действующей армии, участвовали в сраже­нияху Смоленска, под Красным, у Бородино, Малояро­славца, в заграничных походах. Более половины из них погибли в боях, умерли от ран и болезней. Во Владимире, уездных городах, ряде сельских поселений были развер­нуты госпитали. Некоторые помещики открывали по своей воле и на свои средства госпитали в своих поместьях. И Бородинской битве участвовал командир сводной гренадерской дивизии, генерал-майор граф Михаил Семенович Воронцов, владелец села Андреевское. Его дивизия покрыла себя неувядаемой славой, защищая знаменитые

Багратионовы флеши. Большая часть гренадеров пала на поле брани, а сам командир, раненный в ногу, был выне­сенс поля боя и доставлен в свой дом в Москву; а оттуда в имение Андреевское. После излечения М. С. Воронцов снопа в походе. В 1815 г. был назначен командиром рус­ского оккупационного корпуса во Франции. Выдающий­ся дар полководца М. С. Воронцова сочетался с незауряд­нымиспособностями государственного деятеля. Эти способности ярко проявились на посту новороссийского генерал-губернатора, а затем наместника на Кавказе. За большие заслуги перед Отечеством М. С. Воронцов был возведен в княжеское Российской империи достоинство.

Имя еще одного героя Бородинского сражения связа­но с нашим краем. На Бородинском поле был тяжело ранен выдающийся полководец, генерал от инфантерии князь Петр Иванович Багратион. С поля боя с большой предосторожностью в карете его доставили в с. Симу Юрьев-Польского уезда, в имение родственника князя Б. А. Голицына. Здесь 12 сентября 1812 г. Багратион скончался и был похоронен. А в 1839 г. прах его по инициативе Дениса Давыдова (тоже знаменитого героя Отечественной войны) перенесли на Бородинское поле. На месте первоначального погребения П. И. Багратион и установлен памятник.

После Бородина во Владимирскую губернию хлынулпоток беженцев. Все дороги были буквально забиты каретами, тарантасами, телегами и пешим людом. Во Владимир эвакуировались московские учреждения: банки, архив Министерства иностранных дел, Оружейная и Грано­витая палаты. Во Владимире оказались военный губернатор и главнокомандующий в Москве, генерал от инфантерии граф Ф. В. Растопчин со своей канцелярией и штатом московской полиции, московский гражданский губернатор Н. В. Обресков, главноначальствующий мае терской Оружейной палаты и экспедицией Кремлевского строения (комендант Кремля) сенатор П. С. Валуев, почт директор А. Я. Булгаков. Во Владимире же и других го­родах и поместьях губернии нашли приют многие семьи московских дворян. Среди них: семьи будущего историка М. П. Погодина, также будущего драматурга, поэта и дипломата А. С. Грибоедова, семья позднее воспетой А. С. Пушкиным красавицы А. П. Керн. На короткое время во Владимире появился бывший военный министр и командующий 1-й Западной армией генерал от инфантерии М. Б. Барклай де Толли. Общественное мнение су­рово и безоговорочно осудило его (впрочем, совершенно несправедливо) за отступление и неудачи русской армии в первый месяц войны. И теперь генерал искал способа оправдать себя в глазах общественности и самого импера­тора. Здесь, во Владимире, он написал «Объяснение гене­рала от инфантерии Барклая де Толли о действиях Первойи Второй Западных армий в продолжающейся кампании 1812 года» и отправил его Александру I. Во Владимире стало тесно от московских чиновников и дво­

рни. Невероятно подскочили цены на квартиры, экипа­жи, товары первой необходимости, лошадей, фураж.

Но владимирцев больше волновали не взбунтовавшие­сяцены, а война и все, связанное с ней: рекрутские набо­ры, разорительные воинские постои, растущие налоги и поборы, а с конца июля 1812 г. — набор в ополчение. Со­здавая ополчение, власти надеялись получить дополни­тельный резерв для армии. Формирование ополчения оп­ределялось царскими манифестами от 6 и 18 июля 1812 г. Дня ополченских наборов отводились 16 губерний цент­ральной России. Их объединили в три ополченских окру­га. Владимирская губерния была отнесена к первому ок­ругу, наряду с губерниями Московской, Тверской, Ка­лужской, Смоленской, Тульской, Рязанской и Ярославской. В ополчение предписывалось принимать только помещичьих крестьян, а другие разряды подат­ных людей оставлять для рекрутских наборов.

В конце августа 1812 г. Владимирское ополчение дви­нулосьв поход. В начале сентября оно сосредоточилось и Покровском уезде. В течение полутора месяцев опол­ченцыприкрывали западную границу своей губернии, отБогородска до Дмитрова. Не имея ни огнестрельного оружия(ополченцы были вооружены только пиками), ни конницы, ополчение избегало столкновений с крупны­мисилами противника. Для разъездов М. И. Кутузов по просьбеБ. А. Голицына велел придать ополчению дра­гунскую команду московской полиции, оказавшуюся во Владимире после занятия Москвы французами. После то­го, как французы заняли Богородск, стоявший на полпутиот Москвы до границы Владимирской губернии, опас­ность возросла. М. И. Кутузов распорядился прислать и помощьополчению отряд Павлоградского гусарского полка,казачий отряд 7-го Денисова полка и несколько позднее5-й Уральский казачий полк. Гусары и казаки перекрыли обе дороги, идущие от Москвы на восток: Вла­димирскую (на Покров) и Стромынскую (на Киржач иЮрьев-Польской). Ополченцы же держали посты на пе­реправахчерез речки Дубну и Киржач, вылавливали по­являвшихся тут французских фуражиров, сопровождали транспорты с армейским продовольствием, ловили беглыхрусских солдат и конвоировали пленных французов. Ополчениеза все время стояния в Покровском уезде не имело ни одного сколько-нибудь значительного столкновения с противником. Тем не менее оно сыграло свою роль, высвободив часть сил регулярной армии для осуществления знаменитого тарутинского маневра. После оставления французами Москвы Владимирское ополчение вслед за войсками генерал-майора Иловайского вступило в белокаменную столицу и оставалось там осень и полови ну зимы 1812-1813 гг., освободив опять-таки регулярные части для преследования противника. Это было самое тяжелое время для ополченцев. Разоренная и сожженная Москва едва могла разместить один ополченческий пол к, остальные пять полков пришлось ставить на квартиры в подмосковных сёлах.

В начале января 1813 г. по предписанию Главного штаба действующих армий Владимирское ополчение вы ступило вновый поход. Три полка дислоцировались в Тульской, Орловской и Смоленской губерниях, два в Минске. На некоторое время один полк оставался в Москве. Осенью 1813 г. все полки перевели в Белорус сию и на Украину. Таким образом, за 10 месяцев 1813 г. ополченцы проделали два изнурительных похода, пройдя пешком по зимним и осенним дорогам свыше тысячи верст. И на этом многоверстном пути оставили сотни могил.

Сколько ратников вернулось домой, точных данных нет.По нашей оценке, ополчение, не приняв участия ни в одном сражении, потеряло умершими от болезней не ме­нее трети своего состава. Около двух тысяч ратников ос­тавались в госпиталях. По мере выздоровления они воз­вращались на родину в одиночку или небольшими парти­ями вплоть до 1815 г.

История Владимирского ополчения полна драматиз­ма. По способу комплектования, сословно-классовой структуре и назначению оно являлось таким же феодальным институтом, что и регулярное, рекрутское войско. Поэтому его нельзя именовать народным в принятом зна­чении этого термина. Более точным, адекватным опреде­лением является то, которое дали ему современники: зем­скоеополчение или земское войско. Оно выполнило отве­денную ему роль и внесло вклад в общее дело победы и Отечественной войне, но вклад этот по своим скромным размерам несоизмерим с громадными людскими потеря­ми, причины которых коренились не столько в военных обстоятельствах, сколько в изжившем себя крепостниче­ском строе.

4.Декабристы и Владимирский край.

В первый год XIX столетия в России произошли два не связанных между собой и разных по общественному звучанию события: последний в отечественной истории дворцовый переворот, закончившийся насильственной смертью императора Павла, и смерть в монастырском заточении 70-летней подольской помещицы Дарьи Николаевны Салтыковой, известной больше по прозвищу «Салтычиха». Кончили земные дни два деспота (один деспот на тро­не, другой — в поместье), олицетворявшие целую эпоху. Наступило, по словам поэта, «дней Александровых пре­красное начало». Передовые люди с именем нового императора связывали надежды на глубокие преобразования страны: введение демократических свобод, конституционного строя, отмену крепостного рабства. Александр I, казалось, на первых порах оправдывал эти надежды. Приблизил к себе выдающегося реформатора Михаила Михайловича Сперанского. Выходец из скромной семьи приходского священника с. Черкутина Владимирской губернии, М. М. Сперанский по поручению царя приступил к разработке реформы государственного строя России и в короткий срок представил план преобразований «Введение к уложению государственных законов». Речь шла о превращении России из самодержавной деспотии в конституционную монархию, правовое государство. В перспективе, по замыслам Сперанского, должно быть покончено и с крепостным строем.

Но преобразовательная деятельность М. М. Сперанского вызвала недовольство сановной бюрократии, которая третировала его как выскочку, поповича, обвиняла в государственной измене. Стоявшие у трона силы не хо тели реформ, грозивших им утратой привилегий и влас­ти. Александр I внял их голосу. Реформатор был принесен в жертву консерваторам, отстранен от государственной службы и в марте 1812 г. по велению царя сослан в Нижний Новгород, а затем — в Пермь. Через четыре года ссылка кончилась, Сперанский снова поступил на госу­дарственную службу, однако к реформам конституцион­ного преобразования России больше не возвращался.

Утратив надежды на верховную власть, «лучшие лю­дииз дворян» берут инициативу в свои руки. В России возникло освободительное движение. Его цель — ликвида­цияабсолютистского режима и крепостничества. Ядро движения составили офицеры — участники Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии. Онисоздали подпольную организацию для совершения революционного переворота. Восстание 14 декабря 1925г., давшее имя первому поколению революционеров декабристы, закончилось поражением. Самодержавию удалось подавить восстание, но остановить освободитель­ное движение оно уже не могло.

Ряд участников декабристского движения был связан с владимирским краем: одни родились здесь, семьи дру­гих имели имения и входили в местную дворянскую кор­порацию. Из владимирских дворян вышел Николай Ва­сильевич Басаргин. Род Басаргиных известен в крае с XVII столетия.

Н. В. Басаргин родился в 1799 (или 1800) году в с. .Липна. Дом Басаргиных сохранился до наших дней. У Николая Васильевича было два брата. Отец мало зани­мался воспитанием детей. По словам сына, он был «чело­векчрезвычайно добрый, но с устарелыми помещичьими понятиями и считал образование скорее роскошью, чем необходимостью». Воспитанием детей занималась мать. Послеее смерти дети были предоставлены самим себе. • До 17 лет, — вспоминал Н. В. Басаргин, — я бил баклуши вдеревне у отца». Образование получил в Московском учебном заведении для колонновожатых, откуда был вы­пущенпрапорщиком и оставлен при школе «для препода­вания математических лекций». В 1820 г. откомандиро­ванв Тульчин, во вторую армию. Перед поездкой на юг II. В. Басаргин месяц провел у отца в деревне. За отличие послужбе в 1821 г. он произведен в подпоручики и назна­чен адъютантом начальника Главного штаба второй ар­мииП. Д. Киселева, а год спустя старшим адъютантом Г наиного штаба. Кажется, самой судьбой ему предназна­чено было быть декабристом. В школе колонновожатых царил дух вольномыслия. Из нее вышло 23 декабриста, в их числе четверо из Владимирской губернии. Во второй армии, где проходила служба молодого офицера, сложилась одна из крупнейших декабристских организации Южное общество. В 1819 г. Н. В. Басаргин вступил в Союз благоденствия, а после его роспуска стал членом Южного общества, вошел в его руководящий центр — Директорию, возглавляемую П. И. Пестелем.

Н. В. Басаргин был арестован в декабре 1825 г., доставлен в Петербург и водворен в Петропавловскую крепость. Его приговорили к каторжным работам на 20 лет. (Позднее срок сократили до 10 лет.) Каторгу отбывал па Петровском заводе. После каторги Н. В. Басаргин 20 лет находился в Сибири на поселении и только по амнистии в 1856 г. возвратился в Европейскую Россию. Вначале по селился у своего родственника в Смоленской губернии, а в 1858 г. купил имение Вареево в Покровском уезде. Умер в 1861 г. в Москве, за две недели до отмены крепостного права. Н. В. Басаргин многое сделал для того, чтобыповедать потомкам правду о своей эпохе и о том великом и трагическом движении, участником которого он был. Его перу принадлежат замечательные мемуары и публицистические произведения: «Записки», «Воспоминания», рассказы, статьи, неоднократно издававшиеся в пе­чати.

Из владимирских дворян вышел декабрист Михаил Матвеевич Спиридов. Его дед Григорий Андреевич Спиридов — адмирал, герой знаменитого Чесменского сражения. За участие в этой победоносной битве получил большую вотчину в будущей Владимирской губернии.

Родился Михаил Матвеевич в 1796 г. Воспитание получил в семье. Его домашним образованием руководила мать. М. М. Спиридов хорошо владел французским и немецким языками, знал историю и географию. В службу вступил урядником во второй полк Владимирского ополчения, которым командовал родной дядя Г. Г. Спиридов, первый комендант освобожденной Москвы. В 1813 г. перешел в регулярную армию и проделал с ней заграничные походы. Учавствовал в сражениях у Люцена (орден св. Анны 1 \

Степени), Дрездена, Кульма, Лейпцига, во взятии Парижа (орден св. Владимира 4-й степени). Закончил войну прапор­щиком и в 1813 г. вернулся в Россию. Тогда ему было 17 пег. Оставаясь на военной службе, он быстро продвигался и чипах и летом 1825 г. был произведен в майоры.

М. М. Спиридов принадлежал к новому поколению русских офицеров, воспитанных на идеях французских просветителей, с обостренным чувством патриотизма, проникнутым горячим желанием видеть свою родину свободной и процветающей. Пензенский полк, в котором слу­жил Спиридов, находился на Украине. Офицеры жили в крестьянских хатах и имели возможность наблюдать Жизнь крепостных крестьян. Спиридова поразила край­няябедность крестьян, несмотря на их неустанный земле­дельческий труд. В 1825 г. М. М. Спиридов вступил в Об­щество соединенных славян, имевшее целью создать союз Свободных славянских народов. Славянский союз и Юж­ное общество действовали параллельно и независимо друг отдруга. В сближении и объединении их большую роль как раз и сыграл Спиридов, избранный славянами в каче­стве посредника. Он неоднократно встречался с С. Мура­вьевым-Апостолом и другими руководителями южан, об­суждал тактические вопросы движения. Осужден по самомужестокому разряду — в каторжную работу вечно (позднее срок каторги сокращен до 15 лет). Наказание от­пивал в крепостях Кексгольма, Шлиссельбурга, а затем в Читинском остроге и на Петровском заводе. Умер на по­селении в 1854 г., не дожив двух лет до амнистии.

На крутом берегу Колокши, среди полей и перелесков живописно раскинулось большое село Варварино, а на его окраине — бывшая усадьба помещиков Митьковых. Здесь 29 ноября 1791 г. родился будущий декабрист Михаил Фотиевич Митьков. Когда-то барский дом окружали великолепный липовый парк, спускавшийся террасами к реке, и большой фруктовый сад. От самого дома к реке пел красивый спуск, обсаженный кустарниками и деревьями, который заканчивался на берегу как раз против ис­кусственного островка. Возможно, с этого островка позд­нее И. Е. Репин написал картину «Вид села Варварино».

Отец — майор, надворный советник Фотий Михайлович; мать — Александра Максимовна, урожденная Демидова. За отцом в Пензенской и Владимирской губернии к числилось 1420крепостных душ. М. Ф. Митьков воспитывался

в кадетском корпусе, откуда выпущен прапорщикомв лейб-гвардии Измайловский полк. Участвовал в антинаполеоновских войнах. В 1807г. за сражение под Фридландом награжден орденом св. Анны 4-й степени. В Отечественную войну вступил поручиком. Участник Бородинской битвы (награжден золотой шпагой за храбрость), сражений у Тарутино, Малоярославца, Красного (награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом) и заграничных походов (бои у Люцена, Бауцена, награжден орденом св. Анны 2-й степени, у Дрездена, Кульма, Лейпцига — награжден алмазными знаками ордена св. Анны 2-й степени, взятие Парижа). Войну закончил штабс-капитаном. После войны дослужился до полковника.

После войны передовая молодежь увлекалась масонством. Оно привлекало идеями равенства и нравственного совершенствования. Не избежал этой моды и молодой офицер Митьков. В течение пяти лет (вплоть до закрытия лож) он состоял в ложе «Соединенных друзей». В 1821г. вступил в Северное общество декабристов и деятельно участвовал в подготовке восстания в Москве. Осужден Верховным уголовным судом по IIразряду. Приговорен в каторжную работу на 20лет, позднее срок сократили до 10 лет. Содержался в Свеаборгской, Свартгольмской и Кексгольмской крепостях более полутора лет, а затем отправлен в Сибирь. Отбывал наказание в Читинском остроге и Петровском заводе. Умер на поселении в 1849г. в Красноярске. Дом и вещи Митькова в Сибири были проданы комитетом, в который вошли декабристы И. И. Пущин, В. Л. Давыдов и М. М. Спиридов, а вырученные деньги розданы ссыльным декабристам.

В Александровском уезде, недалеко от Сергиева Поен да лежало большое село Успено-Мухановское – родовое имение шталмейстера (придворный чин 3-го класса) А. И. Муханова, отца декабриста Петра Александровичи Муханова (1798-1854). Детство и отрочество будущего декабриста прошли в Москве, но П. А. Муханов часто навещалродовое имение во Владимирской губернии, к кото­ромубыл очень привязан.

П. А. Муханов учился в Московском университете, в затем в Московской школе колонновожатых. В 1825г. — штабс-капитан лейб-гвардии Измайловского полка. Бу­дучив отпуске, в этом году П. А. Муханов в последний разпосетил Мухановское.

Петр Александрович был человеком разносторонне одаренным. Его интересы никогда не замыкались узкими границами армейского быта. В 1822г. вместе с П. Н. Ара­повым он написал либретто к опере Алябьева «Лунная ночь,или домовые», его статьи печатались в журналах «Сын отечества», «Северный архив», «Московский теле­граф», а в альманахе М. П. Погодина «Урания» помещен егоочерк из московской жизни «Светлая неделя в Моск­ве». Муханов был близок с К. Ф. Рылеевым, который посвятил ему свою думу «Ермак».

П. А. Муханов состоял в «Союзе благоденствия», знал о существовании Южного и Северного обществ, но, видимо, ни в одно из них не вступал, участвовал в совеща­нияхдекабристов в Москве после восстания на Сенатской площади. Тем не менее был арестован и осужден по IV разряду, приговорен к каторге на 12лет (срок сокращен до 8 лет). Отбывал наказание в Свеаборге, Выборгской крепости, а затем Читинском остроге и Петровском заво­де. Умер на поселении в Иркутске.

С Владимирским краем так или иначе связаны многие известные и малоизвестные декабристы, что дало основа­ниеакадемику М. В. Нечкиной говорить о владимирском гнезде»декабристов. С. Николаевское Юрьев-Польского уезда принадлежало И. С. Одоевскому — отцу члена Север­ного общества, участника восстания на Сенатской площади, поэта-декабриста, автора знаменитого ответа на сти­хотворное послание А. С. Пушкина к декабристам в Си­бирь Александра Ивановича Одоевского. Декабрист неоднократно бывал в имении отца до своего ареста, пи­салв Николаевское письма из Сибири.

Другой член Северного общества, активный участник восстания 14декабря 1825г. в Петербурге поручик лейб-гвардии Гренадерского полка, осужденный по 1разряду,

Николай Алексеевич Панов имел с братом имения в Пензенской, Калужской и Владимирской губерниях. Правда, точно установить, где находилось владимирское поместье Пановых, краеведам не удалось, предполагают только, что оно размещалось где-то в Александровском уезде.

Член ранних декабристских организаций Союза спасе­ния, Союза благоденствия и Московской управы Северного общества, Павел Иванович Колошин, служивший советником Московского губернского правления, в 1824 г. женился на А. Г. Салтыковой, владелице села Смольном Покровского уезда, и, таким образом, стал помещиком Владимирской губернии. Активной роли в декабристском движении не играл. Поэтому после семимесячного содержания в Петропавловской крепости был выпущен на волю с отставкой от службы, с запрещением въезда в обе столи­цы и установлением секретного надзора. Жил в своем имении Смольново, пока не разрешили жить в Москве (1831 г.) и Петербурге (1844 г.). Последние 20 лет жизни был слеп. Умер в 1854 г. в Москве. В 30-х годах семья Колошиных близко сошлась с семьей Толстых. На конец 30-х годов падает детская любовь будущего великого писа­теля и дочери декабриста Софьи (им было в то время по К) 11 лет), описанная Л. Н. Толстым в повести «Детство».

Прочные семейные узы связывали Владимирский край и виднейшего руководителя декабристского движения Павла Ивановича Пестеля. Его сестра Софья Ивановна владела селом Васильевским в Меленковском уезде, а брату Борису Ивановичу принадлежала часть села Станки Вязниковского уезда. Второй брат Александр Иванович, благодаря браку с Гудович, стал владельцем сел Новоселки, Вача и ряда других деревень в Муромском уезде. Павел Иванович посещал вотчины своих родственников. Его приезды обрастали легендами. По одной из них, На вел Иванович и брат его Борис Иванович сожгли вотчинные книги, в которых были записаны недоимки оброчных крестьян с. Станки. Станковские крестьяне долго помнили о событиях 1825 г. и трактовали их по-своему: «…нашего барина Павла Ивановича Пестеля вместе с Myравьевым-Апостолом и другими повесил Николай I за то, что они хотели освободить крестьян». Еще в конце 80-х

годов XIX в. крестьяне называли свою сельскую общину Пестелевой. Потомки Пестелей были внесены в книгу дворянских родов Владимирской губернии.

Из владимирских дворян вышли: член декабристского Военного общества, участник Отечественной войны и за­граничных походов генерал-майор Ф. В. Акинфов (позд­нее суздальский уездный и владимирский губернский (1833-1836 гг.) предводитель дворянства, сенатор, член Комиссии о построении храма Христа Спасителя в Моск­ве); член Союза благоденствия Р. В. Любимов, арестован­ный по делу декабристов в январе 1826 г. в Юрьеве-Поль-ком и после трехмесячного заключения в крепости от­правленный к месту службы без каких-либо последствий. Двадцать четвертого мая 1829 г. в тюрьме суздальского Спасо-Евфимиева монастыря скончался «секретный уз­ник» князь Федор Петрович Шаховской. В 1816-1821 гг. 111аховской был членом Союза спасения и Союза благоден­ствия, участвовал в Московском заговоре 1817 г., но затем отошел от декабристского движения и мирно жил в име­нии жены в Ардатовском уезде Нижегородской губернии. Верховный уголовный суд, однако, осудил его по VIII раз­ряду. Шаховской был лишен дворянства, чинов и пригово­рен к бессрочной ссылке в Сибирь. Допросы, каземат Пет­ропавловской крепости, тяжелая сибирская дорога, ссыл­ка подорвали его здоровье. Наступило полное психическое расстройство. Царь отказал жене князя в просьбе взять его в свое имение, а повелел перевести в Суздальский монас­тырь, куда декабрист и был доставлен 6 марта 1829 г. Ша­ховского привезли в Суздаль больным не только душевно, но и физически. У него были отморожены нос, ухо, пальцы левой ноги и пальцы рук. В монастыре его заточили в оди­ночную камеру, лишили всяких связей с миром. Даже его слуге запретили выходить из тюрьмы. Круглые сутки его камера находилась под бдительным надзором унтер-офи­цера и двух солдат. Ф. П. Шаховской понял, что из ссыль­ного он превращен без всякого суда в арестанта с двойной охраной. Пытался протестовать: объявил голодовку. Через 18 дней, не прекратив голодовки, Шаховской умер. Похо­ронен на монастырском арестантском кладбище. Это един­ственная могила декабриста на Владимирской земле.

Расправившись с декабристами, царизм был озабочен тем, чтобы память о них исчезла из общественного созна­ния. О декабристах и их деле запрещалось упоминать в пе­чати. Переписка родных с каторжанами и ссыльными подвергалась двойной цензуре. На письмах в Сибирь и из Сибири воспрещалось писать фамилии и имена декабрис­тов, теперь каждый из них официально именовался: «го­сударственный преступник». Но вытравить из обществен­ной памяти события 1825 г. было невозможно. В столицах и ряде провинциальных городов возникали тайные круж­ки молодежи, пытавшейся продолжить дело декабристов.

Летом 1827 г. во Владимире было раскрыто тайное обще­ство во главе с Петром Асининым. Асинин — дворянин из Вязниковского уезда, 20 лет, бывший гимназист служил канцеляристом в губернском правлении. Общество имело цель: ни много ни мало, организовать убийство царя и совер­шить государственный переворот. В нем состояло 15 членов из канцелярских служителей. Среди них оказался провока­тор, который и выдал организацию. При обыске у Асинина нашли бумаги, которые судьи определили как «мерзкие» и «похабные» и постановили их сжечь. Среди бумаг были дневник Асинина, «Клятвенное обещание» и «Правила». «Клятвенное обещание» являлось присягой, которую при­нимали заговорщики при приеме в тайное общество. Текст «Клятвы» был, как установило следствие, скопирован с «присяги польского тайного общества». «Правила» же, очевидно, служили программой общества, которая состояла из 18 пунктов, один из которых гласил: «… стараться все­мерно к искоренению императорской фамилии и свойственников ее ». (Полные тексты документов до нас не дошли: как сказано выше, они были сожжены по решению суда.)

Разумеется, кружок Асинина серьезной угрозы для самодержавия не представлял. Тем не менее суд решил: «лиша Петра Асинина чинов и дворянского достоинства сослать в Сибирь в работу». Остальных, проходивших по делу, отпустили без всякого наказания.

Дело о тайном обществе еще не было закончено, когда во Владимире появилась прокламация в стихах «Ода Свобода…». «Ода» написана от руки. В ней неизвестный ав­тор грозит беспощадной местью царю-тирану и выражает уверенность, что «придет златое время, свободы солнце И нам взойдет. И озарит объятых тьмою». Под одой стоя­ла подпись: «Северное 3-е тайное общество мстителей». Открыть сочинителя «пасквиля» не удалось. Высочай­шим повелением (о деле было доложено Николаю I) след­ствие было прекращено. Оба события — создание тайного общества и распространение крамольной оды — свидетель­ствовали о наивном подражании наших героев декабристам. Они даже лексику заимствовали у декабристов. Но не этот юношеский дилетантизм заслуживает внимания. События эти говорили о нарастании кризисных явлений в общественном сознании даже в провинции. Зрел глубокий общенациональный политический кризис, вы­ход из которого страна могла найти только на пути корен­ных преобразований.

5.Литература

1. История Владимирского края с древнейших времен до наших дней. Под редакцией доктора исторических наук, профессора ВГПУ Д. И. Копылова, ООО «ДЮНА» 2001г.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.