Язык критико-публицистической прозы В.Г. Белинского

«Язык критико-публицистической прозы В.Г. Белинского». Астрахань – 2007 Виссарион Григорьевич Белинский Виссарион Григорьевич Белинский (1811–1848) – пламенный публицист, литературно-художественный критик, страстный защитник идей революционной демократии. Литературная деятельность В.Г. Белинского содействовала реализации задачи, поставленной

А.С. Пушкиным: создать язык «учёности» и отвлечённой прозы; продолжала дело, начатое великим поэтом в области литературного языка. Средства книжной и разговорной речи в литературно-критических статьях Белинского разумно сосуществуют, достигается своего рода равновесие в стилевой ориентации контекста: снижается неопределённость, отвлечённость разговорного слова и достигается точность, оценочность, реализуемая денотативным смыслом разговорного слова. Традиционные средства литературного языка (славянизмы, общественно-

политические термины и др.) втягиваются в канву публицистического изложения, они придают повествованию пафос обличения. Эмоциональную напряжённость. В «Письме к Гоголю», например, книжная, торжественная лексика (апостол, проповедник, панегирист, обскуратизм и др.) включается в лексико-семантические связи со словами иного стилистического рода (крут, невежество, мракобесие и др.); таким образом достигается должный стилистический эффект: простой и ясной форме, в

которую облекается содержание высказывания, придаётся страстность, полемический задор, повышается доходчивость и действенность публицистического повествования. В произведениях Белинского играют значительную роль также средства художественной изобразительности, как повторы слов, обращения, риторические вопросы, перифразы, метафоры, оценочные эпитеты, антитезные построения. Литературная деятельность писателя содействовала включению научно-отвлечённых слов в сферу общелитературной,

общеупотребительной лексики (аскетизм, деспотизм, цивилизация, нетерпимость, равенство, справедливость и др.); обогащению фонда философской, общественно-политической лексики иноязычными и вновь созданными на базе русского языка словами (дифирамб, гарантия, педантство, гуманность, сознание, сочинение, творение и др.). В своей статье «Русская литература в 1840 г.» он очерчивает круг слов выражений, используемых в его публикациях и вызывающих обвинение со стороны идейных противников: бесконечное, конечное, абсолютное,

субъективное, объективное, индивидуум, индивидуальное, непосредственный, непосредственность, имманентный, созерцание, рефлексия, конкретность и др. Слова-термины из определённых областей знания не только вводятся в канву литературного изложения, но при этом нередко разъясняются, комментируются, раскрывается содержание выражаемого понятия. В статье «Взгляд на русскую литературу 1847 года» раскрывается содержание слова гуманность: «Гуманность есть человеколюбие, но развитое сознанием и образованием…Гуманность нисколько

не находится в противоречии с уважением к высоким общественным положениям и рангам; но она находится в решительном противоречии с презрением к кому бы то ни было, кроме негодяев и подлецов… Чувство гуманности оскорбляется, когда люди не уважают в других человеческого достоинства, и ещё более оскорбляется и страдает, когда сам человек в себе не уважает собственного достоинства». Творчество Белинского оказало влияние на дальнейшее развитие языка научно-критической, публицистической

литературы, на развитие языка художественной литературы – всего русского литературного языка. В специальной литературе нередко подчёркивается, что стиль языка Белинского оказал большое организующее влияние на последующее развитие критико-публицистических стилей русского литературного языка. В специальной литературе нередко подчёркивается, что стиль языка Белинского имеет свои истоки в критическом слоге Н.

А. Полевого и особенно Н.И. Надеждина. Но истоки языка Белинского следует искать, прежде всего, в языке Пушкина. Белинский, как и Пушкин, стремился к точности и ясности изложения, избегал ненужных украшений, широко использовал народно-разговорные языковые средства. Главное у Белинского – сила аргументации. Чёткость суждений, полемическая острота, которая нередко ведёт

к эмоциональной приподнятости, яркой экспрессивности. Эти черты особенно сильно проступают в знаменитом письме к Гоголю. Например: …Вы, в этом прекрасном далеке, живёте совершенно чуждым ему, в самом себе, внутри себя, или в однообразии кружка, одинаково с Вами настроенного и бессильного противиться Вашему на него влиянию. Поэтому Вы не заметили, что

Россия видит своё спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиетизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и неволе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их выполнение; По-Вашему, русский народ – самый религиозный в мире: ложь!

Основа религиозности есть пиетизм, благоговение, страх божий. Постоянное использование Белинским обиходно-разговорной лексики и фразеологии делает язык его произведений доходчивым, придаёт ему характер непринуждённой беседы, спора. Вот некоторые примеры из статьи «О критике и литературных мнениях «Московского наблюдателя «»: «Час от часу не легче Женщина едва ли не образованнее мужчины, потому что, женское образование не так сложно,

как мужское « ‹…› Воля ваша, а здесь нет логики! – Но послушаем ещё критика»; «Но я вижу, что моим «разве» конца не будет… А! вот в чём дело! Из нашей литературы хотят устроить бальную залу и уже зазывают в неё дам»; «А! Так вот почему нам с некоторого времени так часто толкуют о каких-то «светских» повестях и «светских» романах Так вот где скрывалась задушевная идея, которую с таким жаром развивает «Наблюдатель».

Признаюсь, есть из чего хлопотать!». Авторитет Белинского как критика и публициста был очень велик в прогрессивных кругах русского общества середины и второй половины XIX в.; его творчество оказало большое влияние на развитие критико-публицистического (а отчасти и научного) стиля русского литературного языка. Литературный язык в 30–40-е годы XIX века Укрепляющиеся нормы литературного выражения, начало которым было положено в творчестве

А.С. Пушкина, развиваются и обогащаются в литературных произведениях, в научных сочинениях, в политических трактатах деятелей 30–40-х годов XIX. В эти годы в язык произведений писателей и публицистов вовлекаются в большом объёме средства народно-разговорной речи, средства профессиональной речи; в некоторой мере используются даже слова и выражения узких областей речевой деятельности (диалектизмы, жаргонизмы). Вместе с тем продолжается борьба с традициями салонно-литературного словоупотребления, становятся активными

слова и выражения, свойственные произведениям разночинной интеллигенции. Обретает право на более расширенное применение терминология различных сфер научного знания, становится активной и всё более популярной проблема научного изложения, то есть встаёт во весь рост вопрос, поставленный в своё время А.С. Пушкиным, – формирование языка науки. Язык научных сочинений складывается постепенно, вырастает на базе взаимодействия книжной и разговорной

речи. Статьи, рецензии, литературно-критические выступления, принадлежащие перу Н.В. Гоголя, В.Г. Белинского и других деятелей культуры, продолжают дело, начатое Пушкиным. В контексты научных и публицистических сочинений втягиваются слова и выражения из области отвлеченных понятий (философия, эстетика, социология, естественнонаучные знания). Совершенствование формы литературного выражения научных и публицистических сочинений рассматривается

как настоятельная потребность дальнейшего развития литературного языка. «Теперь… внимание читателей, – отмечал Д.И. Писарев, – безраздельно направляется на содержание, то есть на мысль. От формы требуют только, чтобы она не мешала содержанию, то есть, чтобы тяжёлые и запутанные обороты речи не затрудняли собою развитие мысли. По нашим теперешним понятиям, красота языка заключается единственно в его ясности и выразительности» Внимание писателей, публицистов направленно на стилистические возможности

обиходно-бытовой речи, на формы городского просторечия; придаётся всё большее значение выразительности, изобразительной способности слова, фразы, грамматической конструкции в контекстах художественной и публицистической речи. Используемая литература 1. Горшков А.И. Теория и история русского литературного языка. М.: Высшая школа, 1984. – 319 с. 2. История русского литературного языка:

Хрестоматия/ Составитель А.Н. Кожин. М.: Высшая школа, 1989 – 319 с. 3. Ковалевская Е.Г. История русского литературного языка. М.: Просвещение, 1992. – 303 с.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
allbest-referat.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.