Значение правления Анны Иоанновны в Российской истории с точки зрения различных позиций отечественных историков

Камчатский государственный университет

имени Витуса Беринга

КУРСОВАЯ РАБОТА

ПО ИСТОРИИ РОССИИ

На тему:

Значение правления Анны Иоанновны в Российской истории, с точки зренияразличных позиций отечественных историков

г. Петропавловск-Камчатский, 2010 г.

Оглавление

Введение

Глава I. Создание негативного образа эпохи Анны Иоанновны вработах отечественных историков XIX-XX вв.

1. Анна Иоанновна как императрица и политик

2. «Бироновщина» как этап в русской истории

Глава II. Новые подходы к оценке аннинского периода

1. «Бироновщина» как историографический миф

2. Комментарии историков о роли немецкого фактора в российскойполитике 3040х гг. XVIII века

Заключение

Источники

Введение

В отечественной историографииимеются две позиции по характеристике Царствования Анны Иоанновны. Одна из них беретсвое начало еще в 18 веке и до сих пор еще сохраняет свою актуальность, поэтомуназовем ее традиционной. С ней знакомы многие, хотя бы потому, что она излагаласьи до сих пор господствует в большинстве школьных учебников. Именно в традиционнойоценке рассматриваемого периода мы находим большое количество стереотипов, до настоящеговремени мешающих его изучению. Основным является стереотип «бироновщины»и «немецкого засилья». Большая часть историков 1920вв. придерживаласьэтой позиции. Это Карамзин, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, В. Андреев, С.Ф. Платонови другие не менее известные исследователи.

Стремление представить правлениеАнны как время попрания национальных интересов прослеживается уже в первых шагахимператрицы Елизаветы Петровны, стремившейся оправдать тем самым совершенный еюгосударственный переворот 1741 года.

Большое влияние на формированиепонятия «бироновщины» как немецкого засилья сыграла художественная литература.В особенности роман И.И. Лажечникова » Ледяной дом».

Основную роль в созданииоценки аннинского царствования как периода «безвременья», сыграло еговосприятие современниками, а через них и их потомками. Молодое чиновничество и офицерство,чье детство и юность совпали с петровской эпохой, воспринималиновое царствование как время застоя. По этой причине от него практически не осталосьмемуаров, за исключением тех, что были написаны оказавшимися в России иностранцами.Людям казалось, что в их жизни не происходит ничего значительного, достойного памятипотомков. Это отношение к царствованию Анны Иоанновны отразилось впоследствии висториографии.

анна иоановна бироновщина императрица

В 19 веке данная тема, рассматриваемаяв контексте «дворцовых переворотов» была не слишком удобной, а многиедокументы — мало доступными для исследования. В советское же время в науке утвердиласьленинская формула, согласно которой » перевороты были до смешного легки, покаречь шла о том, чтобы от одной кучки дворян или феодалов отнять власть и отдатьдругой»1.Это высказывание имело свою логику — в перспективе грандиозного социального переворота,перипетии борьбы за власть между группировками свергнутого класса не заслуживалисерьезного рассмотрения. За несколько десятков лет лишь немногие авторы обращалиськ данной проблеме. И по сей день во многих учебных пособиях ей уделяется всего одинили два параграфа. По всем этим причинам традиционная оценка аннинского периодас ее устойчивыми стереотипами долгое время занимала господствующее положение в российскойисториографии.

Сравнительно недавно, в концепрошлого века ей на смену пришла другая концепция. Начало ей было положено исследованиемВ.Н. Строева еще в начале двадцатого века. В своей работе «Бироновщина и кабинетминистров», он подверг ревизии устоявшийся в историографии образ императрицы,а так же тезис о «засилье иностранцев». Но, судя по всему, в тот моментисторическая наука была еще не готова принять его теорию, т.к. в ней опровергаласьбольшая часть укрепившихся в отечественной историографии штампов. Проводившаясяборьба с космополитизмом в советское время так же не давала возможности для дальнейшегоразвития теории Строева. На сегодняшний день эта концепция набирает силу и привлекаетк себе внимание все большего числа исследователей. Работы Е.В. Анисимова, Т.В. Черниковойи других современных историков, открыли целый ряд вопросов еще практически незатронутыхисторическим исследованием. Опровергнув представление о времени Анны Иоанновны,как о «темном пятне в Российской истории», они представили проблему всовершенно другом ракурсе. Так, Е.В. Анисимов в своей работе «Анна Иоанновна»опроверг ряд историографических мифов, таких как: «немецкое засилье»,«торговля интересами страны» в правление Анны Иоанновны, «бироновщина»,как крайне репрессивный режим, и т.д. Однако более подробно об этом речь пойдетниже.

Из новейших работ по проблемеследует выделить работу А. Каменского » От Петра I до Павла I», в которойисторик намного мягче оценивает личность императрицы, приписывая ей некоторые заслугиполитического характера, что нехарактерно даже для современных исследователей.

Но нельзя сказать что современнаяконцепция уже полностью оформилась, как уже говорилось многие вопросы еще требуютподробного изучения, и здесь мы не можем обойтись без той информации, которую можемпочерпнуть в работах Соловьева, Костомарова и др.

В данной работе будут рассмотреныобе точки зрения на время правления Анны Иоанновны, однако целью ее не являетсявыявить, какая из позиций верна. Эта работа дает возможность их сравнить, просмотреви проанализировав подробно каждую в отдельности.

Поэтому цель работы:определить значение аннинского периода в Российской истории, с точки зрения различныхпозиций отечественных историков по отношению к проблеме.

Соответственно предметомданного исследования будет оценка правления Анны Иоанновны в работах отечественныхисториков, а объектом период правления Анны Иоанновны — 17301740 гг.

Задачи исследования:

1. Изучить источники по периоду 17301740гг.

2. Выяснить причины сохранения устойчивой негативной оценки правления Анны Иоанновны

3. Определить позиции современных историков по проблеме

4. Сравнить традиционную и современную оценку периода правления Анны Иоанновны

Глава I. Создание негативного образа эпохи Анны Иоанновныв работах отечественных историков XIX-XX вв.1. Анна Иоанновна как императрица и политик

В этом пункте будут рассмотренынаиболее распространенные мнения историков о политической деятельности Анны Иоанновны.В отличие от других пунктов данной работы этот вопрос будет рассмотрен только одинраз. Так как, несмотря на различные отзывы исследователей о характере императрицыи ее умственных способностях, оценки ее способностей в области политики по большейчасти схожи.

Анна Иоанновна стала императрицей неожиданно для всех. В январе1730г 14летний император Петр II заболел и скоропостижно умер. С его смертью оборваласьмужская линия династии Романовых. Этим обстоятельством решили воспользоваться, какшансом для изменения существующего образа правления. Часть верховников во главес князем Д.М. Голицыным, совершила попытку олигархического переворота в интересахузкого круга аристократических родов, представленных князьями Долгорукими и Голицыными,занявшими почти все места в Верховном совете.

Самой подходящей кандидатурой в монархини с ограниченнымиправами была признана курляндская герцогиня Анна Иоановна.

«Кончина последнего из мужской линии Романовых засталавсех врасплох и потому многие, не зная на ком остановиться, хотели поскорее посадитьна трон лицо, не могшее долго на нем оставаться, но дававшее время подумать, приготовиться.По этим причинам кандидатура Анны была с готовностью принята»2. Чтобызакрепить ограничение власти императрицы, верховники составили так называемые кондиции- пункты, регулировавшие власть Анны.

Эти пункты обязывали будущую императрицу принимать все своирешения не иначе как с согласия Верховного Тайного Совета, а именно: объявлениевойны, заключение мира, обложение населения податями, возведение в чины выше полковничьего,причем гвардия и вообще войско отдавалось под верховное начальство Верховного тайногосовета; лишение шляхетства жизни, имений и чести по суду, раздача вотчин и деревеньв пожалование, производство в придворные чины как русских так и иностранцев, употреблениегосударственных доходов в расход.

Кроме того, Анне ставилось в обязанность не выходить замуж, неназначать ни при себе, ни по себе наследника и сохранить Верховный тайный советв составе его постоянных 8 человек. В случае неисполнения пунктов императрица лишаласькороны.

Кондиции были отправлены в Митаву где проживала Анна Иоанновна.Выбор верховников стал для нее полной неожиданностью.

Анна Иоанновна, вторая дочь царя Ивана Алексеевича, брата и соправителяПетра Великого, и Прасковьи Федоровны Салтыковой, из политических соображений ПетраI, стремившегося упрочить свое положение в Прибалтике, в юности была выдана замужза Курляндского герцога Фридриха-Вильгельма. Однако, уже через несколько месяцевпосле замужества Анна овдовела. По причине государственных интересов дяди она былавынуждена остаться жить в чужой стране, испытывая на себе недружелюбное отношениесо стороны курляндских дворян, боявшихся усиления российского влияния в Митаве.С другой стороны Анна полностью зависела от Петра I, который видел в племянницелишь проводника своей воли и совершенно не интересовался ее чувствами, мнением,реальным положением в Курляндии.

Представление об условиях жизни герцогини в Митаве, о чертахее характера можно почерпнуть из писем, сохранившихся в архивах. Их содержание показываетАнну Иоанновну женщиной практичной, готовой терпеть унижение во имя достижения цели,достаточно разумной, чтобы ориентироваться в хитросплетениях придворной жизни Петербургаи использовать ситуацию в своих интересах. Неожиданно вспыхнувшая страсть к роскошисделала ее жизнь трудной и обремененной долгами. Но она всегда хорошо знала, к комуможно обратиться с просьбой, кому достаточно письма с новогодним поздравлением,а кто находился в опале и поддержание связей с оным грозит бедой. «В ее письмахпоражает способность подлаживаться, униженно клянчить, использовать все рычаги воздействияна лицо, от которого она ждет помощи»3.

Упоминая те же сохранившиеся письма Анны Иоанновны, Е.В. Анисимоввоздерживается от комментариев о характере их автора, но приводит в пример фрагментиз письма Анны к императрице Екатерине: «Прашу матушка моя, как у самаво Бога,у вас, дарагая моя тетушка: покажи нада мною материнскую милость — попроси, светмой, миласти у дарагова государя нашева батюшки-дядюшки оба мне, чтоб показал милость- мое супружественное дело ко окончанию привесть…»4. Из письмамы видим, что Анна стремилась вновь выйти замуж, но ее трагедия заключалась в том,что она опять стала жертвой политических интересов: когда на ее руку в 1726г претендовал,внебрачный сын короля польского Августа 2, Мориц Саксонский правительство России,опасаясь усиления влияния в Курляндии польского короля, воспрепятствовало этомубраку. И для Анны снова потянулись унылые годы в Митавском замке.

Вдовья жизнь, скудость материальных возможностей при склонностик расточительству, необходимость безропотно подчиняться чужой воле в ущерб личныминтересам — все это не поощряло формирование доброжелательного отношения к окружающим,сердечности, сострадания и прочих добродетелей. В январе 1730 года за царской коронойв Москву Анна Иоанновна ехала уже с угрюмым, зачерствелым характером.

Узнав о том, что новая императрица не будет иметь почти никакойвласти и вся власть сосредоточится в руках Верховного совета, противники ограничениясамодержавия организовали оппозицию. В нее вошли представители дворянства, недовольногосамовольным решением Верховного совета взять власть в свои руки, а так же некоторыечлены самого Верховного совета. Это были люди, выдвинувшиеся в эпоху преобразованийПетра I, они не могли принять новое величие верховников знатных фамилий: Голицыныхи Долгоруких, неуверенные в том, что последние, оказавшиеся в Верховном совете вбольшинстве, позволят заседать с собою ненавистным выскочкам. Брожение усилилосьпосле того, как 2 февраля подписанные государыней «кондиции» были прочитаныв собрании сената, генералитета и других высоких чинов. Все подписали свое согласие,но вслед за тем стали подавать в Верховный тайный совет проекты и замечания. Всепроекты сходились в одном стремлении вырвать правление из рук верховников и передатьвыборным представителям из дворянства.

Подписав «кондиции» Анна в феврале 1730 года приехалав Москву. В столкновении сторонников и противников ограничения императорской властиАнна сумела найти весьма выгодную позицию, которая позволила ей опереться на сторонниковсамодержавия и затем, с помощью гвардии, совершить дворцовый переворот, ознаменовавшийсяпубличным и торжественным уничтожением «кондиций». С этого дня началосьсамодержавное правление Анны Иоанновны.

Анна не смогла простить верховникам их конституционной затеи:она видела в них личных врагов. Голицын был заточен в Шлиссербургскую крепость,где в следующем году умер. Еще горестнее была судьба Долгоруких: сперва их разослалипо разным местам, отняли у них все, а затем подвергли пыткам и приговорили к смертнойказни, остальных отправили в ссылку, не позволяя никуда выходить кроме церкви.

Обязанная шляхетству своим самодержавием, Анна должна былапойти на некоторые уступки в его пользу. Они нашли свое выражение в нижеследующих4 указаниях:

Верховный тайный совет был устранен, сенату возвращено прежнееположение первенствующего правительственного учреждения, и число его членов доведенодо 21.

Отменен закон о майорате. Быль основан шляхетский корпус- первая военная, для молодых дворян школа в России. Окончившие в нем курс обученияполучали право поступать на действительную службу прямо в чине офицера, без прохождениясолдатской службы.

Военная служба была ограничена 25ю годами, в большой семьеодин из братьев совсем освобождался от службы. Дворянство не замедлило широко использоватьдарованную льготу. Тотчас же по окончании Турецкой войны, более половины офицеровподало в отставку. Так как дворяне чаще всего записывались в полки еще в детскомвозрасте, то теперь многие еще бодрые и сильные начали тоже хлопотать об отставке.Бегство из армии приняло такие громадные масштабы, что действие нового закона пришлосьприостановить.

Не без сметки и не без энергии, показав это своим поведениемв первые дни по воцарении, ловко проведя верховников и сумев до поры до временискрыть свои карты, Анна Иоанновна была совсем не подготовлена к управлению большимгосударством. Особенно в такую трудную минуту, какую переживала тогда Россия, ещене оправившаяся от страшного напряжения, в каком держал ее Петр Великий в течениепоследних 25 лет своего царствования.

В свое время Аннане получила должного образования, у нее отсутствовали какие-либо способности и задатки,так же не было никакого стремления к самосовершенствованию. Н. Костомаров справедливоуказывает на такие свойственные Анне черты характера как лень и неповоротливостьума. «Надменная, чванная, злобная, не прощающая другим ни малейшего шага, которыйпочему-либо был ей противен. Анна Иоанновна не развила в себе ни привычки, ни способностизаниматься делом»5,так характеризует императрицу историк. Наиболее негативную оценку аннинскому царствованиюи ей самой, как императрице дали историки В.О. Ключевский и С.Ф. Платонов, единогласнозаявлявшие о том что императрица не проявила себя положительно ни в государственнойдеятельности, ни в личной жизни. «Первая — по словам С.Ф. Платонова сводиласьк удовлетворению эгоистических стремлений нескольких лиц, вторая отмечена странностями,рядом расточительных празднеств, грубыми нравами при дворе, блестящими но жестокимизабавами вроде ледяного дома».6 Можно согласиться с тем, что двор императрицыеще сохранял некоторую грубость, пришедшую из прошлых столетий но так же следуетотметить и ряд новых явлений появившихся в облике двора Аннинского периода. Какотмечал Е.П. Карнович дворцовые собрания не отличались уже той беспорядочность иполной непринужденностью какие царили на дворцовых ассамблеях Петра Великого и отчастипродолжались еще при Екатерине I, в противоположность всему этому в роскошно отделанныхзалах дворца Анны Иоанновны были тишина и чинность со стороны гостей. Строгий чопорныйэтикет версальского двора усваивался мало-помалу и петербургским хотя при нем неисчезли окончательно и простые, грубые обычаи и развлечения русского старинногобыта.

При дворе Анны Иоанновныбыли уже актеры, а также и музыканты и певцы, выписанные из Италии в Петербург набольшое жалованье. При ней же в 1736 была поставлена в Петербурге первая опера.

Анна Иоанновна любила роскошь, развлечения и празднества.Эти великолепные праздники проводились в государстве чрезвычайно бедном, знать вкотором была очень небогата. До сих пор богатый человек, т.е. имевший много деревень,показывал свою роскошь тем, что давал сытные пиры, содержал большую дворню, множестволошадей; но денег было немного. Со вступлением на престол Анны начинается сильнаяроскошь, к каждому празднику необходимо было иметь новое платье, для покупки дорогостоящихзаморских материй приходилось продавать деревни.

По воскресеньям и четвергам во дворце устраивались так называемыекуртаги, главными развлечениями которых были танцы и игры в карты. Карточная играразоряла русскую знать не меньше нарядов.

Анна особенно любила шутов и шутих. В числе придворных шутовбыли трое принадлежащих к русской знати: князь Михаил Алексеевич Голицын, князьНикита Федорович Волконский и Алексей Петрович Апраксин. Волконского императрицаобратила в шуты из давней злобы к его жене Аграфене Петровне, дочери Петра Бестужева.

Князь Михаил Алексеевич Голицын за границей женился на итальянкеи принял римокатолическую веру, за это, по возвращении его в Россию, императрицаприказала разрушить его брак, а его самого заставила исполнять должность шута водворце. В последний год своего царствования Анна женила его на калмычке Анне Бужениновой,одной из своих шутих, женщине очень некрасивой, а свадьбу приказала устроить в нарочновыстроенном на Неве ледяном доме. На этот праздник были выписаны участники из всехкраев России, умеющих плясать и петь песни на свой национальный мотив.

Алексей Петрович Апраксин был зятем Михаила Голицына и подвлиянием своего тестя принял римокатолическую веру. В наказание за этот поступокимператрица и его обратила в шуты. Все три сиятельные шута каждое воскресенье забавлялиее величество, то представляя из себя кур наседок, то избивая друг друга кулакамидо крови.

Историки приводят немало примеров жестокого нрава Анны, дажеисходя из выше сказанного можно сделать вывод о том, что В. Андреев9 скореевсего ошибался, называя императрицу женщиной с сердцем и сострадательной. Правда,он объясняет жестокость таких ее поступков дурным влиянием ближайшего окружения,в особенности Бирона, который таким путем стремился унизить русские знатные фамилии.Но, все же, сложно поверить в то, что человек действительно сострадательный можетс таким постоянством прибегать к жестокости. Скорее причина кроется в воспитанииАнны, в той среде, в которой она выросла. Мать Анны Иоанновны, Прасковья Федоровна,урожденная Салтыкова, была женщиной набожной и в то же время невероятно жестокой,о чем говорят свидетельства ее современников.

Так же следует учитывать тот исторический этап, на которомнаходилась Россия в момент царствования Анны I. Еще не так много времени прошлос момента петровских реформ и общество не привыкло ко многим нововведениям, не смоглопринять их полностью. Наряду с такими развлечениями, пришедшими из Европы, как танцыили игра в карты мы наблюдаем не совсем приличные на сегодняшний взгляд представленияс участием шутов и шутих, карликов и карлиц, скоморохов и т.д. Поэтому такие забавыимператрицы как обращение князей в шутов или ледяной дом, вряд ли могли удивитьжестокостью кого-либо из современников. Жестокость присутствовала еще в самом сознаниилюдей того времени, в их повседневной жизни, фольклоре, воспитании. В этой связи,императрица Анна предстает перед нами совсем не в том виде, какой обязывает сан,а скорее как образец русской барыни старинного покроя. Как очень точно заметил Е.В.Анисимов: » Общий тон, стиль жизни двора Анны…больше всего напоминает стильжизни русской помещицы 18 века с ее незатейливыми заботами, и развлечениями, сплетнямии разбирательствами ссор дворни» 10.

Анна любила лошадей, заимствовав эту склонность у своеголюбимца Бирона. Ей нравилось охота, нередко она занималась стрельбой из окон своегодворца. Газеты того времени сообщали об охотничьих подвигах государыни, а для тогочтобы не было недостатка в животных, на расстоянии ста верст от столицы подданнымзапрещалось охотиться на всякую дичь.

В Анне была некоторая мужеподобность, В.О. Ключевский описывалее так: «Рослая и тучная с лицом более мужским чем женским». Грубоватостьоблика, чрезмерную полноту, отсутствие изящества отмечали многие современники Анны.Из сохранившихся писем Анны Иоанновны в глаза бросаются суеверие императрицы и еебольшая склонность к сплетням. Особенно Анна любила выступать в роли свахи, сводяпары людей по своему разумению.

При немалом количестве сохранившихся писем императрицы оченьмало таких, содержание которых относилось бы к важным предметам, поэтому приходитсяпризнать справедливость приговора современников, что Анна Иоанновна проводила времяв пустых забавах и вовсе не занималась делами. Верховное управление государствомпредоставлено было кабинету министров, состоявшему из четырех главных руководителей:Канцлера Головкина, князя Алексея Черкасского, барона Андрея Ивановича Остерманаи графа Миниха. Указом 9 июня 1735г. подпись трех министров была приравнена к подписиимператрицы.2. «Бироновщина» как этап в русской истории

Аннинский режим получил у потомков имя «бироновщины»и нелестную оценку времени «немецкого засилья». Такая оценка утвердиласьв науке примерно с середины XIX в. не без помощи исторической беллетристики. Влияниеэто оказалось весьма прочным; хотя изучавшие времена Анны историки начиная еще с70х гг. XIX в. подчеркивали, что созданный поэтами и романистами образ эпохи несоответствует действительности, что управляли государственными делами совсем не«немцы», которые к тому же не представляли какой-то сплоченной «немецкойпартии» и т.д. Тем не менее, до сих порв научных трудах и учебниках можно встретить все те же утверждения о «засильеиноземцев», кровавом терроре и искоренении всех русских традиций.

В Большой Советской Энциклопедии «Бироновщина»определяется как крайне реакционный режим в России в 30х гг. 18 в. в царствованиеимператрицы Анны Иоанновны, названный так по имени её фаворита Э. Бирона — вдохновителяи создателя этого режима. Характерными чертами Бироновщины называют «засильеиноземцев», главным образом немцев, во всех областях государственной и общественнойжизни, хищническую эксплуатацию народа, разграбление богатств страны, жестокие преследованиянедовольных, шпионаж, доносы.

Похожую трактовку данного явления в исторической жизни Россиидают и некоторые современные учебники: «Тень Бироновщины легла на страну — политический террор, неуважение к Российским обычаям, безудержное расхищение казны,мстительность сановников, всесилие Тайной канцелярии с ее пытками и расправами,муштра и жестокость в армии, засилье иноземцев» 12.

В традиционных оценках аннинского царствования, господствуетточка зрения, что весь этот период государством фактически правил Бирон человекжадный и жестокий с непомерной страстью к роскоши и таким же количеством самолюбияи гордыни. Следует рассмотреть подробно характеристики историков в отношении личности,которой они отводят ключевую роль в политической реальности 1830хгг.

Его настоящее имя Иоганн Эрнест Бирен. Как пишет Н. Костомаров:«Из суетного честолюбия он принял фамилию Бирона, изменив только одну гласнуюв своем настоящем фамильном прозвище, и стал производить себя от древнего аристократическогофранцузского рода Биронов»13.Действительные члены этого рода во Франции, узнавши о таком самозванстве, смеялисьнад ним, но не сопротивлялись и не протестовали, особенно после того, как со вступлениемна престол российский Анны Иоанновны он, под именем Бирона, стал вторым человекомв могущественном европейском государстве.

Сын Курляндскогопридворного служителя, а по мнению некоторых историков и вовсе сын конюха, ИоганнЭрнест учился в кенигсбергском университете, но едва ли получил особенно блистательноеобразование, если верить словам его современника Миниха, что он не знал никакихязыков кроме немецкого и местного курляндского, и даже немецкие письма разбиралс трудом, если в них встречались французские или латинские цитаты.

В университете Бирен впрочем, если не получил отличного образования,то приобрел некоторую охоту к чтению. Еще в Кенигсберге он положил начало своей,впоследствии довольно обширной, библиотеке. Во время учебы в университете Биренпринял участие в драке студентов с ночной стражей и убил солдата. С большим трудомвыбравшись через год из тюрьмы, он вернулся на родину где занял место гувернерав частном семействе, но ненадолго т.к. решился искать фортуну. Как описывает этогочеловека В. Андреев: «Он был молодой человек с лоском образования. Он был любезен,когда хотел, и имел бы недурную наружность, если бы в выражении глаз его не былочего-то отталкивающего. Спесивый, гордый, жестокий в душе, он прикрывал мрачныестороны своего характера утонченностью и изящностью светского человека. „

Около 1718 г. Иоганн Эрнест пристал ко двору Анны благодаряпокровительству Бестужева, бывшего тогда фаворитом герцогини.

Человек крайне честолюбивый, Бирон сделал вопрос о карьеревопросом жизни. Мстительный, “без понятия о чести, без сознания долга, он пробивалсебе дорогу в жизни со своекорыстием мелкого эгоиста».

Заняв при Анне прочное положение, Бирен до такой степенисблизился с нею, что стал ей необходимейшим человеком. Сначала он старался как можночаще находиться при ней и скоро достиг того, что она сама, еще более чем он, нуждаласьв его обществе. По известиям современников, привязанность Анны Иоанновны к Биренубыла необычная. Императрица думала и поступала сообразно тому, как влиял на неелюбимец. Все, что ни делалось Анною, в сущности исходило от Бирена.

Обстановка, при какой Анна Иоанновна вступила на престол,вызывала в ней недоверие к русским; с учреждением двух новых гвардейских полков,Измайловского и Конного, набранных наполовину из курляндцев и немцев и под командойиноземных же офицеров, она почувствовала себя спокойнее. Приняв самодержавие Аннапризвала в Россию Бирона. В соответствии с традиционной оценкой личности Бирона,фаворит императрицы, которого она впоследствии сделала герцогом курляндским,»…не имел никаких государственных взглядов, никакой программы деятельностии ни малейшего знакомства с русским бытом и народом. Это не мешало ему презиратьрусских и сознательно гнать все русское. Единственной целью его было собственноеобогащение, единственной заботой — упрочение своего положения при дворе и в государстве»16.За Бироном ко Двору потянулись и другие немцы, столь же безучастные к судьбам Россиии думавшие лишь о собственной выгоде.

Бирон не управлялгосударством, а эксплуатировал страну в своих личных выгодах, и с самого началасвоей власти в России принялся за взыскание податных недоимок с народа путем самымбезжалостным, разоряя народ, устанавливая невозможную круговую поруку в платежемежду крестьянами-плательщиками, их владельцами-помещиками и местной администрацией.Все классы общества платились и благосостоянием и личной свободой: крестьяне занедоимку лишались имущества, помещики сидели в тюрьмах за бедность их крестьян,областная администрация подвергалась позорным наказаниям за неисправное поступлениеподатей. «Бирон был также жаден, как и жесток. располагая бесконтрольно русскойказной, можно было удовлетворить какие угодно вкусы. Казалось, ему было и этогомало. С небывалой жестокостью и врожденным презрением к человеческой личности онприбегал, для удовлетворения своей жадности, к зверским мерам. Он буквально грабил»17.Очень яркое описание дает этим событиям В.О. Ключевский: «Устроена была доимочнаяоблава на народ: снаряжались вымогательные экспедиции; неисправных областных правителейковали в цепи, помещиков и старост в тюрьмах морили голодом до смерти, крестьянбили на правеже и продавали у них все, что попадалось под руку. Повторялись татарскиенашествия, только из отечественной столицы. Стон и вопль пошел по стране» 18.

Так же Бирону приписываютразвитие в стране доносительства и шпионажа, объясняя это его страхом за безопасностьи прочность своего положения. Тайная канцелярия, преемница Преображенского приказаПетровской эпохи, была завалена политическими доносами и делами. Над обществом виселтеррор. И в то же время одно за другим шли физические бедствия: мор, голод, Войныс Польшей и Турцией истощали народные силы.

Понятно, что при таких обстоятельствах жизни народ не мог бытьспокоен. Отсюда еще одно явление «бироновщины»постоянные народные волнения.

В 17341738 на юго-востоке появились самозванцы, называвшие себясыновьями Петра. Они имели успех среди населения и войск, но скоро были изловлены.Но и без них народный ропот не смолкал. В народе все бедствия страны приписывалииностранцам, захватившим власть и пользующихся тем, что на престоле слабая женщина.

Влиянию Бирона многиеисторики приписывают распущенность и жестокость нравов двора. Полагали, что именноБирон сумел и забавам императрицы придать характер, служивший унижению русских знатныхфамилий. Например, В. Андреев считает что жестокость, проглядывающая в таких забавах,как ледяной дом, была не сродни душе Анны и являлась следствием влияния Бирона.Влияние его же отразилось на нерешительности характера и переменчивости мнений Анны.

Вокруг себя Биронне видел ни одной самостоятельной личности. Всех заметных русских людей он губилисподволь и являлся полным распорядителем дел. Так называемый кабинет, учрежденныйв 1731 из трех лиц: Остермана, Головкина и Черкасского, должен был заменить собойупраздненный Верховный Тайный совет и стать над сенатом и Синодом во главе государственногоуправления. Лишенный всякого юридического облика и самостоятельности «…кабинетпутал компетенцию и делопроизводство правительственных учреждений, отражая в себезакулисный ум своего творца и характер темного царствования». Кабинетом такженегласно распоряжался Бирон. П.В. Долгоруков особенно выделяет его доверенного- еврея Липмана, которого Бирон сделал придворным банкиром21.Липман открыто продавал должности, места и милости в пользу фаворита и занималсяростовщичеством на половинных началах с герцогом курляндским. Бирон советовалсяс ним во всех делах. Липман часто присутствовал на занятиях Бирона с кабинет-министрами,секретарями и президентами коллегий, высказывая свое мнение и давая советы, всемипочтительно выслушиваемые. Самые высокопоставленные и влиятельные лица старалисьугодить этому фавориту, который не один раз отсылал людей в Сибирь по капризу. Онторговал своим влиянием, продавая служебные места, и не было низости, на которуюон не был способен.

Согласно представлениямо «бироновщине», фаворит стремился о замещении немцами всех важных местадминистрации. Старые гвардейские полки, вообще весь класс дворянский, интеллигенциятого времени с затаенным чувством обиды смотрели на предпочтение, оказываемое придворе и по службе людям немецкого происхождения, на заносчивость и высокомерие,с каким те держали себя.

Оппозицию Бирону и его прислужникам возглавил Артемий ПетровичВолынский. Этот человек начал карьеру при Петре I, женатый на его двоюродной сестреЛ.К. Нарышкиной. Волынский проявил себя как дипломат, губернатор в Астрахани и Казани.В 1738 волей Анны Иоанновны стал кабинет-министром. Человек весьма образованный,незаурядный государственный деятель, он задумывал проекты разных реформ. В то жевремя, в соответствии с духом времени не чуждался взяток и казнокрадства, был ловкиминтриганом при дворе, деспотом в губерниях, которыми управлял и в своих вотчинах.

Волынский и егосторонники не скрывали своего отвращения к Бирону и всему тому, что он олицетворял.Глава кружка в ряде записок выступил против клики, хозяйничавшей при дворе, в России.Отношения обострились до крайности. Бирон и Остерман уговорили императрицу, и онаприказала в 1740г. арестовать Волынского и его соратников. Дело закончилось казньюкабинет-министра и его двух ближайших сподвижников — П.М. Еропкина, придворногоархитектора и А.Ф. Хрущова, горного инженера. Других сослали на каторгу.

Большое распространениеполучило мнение о разрушительном влиянии немецкого фактора на Российскую внешнююполитику, о продажности немцев, занимавших важные государственные должности и ихпредательской политике при ведении дипломатических переговоров. «Победоноснаявойна с Турцией, удавшийся поход на Крым — мечта стольких поколений! — завоеваниеАзова, Очакова, Хотина, Ясс, блестящая победа при Ставучанах дали результаты самыеничтожные. Близорукая и продажная дипломатия свела тяжелые жертвы, принесенные государством,на нет: по Белградскому миру (1739) за нами оставили один только Азов (потерянныйв 1711 г.), да и то с обязательством снести его укрепления; гнездо крымских разбойникови низовья Днепра по-прежнему оставались за гранью русских владений: Россия по-прежнемуне могла держать в Черном море даже торгового флота, не говоря про военный»22.

С.Ф. Платонов подводитследующий итог аннинскому царствованию: «Десять лет продолжалось господствонемцев, десять лет русские были оскорбляемы в лучших своих симпатиях и чувствах.Ропот не прекращался. Люди, пострадавшие от немцев, независимо от своих личных качеств,за то только, что они были русские, в глазах народа превращались в героев-мучеников»23.Здесь С.Ф. Платонов выразил мнение не одного поколения Российских историков. Работамиэтих ученых была создана устойчивая негативная оценка правления Анны Иоанновны,рассматривающая его как мрачный период российской истории, время, когда власть вгосударстве принадлежала людям малообразованным, бесчестным, руководствующимся тольколичными эгоистическими потребностями и желаниями в ущерб государственным. Времядвижения России назад в своем развитии.

Глава II. Новые подходы к оценке аннинского периода1. «Бироновщина» как историографический миф

Десятилетие аннинского царствования не содержало в себе чередыярких событий и в историографической традиции осталось своеобразным «безвременьем»в оценке которого до сих пор продолжают сказываться штампы, сложившиеся на протяженииXVIIIXIX вв.

Одним из таких штампов является стереотип «бироновщины».Особую роль в представлении о «бироновщине» как о засилье иностранцевсыграла художественная литература. В произведениях К.П. Марсальского «РегентствоБирона» и И.И. Лажечникова «Ледяной дом» Артемий Волынский представленпатриотом погибшим от интриг иноземного временщика Бирона. Этому также способствовалипопулярные суждения о вреде западного влияния на Россию. Оставила следы в историографиии общественном сознании кампания по борьбе с космополитизмом в советское время.

В данной главе мы отчасти опровергнем, а отчасти подвергнем сомнениюподобные заблуждения.

Как можно было заметить в предыдущей главе, одним из самыхраспространенных стереотипов является образ Бирона, представляющий его как человекасообразительного, но все же ограниченного, идущего на поводу у собственного корыстолюбияи тщеславия. Однако есть свидетельства современников о том, что фаворит был далеконе глуп, обладал здравым смыслом и, по свидетельствумемуариста той эпохи Х.Г. Манштейна даже«некоторого рода гениальностью», в его способности всегда ясно отдаватьсебе отчет о границах своих полномочий.

Бирон прошел скрытый от многих современников и скудно отраженныйв источниках этап борьбы за власть и влияние, занявший приблизительно два года.Выходец из мелкопоместной курляндской шляхты он, поступив на службу ко дворцу,стал камер-юнкером, а потом и обер-камергером герцогини. К 1732 году при помощи интриг нейтрализовав своих соперников:П.И. Ягужинского и Б.Х. Миниха, обер-камергер перевез ко двору своих детей и определилсвою главную цель стать герцогом Курляндии.

Как считает Курукин: «Сила Бирона состояла в том,что он стал первым в нашей политической истории „правильным“ фаворитом,превратившим малопочтенный образ ночного „временщика“ в настоящий институтвласти с неписаными, но четко очерченными правилами и границами» 24.

С 1732 года он начинает проявлять инициативу, встречаясьс иностранными послами по интересовавшим их вопросам.

Донесения английского консула К. Рондо и И. Лефорта четкозафиксировали это важное изменение в работе дипломатов при петербургском дворе:в 1733 г. они докладывали уже об «обычае» посещать обер-камергера, чегонеукоснительно придерживались члены дипломатического корпуса.

После сближения России и Англии 17341741 Рондо становитсяжеланным гостем Бирона и Остермана, в связи с чем информированность его донесенийрезко возрастает. Из сохранившихся донесений английского консула мы узнаем о методахдипломатической работы Бирона. В ходе неформальных встреч и бесед он всегда давалпонять, что находится в курсе новостей, поступавших от русских послов за границей;первым выдвигал инициативы, информировал собеседника о принятых, но еще не объявленныхофициально решениях; разъяснял точку зрениярусского правительства по тем или иным вопросам.В одних случаях Бирон подчеркивал, что говорит от имени государыни, в других чтодействует не как министр, а исключительно как друг.

К неофициальной помощи Бирона прибегали для разрешениявозникавших недоразумений. Через него велись иногда весьма деликатные переговоры,невозможные по официальным каналам, например, обсуждение просьбы одолеваемого кредитораминаследника прусского престола о секретном займе без ведома отцакороля25.

По утверждениямсовременников Бирон играл свою роль по «европейским» правилам, не злоупотребляясвоей силой, был любезен и вежлив со всеми.

Впрочем, если И.В.Курукин убежден в том, что Бирон, при всей своей информированности и влиянии всеже был лишь проводником воли императрицы, и был больше похож на заведующего канцеляриейчем на всемогущего временщика, Анисимов делает противоположный вывод: » И вовнешней и во внутренней политике влияние Бирона было огромным. В той системе власти,которая сложилась при Анне без Бирона — ее доверенного лица, человека властолюбивого,вообще не принималось ни одного важного решения. В своих письмах временщик постоянножалуется на загруженность делами, но при этом показывает себя как человек весьмаосторожный, стремящийся не выпячивать свою роль в управлении, остаться в тени»26.

Эта точка зренияболее правдоподобна, т.к. если считать что Бирон был только исполнителем воли АнныИоанновны, то это говорит о наличии у императрицы немалой политической сноровкии ума. В данном исследовании мы не можем позволить себе опираться на такое предположение,так как на сегодняшний день не имеется каких-либо прямых тому доказательств. Нои исключать его так же не следует, принимая во внимание то, что данная проблемаеще плохо изучена.

Итак, мы видим, что мнения историков по поводу роли Биронаи масштабах его влияния разделились, но есть и то в чем современные исследователипо большей части сходятся: что Бирон был человеком умным и волевым, хорошо ознакомленнымсо всеми внутри и внешнеполитическими вопросами государства.

Однако не следует считать Бирона единственной ключевойфигурой участвовавшей в управлении страной. Как замечал Рондо, в области внешней политики все дела проходили через рукиОстермана, который во многом превосходил обер-камергера опытом и умел ошеломитьего своим анализом ситуации. В результате собственно переговорный процесс с иностраннымидипломатами находился всецело в руках Остермана, как и текущее руководство, и инструкциипослам.

Одним из самых распространенных стереотипов является тезисо «засилье иностранцев», преимущественно немцев. В.Е. Анисимов опровергаетэто убеждение, обращая внимание на то, что немцы были в России задолго до царствованияАнны и » их количество никогда не было устрашающим для русского народа. С незапамятныхвремен иностранные специалисты приезжали работать в Россию, и особенно широко дверистраны открыл для них Петр Великий»27. Далее историк перечисляет знаменитыхлюдей науки и искусства которые будучи иностранцами, творили на благо России: архитекторыД. Трезини и Ф.Б. Растрелли, ученые Н.Ж. Делиль, Д. Бернуолли, Г.З. Байер, И. Гмелин,Г.Ф. Миллер, музыканты и композиторы Ристоли, Ф. Арайя, Ланде и др.

Кроме того, он утверждает, что именно при Анне по инициативенемца Миниха, было устранено различие в жаловании русских и иностранных офицеров.Сохранилось немало постановлений правительства о недопущении привилегий для иностранныхспециалистов, поступивших в русскую службу. «Сохранились ведомости о составеофицерства накануне „бироновщины“ и в его „разгар“. Согласноведомостям 1728г. в полевой армии служил 71 генерал, из них иностранцев было 41,или 58%. К 1738г. доля иностранцев-генералов даже понизилась — из 61 генерала ихбыло 31. Если же считать иностранцев-генералов вместе со штаб-офицерами (включаямайоров), то в 1729г. в армии генералов и штаб-офицеров было 371, иностранцев изних — 125, или 34%. В 1738г. генералов и штаб-офицеров было 515, а иностранцев изних — 192, или 37,3%»28.Исходя из подсчетов Анисимова мы можем говорить о том, что во времена Бирона небыло явного усиления чужеземного влияния, хотя численность иностранцев в армии,особенно в заново созданном Измайловском полку и была достаточно высока.

Так же историк провел подсчеты командующего состава нафлоте и выяснил следующее: если в 1725г. из определенных к летней кампании командиров12линейных кораблей и 2 фрегатов из русских капитаном был лишь командир фрегата Лодыженский,а все остальные иноземцы, то летом 1741г. на выставленной эскадре в 14 кораблейи 6 фрегатов из 20 капитанов было 13 русских29. Это еще раз подтверждает несправедливостьутверждений о преобладающем количестве иностранцев на высших военных должностяхв период аннинского царствования.

Ошибочным следует считать мнение о том, что внутренняяполитика государства при «Бироновщине» формировалась за счет непоследовательнопроводимых мероприятий, диктовавшимися прихотями и произволом приближенных императрицы.Подробно изученным этот вопрос мы находим в работе Н.Н. Петрухинцева посвященнойформированию внутриполитического курса при Анне Иоанновне30. В ней он указывает на то что к 1 июня1730 уже существовала серия из шести именных указов: «Об учреждении комиссиидля рассмотрения состояния армии, артиллерии и фортификации и исправления оных»;«Об учреждении Комиссии для сочинения штата коллегиям и канцеляриям»;» О решении дел судьями по чистой совести, согласно с данною присягою, не смотряна лица сильных»; «О немедленном окончании начатого Уложения…»;«О разделении Сената на департаменты и назначении каждому особого рода дел»;«О подаче ЕИВву в каждую субботу двух рапортов». Эта серия указов представляласобой относительно продуманную и последовательную программу внутренней политики,содержание которой может быть сведено к пяти основным моментам:

1) возможная реформа армии с целью сокращения расходовна нее для снижения налогового бремени крестьянства и решения наиболее назревшихвоенных проблем;

2) рационализация и упорядочение работы бюрократическогоаппарата с целью сокращения расходов на него;

3) декларация в указе о правосудии;

4) продолжение работы над составлением нового Уложения;

5) реформа Сената. Впоследствии программа была дополненавопросом о стабилизации финансовой системы страны выразившемся в создании Комиссиио монете. Характеризуя направления работы комиссии историк указывает на «удивительнуюсистемность подхода к вопросам денежного обращения», программа комиссии«предусматривала не только совокупное решение вопроса о монетной системе вцелом…но и целый комплекс мер по экономии валютного металла и развитию торговлии промышленности страны»31.Не смотря на то, что в основной своей данная программа не была реализована, предпринималисьдостаточно активные попытки по воплощению ее в жизнь, особенно на начальном периодеаннинского правления. Хотя к причинам неудач в реализации программы Петрухинцеви относит возросшую впоследствии роль фаворитизма во внутренней жизни страны, онне считает ее основной. Сильнейшим фактором, стопорившим работу над проблемами внутреннейполитики, он называет русско-польскую и русско-турецкую войны. Однако даже частичнаяреализация отдельных аспектов намеченного внутриполитического курса, очевидно, оказаластабилизирующее воздействие на развитие страны. Были восстановлены казенные монополии на соль и ревень; в 23 российских городахпоявились полицейские команды, подчиненные Главной полицмейстерской канцелярии.Но, полностью провалились попытки создать новую «окладную книгу»: приотсутствии квалифицированных кадров правительство не смогло справиться с труднейшейзадачей пересмотра и учета всех статей доходов. Пришлось восстанавливать некоторыестарые административные формы например, Сибирский приказ. «Воинская морскаякомиссия» вместе с Сенатом пришли к выводу о необходимости отказаться от петровскойпрограммы строительства больших военных кораблей в «запертом» Балтийскомморе. Флоту отводилась более реалистичная роль обороны побережья от наиболее вероятногопротивника Швеции.

Реформы в послепетровской армии вызывали различные оценки.В советской литературе можно встретить скорее отрицательные суждения о них как обутверждении «плацпарадной муштры» и копировании немецких образцов. ФельдмаршалуМиниху удалось объединить в рамках Военной коллегии всю систему военного управления,насчитывавшую 7 канцелярий и контор; это можно считать скорее шагом вперед в процессецентрализации. Основанный им же кадетский корпус стал не только школой подготовкиофицерских кадров, но и одним из важнейших учебных заведений России той эпохи.

В литературе популярен стереотип об экономическом упадкестраны во времена «Бироновщины». Исследования историков по этому вопросуподтверждают необоснованность подобных утверждений. Общий объем торговли Петербургас 1725 по 1739г. увеличился с 3,4 млн. до 4,1 млн. руб., а размеры таможенных пошлинс 228 тыс. руб. в 1729г. выросли до 300 тыс. руб в 1740 году. Вывоз железа за 30егоды 18в. возрос более чем в 5 раз, а хлеб (через Архангельск) — более чем в 22раза. Вдвое вырос экспорт говяжьего сала, икры и других товаров. Увеличился и ввозиностранных товаров через Петербург, Архангельск, Ревель, Нарву, Ригу.32

Данные о работе промышленности показывают что выплавкачугуна на казенных уральских заводах с 1729 по 1740г. увеличилась с 252,8 тыс. до415,7 тыс. пудов. Если при Петре 1, в 1720г. Россия выплавила 10 тыс. т, то в 1740 г. Россия достигла уровня 25 тыс. т., что почти в полтора раза превышала показатели Англии.

Существует устойчивое убеждение, что в аннинский периодправления, недоимки активно выколачивавшиеся из крестьянского населения страны попадалив карман к Бирону либо шли на покрытие издержек содержавшегося в чрезмерной роскошидвора. Однако тому нет никаких документальных подтверждений. Более вероятночто эти деньги шли на покрытие военных расходов России, почти непрерывно воевавшейс 1733 до 1740 года. А то что тратилось на двор, оформлялось письменными указами,т.е. находилось под контролем правительства. Сам же факт жестокого выбивания недоимокпри помощи военных команд, отписания в казну имущества недоимщиков, заключений втюрьму, Е.В. Анисимов комментирует следующим образом: » Ошибочно было бы думать,что при Петре I и Екатерине взимали недоимки иначе…В 1727г была создана специальнаяДоимочная канцелярия, а в 1729г — Канцелярия конфискации, которые рьяно взялисьза то, чем потом попрекали Анну и Бирона».33

Изображение «Бироновщины» как крайне репрессивногорежима, так же не совсем верно. Во-первых: система политического сыска и допросов с применениемпыток была придумана еще предшественниками Бирона и Анны. Во-вторых:по данным исследований Т.В. Черниковой с приходом к власти Анны масштабы репрессивнойработы сыскного ведомства не возросли, личный состав Тайной канцелярии не увеличился.Количество политических дел не превышало во времена Анны 2тыс., тогда как в первоедесятилетие царствования Елизаветы было заведено 2478, а во второе — 2413 такихдел. Поэтому о массовых репрессиях недовольных во времена «бироновщины»не может идти и речи.

Историографическим мифом является и представление о томчто во времена Бироновщины проводились гонения на православную церковь. Здесь скорееможно говорить об интригах церковных верхов. Дело в том, что многие церковники недовольныереформами Петра 1 стремились отстранить от власти теоретика петровских церковныхпреобразований епископа Феофана Прокоповича, но он, как опытный интриган, умелооборонялся, засаживая своих противников в дальние монастыри и в Тайную канцелярию.Гонения и расправы в правление Анны Иоанновны обрушились на старообрядцев. Аресты,пытки, преследования тысяч людей приводили к «гарям» самосожжениям раскольников.2. Комментарии историков о роли немецкого фактора вроссийской политике 3040х гг. XVIII века

Одним из самых «непатриотических»явлений аннинского периода, по мнению Ключевского, являлось засилье иностранцевв государственном управлении Российской империи: «Немцы посыпались в Россию,точно сор из дырявого мешка, облепили двор, обсели престол, забирались на все доходныеместа в управлении».

Обстоятельства вступленияна трон императрицы Анны, серьезно повлияли на характер ее последующего правления.Анна не видела опоры своей власти в многочисленном дворянском сословии, котороееще недавно участвовало в составлении проектов об ограничении самодержавия. Онатем более не могла доверять верховникам своим бывшим противникам, с их политическимиамбициями и жаждой власти. Поэтому новая императрица искала опору среди тех коголично знала, и с кем была связана с давних пор. В круг приближенных Анны попалиее родственники Салтыковы, непримиримый боец с верховниками П.И. Ягужинский, А.М.Черкасский, фаворит Бирон, братья Левенвольде, показавший искреннюю преданностьМиних. Так получилось что в чем-то благодаря уму и таланту а кое-где и личной симпатииимператрицы, на первые места среди них выдвинулись Бирон, Остерман, и Миних. Этотнемецкий триумвират — впрочем, редко выступающий единым фронтом, но достаточно частодействующий и плетущий интриги друг против друга, — правил Россией на протяжениипоследующих десяти лет. В отечественной историографии им и их сподвижникам приписываютнемало грехов таких как: казнокрадство, взяточничество, торговля интересами страныи разграбление ее богатств, репрессии против русских знатных фамилий — Долгоруких,Голицыных, Волынских. Часто можно встретить в историографии термин «Немецкаяпартия», впервые появившийся в концепции выдвинутой С.М. Соловьевым34.Суть ее заключалась в том, что в придворных кругах России 18 века шла борьба«русской» и «немецкой» партий, преследовавших свои политическиецели. С этой точкой зрения соглашались В.О. Ключевский, Н.М. Карамзин, С.Ф. Платонови другие историки 19 столетия, из современных же историков ее сторонником являетсяН.Н. Петрухинцев. По версии Петрухинцева немецкая группировка начала усиленно складыватьсяс приездом в Россию Бирона и Левенвольде-старшего. Однако связи между будущими членаминемецкой группировки Р. Левенвольде, Миниха, Остермана, и Бирона завязались ещедо воцарения Анны Иоанновны35.

Е.В. Анисимов утверждаетчто при Анне никакой «немецкой партии» не было36.Подразумевая под словом «партия» достаточно сплоченную и однородную национально-политическуюгруппировку, он указывает на то, что жители Германии в 18 веке были подданными множествагерманских княжеств, разделяемых религиозными, экономическими, историческими обстоятельствамии потому не ощущали себя жителями одной страны. Вестфалец Остерман, ольденбуржецМиних, лифляндцы Левенвольде и курляндец Бирон не были связаны между собой как немцы,хотя в них и было одно сходство — все они боролись за власть, привилегии и пожалования.

Необходимо так же помнить, что сподвижниками Бирона были не тольконемцы но и русские: Павел Ягужинский, Артемий Волынский, Алексей Черкасский, АндрейУшаков, Гавриил Головкин. Это подтверждает уже сказанное — приближенных Анны Иоанновныразделяла не национальная принадлежность, а погоня за личной выгодой и влиянием.

Конечно, то, что при дворе в окружении Анны оказалось немалоиностранцев, не могло не бросаться в глаза и вызывало недовольство у русской знати.Но, думается, причиной этого недовольства было в большей степени то, что знать оттеснилиот трона, лишили богатства и привилегий, которые сопровождают близость ко дворусамодержца.

Самым большим интриганом в окружении императрицы был Андрей ИвановичОстерман.

Этот человек был, несомненно, неординарной личностью. Тонкое психологическоечутье и способность приспосабливаться к людям, хитрость и умение всегда оставлятьсебе пути к отступлению — вот те качества, которые позволили этому человеку сохранятьведущие позиции при всех царствующих особах с 1725 по 1741год. «Остерман — владеет искусством тонкой тактической игры,жонглирования намеками и кивками, намеренной двусмысленности, сознательных подтасовок,а также хитростей и обмана — игры, в которой он использовал все свои возможностиинтеллектуального превосходства и эксплуатировал достойные сочувствия, но зачастуюлишь симулируемые физические немощи. Короче говоря — прирожденный дипломат»

Не без усилий Остермана были погублены П.П. Шафиров, А.Д. Меньшиков, А.В.Макаров, Д.М. Голицын, И.А. и П.Л. Долгорукие, А.П. Волынский. То есть мы видимего непосредственное участие в крупнейших политических процессах второй четвертиXVIII века. Мастер политической интриги он умел обставить дело так, что жертвы ине подозревали, что именно Остерману обязаны суровой карой и даже обращались к немуза помощью.

Пристально и беспристрастновсматриваясь в многолетнюю деятельность Остермана, мы не можем не заметить, чтоглавной целью всех его устремлений были личные интересы, человек своего временион не отличался особенной прочностью нравственных убеждений, был развит в большейстепени умом, практическим. Он был чиновником, взращенным во времена Петра, но практическилишенным черт крупномасштабного государственного деятеля. Он чистейшей воды прагматик,исполнитель чужих предначертаний, чувствовавший себя уверенно лишь в тех случаях,когда не он, а лицо стоявшее над ним, несло всю ответственность за провал или успехего деятельности. Но Остерман более, чем кто-либо другой,из современных ему российских политических деятелей обладал здравым смыслом, заботясьо собственных выгодах и почестях, совершал дела, в свою очередь, полезные для государства.Будучи генерал-почтмейстером, председателем Комиссии по коммерции иВоенно-морской комиссии, он прежде всего заботился об организациипочтовой связи и транспорта, строительстве дорог и расширении их сети на восток:необходима была не только ориентация экономики и торговли на Запад, но и их экспансияв Сибирь и Китай. Он пытается создать лучшие условия для частной инициативы, укрепитькупечество и внешнюю торговлю, снизить таможенные пошлины и эффективнее использоватьзалежи полезных ископаемых. Он также обращает внимание на тяжелое положение крестьяни пытается облегчить социально-правовые условия их существования. Он предпринимает усилияпо модернизации флота, любимого детища Петра Великого, и оживлению торгового судоходства.Он продолжает оказывать интенсивную поддержку наукам и образованию в петровскомдухе и в целом старается выстроить более эффективную государственную машину дляуправления этой огромной империей. При непосредственном участии Остермана был подписандоговор с Австрией; сложился союз в борьбе против Турецкой империи и за «польскоенаследство».

Немало заслуг и у Миниха:он сделал чертежи нового учреждения для гвардии, полевых, гарнизонных и малороссийскихполков; сравнял жалованье природных русских офицеров с иностранными, находившимисяв нашей службе, и до того получавшими более первых; основал в Санкт Петербурге кадетскийкорпус для 150 дворян российских и 50 эстляндских и лифляндских, на Васильевскомострове, в доме, принадлежавшем Меншикову; исходатайствовал у Императрицы указ обувеличении комплекта кадет до 360 человек; неусыпно заботился о пользе вверенныхему заведений; совершил устройство Ладожского канала, по которому судоходство началосьс 1 мая 1731 года; завел в армии нашей корпус тяжелой конницы кирасиров, до тогонеизвестной в России38.Исходя из вышесказанного мы можем сделать вывод, что в аннинское царствование ведущуюроль в государственном управлении действительно играли немцы, но это вряд ли можноназвать «засильем». Приписываемое им взяточничество и казнокрадство былоприсуще всем чиновникам того времени. Вероятно так же, что в своей деятельностиони руководствовались лишь собственными интересами и политическими амбициями, однакопри этом они внесли значительный вклад в становление и укрепление пореформеннойРоссии.

Заключение

Анализ источников по периоду17301740гг, проделанный в работе, позволяет выделить причины возникновения устойчивойнегативной оценки аннинского царствования. Основной причиной является стереотип«бироновщины», который начал складываться еще в елизаветинское царствование,и затем был закреплен в популярной литературе первой половины 19 века. Широко проникнувв массовое историческое сознание, он не мог не отразиться в работах отечественныхисториков. К другим причинам следует отнести состояние общественного сознания Россииво второй половине 19 века и в советское время.

Что касается современной оценки периода 173040х гг.,то здесь преобладает убеждение в том, что царствование Анны стало временем долгожданнойстабильности, после череды «дворцовых переворотов» и петровских потрясений.Был осуществлен ряд серьезных мер в социальной сфере, в области регулирования промышленностии торговли, сферы управления и др. Правительство Анны выбрало для себя довольночеткий политический курс, направленный на укрепление реформ проведенных Петром Великим,сохранение внешнеполитических позиций России.

Следует исключитьиз характеристики периода 1730х гг. термин «немецкое засилье». После сравнениядвух точек зрения на роль немецкого фактора в российской политике, становится понятнымнесправедливость такого определения деятельности многих талантливых иностранцевна службе у Российской империи. Среди них были не только государственные деятели,но и люди науки и искусства, оставившие свой неповторимый след в истории российскойкультуры. Не следует так же забывать что именно в эту » мрачную эпоху»был открыт кадетский корпус, была поставлена первая опера. Можно отнести это к тенденциямвремени, однако и то что правительство Анны учитывало эти тенденции является немалойего заслугой, это говорит о стремлении к развитию при опоре на опыт более развитыхстран Европы. Конечно, на фоне таких ярких явлений российской истории как реформыПетра Великого и «просвещенный абсолютизм» Екатерины II, десятилетнееправление Анны Иоанновны выглядит более чем невыразительно, по этой причине до сихпор все те штампы, которые несложно было создать, но так сложно разрушить все ещесуществуют в отечественной историографии. Можно ли сравнивать таких правителей какАнна и Екатерина? Таких государственных деятелей как Меншиков и Бирон? Вероятно,в этом и состоит задача историка, увидеть значимое там, где на первый взгляд егонет. Если сравнивать традиционную и современные оценки правления Анны 1, то несложнозаметить преимущества последней. Логичные и обоснованные выводы в ней опираютсяна гораздо более широкий объем источников по проблеме, в отличие от традиционнойпозиции, выводы которой делались зачастую лишь по косвенным источникам.

Вопрос об аннинскомцарствовании остается открытым, т.к. он по прежнему еще очень плохо изучен, не уделяетсядостаточно внимания личностям ведущих государственных деятелей той эпохи, стоящихво главе государственного управления, таких как Миних, Остерман, Черкасский, Волынскийи т.д. не освещен ряд вопросов касающихся как внутренней так и внешней политики.Историками используется не вполне достаточный объем источников по проблеме.

Уже имеются некоторыенамеки на переосмысление политической деятельности Анны Иоанновны в частности висследованиях Курукина и Каменского. Еще раньше ревизии образ Анны Иоанновны подвергКарнович. Но в процентном соотношении таких работ пока еще слишком мало чтобы делатькакие-либо обобщения.

После проведенногоисследование по проблеме мы приходим к выводу, что не смотря на то, что Анна Иоанновнабыла правителем бездарным, и слабо разбирающимся в политике, все же благодаря удачносозданному правительству в которое вошли такие талантливые и знающие свое дело людикак Миних, Остерман и другие, Россия все десятилетие ее правления развивалась икрепла в условиях внутриполитической стабильности.

Источники

1. Государство российское: Власть и общество. С древнейших времен до наших дней.Сборник документов. М., 1996.

2. Безвременье и временщики. Ленинград, 1991.

3. Россия XVIII века глазами иностранцев. Ленинград, 1989.

Литература:

1. Андреев В.В. Представители власти в России после Петра I. Минск, 1990.

2. Анисимов Е.В. Анна Ивановна. // Вопросы истории. — М., 1993. № 4 — С. 19.

3. Анисимов Е.В. Россия в «эпоху дворцовых переворотов». СПб., 1994

4. Анисимов Е.В., Каменский А.Б. Россия в XVIII — первой половине XIX века.М., 1994.

5. Буганов В.И., Зырянов П.Н. История России. Конец XVIIXIX век. Ч.2.М., 1995

6. Васильева Л. Анна Иоанновна // Наука и религия. — М. 2000. № 8. — С.1214.

7. Волкова И.В., Курукин И.В. Феномен дворцовых переворотов в политической историиРоссии XVII — XX вв. // Вопросы истории. — М. 1995. № 56. — С.4061

8. Долгоруков П.В. Петр II и Анна Иоанновна. Волгоград, 1989.

9. Долгоруков П.В. Свет и тени Российскойкороны. Русская государственность в портретах и мнениях. М., 1990.

10. Каменский А.Б. От Петра I до Павла I.М., 2001.

11. Каменский А.Б. Российская империя в XVIII веке: традиции и модернизация.М. 1999.

12. Карнович Е.П. Любовь и корона. М., 1992.

13. Ключевский В.О. Императрица Анна и ее двор. Русская история. Полный курслекций. Ростов-на-Дону, 2001

14. Костомаров Н. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М.,2004.

15. Курукин И.В. Время чтоб самодержавию не быть? (генералитет, дворянство игвардия в 1730 году). // Отечественная история. — 2001. № 45.

16. Курукин И.В. Из истории складывания режима «Бироновщины»// Отечественная история. — 2003 № 2. С.319.

17. Павленко Н. Герцогиня Курляндскаяна пути к российскому трону. // Наука и жизнь. — М., 2001. №9 — С.106

18. Павленко Н.И. Вокруг трона. М., 1998.19. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории.М.,2000.20. Советский энциклопедический словарь. Т.1.;М. 1991. — С.140141.21. Соловьев С.М. История России с древнейшихвремен.М., 1963. Кн. X, т. 1920.22. Троицкий С.М. Россия в XVIII веке.М., 198223. Шмурло Е. История России.М., 1997.24. http://ostermanniana.ru/wagner/mainF.html.Граф Андрей Иванович Остермани его время.25. http://www.tuad. nsk.ru/~history/Author/Russ/B/ BantyshKamensky/feld/ g11.html.11йгенералфельдмаршал Граф Миних.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.